Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (55), 2015
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ И ДРУГИХ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН
Терёхина Е. С.
аспирант кафедры мировой экономики и международных экономических отношений
Санкт-Петербургского государственного экономического университета


Финская школа научных исследований в области межфирменной кооперации: эволюция, особенности и перспективы развития
В статье рассматриваются ключевые аспекты исследования учеными Финляндии процессов межфирменной кооперации и принимаемых кооперацией форм. Выделяется «финская школа научных исследований» в данной области, определяются ее основные особенности, ограничения, перспективы развития, возможности использования опыта «финской школы» в других экономических системах и потенциал взаимодействия с российской исследовательской традицией
Ключевые слова: Россия, международные экономические отношения, межфирменная кооперация, научная школа, стратегический альянс, Финляндия
УДК 339.944; ББК 65.298   Стр: 308 - 312

Экономическое сотрудничество России и Финляндии, находящихся на разных уровнях развития и обладающих существенно различающимися структурами экономики и наборами конкурентных преимуществ, может сбалансированно развиваться при обеспечении условий для постоянного взаимодополнения и взаимообогащения экономик двух стран. В этой связи актуальным представляется анализ российских и финских экономики и бизнеса и выявление возможностей для дальнейшего взаиморазвития, что особенно важно в условиях геополитической неопределенности. Так, согласно информации Торгового представительства России в Финляндии, фин­ские бизнесмены намерены «продолжать работу с российскими партнерами и наращивать сотрудничество даже в условиях обострения международной обстановки и сложных процессов в экономиках» [1].
Особое внимание следует обратить на тот факт, что перспективные формы сотрудничества российского и финского бизнеса связаны с межфирменной кооперацией и даже с формированием трансграничных кластеров, в особенности — в тех сферах, где производимая продукция носит высокотехнологичный характер.
Обращаясь к характеристикам экономической системы Финляндии, подчеркнем, что межфирменная кооперация в отраслях промышленности, представляющих собой национальное конкурентное преимущество данной страны, эффективно развивается уже более 30 лет, находясь в тесной связи с развитием науки, главным образом — исследований бизнеса в данной сфере. Принимая во внимание непосредственную роль университетов как образовательных и научных центров в процессах формирования и функционирования трансграничных кластеров, а также взаимодействие науки с бизнесом, важно выявить особенности финских научных исследований в области межфирменной кооперации и их взаимосвязь с развитием бизнеса и кооперационных связей компаний Финляндии.
Научное сопровождение новых бизнес-моделей с учетом российской специфики может отставать от финских исследований кооперации на 10–15 лет. Изучая тенденции, а также сильные и слабые стороны финской экономической науки, можно сделать выводы, важные для российских экономистов. Главным из них является возможность выявления сфер, которые целесообразно анализировать на данном этапе для понимания и эффективного сопровождения процессов включения российских компаний в международные межфирменные сети. Необходимо, однако, отметить, что с интенсификацией исследовательских связей России и Финляндии вышеупомянутое отставание в 10 лет может постепенно сокращаться. Кроме того, другим фактором, ограничивающим возможности прогнозирования, являются различия экономических систем России и Финляндии, определяющие ключевые направления исследований.
Исходя из того обстоятельства, что экономические исследования призваны в первую очередь приносить пользу своей стране, представляется возможным, не отрицая существования и не умаляя значения общемировых тенденций развития экономической науки и исследований бизнеса, выделять особенности, объединяющие исследовательские школы по региональному и страновому признаку. Это объясняется тем, что характеристики стран и экономических систем определяют и развитие исследований, проводимых в той или иной стране. В контексте изучения финских бизнес-исследований с точки зрения их финансирования, следует принимать во внимание взаимодействие в Финляндии науки и бизнеса. Инновационная система в данной стране функционирует таким образом, что наука и бизнес на постоянной основе взаимно обогащаются. Дискуссионным остается вопрос о том, насколько качественно происходит данное взаимодействие и чем опасны «ошибки» науки, какова может быть критика финской школы исследований в области межфирменной кооперации.
Возвращаясь к вопросам исследования межфирменной кооперации, следует подчеркнуть, что западная экономиче­ская школа стала значительно раньше изучать межфирменную кооперацию, чем российская. Исследования проблем кооперации начали появляться в западной экономической науке уже в 1950-е — 1960-е годы. В Финляндии одним из первых трудов, анализирующих весь предыдущий опыт исследований в области межфирменной кооперации, является доклад «Conceptualization of the terms used in interfirm cooperation research: special emphasis on «strategic alliances» and «joint ventures»« [2]. Данная публикация рассматривает исследования не только и не столько в Финляндии, сколько во всей западной науке. Всеобъемлющий анализ предыдущих исследований и малое количество в них финских публикаций позволяет говорить о некотором отставании финских исследований от «школ-лидеров», представленных преимущественно исследователями из англо-саксонских стран.
С целью выявления тенденций и особенностей исследований в области межфирменной кооперации, проводимых учеными Финляндии, был избран период с 1993 по 2014 год. Следует подчеркнуть, что в упомянутом выше исследовании авторы рассматривают ряд терминов, применимых к анализу межфирменной кооперации, как то: Сooperational/Cooperative arrangement/agreement, Cooperative strategy, Strategic alliance, Joint venture. Для осуществления поиска данный перечень был расширен автором с учетом современных реалий следующими ключевыми словами и словосочетаниями: Cooperational/Cooperation strategy, Cooperational/Cooperative/Cooperation relationship, Cooperation arrangement, Cooperational/Cooperative/Cooperation venture, Collaborative relationship/arrangement/venture, Contractual relationship, Strategic partnership/linkage, Joint program/project, Interfirm relationship/agreement/cooperation, coopetition, co-opetition. Таким образом, был сформирован список ключевых слов и фраз для формирования поисковых запросов в базах данных Web of Science и Scopus. В результате были отобраны все публикации с 1993 по 2014 год включительно, удовлетворявшие хотя бы одной из вышеперечисленных ключевых фраз и принадлежащих исследователям из Финляндии (более 200 источников). Собранная информация была систематизирована в табличном и графическом виде по ряду критериев (число и тип публикаций за каждый год, ежегодное количество публикаций, отвечающих одному или нескольким поисковым запросам (терминам), количество публикаций в университетах разных городов Финляндии по годам и др). Так, на рис. 1 представлены результаты анализа публикаций по авторам: диаграмма отражает количество публикаций финских авторов, которым принадлежит более трех статей по тематике межфирменной кооперации (за весь исследуемый период). Анализ вышеописанных данных и содержания материалов позволил сделать ряд выводов об особенностях финской школы научных исследований межфирменной кооперации, её становлении и развитии, а также о её текущем состоянии.
Рис. 1. Ведущие финские исследователи по количеству публикаций по тематике межфирменной кооперации
Общие выводы по результатам исследования финской школы представлены в табл. 1. Охарактеризуем данную информацию. В укрупненном виде в процессе эволюции фин­ской школы можно выделить три периода, каждый из которых характеризуется своими особенностями и ключевыми вопросами, которые стояли перед исследователями в тот или иной момент времени.

Таблица 1
Периодизация финских научных исследований в области межфирменной кооперации
ПериодНаиболее часто встречающиеся терминыОсновные города и университеты
(исходя из авторства)
Кол-во публикаций за годТипы публикацийКлючевые исследователи
Термины, упоминающиеся впервые
I
(1993–1998)
Joint ventureХельсинки (Swedish School of Economics and Business Administration; Helsinki Univ Technol, Inst Strategy & Int Business);
Турку (Abo Academy; Turku Sch Econ & Business Adm); Вааса (University of Vaasa)
0–5Монографии — 18
Статьи — 8
Материалы конференций — 2
Nieminen, J.
Björkman, I.
Larimo, J.
Stenbacka, R.
Strategic alliance
Contractual relationship
Interfirm relationship / agreement / cooperation
II
(1999– 2007)
Joint venture
Strategic alliance
Interfirm relationship / agreement /cooperation
Хельсинки (Sch Econ & Business Adm; Univ Helsinki; Helsinki Univ Technol; ETLA);
Турку ( Turku Sch Econ & Business Adm)
Вааса (Univ Vaasa);
Ювяскюля (Univ Jyvaskyla)
6–14Монографии — 11
Статьи — 14
Материалы конференций — 2
Сборники — 3
Björkman, I.
Larimo, J.
Marinov, M.
Marinova, S.
Niemelд, T.
Varamдki, E.
Collaborative relationship / arrangement / venture
Strategic partnership /linkage
Coopetition / Co-opetition
III
(2008– наст.вр)
Joint venture
Strategic alliance
Interfirm relationship / agreement / cooperation
Collaborative relationship / arrangement / venture
Coopetition / Co-opetition
Хельсинки (Swedish Sch Econ & Business Adm; Helsinki Sch Econ; Helsinki Univ Technol; Laurea Univ Appl Sci; позднее — Aalto Univ)
Турку (Abo Academy; Turku Sch Econ; позднее — T urku University);
Вааса ( Univ Vaasa)
Оулу (Univ Oulu);
Лаппеенранта (Lappeenranta School of Business, Lappeenranta University of Technology)
до 22Монографии — 26
Статьи — 112
Материалы конференций — 5
Сборники — 3
Book review или chapter — 2
Arslan, A.
Björkman, I.
Blomqvist, K.
Hurmelinna-Laukkanen, P.
Keil, T.
Kylanen, M.
Larimo, J.
Le, N. H.
Mainela, T.
Maula, M.
Ritala, P.
Rusko, R.
Smale, A.
Smeds, R.
Sumelius, J.
Vapola, T. J.
Cooperational / Cooperative / Cooperation relationship
Joint program / project

Предваряя характеристику финской экономики и исследований бизнеса первого из рассматриваемых периодов (1990-х гг.), подчеркнем, что к 1990 г. в промышленном секторе Финляндии существенную роль играли отрасли, связанные с добычей и первичной переработкой природных ресурсов, высокой степенью концентрации производства и ориентацией их на экспорт, около 25% которого приходилось на СССР [4], а также — появление крупных многоотраслевых конгломератов при существенной роли государства.
Первый период выделяется с 1993 г., взятого за «начало отсчета», по 1998 год. В целом в середине 1990-х годов финские исследователи не уделяли пристального внимания вопросам межфирменного взаимодействия как такового. Существующие исследования освещают несколько сфер, наиболее актуальных в тот период экономической жизни Финляндии. Многие анализируемые в статьях вопросы касаются не столько стратегии кооперации, сколько вопросов кросс-культурного взаимодействия персонала компаний, организующих совместное предприятие (СП). Ключевое же внимание уделяется феномену совместных предприятий. В углубление изучения основной темы (СП) рассматриваются самые разные аспекты. Далее представлена характеристика ключевых позиций анализа совместных предприятий:
1) Страновые особенности, которые необходимо учитывать при формировании международных СП, в особенности — со странами Восточной Европы и с Китаем [5; 6].
2) Цели СП (его «направленность») и вопросы управления человеческими ресурсами в условиях формирования международного СП [7; 8; 9]. Подчеркнем, что схожий анализ по менее формальным связям — стратегическим альянсам — появится в финских публикациях позднее.
Отдельно следует отметить часто встречающийся анализ кейсов, связанных с совместными предприятиями и даже международными стратегическими альянсами (МСА) [10; 11; 12]. Подобный анализ имеет особое значение, поскольку говорит о зарождающихся попытках исследования механизмов существования СП и МСА, но на данном этапе — на конкретных примерах, для решения задач отраслей экономики Финляндии и анализа проблем, возникающих в отдельных компаниях. Большое количество аналитических очерков на примерах целых отраслей или отдельных компаний связано, в том числе, с тесным взаимодействием финской науки с бизнесом. Кроме того, подобный анализ предшествует возникновению более зрелых теоретических исследований в области СП и МСА. В первом же периоде лишь несколько публикаций ставят в центре анализ межфирменной кооперации как повсеместно распространяемого феномена, как глобальной тенденции [13; 14; 15].
Важно, что зачастую, речь идет о СП как канале входа на иностранный рынок, чаще всего, рынок Китая. Таким образом, рассмотрение межфирменной кооперации в форме совместных предприятий проводится в контексте изучения механизмов, облегчающих международную торговлю. Также следует отметить, что вопросы осуществления слияний и поглощений всегда соседствуют с анализом СА и иных стратегий, связанных с кооперацией. 16; 17]. Сопоставляя исследовательские тенденции в области межфирменной кооперации и сопряженных с ней вопросах и характеристики развития финской экономики середины 1990–х годов, можно констатировать, что как раз в тот период экономика Финляндии постепенно переориентируется с производства «внутри» на производство в других странах.
Публикационная активность финских исследователей отражает данную тенденцию: авторы рассматривают вопросы повышения эффективности разных, в том числе кооперационных форм работы с иностранными партнерами. В начале 1990-х годов финская экономика переживает тяжелый кризис, связанный с распадом Советского Союза. Однако, даже в такой области как развитие межфирменной кооперации уже рассматриваются перспективы взаимодействия с российскими партнерами. Как представляется, это также отражает связь финской науки с экономической жизнью и бизнесом: необходимость приспосабливаться к изменениям во внешнеторговой сфере отразилась на новых явлениях в научных исследованиях. Однако, первые публикации такого рода появляются в 1996–1997 гг., что говорит о некотором лаге между явлениями экономической жизни и появлением публикаций, способствующих их более глубокому пониманию и более оперативной адаптации к ним. Данное замечание можно считать одним из аспектов критики финской школы исследований межфирменной кооперации.
В то же время, во многих западных, в первую очередь американских и британских, исследованиях того же периода анализ межфирменной кооперации находится на более «продвинутом» уровне: «детально описывается и объясняется феномен сетевой межфирменной организации с позиций изменяющихся процессов, структур, границ, складывающихся новых правил управления» [18]. В финских исследованиях анализ такого рода появится только во втором и третьем периодах развития школы.
Выделение второго периода развития исследований обусловлено тем, что, начиная с 1999 г. публикационная активность по изучаемой тематике начинает носить более регулярный и интенсивный характер, увеличивается ежегодное количество публикаций, частично меняются расставляемые в них акценты. Следует отметить, что второй период не уступает по значимости первому и третьему, и в становлении финской школы исследований его можно считать переходным этапом — от зарождения исследований межфирменной кооперации к их современному состоянию.
В публикациях второго периода сохраняется внимание к анализу специфики межфирменной кооперации по отраслям (например, [19] и др. статьи по авиационной отрасли). Тем не менее, возникает новое явление: внимание исследователей привлекают процессы, проходящие «внутри» различных проявлений межфирменной кооперации. Таким образом, теперь кооперация рассматривается не только для целей бизнеса, входа на рынок и т.д., а «изнутри», с попыткой описания и понимания протекающих процессов, присущих данному явлению (например, [20]), в разрезе форм и разновидностей кооперации (например, [21; 22; 23], в зависимости также от размера бизнеса (например [24]). Также исследователями предпринимаются попытки использования различных теорий для анализа феномена кооперации, например [25]. Таким образом, особенностью второго периода исследований межфирменной кооперации в Финляндии является тот факт, что в 2000-х гг. анализируется сама бизнес-модель, в то время как на первом этапе внимание исследователей было сосредоточено на более прикладных аспектах кооперации.
Важно отметить, что в 2000 г. в опубликованных финских исследованиях впервые упоминается термин coopetition [26] («со-конкуренция» [27], или «коопетиция», «соткуренция» [28]). Однако в целом в западных исследованиях этот термин введен ранее.
Также во втором периоде впервые в финских опубликованных исследованиях встает вопрос о таком специфическом по своему характеру виде межфирменной кооперации, как высокотехнологичные стратегические альянсы. Первые публикации на этот счет (например, [29]) говорят о том, что финская экономика, достигнув к этому периоду статуса лидера в сфере высоких технологий, находилась также в поисках моделей развития бизнеса, которые позволили бы максимально эффективно поддерживать и развивать имеющиеся конкурентные преимущества.
В качестве критического замечания следует отметить отсутствие в рассматриваемых публикациях прогнозов развития ситуации и ответных действий на случай возникновения кризисных явлений. Это говорит о некотором отставании публикационной активности: в преддверии экономического кризиса не наблюдается разработок в части межфирменной кооперации в ситуациях разрыва хозяйственных связей, рецессии и др.
Для третьего периода характерно стремительное возрастание числа публикаций и широкий «разброс» терминов, относящихся к межфирменной кооперации, которые в них упоминаются. Многим исследованиям становится присущ междисциплинарный характер (например, [30]) и «отход» от рассмотрения чисто экономических процессов, рост внимания к роли человеческого капитала. Следует также отметить рассматриваемые в ряде публикаций механизмы трансфера знаний и управленческих компетенций в партнерских соглашениях (knowledge transfer) — например, [31].
Ключевая особенность данного периода, продолжающегося вплоть до настоящего времени, заключается в сужении и углублении объектов исследования. Так, если в более ранних публикациях часто рассматривались кейсы или же феномен кооперации анализировался как некое однородное явление, то теперь исследователи изучают и высказывают рекомендации по специфике формирования кооперативных соглашений в зависимости от отрасли, типа компаний, целей того или иного партнерства.
Существующие же исследования межфирменной кооперации как таковой ставят своей целью формирование механизмов оценки эффективности кооперации, взаимного развития (ко-эволюции) компаний в развитии межфирменных отношений и её зависимости от жизненного цикла отрасли и/или того или иного товара.
В третьем периоде также появляются новые области исследований: активно рассматриваются процессы формирования добавленной стоимости в межфирменных объединениях, в том числе — неформального типа (стратегические альянсы, маркетинговые или исследовательские), например [32]. Также пристальное внимание исследователей направлено на процессы формирования динамических способностей (dynamic capabilities [33]) в партнерстве — способностей фирмы интегрировать, строить и производить реконфигурацию внутренних и внешних компетенций с целью повышения приспосабливаемости к быстро изменяющимся внешним условиям — например, [34].
Отдельно следует отметить внимание авторов к вопросам развития и в, том числе, сотрудничеству новых видов компаний («рожденных глобальными» (born global firms), а также предприятий, ставших независимыми в результате проведенной более крупной компанией диверсификации бизнеса (de-alio firms) и др.) [35].
Вместе с быстрым развитием финской школы в третьем рассматриваемом периоде происходит, как представляется, её постепенный «отход» от внимания к реальной ситуации, сосредоточение на тонких теоретических вопросах и игнорирование ряда важных для экономики Финляндии событий. Так, на фоне подобного рассогласования науки и деловой активности в сфере межфирменной кооперации в 2011 г. произошло поглощение мобильного подразделения финской компании Nokia американским гигантом Microsoft. Истоком взаимодействия двух компаний был именно стратегический альянс. Таким образом, в качестве критики финской школы важно подчеркнуть тот факт, что не всегда она способна быть достаточно предиктивной для предотвращения опасных для развития экономики и бизнеса ситуаций, и не всегда вполне своевременно реагирует на события (существует определенный лаг). Уходя в абсолютизацию тех или иных моделей развития межфирменной кооперации, даже адаптированных к отраслям, размерам компаний и пр., финская школа исследований демонстрирует иногда ограниченность подхода и невнимание к ситуациям, которые могут возникать быстро и выходить за рамки построенных моделей. В такой ситуации не всегда «срабатывает» механизм взаимодействия науки и бизнеса в Финляндии, что приводит к возникновению недостаточно проанализированных проблемных ситуаций в экономике.
Однако, следует подчеркнуть, что несмотря на перечисленные недостатки, финскую школу исследований можно считать сильной, самодостаточной и в целом отвечающей вызовам того или иного периода развития экономики Финляндии.
Сопоставляя вышеописанные тенденции с ранее приведенной логикой развития исследований фирмы и далее — кооперации в 1940-е — 1990-е годы, приходим к выводу, что финская школа — это школа-последователь, поскольку в трудах финских исследователей новые тенденции проявляются несколько позже. Это молодая школа и именно 1990-е — 2000-е годы стали периодом её становления. В пользу того факта, что школа является последователем, говорит и то, что все новые термины (coopetition, alliance strategy, co-evolution и др.) появляются сначала в таких научных центрах, как Гарвард, Беркли, Массачусетский технологический институт и другие.
Подводя итог проведенному анализу, отметим, что, начиная с 1990-х годов произошли изменения в экономической политике Финляндии, отразившиеся и в зарождении специфической, по мнению автора, финской школы научных исследований в области бизнеса и межфирменной кооперации. Автор не преуменьшает значения скандинавской модели экономики и «скандинавской школы», куда входит ряд стран Северной Европы, в науке. В то же время, рассматривается именно финская школа и тому есть определенные причины.
Аргументами в пользу выделения финской школы являются:
а. географический признак (исследовательская школа в данном случае выделяется по страновому типу);
б. специфика Финляндии, позволяющая выделить её как отдельный феномен: высокая роль образования и сектора ИКТ как драйверов экономического роста последних трех десятилетий;
в. международный аспект: в силу небольших размеров и развитости страны, внутренний рынок насыщен товарами, следовательно, транснационализация финских компаний происходит на очень раннем этапе их существования.
Ко второму пункту важно добавить фактор связи науки с развитием сектора ИКТ (и высокотехнологичных отраслей промышленности в целом) — концепция стратегических альянсов и межфирменной кооперации как таковой на теоретическом уровне развивается производно от достижений и новых аспектов развития высокотехнологичных предприятий. Выбор финской школы для анализа опыта исследований межфирменной кооперации обусловлен определенными успехами Финляндии в изучении данного аспекта международного бизнеса. Параллельно с развитием национальной экономики финские исследователи привнесли в исследования международной межфирменной кооперации собственные особенности, сопряженные с возможностями и вызовами экономического развития страны на том или ином этапе.
Таким образом, финская школа исследований межфирменной кооперации, обладая собственными специфическими чертами, преимуществами и недостатками, является самобытным феноменом, достойным внимания, как ученых-теоретиков, так и практиков, перед которыми стоит цель оптимизации стратегий межфирменной кооперации, в особенности — в высокотехнологичных отраслях экономики. Особое значение несет анализ опыта финской школы для совершенствования структуры российской экономики и развития практик ведения бизнеса российскими компаниями.


Статья написана по результатам исследований, проведенных автором в процессе прохождения научной стажировки по гранту Erasmus Mundus Action 2 (уровень Doctorate, срок 6 месяцев) в университете г. Турку, Финляндия.

Литература
1. Шлямин В. Финляндия для России — крупный технологический партнер [Электронный ресурс] // Министерство экономического развития Российской Федерации [Офиц. сайт]. URL: http://economy.gov.ru/minec/press/interview/201411142 (дата обращения: 18.04.2015).
2. Hellman, P., Hovi, N., Nieminen, J. Conceptualization of the terms used in interfirm cooperation research: special emphasis on «strategic alliances» and «joint ventures» — Turku: Turun kauppakorkeakoulu, 1993.
3. Доклад профессора Р. Блэкберна (Robert Blackburn) «Disseminating your research output: How to publish in an academic journal» в рамках исследовательского семинара в Университете Турку, от 18 сентября 2013 г.
4. Пивоваров И.С. Антикризисный опыт Финляндии: структурно-институциональные реформы в промышленности // Известия Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов. — 2012. — №6. — С. 69.
5. Salmi, A. Institutionally changing business networks: an analysis of a Finnish company’s operations in exporting to the Soviet Union, Russia and the Baltic States — Helsinki: Helsinki School of Economics and Business Administration, 1995.
6. Mantere, T. Joint ventures in China: the establishment and approval process — Helsinki, Finland :Ministry of Trade and Industry, Industry Dept., 1995.
7. Stenbacka, R., Tombak, M.M..Commitment and efficiency in research joint ventures — Еbo: Еbo Akademi, nationalekonomiska institutionen, 1993.
8. Al-Obaidi, Z. International technology transfer control: a case study of joint ventures in developing countries — [Helsinki]: Helsinki School of Economics and Business Administration, 1999.
9. Lu, Y., Bjorkman, I. HRM practices in China-Western joint ventures: MNC standardization versus localization — International Journal of Human Resource Management, 1997.
10. Van der Windt, N., Ruotsi, J., Van Doorn, J. Joint ventures and aid: evaluation of Finnfund: final report — Netherlands Economic Institute, Analytical Methods, Macro Economics and International Trade Department — [Helsinki]: Finnida, 1993.
11. Nikkanen, K. International strategic alliances in the airline industry: the strategic alliance of Scandinavian Airlines System and Deutsche Lufthansa AG — Turku, 1996.
12. Takalo, T., Kultti, K. Incomlete contracting in a research joint venture: Micronas-case — Helsinki: Helsinki School of Economics and Business Administration, 1998.
13. Murto-Koivisto, E., Vesalainen, J. Network management and interfirm cooperation — Vaasa: University of Vaasa, 1994.
14. Matikainen, E. Conceptual analysis of contractual relationships case — Helsinki: Helsingin kauppakorkeakoulu, 1995.
15. Hennart, J.F.; Larimo, J. The impact of culture on the strategy of multinational enterprises: Does national origin affect ownership decisions? // Journal Of International Business Studies — 1998. — N3 — P. 515–538.
16. Laamanen, T. Option nature of company acquisitions motivated by competence acquisition // Small Business Economics — 1999. — N2 — P.149–168.
17. Larimo, J. Choice of organizational structure in foreign markets: the impact of ownership and location specific determinants on the foreign direct investment behavior of Nordic firms — Vaasa: University of Vaasa, 1999.
18. Третьяк О.А, Румянцева М.А. Сетевые формы межфирменной кооперации: подходы к объяснению феномена // Российский журнал менеджмента — 2003. — N 2. — С. 25–50.
19. Kleymann, B., Seristo, H. Levels of airline alliance membership: balancing risks and benefits // Journal of Air Transport Management — 2001. — N5 — P. 303–310.
20. Peltomäki, M. Interorganizational learning in strategic alliances: a case study of Orion Pharma — Turku: Turun kauppakorkeakoulu, 2002.
21. Valkonen, E. International Dyadic Strategic Alliances: Examining Their Operation– Turku: Turun kauppakorkeakoulu, 2002.
22. Palmberg, C. Determinants of internationalisation through strategic alliances: insights based on new data on large Finnish firms — Helsinki: ETLA, 2005.
23. Niemelä, T. Inter-firm co-operation capability in the context of networking family firms: conceptual analysis and theoretical framework — Jyväskylä: University of Jyväskylä, 2002.
24. Varamaki, E., Vesalainen, J. Modelling different types of multilateral co-operation between SMEs // Entrepreneurship and Regional Development — 2003. — N1 — P. 27–47.
25. Jarimo, T. Innovation incentives in enterprise networks: A game theoretic approach — Helsinki: VTT Technical Research Centre of Finland, 2004.
26. Bengtsson, M., Kock, S. «Coopetition» in business networks — to cooperate and compete simultaneously // Industrial Marketing Management — 2000. — N5 — P. 411–426.
27. Рекорд С.И. Развитие промышленно-инновационных кластеров в Европе: эволюция и современная дискуссия: монография. — СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2010.
28. Шиляев А.В. Развитие информационно-коммуникационных бизнес-экосистем высокотехнологичных ТНК (на примере компании Nokia): автореферат дисс. ... канд. экон. наук — СПб., 2013. — 24 с.
29. Lintunen K. Managing high-tech strategic alliances in the open standards environment: Framework for strategy development in the converging industries. — Turku, 2005.
30. Ali, T. Integrative perspective of social exchange theory and transaction cost theory on the antecedents of trust and trust-performance relationship in international joint ventures: evidence from Nordic multinational firms. — Vaasa: University of Vaasa, 2013.
31. Minbaeva D., Pedersen T., Bjorkman I. et al. MNC knowledge transfer, subsidiary absorptive capacity and HRM // Journal of International Business Studies — 2014. — N1 — P. 38–51.
32. Rusko R. Perspectives on value creation and Coopetition // Problems and Perspectives in Management — 2012.
33. Teece D., Pisano G., Shuen A. Dynamic Capabilities and Strategic Management // Strategic Management Journal — 1997. — N7. — P. 509–533.
34. Khalid S., Larimo J. Firm Specific Advantage in Developed Markets Dynamic Capability Perspective // Management International Review — 2012. — N2 — P. 233–250.
35. Partanen J., Servais P. Sourcing networks of born global firms // Handbook of Research on Born Globals — 2012. — P. 145–160.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия