Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (56), 2015
ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ И ПЕРЕХОДА К ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ
Бляхман Л. С.
главный научный сотрудник Санкт-Петербургского государственного университета.
доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ


Национально-конфессиональные факторы и предпосылки новой индустриализации
На современном этапе глобализации растёт значение культуры, социального и организационного капитала различных цивилизаций. Новые тенденции демографического и национального развития порождают массовую миграцию населения. Условия формирования российской цивилизации существенно отличаются, хотя по своей природе она является европейской. Кризис современных цивилизаций вызван, в первую очередь, не национально-конфессиональными, а социально-экономическими факторами. Он может быть разрешён только на базе новой индустриализации и перехода от рентно-долговой к социально-инновационной экономике. Российская национальная и конфессиональная политика должна учитывать изменения этнической структуры общества, различия в менталитете разных национальностей при разработке программ новой индустриализации как национальной идеи, объединяющей различные социальные группы
Ключевые слова: нация, национальность, конфессия, цивилизация, национальная политика, новая индустриализация, СНГ, миграция
ББК 66.3(2Рос)   Стр: 37 - 46

Введение. В социально-экономической литературе последних лет всё большее внимание уделяется проблемам массовой миграции, взаимоотношению различных цивилизаций и культур, радикальному исламу и его роли в усилении терроризма, разработке новой национальной политики. Однако эти проблемы исследуются в основном с позиций этики, образования и истории, а не трансформации экономики. В национальной политике преобладают меры по повышению толерантности культуры, а не по созданию новой системы рабочих мест, учитывающей динамику состава населения. В статье рассматриваются 3 проблемы: 1) соотношение понятий «цивилизация», «нация», «национальность», история и проблемы российской цивилизации; 2) массовая миграция как закономерность глобализации и ее особенности в Евразии; 3) новые задачи национальной политики, несовместимые с неолиберализмом и «мультикультурализмом», принятым в ряде зарубежных стран.
Нация, национальность, цивилизация и их роль в экономике. Прежде всего необходимо определить вынесенные в заголовок понятия. Нация (nationality, national) в современном понимании означает гражданство (россиянин, американец и т. д.), а национальность — этническую принадлежность (ethnicity), например, афро или латиноамериканец, русский, татарин и т. д. Национальность определяется не только этническим происхождением, но, в первую очередь, языком, культурой, социальными связями. Тургенев — русский писатель — по происхождению татарин (турган по-татарски — быстрый), Глинка — русский композитор — этнический поляк, написал оперу об Иване Сусанине, спасающем царя от поляков. Левитан — русский художник — этнический еврей. Ни США, ни СССР не указывали в названии государства на титульную нацию, хотя культуру нации в СССР формировали русские, а в США — европейцы англо-шотландо-ирландского, немецкого, итальянского и другого происхождения.
Человечество в настоящее время говорит приблизительно на 6–7 тыс. языках, 200 из которых — государственные. Более чем в 20 странах говорят на одном и том же языке — арабском. По данным Фонда исчезающих языков, до 1000 из них знают лишь горстки людей (на корнуоллском языке в Британии говорит около 400, на языке о. Мэн — около 100). Каждый год 25 языков остаются без носителей.
Более 300 языков, в т.ч. славянских, германских, романских, индусских, иранских, греческий, армянский и т. д. относятся к индоевропейской группе, 20–30 — к уральской. Развиваются две тенденции — расхождение единой языковой семьи и межъязыковое общение, заимствование слов и языковых структур у других народов. До 3-го тысячелетия до начала нашей эры индоевропейская общность включала предков современных славян, германцев, греков, латинян, индо-иранцев. Затем индо-иранцы разделились на индоарийскую группу народов, которая переселилась из Европы в Индию, ирано-киммерийскую группу, которая заселила Северное Причерноморье, вытесненную родственными им скифами, пришедшими из Средней Азии. Они жили в соседстве с предками славян, балтийских и других народов в бассейне Днепра, Дона, Днестра, Дуная, Ю. Буга. Затем они были вытеснены ираноязычными сарматами, аланами, которые контактировали с Русью, Византией и хазарами. В конце XIV — начале ХV века они были завоёваны войсками Тимура, ушли в горы Кавказа, слились с предками вайнахов и адыгов, породив современных осетин. Осетины приняли христианство, а после русско-турецкой войны 1768–1774 г. вошли в состав России.
Славяне были вытеснены на лесную Восточно-Европейскую равнину германскими племенами в VI–VIII веках. Они слились с 14 местными племенами (древляне, северяне, вятичи, кривичи, дреговичи, чудь, весь и т. д.), не имевшими государственности. Этому способствовала подсечно-огневая система земледелия, требовавшая постоянной смены пашни и перемещения общин. Принятие православия в 988 г. произошло до раскола христианства в 1054 г. В середине ХV в. рухнула Византия, откуда пришло православие. Это обособило Россию от Западной Европы. При этом торгово-военные города стали полиэтниче­скими. Их женское население было славянским, что способ­ствовало ассимиляции варягов-руссов (от них русские взяли своё этническое название), крещённых татар, западных торговцев, ремесленников и внешних наёмников (преимущественно немцев), потомков скифов, сарматов и аланов.
Цивилизация — открытая и универсальная совокупность наций, имеющих общую материальную и нематериальную культуру, язык межнационального общения, историю противостояния внешним угрозам, климатическим и другим катастрофам. По оценке А.Тойнби, в современном мире рождается, расцветает и умирает несколько десятков цивилизаций = национальных и межнациональных культур с разными базовыми нравственными ценностями и основанными на них нормами поведения в обществе, хозяйствовании, труде и быту.
Исламская, в частности арабская, цивилизация превосходила европейскую по развитию науки, в т.ч. математики, астрономии, химии, медицины, литературы и т.д. Однако в ХVI веке в мусульманских странах были запрещены свободные суждения. В исламе не было реформации, которая создала протестантскую христианскую этику, давшую, по Максу Веберу, в ХVI–ХVIII веках мощный толчок экономическому развитию Европы [1]. Культура труда как основа богатства, бережливости, уважения к закону и морали, свобода независимой от государства частной инициативы, защита личности и собственности стала основой индустриальной экономики. В России эти же принципы стали базой развития Новгорода и Пскова, вошедших в число центров европейской экономики и разрушенных Иваном Грозным, и старообрядцев, которые контролировали многие сектора промышленности и торговли, несмотря на гонения со стороны официальной церкви [2].
Ислам — не только религия, но особая цивилизация, культура, нормативный тип поведения. Шариат охватывает все сферы жизни, признавая подчинение не государству, а советам старейшин и шариатским судьям. Для современного общества наиболее актуальны такие принципы ислама, отмеченные ещё А.Д.Тойнби в его классической работе «Study of history», как отказ от ростовщичества (его резко критикуют также Библия и Тора), обмана в торговле, чрезмерной дифференциации доходов, алкоголизма и наркомании, культ семьи, уважение к старшим, скромность поведения, равенство наций (разумеется, исповедующих ислам). Ислам, по своей сути, противостоит не христианству и иудаизму, а современной рентно-долговой экономике, её идеологии и образу жизни.
В работах мусульманских авторов [3, 4] исследованы причины развития исламского радикализма, связанные с послевоенным ростом миграции, неприятием господства мировой финансовой элиты, роскоши и авторитаризма арабских монархий, стремлением возродить былую мощь Востока (new orientalism — исторический реванш) и противостоять исламофобии. Специальные исследования раскрывают причины провала попыток М.Ганди сохранить единый Индостан, которые привели Индию к опасному конфликту с Пакистаном, а также Китаем [4]
Али Аллави исследовал кризис исламской цивилизации и показал, что ваххабизм как основа терроризма несовместим с созданием инновационной экономики, поскольку насильственная стандартизация мышления и поведения, принижение роли женщины ведут к упадку творчества (decline of creativity) [5]. Турецкий исламист Гюлен, проживающий в США, создал сеть школ и университетов в 180 странах мира, где практически бесплатно преподаётся английский язык, математика, физика без обязательных мусульманских ритуалов, обычных в медресе зарубежных стран, куда едет учиться часть российской молодёжи. Значительных успехов в развитии экономики добились Турция, Малайзия, Катар.
Активно возрождается конфуцианская цивилизация, включающая Китай, Японию, Ю.Корею, Сингапур, Тайвань. Для неё характерен культ знаний, трудолюбия, умеренности в потреблении, приоритета социально-духовных ценностей над материальными, а коллективных — над индивидуальными, взаимодействия различных национальностей и религий в единой экономике. В моноэтнической Японии, где японцы составляют более 98% населения, а императорская династия не прерывается уже около 2700 лет (с 711 г. до нашей эры), во время стихийных бедствий не бывает разграбления магазинов и покинутого жилья. Индийцы, китайцы, индонезийцы, корейцы стабильно работают больше 2000 час. в год, меньше всех работают в «старой Европе» — 1300–1500 часов.
Уникальна евроатлантическая цивилизация, сохранившая свою креативность, несмотря на кризис христианства и переход от евроцентризма к ориентации на Китай (sinocentrism) [6]. Этот кризис выражается в падении рождаемости, росте числа детей, рождённых вне брака и бессемейных граждан [7], возрастании безработицы и классовой дифференциации.
По данным Бюро переписей США, растёт число бедных (с душевым доходом менее $500 в месяц) семей — в 2007–2012 гг. с 12,5 до 15%, причём более 15% не имеют медстраховки. Уровень бедности имеет явную национальную специфику — среди неиспаноязычных белых он составляет 9,7%, азиатов — около 12%, а латино- и афроамериканцев — 26–27%.
Характерно поведение христианства: Папа Римский, Архиепископ Кентерберийский, патриарх Кирилл выступили с резкой критикой безудержной алчности современного капитализма и ростовщичества, за заботу о бедных и окружающей среде. Трансформация культуры включает модели экономного потребления, дауншифтинга (добровольного финансирования социальных нужд, возрождения целостной системы духовных ценностей) [8].
Глобализация вызвала рост этнического самосознания, стремления перераспределить властные полномочия, ликвидировать устаревшую клановую структуру и вопиющее социальное неравенство. С этим связано желание сформулировать «национальную идею» — фундаментальные ценности, которые присущи данному народу и формируют его идентичность. О «русской идее» ещё в 1946 г. писал Н.Бердяев. Она должна вытекать из национальной истории и культуры, для которой духовно-нравственные ценности приоритетны над материальными, а социальная справедливость — над максимизацией прибыли. Такой идеей в современных условиях должна стать новая индустриализация, создающая для всех рабочие места квалифицированного и хорошо оплачиваемого труда, освобождающая от беспредела, порождённого отсутствием единых и обязательных для всех законов.
Уже третий век идут споры западников и славянофилов о путях развития российской цивилизации. По одной концепции Россия должна перенимать евроатлантический опыт. В английском языке справедливость именуется justice (законность), а государство — state (установление), т.е. договорённость граждан о наделении власти организаторскими функциями, которые не могут выполнять частные лица и фирмы. По евразийской традиции справедливость вовсе не сводится к законопослушанию, а включает равномерное распределение богатства, ибо «легче верблюду пролезть в игольное ушко, чем богатею попасть в царство небесное». Государство в русском языке имеет общий корень со словами «господин», «государь», «господство» и означает высшую сакральную силу, проводника воли вождя, которой должны подчиняться граждане.
Новая индустриализация снимает это противостояние. Самодовлеющий характер государства и коллектива по сравнению с личностью был обусловлен тем, что при евразийском типе рискованного земледелия с постоянными засухами и набегами кочевников частный производитель (в отличие от западноевропейского) не мог вести устойчивое хозяйство самостоятельно, без постоянной внешней защиты, коллективных резервов и помощи, а во многих регионах — без крупных оросительных систем. Новая индустриализация делает труд средством самореализации личности, а не только выживания в критических ситуациях.
Кризис современного капитализма, как показало исследование Кембриджского университета [9], требует изменения социальной науки и структуры общества на базе новой индустриализации. При этом речь идёт не только о кризисе в экономике, но и о снижении самоидентификации европейцев как христиан, росте эгоизма и вседозволенности поведения, особенно высших менеджеров и банкиров, снижении доверия к религии и традиционным политическим партиям. За по­следние четверть века доля 1% самых богатых американцев в национальном доходе выросла с 12 до 25%, а в суммарной стоимости активов с 33 до 40%.
Данные, приведённые журналом The Economist (24.08.2013, p.11,25), свидетельствуют о крахе идеи «плавильного котла» этнических групп в США, несмотря на то, что дискриминация меньшинств прекращена, напротив, они имеют квоты для поступления в университеты и т.д. и часто получают преимущество перед белыми американцами. Несмотря на это, в 2000–2011 гг. средний доход афроамериканской семьи уменьшился с 64 до 58% по сравнению с белой, а разрыв в стоимости их активов (деньги, инвестиции, недвижимость, техника) вырос с 11 до 20 раз ($110,5 и $6,3 тыс.).
Проблема не в генетике: окончившие колледж афроамериканки зарабатывают столько же, сколько их белые сверстницы, а в культуре. Как показало специальное исследование, 72% граждан, окончивших среднюю школу, работающих полную неделю и имеющих семью, могут войти в средний класс. Среди белых успешные в учёбе имеют больший авторитет и число друзей, у афро- и латиноамериканцев они, напротив, вызывают антипатию большинства. В 1960–2013 гг. доля афроамериканцев, родившихся в неполных семьях и вне брака выросла с 25 до 72% (у белых — 29%), а имеющих официальную полную семью сократилась с 60 до 29%. Они живут в районах с дешёвыми домами и плохими школами, трудятся на работах, где нет пенсионных планов и бенефитов. Средний 17-летний афроамериканец читает и считает, как 13-летний белый. Число заключённых в расчёте на 100 тыс. населения среди афроамериканцев в 7 раз выше, чем среди белых (3023 и 478), в возрасте 30–34 лет в тюрьме находится каждый десятый. В 2001–2010 гг. чёрные потеряли 23% своих активов, а белые — лишь 1%.
Кризисом евроатлантической цивилизации и системы правления во многих мусульманских странах пользуется радикальный ислам, выступающий за создание всемирного халифата с помощью джихада и сил, помогающих внутреннему разложению «цивилизации неверных». Под этими силами имеются в виду «правозащитники», по сути дела потакающие террористам, и радикал-либералы, расшатывающие устои своих государств. Европейская бюрократия вместо воспитания у иммигрантов уважения к культурным ценностям своих стран нередко с помощью субсидий получает нахлебников, ненавидящих содержащее их государство.
Исследование Принстонского университета [10] обращает особое внимание на дисбаланс между различными группами стран. Мировая экономика стала спекулятивной, инвестиции направляются на сверхвыгодные финансовые операции, а не в реальную экономику. Агрессивная реклама заставляет людей покупать ненужные им товары и услуги на деньги, которых у них нет. Следует отметить, что деление стран на развитые и развивающиеся устарело. Нужно выделить новые индустриальные страны (Китай, Тайвань, Ю.Корея, Малайзия, Турция, Мексика, Бразилия, Индия, Индонезия, Вьетнам и др.), некоторые из которых уже стали развитыми.
Россия всегда была многонациональным государством — цивилизацией, которая уже в 15–19 веках была одной из системообразующих в мире. Выделяются следующие особенности этой цивилизации.
1. Русские имеют полиэтническое происхождение. Славяне не завоёвывали финно-угорские, тюркские племена (на юге и востоке), не имевшие государственности, письменности и единой религии, а объединялись с ними. В русских летописях нет и намёка на национальное противостояние. Конкистадоры истребили жителей государств Центральной Америки, а англосаксонские колонизаторы — бриттов, коренное население Англии, говорившее на кельтском языке. В России этого не произошло. По данным Института общей генетики РАН, русские генетически близки к марийцам, вепсам, мордве, финнам. Этот многонациональный народ имеет славянское, финно-угорское, норманнское и татарское происхождение, объединению помогли общая православная религия и славянский алфавит.
В царской России Финляндия, где государственным языком был шведский, стала обретать свою национальную культуру, в середине XIX века преподавание финского языка в школах стало обязательным. С помощью России возрождались подавленные немецким местные языки в Лифляндии и Эстляндии, молдавский в Бессарабии, а также болгарский, сербский, армянский языки на территориях, ранее принадлежащих Турции.
В «Бархатной книге» русского дворянства представлены татарские мурзы, кавказские князья, бухарские беи. Главным была не национальность, а религия. У руководства России стояли норманнские Рюриковичи, литовские Гедиминовичи, предки Б.Годунова — татарские мурзы, Иван III женился на византийке Софье Палеолог, Елена Глинская — литовская княжна (литовцы до завоевания немцами были православными). Последней русской по крови императрицей была Анна Иоанновна, Иван IV, которого на Западе считают образцом русской жестокости, в 1570 г. заявил, что сам он германского происхождения и саксонской крови. Русская кровь у династии Романовых к концу их царствования составляла всего несколько процентов. Православные нерусские занимали видные должности в государстве (князья Юсуповы — татары, генерал Бенкендорф — немец, Маннергейм — финн, адмирал Нахимов — еврей, министр Лорис-Меликов — армянин и т.д.). Русские в 1880 г. составляли всего половину населения России (40 из 80 млн), но большинство нерусских восприняло русский язык и культуру.
2. В отличие от Северной и Центральной Америки, где пришельцы уничтожили цивилизации майя, индейцев и т.д., русские расселялись по территории вплоть до Тихого океана, но не уничтожали проживавшие там народы. Завоевание Казанского, Астраханского и других государственных образований не сопровождалось массовым насильственным переводом их граждан в православие. Присоединение в 1860–1870-х гг. Кокандского, Хивинского и Бухарского ханств происходило не только военными, но, прежде всего, дипломатическими методами. Грузия, Абхазия и ряд племён Казахстана вошли в состав России добровольно, опасаясь своих враждебных соседей. Первоначально в Туркестане приобретать землю было разрешено лишь православным, но затем это решение было отменено, туркменам была поручена охрана границы, Текинский конный полк и другие национальные соединения стали героями первой мировой войны.
На границах России в раннем средневековье располагались мощные Булгарское государство и Хазарский каганат, занимавший нижнее Поволжье до Урала, Северный Кавказ, Крым, Придонье и получавший дань даже от Византии. Они были завоёваны монголами, а каганат в ХIII веке стал улусом Золотой Орды. Часть булгар — предки казанских татар приняли ислам в 922 г. — за полвека до крещения Руси. Хазарские иудеи рассеялись по России и также частично обратились в ислам и православие.
Россия в отличие от других империй всегда была единой метрополией, не имевшей заморских территорий. Её населяют коренные, а не пришлые народы, которые не потеряли своих вековых корней, но приняли русскую культуру. Российская цивилизация опирается на многовековой опыт мирного сосуществования и сотрудничества народов христианских, мусульманских, буддистских и иудейской религии, которые прибыли на эту землю не из других стран в последние годы, а веками жили и работали здесь. Две главные по численности религии Евразии — православие и ислам при всех теологических различиях имеют принципиально общую и отличающую их от западного христианства черту — ориентацию на коллективизм, а не индивидуализм, неприятие стремления к умножению богатства любыми путями, уважение к роли государства в условиях сурового континентального климата и постоянных внешних военных угроз.
СССР был единственным государством, где многие национальности имели более высокий уровень жизни, чем наиболее многочисленная из них — русские. Федеральный центр не выкачивал доходы из окраин, а наоборот, направлял туда громадные инвестиции для развития современной промышленности, науки, национальной культуры. Вопрос о выходе из состава СССР национальных республик для широких масс населения не существовал. Союзное государство устраивало подавляющее большинство граждан, что подтвердилось почти поголовным голосованием в пользу СССР на референдуме 1991 года.
3. Россия — европейская по своей культуре цивилизация. Исследования историков доказывают, что демократические принципы правления ещё в раннем средневековье были свой­ственны России [11] и другим народам Евразии. Крепостные, которые содержали офицерский корпус, составляли только 28%, а не большинство населения. В отличие от рабов в США они имели свою собственность, хотя формально не могли владеть землей. В «Русской правде» проводилась идея защиты человеческой жизни и собственности, верховенства закона.
Л.Гумилёв называл татаро-монгольское иго мифом, поскольку русские княжества, вступившие в союз с Ордой, сохранили свою религию и культуру, получили военную поддержку против западных недругов, в частности при обороне Новгорода и Пскова.
4. Российская цивилизация внесла немалый вклад в мировую науку, технику, особенно атомную и космическую, литературу, музыку и другие виды культуры. Однако её ослабила гибель миллионов людей в годы двух мировых и гражданской войн, тоталитаризма, массовая эмиграция, а в последние десятилетия — экономическая политика в духе «вашингтонского консенсуса» (шоковая приватизация, свобода движения капитала, провалы госрегулирования) и распад хозяйственных связей после развала СССР. В результате Россия, где проживает 2% населения мира и добывается 12% сырья, производит лишь 1% промышленной продукции, в т.ч. 0,1% высокотехнологичной. Это означает, что впервые в своей истории Россия уступает по индустриальному развитию среднемировому уровню. По производству станков и технологического оборудования, медицинской и другой техники, лекарств, мебели, одежды и обуви она в десятки раз отстаёт не только от крупных развитых стран, но и от Финляндии, территорию которой А.С.Пушкин считал «приютом убогого чухонца».
В то же время Всемирный банк в 2014 г. отнёс Россию к числу богатых (с душевым ВВП более $14 тыс. в год), а Казахстан, Беларусь и Азербайджан — среднеразвитых стран. Это позволяет создать Евразийский союз и новый консенсус (о нём говорил президент Казахстана Н.Назарбаев на форуме в Астане в июле 2010 г.), рационально сочетающий рыночное, государственно-муниципальное, корпоративное и общественное регулирование.
Евразийская идея была выдвинута ещё в ХIХ — начале ХХ веков в работах Н.С.Трубецкого, П.И.Савицкого, Н.И.Алексеева, Л.Гумилёва и других учёных и политиков, в т.ч. среднеазиатских и закавказских, считавших, что евразийская цивилизация соединяет опыт Европы и Азии, и тем отличается как от евроатлантической, так и от конфуцианской.
Национальная идея, культурное и духовное самоопределение и самоидентификация нации, определяющее её базовые духовно-нравственные ценности, законодательство, традиции, средне- и долгосрочные цели, должна стать основой национально-конфессиональной политики. Эта идея не может быть навязана извне, порождается потребностями развития собственной цивилизации, но призвана учитывать международные демократические принципы выборности, ответственности власти перед народом, участия всех граждан в принятии управленческих решений, уважения к правам меньшинств. Однако приоритетом остаётся устойчивое развитие нации в целом. Национальной идеей России может стать новая индустриализация и построение социально-инновационного общества.
Развитие гражданской нации как солидарного сообщества различных этноконфессиональных и социальных групп, имеющих и признающих общие исторические и культурные корни и общую цель — переход к свободному и демократическому социально-инновационному обществу, требует отказа от имперских традиций. Национальная идея направляется не на территориальную экспансию, а на развитие культуры своего народа. Такая идея играет роль «духовной скрепы», дающей обществу ценностные и духовные ориентиры, образ желаемого будущего.
Как отметил В.В.Путин на Валдайском форуме (ИТАР-ТАСС 19.09.2013), национальная идея России должна быть сформулирована на базе утверждения суверенитета, самостоятельности и целостности России, общих целей её развития при согласовании позиции неославян и неозападников, государственников и либералов. При этом неприемлем возврат к советской и монархической идеологии, а также следование западной ультралиберальной практике политкорректности, подрывающей христианские корни европейской цивилизации вплоть до запрета на рождественские ёлки, уравнивания прав многодетных семей и гомосексуальных партнёров. Это ведёт к деградации культуры, демографическому и нравственному кризису.
Массовая миграция как закономерность глобализации и ее особенности в Евразии. За последние годы в мире вышло большое число монографий (только в 2013 г. — более 20) по проблемам массовой миграции. Она рассматривается как закономерная и необходимая черта глобализации, ведущая к созданию международного рынка труда [12] и требующая глобального регулирования. Демографический тренд ХХI века заключается в целенаправленной замене коренных этносов ряда экономически развитых стран народами иной культуры, обладающими большей жизненной силой, агрессивностью и религиозным фанатизмом. Этот тренд не ограничится только демографией, а приведёт к изменению политической, экономической и культурной ситуации в развитых странах. Изменение социальной структуры общества требует новой национальной политики [13]. От этого зависит принесёт ли массовая миграция больше выгод или социальных потрясений.
В ряде работ подчёркивается кризис мультикультурализма, рассчитанного на сосуществование, а не интеграцию различных национально-конфессиональных общин. Массовая миграция привела к росту социального неравенства [14], межконфессиональных конфликтов [15], снижению уровня социальной безопасности из-за трудностей ассимиляции и интеграции разнородных культур [16]. Кризис мультикультурализма в странах ЕС особенно обострился после того, как поддерживаемые Западом революции в арабских странах привели к массовому потоку беженцев. Оказалось, что прежние автократические режимы в Ливии, Египте, Тунисе и других странах давали людям какую-то работу и сдерживали их эмиграцию. Новые власти сделать этого не могут, а европейские страны, сами страдающие от безработицы, принимать новых иждивенцев не хотят. В ряде стран всё больше голосов на выборах получают националистические партии, требующие ограничения иммиграции.
В то же время специальные исследования ОЭСР показывают, что миграция способствует развитию экономики и принимающей, и исходной страны, преобразует рынок труда [17] и делает необходимым международное сотрудничество в разработке программ миграции. Глобальный экономический кризис уменьшил, но не прекратил массовую миграцию [18].
Диаспоры в развитых странах и исходящие из них финансовые потоки играют всё более важную роль в повышении конкурентоспособности регионов исхода. Так, армянская диаспора в России, США, ЕС, Украине в 4 раза превышает население самой Армении, капитал диаспоры превышает $100 млрд. В Армению ежегодно переводится до $2 млрд, 60% — из России (Лента.ru, 03.01.2013).
Рост миграции вызван демографическим кризисом в развитых странах. Коэффициент рождаемости в ЕС, по данным статистики ООН, составляет 1,5 — меньше коэффициента замещения поколений (2,1), а в Германии — 1,4, что ведёт к сокращению численности населения и экономической активности, росту расходов на пособия и льготы (в расчёте на 1 жителя старше 65 лет они втрое выше, чем на детей до 18 лет), дефицита бюджета и госдолга, распаду семьи как ячейки общества. 97% населения мира живёт в странах, где рождаемость падает.
В США коэффициент рождаемости в 2007–2012 гг. сократился с 2,12 до 1,9 (самый низкий уровень с 1920 г.), а в соседней Мексике, откуда прибывают мигранты — с 7,3 до 2,4 (1960–2012 гг.). Число бездетных женщин в США в 1980–2012 гг. выросло с 10 до 20%, а считающих, что дети — это важная часть семейной жизни — сократилось с 65 до 41% (1990–2012 гг., данные Министерства труда). Число взрослых, не состоящих в браке (включая разведённых и вдов), выросло с 20 до 53% (1950–2012 гг.). В Японии с 1990 г. число людей старше 65 лет больше тех, кому меньше 15. По прогнозам к 2050 г. людей старше 80 лет будет больше, чем молодёжи, каждая третья японка никогда не выйдет замуж и не родит ребёнка. В напряжённых условиях инновационной экономики, по данным опросов Минтруда, 1/3 юношей и 60% девушек в возрасте 16–19 лет не интересуются сексом.
Модели транснационализации и интеграции, разработанные в Кембриджском университете, показали, что создаётся транснациональное гражданское общество и международная этничность (transnationality). В ЕС доля смешанных браков в 1960–2010 гг. выросла с 0,6 до 5,8%, а в перспективе достигнет 15–20%, что сулит превращение европейцев в единую нацию. В Азии интеграция этносов (multiracialism) характерна для Сингапура, островных тихоокеанских государств (на Фиджи, например, половина населения — индусы), Шри-Ланки, Малайзии и Индонезии, где велика доля китайцев [19]. Усиливается этническая интеграция (cosmopolitanism) [20].
В ОАЭ коренные жители не платят налогов, получают бесплатные участки для строительства домов, для них бесплатны медицина и образование. Мигранты, которые занимают большинство рабочих мест в промышленности, на транспорте, в туризме и сфере услуг, могут привезти свою семью только при доходе более $3 тыс. в месяц, а гражданство не получат никогда. Их средняя зарплата — всего $200 в месяц.
Увеличивается встречная миграция из развитых стран. По данным Международной организации труда, из Испании в 2011 г. уехало более 500 тыс. чел. — треть в другие страны ЕС, треть — в Латинскую Америку, 1/4 — в Африку и Азию. Из Португалии в 2012 г. уехало более 320 тыс. чел. — в Бразилию, Мозамбик, Анголу. По данным ООН (Газета.Ru 12.09.2013), число мигрантов в мире в 1990 г. составляло 154 млн, в 2000 г. — 175, а в 2013 г. уже более 232 млн чел. — 3,2% населения. Более всего иностранцев прибыло в США — около 46 млн, из них половина — в 1990–2013 гг. (по 1 млн в год). На втором месте по числу мигрантов — Россия (11 млн чел.), далее следуют Германия, Саудовская Аравия (более 9 млн), ОАЭ и Великобритания (по 7,8 млн), Франция, Канада и Австралия (по 0,5–7,3 млн). Большинство мигрантов в возрасте 20–64 лет, 48% из них — женщины. По этническому происхождению среди мигрантов больше всего азиатов — в Европе их 19 млн, в Северной Америке — 16 млн, в Океании — 3 млн, многие едут в нефтедобывающие страны Азии, Малайзию, Сингапур, Таиланд. На втором месте — латиноамериканцы, 26 млн проживает в Северной Америке. Растёт число пенсионеров, переезжающих из США в Латинскую Америку, из Японии — на Филиппины и в Австралию, из России — в Болгарию, Чехию, Черногорию, северный Китай.
По данным исследований службы Гэллапа, до 13% граждан стран СНГ хотели бы навсегда уехать в другую страну (в Армении — 39%, в Молдове — 36%), а 24% желают получить временную работу за рубежом (в Армении — 44%, Молдове — 53%, Беларуси и Киргизии — 34–35% .
В США латино- и афроамериканцы, китайцы и т.д. расселяются в своих кварталах и не смешиваются с остальным населением. В 1988–2011 гг. доля афро- и латиноамериканцев, не окончивших среднюю школу, выросла с 6–10 до 16%, а азиатов осталась на уровне 4–6% (The Economist, 27.04.2013, p.24). В 1970 г. белые американцы — потомки европейских колонистов и иммигрантов, на протяжении 250 лет заселявших и осваивавших страну, составляли 83% населения. К 2008 г. их доля упала до 66%. По прогнозам федерального Бюро переписи, к 2018 г. национальные меньшинства составят большинство, а к 2030–2040 гг. потомки первых американцев составят только 46%. Особенно быстро растёт испаноязычное население (латинос). В ближайшие 40 лет их доля удвоится (с 15 до 30%), афроамериканцы составят 15%, а азиаты — 9%. До 45% латинос и 15% азиатских иммигрантов находятся в США нелегально.
Президент Обама выступает за облегчение получения гражданства для законопослушных 11 млн нелегальных иммигрантов наряду с увеличением штрафов за наём лиц, не имеющих разрешения на работу в США, и усиление борьбы с нелегальной миграцией. Облегчается получение виз для работников высокой квалификации. До 1930-х гг. научный потенциал США был ниже, чем в Германии. Учёные из других стран, в т.ч. из России, вывели науку и технику США на первое место в мире. 47% всех работающих в США учёных и инженеров, имеющих степень PhD, — выходцы из других стран. В последние годы более 60% азиатских иммигрантов в возрасте от 25 до 64 лет закончили колледж — вдвое больше, чем среди новоприбывших из других континентов. По данным Pew Research, среди 14,5 млн азиатских американцев уровень бедности ниже, чем по стране в целом (в 2010 г. 11,9 и 12,8%), безработица также ниже, а доля бакалавров, особенно среди индусов, намного выше (49 и 28%). Азиатские студенты составляют 60% всех иностранных студентов в США (в основном китайцы и индусы). Они получили 45% всех технических PhD, 38% в математике и информатике и 33% в физических науках.
Демографический кризис в странах ЕС компенсируется ростом миграции. Иммигранты, главным образом из Северной и Экваториальной Африки, а также Италии, и их потомки составляют почти 20% 66-миллионного населения Франции. Пособия мигрантам нередко превышают зарплату на рабочих местах, соответствующих их квалификации, это увеличивает число иждивенцев, не желающих ни работать, ни адаптироваться к местной культуре. В Великобританию наибольший наплыв мигрантов происходит из Индии, Бангладеш и Пакистана, которые входили в состав Британской империи, где значительная часть населения владеет английским языком и имеет представление об английской культуре. Однако это не оградило Англию от терактов, совершённых мигрантами, несмотря на то, что они успешно учились в школе.
Более 11% мигрантов в Норвегии (здесь и далее данные из специального выпуска The Economist 02.02.2013) представляют дальние, в основном мусульманские страны, а не ближайших соседей. В шведском городе Мальмё иммигранты составляют 80% населения. Только 51% неевропейцев имеет работу (среди шведов — 84%), 40% из них — бедные (среди шведов — 10%), мигранты составляют 50% осуждённых на срок более 5 лет. Отставание среднего дохода иммигрантских и шведских семей увеличилось в 1991–2010 гг. с 21 до 36%. В Швеции из 8 млн жителей 2 млн имеют иностранные корни, причём рождаемость коренного населения сокращается, а эмиграция растёт. С 2013 г. право на постоянное местожительство и приглашение родственников (пособие 700 евро в месяц плюс оплата жилья) предоставлено беженцам из Сирии, откуда уже уехало 3 млн чел.
Мигранты составляют почти 25% рабочей силы в Швейцарии, которая к 2013 г. ввела квоты на проживание и труд даже для стран ЕС. Социальные пособия в Германии в 2–3 раза превышают среднюю зарплату в Румынии и Болгарии, откуда приток мигрантов, в основном цыган, вырос в 2008–2013 гг. втрое.
Массовый приток мигрантов вызывает серьёзные опасения. По прогнозу ООН, в середине ХХ1 века мусульмане составят половину населения Европы. Министр по делам семьи ФРГ заявила, что в ряде городов детей унижают за то, что они немцы, растёт ксенофобия и расизм, дискриминация за принадлежность к другой этнической группе. Этническим меньшинством оказались немецкие дети, а большинством — дети мусульманских иммигрантов. Погромы радикальными исламистами были устроены в Париже (ноябрь 2005 г.), Лондоне (август 2011 г.), Стокгольме (май 2013 г.) и т.д. Мусульманское население Дании удвоилось за последние 14 лет и составляет около 260 тыс. чел. (4,6% от общего населения 5,4 млн).
Ситуация в России иная, чем в ЕС, поскольку мусульмане — коренные жители России, которые веками жили в добром согласии с другими конфессиями. В 1913 г. по численности населения Россия (170 млн) занимала третье место в мире после Китая и Индии. К 2013 г. её доля в мировом населении сократилась с 10 до 2,4%, а по его численности (145 млн) она занимает 9–10 место в мире. По уровню разводов (4,7 на тысячу жителей) Россия занимает первое, а Беларусь — второе (4,1) место в мире. Для России особое значение имеет замена массового импорта неквалифицированной рабочей силы системным обновлением организации и технологии производства.
В России число мигрантов, получивших разрешение на работу, составляет, по данным ФМС, 2,6 млн, а нелегалов — 5 млн, а по экспертной оценке — до 10 млн (Известия 16.05.2013). Они работают в строительстве (около 32%), сфере услуг (16,5%), торговле (10%), обрабатывающей промышленности (около 10%). Половина из них — узбеки, таджики, киргизы и другие бывшие советские граждане (в большинстве это молодые люди 17–25 лет). Их необходимо готовить к восприятию современной российской культуры, а главное — обучать дефицитным, в первую очередь рабочим, профессиям, в т.ч. в филиалах российских профучилищ в странах СНГ.
Необходимо интегрировать на этой основе противоположные концепции миграционной политики. Специалисты ВШЭ (К.Алексашенко, Р.Капелюшников и др.) считают миграцию необходимой в нынешней демографической ситуации, выступают за расширение приёма иностранцев в российские вузы (в 2012 г. их обучалось 130 тыс., в т.ч. 40% — из стран СНГ, 30% — из Африки и Азии, 10% — из Европы и Латинской Америки — Известия 13.05.2013). Отмечается рост притока квалифицированных и высококвалифицированных специалистов из стран ЕС, Китая, Турции, Украины, США.
Концепция Института им. Гайдара, напротив, исходит из того, что массовая миграция ухудшает перспективы автоматизации производства и общую социальную ситуацию. В Москве при квоте 150 тыс. фактически работает 1,5–3 млн мигрантов. Рынки превратились в миграционные анклавы. По данным Московского управления СКР приезжие совершают каждое третье преступление, в т.ч. каждое седьмое убийство. Мэр С.Собянин выступает за въезд иностранцев только по заграничным паспортам и в основном на сезонные работы.
В России по этой концепции имеется не дефицит, а избыток рабочей силы. В 2014 г. почти 1/3 рабочих дней (118) — праздники или выходные. В компании Royal Dutch Shell 87 тыс. сотрудников, а в «Роснефти» — 168 тыс., в «Газпроме» — 404 тыс., в РЖД — более 1 млн, в муниципалитетах — более 336 тыс. чел. Более 800 тыс. чел., а с учётом работающих без лицензии — более 1 млн чел. занято частной охраной. Более 1,5 млн занято в силовых структурах, 9 млн — в сфере услуг, 4,5 млн — в ЖКХ, 5,8 млн чел. — на подсобных работах. Их число можно резко сократить. По данным ОЭСР, в 2011 г. среднечасовая выработка в России составила $21,5, в Германии и Франции — 56–58, в США — более $60 (НГ 04.06.2013). Новая индустриализация должна уменьшить этот разрыв.
По данным РБК, в Москве постоянно проживают более двух десятков крупных национальных диаспор, общая численность которых может достигать нескольких млн чел. Доля мигрантов в Москве по официальным данным составляет 15%, но в отдельных районах города превышает треть населения. Более 10% школьников плохо говорят по-русски. По данным Института общей генетики РАН, к 2025 г. в Москве число русских сократится до 6,5 млн, включая детей от смешанных браков, преимущественно с армянами и грузинами. Большинство представителей северокавказских народов отрицательно относятся к официальному браку с русскими и даже среди татар в Санкт-Петербурге 73% в 2013 г. предпочли бы брак внутри своего этноса. Второе место среди москвичей займут чеченцы (650 тыс.), далее следуют армяне (около 300 тыс.), ингуши (более 270 тыс.), украинцы (около 230 тыс.), татары (160 тыс.), азербайджанцы (150 тыс.), грузины (108 тыс.).
В то же время много рабочих из Узбекистана и Таджикистана трудятся на стройках Сахалина, Камчатки, Якутии, а из Кыргызстана — на рыбопромысловых судах Дальнего Востока.
По оценке Всемирного банка, гастарбайтеры в 2012 г. вывезли из России, в т.ч. неофициально, $11,5 млрд (по данным Росстата — 0,9% ВВП), в основном без уплаты налогов, в т. ч. в Украину — 3,75 млрд, в Таджикистан — 1,76 млрд, в Кыргыз­стан — 1,3 млрд, Азербайджан — 1,2 млрд, Грузию и Молдову — по $0,7 млрд. По данным ВЦИОМ (КП 09.05.2013), 74% опрошенных считают массовую интеграцию злом, 53% требуют ужесточить законы о миграции, т. к. она снижает цены на рынке труда, ведёт к росту криминала и антисанитарии, притоку чуждой культуры. Более 35% сочли миграцию главной угрозой для России и лишь на второе место (33%) поставили упадок науки, образования и культуры, на третье (22%) низкий уровень жизни. В 2004–2012 гг. по данным Левада-центра несколько уменьшилось число предлагающих ограничить пребывание в России выходцев из Закавказья (с 46 до 42%) и Китая (с 39 до 37%), но выросло — из Средней Азии (с 31 до 35%).
Нельзя согласиться с двумя крайностями — упрощенным предоставлением гражданства России всем жителям бывшего СССР и с резким ужесточением миграционной политики. Люди, жившие в СССР, достигли пенсионного и предпенсионного возраста, а молодежь, выросшая во многих республиках СНГ, гораздо хуже знает русский зык и культуру, не имеет должной квалификации и опыта, более податлива к экстремизму. Более 400 тыс. граждан Кыргызстана получили российские паспорта. Многие из них оформили здесь в несколько раз более высокие пенсии, не сменив фактическое место жительства.
С другой стороны, Россия, по расчетам С. Капицы, в ХХ веке не досчиталась до 200 млн жителей из-за гражданской и двух мировых войн, массовых репрессий и голода. К 2030 г. число нетрудоспособных в расчете на тысячу жителей увеличится с 635 до 831. Мигранты создают по оценке экспертов (МК 10.11.2013) более 7,5% ВВП России. Необходимо не запретить, а легализовать миграцию, вывести ее из теневой экономики, заменить квоты для отдельных стран гибкими лимитами и полисами, включающими медстраховку и страховку от причинения ущерба третьим лицам. Эти полисы обойдутся работодателям дешевле, чем «серые» выплаты посредникам, перепродающим квоты. Основным каналом привлечения мигрантов должны стать российские учебные заведения и их филиалы за рубежом. В России находятся 2,6 млн узбеков и 1,2 млн таджиков (соответственно 8 и 15% трудоспособного населения), что подрывает экономику этих стран. Амнистия легально работающих мигрантов гораздо эффективнее, чем их массовая депортация.
Вступление в ТС Вьетнама и Индии резко расширит возможность привлечения квалифицированных и законопослушных кадров, способствующих самообеспечению России. Россия должна импортировать новые технологии и оборудование, но не картофель (его ввоз достигает 30%, в т.ч. из Египта, Израиля, Саудовской Аравии), овощи, яблоки, молокопродукты (по данным ассоциации «Росмолоко» импорт составляет 18% — второе место по масштабам, после Китая, но там его производство в 2000–2013 гг. выросло в 4,5 раза, а в России сократилось на 40%), мясопродуктов (60 млн га, пригодных для выпасов, зарастают кустарником), лекарств, одежды, обуви и т.д.
Анализ причин массовой миграции из ряда стран СНГ показал, что она вызвана не избыточной плотностью населения. Число жителей на кв. км, по данным Статкомитета СНГ (Статбюллетень, 2006 г., № 24, с.63), в Азербайджане (97), Армении (108), Таджикистане (48), Узбекистане (59), Кыргызстане (26), а также Дагестане (58) и Чечне (34) гораздо меньше, чем во Франции (115) и Италии (более 200), откуда массовой миграции не наблюдается и немногим отличается от Беларуси (47) и Украины (77).
Главное значение имеет различие в уровне жизни и производительности труда. В Таджикистане и Узбекистане до 2/3 бюджета семьи уходит на питание (в России менее 40%), причем его калорийность в Таджикистане составляет по оценкам ФАО ООН примерно 1849 кал. Узбекистане — 2300, а в России — более 3000 за счет мясопродуктов. Реальная зарплата в Таджикистане в 2000-х гг. была в 5, а в Молдове — в 2 раза ниже, чем в 1991 г. При этом оплата труда по сравнению с обрабатывающей промышленностью, в добывающей выше: в Азербайджане — в 4,2 раза; в Украине, Казахстане и Армении — в 1,6–1,8 раза; в финансах Армении, Кыргызстана и Азербайджана — в 2,7–3,2 раза.
Наименьший в СНГ уровень производительности труда имеют Молдова, Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан, где она ниже, чем в России в 6,2 раза. При этом энергоизбыточная в прошлом республика испытывает дефицит электроэнергии, т.к. до 97% оборудования Токтогульской и Уч-Курганской ГЭС, 70% — Бишкекской ТЭЦ (ее реконструкцию ведет Китай) изношено, а потери в сетях превышают 18% при норме 3–4%. Среднюю в СНГ производительность труда имеют Азербайджан, Армения и Украина, более высокую — Россия, Беларусь и Казахстан. Особенно велики различия в уровне безработицы: ряд регионов Центральной Азии, Дагестан, Чечня, Ингушетия — до 30%, Россия — 5,5%, в т.ч. в Москве и С.Петербурге — 1–1,5%.
При этом население Узбекистана и Таджикистана за по­следние 20 лет выросло в 1,5 раза. Более половины жителей Дагестана, Чечни, Ингушетии — молодежь. Отсутствие работы на родине ведет к ее поиску в теневой экономике других регионов, используя крепкие родственные связи, отлаженную логистику, коррупцию местной власти. В Москве для замены мигрантов в ЖКХ москвичами и вахтовиками из близлежащих регионов создаются государственные бюджетные учреждения, способные предоставить высокую (до 25–30 тыс. руб. за двухнедельную вахту) оплату труда. Однако кардинальный способ сокращения массовой миграции — не запреты и ограничения, а кооперирование в создании новых рабочих мест и инфраструктуры в трудоизбыточных регионах.
Примером здесь может служить сотрудничество России и Казахстана. По оценке В.В.Путина (Интерфакс, 11.11.2013), инвестиции России в Казахстан достигли 1 млрд, а Казахстана в Россию — 1,7 млрд долл в год. Товарооборот Татарстана, Свердловской, Челябинской и Оренбургской областей с Казахстаном превышает у каждого региона 1 млрд долларов. Организуется совместное производство глубинных нефтяных насосов, гидроизоляционных и упаковочных материалов, совместная разработка энергосберегающих технологий и систем автоматизированного управления ЖКХ. ВАЗ строит автозавод полного цикла в Усть-Каменогорске. СП с фирмами Казахстана создают Уралвагонзавод, Уральский турбинный завод.
Важное значение имеет развитие внутрироссийской миграции из 342 моногородов и трудоизбыточных регионов. В 1906–1913 гг. в Зауралье и Сибири было переселено 4 млн чел., что позволило освоить 30 млн га земли и увеличить хлебный экспорт в 1,5 раза. Рост миграции требует нового осмысления национальной политики.
Новые задачи национально-конфессиональной политики. Исследования ведущих университетов мира связывают новую национальную политику с глобальными изменениями в качестве и условиях жизни [21], массовой миграцией и новой ролью государства [22], возрастанием роли человеческого и социального капитала в условиях новой индустриализации [23] и финансово-экономического кризиса [24]. Российские исследователи обращают особое внимание на оценку стоимости социального капитала в различных регионах [25].
Методологической основой национальной политики за рубежом до сих пор был мультикультурализм, превращающий национальное государство в совокупность общин различной культуры, сосуществующих в качестве коллективных субъектов на основе ненасилия, мультикультурного образования, межнациональных браков и т. д. Однако, как показали исследования, в США это привело к росту афроцентризма, арабского национализма, этнических конфликтов [27], а Латинской Америке — к борьбе левых радикалов (communitarianism) [26] со сторонниками национальной автономии и приоритета прав человека [27]. В Китае мультинациональная экономика привела к переселению миллионов коренных китайцев (ханьцев) в Тибет и Сицзян-Уйгурскую автономию [28]. В американских тюрьмах многие заключённые, как и в России, переходят в радикальный ислам [29].
Исследователи Колорадского университета рекомендуют обращать особое внимание на уменьшение неравенства в жилищно-коммунальных условиях жизни различных национальностей, недопущение их разделения по анклавам [30]. Весьма важна разработка особых методов управления многокультурными компаниями [31], а также развитие микрофинансирования национального малого бизнеса [32].
Стратегия национальной политики России, как отметил В.В.Путин (НГ 23.01.2012) ,исходит из того, что Россия — не моноэтническое государство, не «плавильный котёл», а многонациональная общность, которую совместно построили многие народы под руководством русского, как наиболее многочисленного и системообразующего культурного лидера. Главная задача национальной политики — воспитание общегражданского патриотизма, разумная миграционная политика, преодоление национального и религиозного экстремизма, развитие взаимопонимания различных народов с помощью системы образования и СМИ, равные права для всех граждан, независимо от национальности и конфессии.
Как отметил председатель Госдумы С.Нарышкин (КП, 31.10.2013), основа успеха политики власти — моральное поведение, уважение к достоинству личности, праву на собственное мнение, диалог с оппозицией, широкое обсуждение законопроектов, определяющие доверие населения. Еще Конфуций отметил «Если правитель воспитан, он любит людей, если народ воспитан — им легко управлять».
С 2014 г. мониторинг реализации национальной политики проводится в 40, а с 2018 г. — во всех регионах РФ. Программа, состоящая из 12 разделов, обращает особое внимание на выявление, предупреждение и ликвидацию межнациональных конфликтов, борьбу с коррупцией и неспособностью власти обеспечить справедливую защиту прав людей всех национальностей и конфессий, пропаганду толерантности. Целесообразно выделить основные направления развития национальной политики в условиях новой индустриализации.
1. Развитие подлинного федерализма. Как отметил В.В.Путин [33], «федеративные отношения в стране не достроены и не развиты... у нас ещё нет полноценного федеративного государства». Централизация государственной власти в 2000-х гг. была необходима для преодоления сепаратизма, но в современных условиях блокирует проведение национальной политики. Русский философ И.А.Ильин назвал одной из основ федерации демократию и высокое правосознание граждан, способность власти выражать чаяния людей, отвечать на их нужды и требования гораздо важнее, чем формально-юридические установления. Усиление автономности субъектов федерации и местного самоуправления, располагающих законодательными, исполнительными и судебными полномочиями по принципу «единство и разнообразие» — база федерации, противостоящая религиозной, хозяйственной и национальной обособленности [34].
Президент Дагестана Р.Г. Абдулатипов показал, что не только демократия определяет федерацию, но и федерализм как теория и методология национальной политики структурирует демократию. Демократию, обогащённую принципами федерализма, он называет «федеративной» [35].
Международный опыт подтверждает важность соотношения федерализма и демократии [36]. Успешно развиваются, несмотря на сильные этноязыковые, а в ряде стран — и религиозные различия, такие федерации как США и Швейцария. Они сумели предложить этническим группам то, чего они сами достичь не могут — единую научно-образовательную, медицинскую, институциональную систему. Местное самоуправление, где национальные проблемы решаются в процессе человеческого общения, в России не выполняет своих функций. Половина налоговых доходов уходит в федеральный, 30–35% — в региональные бюджеты, а 22 тыс. муниципальных образований получают лишь 15–20%, причем долгосрочные правила распределения средств до сих пор не приняты. Местная прокуратура требует строительства новых дорог, детсадов и т.д. а средств для этого нет.
Организационные формы федерации должны учитывать численность населения разных национальностей и её динамику, компактность проживания и долю различных этнических групп в составе населения, наличие ресурсов для автономного развития, национальное богатство на душу населения, место в общем разделении труда. В зависимости от этого предоставляется культурно-национальная автономия, гарантирующая развитие своего языка и культуры, либо национальная автономия с ограниченными законами федерации суверенитетом. В любом случае, никакой этнос не может претендовать на политическую власть на определённой территории без участия других национальностей.
Межнациональные отношения — критерий эффективности местной власти. Так, в Челябинской обл. с населением 3,5 млн чел. проживает более 130 национальностей, прежде всего русских, татар и башкир. Миграционный приток на 68% состоял из русских из Казахстана и всех этнических групп — из Урала и Поволжья (НГ 08.08.2013). Доступность жилья, большое число вузов, создание Центра обучения и тестирования по русскому языку, привлечение всех национальностей для работы в госаппарате позволило избежать серьёзных конфликтов.
2. Развитие центров образования, культуры и инноваций в субъектах РФ. Национальная политика в условиях новой индустриализации требует коренной реформы всей системы образования. Российское профтехобразование (ПТО) после развала 1990-х гг. существенно уступает зарубежному. В 2013 г. его представители заняли последнее, 53 место на международном соревновании по качеству и скорости работы.
Перспективны три формы развития ПТО в субъектах РФ. Прикладной бакалавриат (его доля к 2014 г. составила 5% общего числа студентов) означает объединение вузов с колледжами ПТО и соединение обучения по программе высшего образования с овладением практическими навыками работы на производстве. Президент Дагестана Р. Абдулатипов предложил сократить 2/3 вузов Махачкалы, которые выдают дипломы без необходимых знаний и квалификации, организовав на их базе средние ПТО.
Межрегиональные центры, объединяющие начальное (ПТУ) и среднее ПТО (колледжи), призваны готовить специалистов на базе изучения запросов рынка труда. Так, современные дома с тепловыми полами, экономичной отопительной системой, регулируемыми батареями, трубами нового поколения, приборами учёта воды, энергии и т.д. требуют не традиционных сантехников, а специалистов широкого профиля. В ряде регионов ПТО организовано на базе сотрудничества колледжей, где преподаётся теория, и предприятий, которым бюджет компенсирует издержки по практической подготовке специалистов, а они гарантируют их трудоустройство с зарплатой не менее среднеотраслевой.
В вузах России намечено готовить специалистов широкого профиля, сократив число профессий с 500 до 100. Целевая поддержка вузов, которые играют ключевую роль в социально-экономическом развитии своих регионов, сопровождается с 2013 г. увеличением числа бюджетных мест по инженерно-техническим (в 49 регионах), естественно-научным (в 51 регионах), медицинским и педагогическим специальностям (в 59 регионах). Важно, что в ведущие вузы поступило 30% абитуриентов из других субъектов РФ. Университеты субъектов РФ призваны не только оказывать образовательные услуги рынку труда, но, прежде всего, стать центрами развития национальной культуры и науки, инновационной активности.
3. Национальная политика в условиях экономической интеграции. Постепенное разделение мира на макрорегионы с интегрированной экономикой — закономерность глобализации. При этом наряду с экономическими союзами в Северной и Южной Америке, Юго-Восточной Азии, Африке, Ближнем Востоке действует и британское Содружество наций, 54 члена которого занимаются, прежде всего, гуманитарными вопросами — здравоохранением, образованием, ликвидацией бедности, правосудием, культурой, молодёжной политикой.
Интеграция стран СНГ отличается географическим единством и исторической общностью. После того, как в 1580 г. Ермак завоевал Сибирское ханство, русские в 1610 г. достигли Енисея, а в ХVШ веке — Камчатки и Берингова пролива, заселили эти территории, частично ассимилировав местные племена, построили там города Тобольск, Томск, Красноярск, Иркутск, Хабаровск, Владивосток и т.д. Однако торговля со странами СНГ лишь у Беларуси, Молдовы и Таджикистана составляла более половины товарооборота. В целом же доля взаимной торговли в общем обороте в 1995–2010 гг., по данным Статкомитета СНГ, сократилась с 45 до 23% из-за консервации сырьевой или аграрной структуры экономики.
Создание с 2015 г. Евразийского экономического союза с единым экономическим пространством, согласованной макроэкономической и бюджетно-налоговой политикой, свободным перемещением товаров и услуг, капиталов, технологий, рабочей силы требует перехода от традиционной торговли к широкому кооперированию, системной интеграции, созданию филиалов ТНК в трудоизбыточных и обладающих дефицитными природными ресурсами странах и регионах, миграции не только рабочей силы, но и самого бизнеса, прежде всего инновационного.
4. Дифференцированная миграционная политика означает, во-первых, привлечение квалифицированных кадров из СНГ и дальнего зарубежья. Во-вторых, необходимо резкое ограничение притока нелегальных и не имеющих квалификации мигрантов, которые не платят налогов и социальных взносов. В-третьих, задача национальной политики — адаптация мигрантов, особенно окончивших российские учебные заведения, в т.ч. филиалы в других странах, предоставление им вида на жительство, социальных услуг, прав на получение гражданства. В этих условиях нерационально введение визового режима, особенно с Таджикистаном и Киргизией, где поступления от мигрантов составляют соответственно 51 и 30% ВВП. Переводы в СНГ составили, по данным Росстата, $18,2 млрд, но это только 0,93% ВВП России и втрое меньше оттока капитала в ЕС и офшоры ($56,8 млрд). Вакансии должны замещаться в первую очередь гражданами субъекта РФ, через месяц — России в целом и лишь если они не заполнены — иностранцами при наличии соответствующей квалификации (диплома).
Переселенцам необходимо предоставлять временное социальное жильё, льготные условия ипотеки. Для освоения пустующих земель Восточного Прикаспия (при условии опреснения морской воды и капельном орошении по современной технологии), Сибири, Дальнего Востока, ряда районов Центральной России целесообразно организовать планомерное переселение из трудоизбыточных и малоземельных регионов, а также из дальнего зарубежья, например, христиан Сирии и Египта, вынужденных покинуть свою родину.
5. Создание новых рабочих мест, обеспечивающих рациональную занятость образованной молодёжи с учётом национального менталитета. Ряд специальных исследований показал, что только новая индустриализация может решить проблемы депопуляции развитых стран [37]. Для мигрантов необходимы особые рабочие места, учитывающие их способности и менталитет [38]. Особое значение в этом плане имеет возрождение овощеводства, садоводства, лёгкой промышленности, которая в России пришла в упадок из-за контрабандного импорта и несоответствия европейским стандартам качества [39].
В России есть предпосылки для более комплексной и сбалансированной, чем в ЕС, практики межнациональных отношений… Возрождение промышленности позволит славянам вернуться в республики Северного Кавказа и другие оставленные ими регионы. Наилучшие рабочие места для них — научно-техническая сфера, творческие операции в промышленности и земледелии. Выходцы из России создали в США телевидение (Зворыкин), вертолётостроение (Сикорский), атомное судостроение, радары и т. д. В Ставропольском крае в хозяйстве «Казьминское» с помощью новых технологий, в т. ч. космического мониторинга и оборудования, жёсткого контроля качества в 2013 г. был получен рекордный урожай пшеницы — более 70 ц с га.
Отгородить российские регионы от притока населения из мест, где нет работы, не нужно и невозможно. Северокавказские народы имеют традиционные навыки строительства, в т.ч. дорожного, скотоводства, земледелия, ремесла, работы на транспорте, организационные способности, а женщины — работы в лёгкой и пищевой промышленности, на сборке приборов и электронной техники. Именно эти производства необходимо развивать на Северном Кавказе, именно на эти специальности набирать местную молодёжь для работы в других регионах, прежде всего Сибири и Дальнего Востока.
Этим регионам (75% территории России) необходимо резкое расширение их экономической самостоятельности. Вместо откачки финансовых потоков из регионов, ставших экономическим центром России, где 20% её населения обеспечивают до 75% её экспорта и более половины бюджетных доходов в центр, необходимо как показал В.Иноземцев (КП 22.08.2013), создание регионального фонда объёмом не менее 2 трлн руб. для возвратных инвестиций и гарантии частных вложений в инфраструктуру, транспорт, жильё, логистику, разведку недр и обрабатывающую промышленность. Недопустимы и опасны громадные различия между субъектами РФ, среди которых 11 доноров и более 60 — получателей субсидий. Душевой ВРП Тюменской и Сахалинской обл. (970–990 тыс. руб.) превосходит уровень Чечни и Ингушетии (52–55 тыс. руб.) в 18–19 раз. Межрегиональные различия в США (штаты Делавэр и Айдахо) составляют всего 2 раза, в Бразилии (провинции Сан-Пауло и Мараньям) — 4,4 раза, в ЕС (Люксембург и Болгария) — 5,9 раза.
Главное в новой индустриализации на Северном Кавказе — малый и средний бизнес (МСБ), соблюдающий стандарты качества и безопасности продукции. Предприниматели в России составляют, по оценке Союза предпринимателей, лишь 15% (в ЕС — более 60%), при этом более 20 млн из них — социальные иждивенцы, которые не платят налоги и социальные взносы, но пока ещё пользуются пенсионными и другими льготами, получают пособия на оплату ЖКХ и т. д. Более 40% МСБ занято в сфере услуг и торговли.
«Чёрной дырой» в национальной экономике остаются сёла и малые города русских областей (кроме Белгородской, Липецкой, некоторых чернозёмных и уральских), где люди живут в домах без водопровода, канализации и современного отопления, без постоянной работы, в условиях бездорожья и низкого качества общественных услуг.
Национальную политику подрывает недопустимая дифференциация доходов. По данным Е.Гонтмахера (МК 19.08.2013), 1% домохозяйств в России располагает 71% всех активов (wealth), включая деньги, ценные бумаги и недвижимость), что намного больше, чем в США (37%), ЕС и Китае (32%), Японии (17%), Индии (49%), Африке (44%) и мире в целом (46%). Д.Рыболовлев, получивший миллиарды долларов от эксплуатации общественного достояния — калийных месторождений, купил самую дорогую квартиру в Нью-Йорке ($88 млн), дворец во Флориде (95 млн), виллу на Гавайях (20 млн), два греческих острова (156 млн) и постоянно живёт во дворце в Монако ($300 млн) (КП 22.08.2013). Этого бы хватило для благоустройства нескольких субъектов РФ.
По оценке социологов (Правда.ру, 01.11.2013), активы 200 российских миллиардеров из списка Forbes составляют около 490 млрд долл., они контролируют более половины негосударственной экономики. При этом около 40% получают доходы от эксплуатации народного достояния — природных ресурсов, далее следуют операции с недвижимостью и банки. Технологических прорывов в их компаниях не наблюдается. Русские (91 чел) занимают первое место в этом списке, но их доля (45%) меньше, чем в российском населении (78%). На втором месте — представители народов Азии и Кавказа (азербайджанцы, грузины, ингуши, узбеки, таты и т.д.). Самые богатые граждане России (А.Усманов, С.Керимов) и Украины (Р.Ахметов) имеют тюркское происхождение. Следующие места занимают евреи и украинцы, чья доля в списке миллиардеров (соответственно 19 и 14,5%) гораздо выше, чем в численности населения (0,1 и 1,5%).
Общие выводы. 1. Глобализация без эффективной национально-конфессиональной политики усиливает противоречия в обществе и влияние радикального ислама. В многонациональной России неприемлемо как имперское мышление, так и сепаратизм, как полная ассимиляция наций («плавильный котел»), так и обособленное существование различных этносов. Общественная национальная идея призвана преодолеть раскол между евразийской и евроцентристской ориентацией, соединить традиции и ценности россиян с задачами формирования социально-инновационной экономики.
2. Сдвиги в национальной структуре населения, сокращение доли русских в ряде республик СНГ и регионах России усиливает опасность ксенофобии и экстремизма. Целесообразно передать на региональный и, прежде всего, на муниципальный уровни многие социальные обязательства, необходимые для их выполнения ресурсы и ответственность за национальное согласие.
3. Массовая миграция — закономерное следствие глобализации. Здесь необходимы в первую очередь не административно-репрессивные меры, а реальная экономическая интеграция в рамках Таможенного Союза и Евразийского экономического союза, легализация привлечения в Россию необходимых ей кадров.
4. Главное в современной национально-конфессиональной политике — создание новых рабочих мест, в т.ч. в трудоизбыточных регионах, учитывающих специфику этнического менталитета. Национальной идеей может и должна стать новая индустриализация.


Литература
1. Merz G. The political economy of managed migration: nonstate actors, Europeanization, and the politics of designing migration. N.Y., 2009.
2. М.А. Эсхатологический компонент трудовой этики русских старообрадцев и немецких протестантов // Пробл. современной экономики. — 2013. — № 2. — С.326–328.
3. Albas T. Islamic radicalism and multicultural politics: the British experience. L., 2011. — 223 p.
4. Avari B. Islamic civilization in South Asia: history of Muslim power and presence in the Indian Subcontinent. N.Y., 2012.
5. Schirohaner C. A brief history of Shines and Japanese civilization. Boston, 2013, ed. — 710 p.
6. Duchesne R. The Uniqueness of Western civilization. Leiden, 2011. — 527 p.
7. Klinenberg E. Going Soli: The Extraordinary Rise and Surprising Appeal of Living Alone. N.Y., 2012.
8. Липенц И. Трансформация культуры и изменения в моделях потребительского поведения // Вопросы экономики. — 2012. — № 8.
9. Contemporary capitalism and its crisis: Social Structure of accumulation theory for the 21st century. T.McDonoughu, M.Reich, L.Cotz (eds.). Cambridge University Press, 2010.
10. Radjan R. Fault lines: how hidden Fractures stile threaten the world Economy. Princeton University Press, 2010. — 272 p.
11. Костомаров М. Русская республика. Северно-русские народоправства. — М., 2008.
12. Citizenship and migration in the ere of globalization: the flow of migrants and the perception of citizenship in Asia and Europr. M.Pohlmann, S.Yang, S. — H.Lee (eds.). Berlin, 2013.
13. Migration and organized civil Society: rethinking national policy. D.Halm, Z.Sergin (eds.). — L., 2013.— 229 p.
14. Migration and inequality. T.Bastia (ed.). Abington, 2013.
15. Padilla E., Phan P. Contemporary issues of migration and theology. N.Y., 2013.
16. Migration and insecurity: citizenship and social inclusion in a transnational era. N.Steiner, K / Mason, A.Hayes (eds.). N.Y., 2013. — 192 p.
17. International migration and the future of populations and labor force resources in Europe. M.Kupeszewski (ed.). L., 2013.
18. Ghosh B. The global economic crisis and the future of migration: issues and prospects: what will migration look line in 2045? Basingstone, 2013. — 338 p.
19. Migration and diversity in Asian contexts. Eng L., Collins F., Yeoh B. (eds.). Singapore, 2013. — 293 p.
20. East European diasporas, migration, and cosmopolitanism. V.Ziemer, S.Roberts (eds.). N.Y., 2013.
21. Assessing quality of life and living conditions to guide national policy. M.Hagerty, S.Vogel, V.Moller (eds.). Boston, 2002. — 447 p.
22. The multicultural dilemma: migration, ethnic politics, and state inter mediation. M.Williams (ed.). L., 2013. — 256 p.
23. Cumazi, Panigrahi A. Human resource development: a new roadmap on success of industrialization // Advances in Management, Sep. 01, 2012, Vol.5, № 9, p. 6–11.
24. Грибанов В.В. Реформирование европейской социальной модели в условиях финансово-экономического кризиса // Проблемы соврем. экономики. — 2013. — № 2. — С.257–260.
25. Галеева Е.И., Гафиятов И.З. К вопросу об оценке стоимости человеческого капитала в России. // Проблемы соврем. экономики. — 2013. — № 2. — С.48–51.
26. Latin America’s multicultural movements: the struggle between communitarianism, autonomy, and human rights. T.Risenstadt, M.Danielson et al (eds.). N.Y., 2013. — 288 c.
27. Citizen action and national policy reform: making hinge happen. S.Gaventa, R.McGee (eds.). L., 2010. — 226 p.
28. Guo R. China’s multicultural economies: social and economic indicators. N.Y., 2013.
29. Phillips C. The multicultural prison: ethnicity, and social relations among prisoners. Oxford, 2013.
30. Sidney M. Linking national policy designs and local action: a comparison of fair housing and community reinvestment policies. Boulder, 2000.
31. Terry J. Managing a multicultural workforce. Amherst, 2011.
32. Advanced technologies for microfinance: solutions and challenges. A.Ashta (ed.). Hershel, PA, 2011.
33. Путин В.В. О положении в стране и основных направлениях внутренней и внешней политики государства. — М., 2008. — С.25–26.
34. Ильин И.А. Наши задачи. Историческая судьба и будущее России. — М., 1992, т.1. — С. 175–176.
35. Абдулатипов Р.Г. Федералогия. — СПб., 2004. — С.5.
36. Михайлова Н.В. Российский федерализм в контексте мирового опыта. — М., 2002.
37. Barabasch A. Meeting the challenge: between depopulation and new industrialization // Journal of Vocational Education and training. Dec.01, 2012, Vol.64, N 4, p.403–416.
38. The migration industry and the commercialization of international migration. T.Gammeltoft, N.Sorensen (eds.). Abington, 2013. — 218 p.
39. Круглик А. Настоящее и будущее лёгкой промышленности // Экономические стратегии. — 2012. — № 3.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия