Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (56), 2015
ФИНАНСОВО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА. БЮДЖЕТНОЕ, ВАЛЮТНОЕ И КРЕДИТНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ, ИНВЕСТИЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ
Казанский А. В.
доцент кафедры теории кредита и финансового менеджмента экономического факультета
Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат экономических наук


Базельские стандарты капитала, ликвидности и управления рисками
В статье дан анализ теоретических основ управления рисками и ликвидностью на основе принятых в международной практике базельских стандартов. Охарактеризованы как простейшие механизмы оценки капитала разного уровня, так и внедрение в стандарты оценки капитала операционного риска. Вопросы ликвидности освещены, прежде всего, с позиции изменения подхода к расчету норматива краткосрочной ликвидности. Особое внимание уделено модификации системы контроля за процедурами риск-менеджмента со стороны регулятора, начиная от простейших (административное ограничение ставок по кредитам и депозитам) и заканчивая более структурированными, такими как борьба с завышением стоимости активов и расширение подходов к оценке ссуд и созданию резервов
Ключевые слова: Базельские стандарты, капитал первого уровня, достаточность капитала, краткосрочная ликвидность, риск-менеджмент, процентные ставки по кредитам и депозитам, рейтинговые агентства, страновые риски, буферы капитала, фондирование, международные стандарты финансовой отчетности, потребительское кредитование
УДК 330.131.7: 338.28   Стр: 166 - 169

Нарастание финансовой нестабильности, связанной с регулярно повторяющимися финансово-экономическими кризисами, принимающими все более масштабный характер [20], внедрением инновационных финансовых услуг [15; 19] и инструментов финансово-инвестиционных ресурсов [16], вызывает необходимость совершенствования управления, прежде всего, за банковским капиталом в направлении стандартизации капиталотворческой функции кредита [17; 18].
Базельский комитет по банковскому надзору 12.10.2010 г. обнародовал решения по ужесточению банковского регулирования, получившие название «Базель-3». Основные требования коснулись расчета капитала банков применительно к нормативу достаточности капитала (Н1 в терминологии инструкции № 139-И Банка России [5]). Долю капитала первого уровня (основного капитала) банкам было рекомендовано увеличить с 4% до 5,5%. Кроме того, от банков потребовали поддержания так называемого буферного капитала «внутри» капитала первого уровня в соотношении 4,5% к активам, взвешенным с учетом риска. Создание капитального буфера позволит банкам застраховаться от потерь в случае будущих кризисов, по замыслу Базельского комитета.
ЭВОЛЮЦИЯ БАЗЕЛЬСКИХ СТАНДАРТОВ
1988 – Международная конвергенция принципов измерения капитала и стандарты капитала (Базель-1)
1996 – Поправка к Базелю-1 об учете рыночных рисков.
1997 – Основные принципы эффективности базельского надзора.
1999 – Методологические разъяснения основных принципов эффективности банковского надзора.
2004 – Базель-2. Принципы управления надзора над процентным риском.
2005 – Поправка к Базелю-1 об учете рыночных рисков (новая редакция).
2006 – Основные принципы эффективного банковского надзора (новая редакция)
2010 – Базель-3
Источник: [22]
Обнародованию стандартов «Базеля-3» предшествовало длительное (на протяжении почти 4 лет) обсуждение изменений, вносимых в расчет капитала кредитной организации [12]. Переход к расчету капитала на основе стандарта «Базель–3» запланирован как постепенный – в 2013–2019 гг. В подготовке нормативных документов принимали участие эксперты крупнейших международных финансовых организаций, таких как ЕБРР и МВФ [25]. В России расчет собственных средств банка (форма 123 отчетности) в формате «Базель-3» ведется с 01.01.2013 г. наряду с сохраняющимся расчетом капитала по предыдущей формуле. Введение регулятором санкций за нарушение норматива Н1 запланировано, начиная с 01.01.2015 года. Стоит отметить, что Банк России в середине 2013 г. ввел для российских банков послабления не только по срокам внедрения, но и по размеру новых требований. Так, планки достаточности базового и основного капитала (сумма базового и буферного), которые первоначально предлагалось установить на уровнях 5,6% и 7,5% (т.е. почти с 25-процентным превышением рекомендаций Базельского комитета), были снижены: основной – до уровня базельских рекомендаций (5,5%), базовый – до 5% (т.е. чуть выше, чем рекомендовано «Базель-3» – 4,5%).
Расчет капитала по новой методике предполагает также изменение механизма включения в капитал субординированных долгосрочных инструментов (кредитов, депозитов, облигационных займов). Согласно «Базелю-3», включение таких инструментов в дополнительный капитал банков возможно только при условии поглощения ими убытков, для этого они при наступлении определенных обстоятельств должны конвертироваться в акции (при снижении достаточности капитала базового уровня до 2% и ниже, либо при санации банка со стороны ЦБР или Агентства по страхованию вкладов). Банки также получили право досрочно погашать субординированные привлеченные средства при условии, если достаточность совокупного капитала банка не ниже 11%.
В настоящее время ЦБР разрабатывает поправки к федеральным законам «О центральном банке» и «О банках и банковской деятельности», которые зафиксируют право регулятора требовать от банков планов восстановления финансовой устойчивости (самооздоровления), а для системно значимых игроков сделать это обязанностью. Кроме того, предлагается закрепить за ЦБР право устанавливать для банков дополнительные буферы капитала – надбавки к нормативу достаточности средств. Речь о трех надбавках: надбавке поддержания достаточности капитала, антициклической надбавке и надбавке за системную значимость. При снижении уровня достаточности капитала ниже уровней, которые будет устанавливать ЦБР, часть прибыли банка, определяемая регулятором, замораживается и может быть направлена только на пополнение капитала, тратить эти средства на что-либо другое будет возможно только после стабилизации финансовой ситуации.
«Базель-3» предполагает и иные изменения процедуры регулирования банковской деятельности. Так, более детализированными становятся подходы к управлению рисками. Ранее отнесение активов к тому или иному классу риска было возможно согласно стандартизированным критериям регулятора. Из-за этого достаточность капитала рассчитывалась приблизительно, чаще всего – с запасом. При новом подходе банки сами оценивают риски активов на основе внутренних рейтингов по сложным математическим и статистическим моделям. Рейтинги каждого заемщика или группы активов в конечном итоге и определяют степень их рискованности.
В настоящее время происходит обсуждение проекта положения ЦБР «О порядке расчета величины кредитного риска на основе внутренних рейтингов» и порядок перехода на него банков в надзорных целях. Сроки по внедрению в РФ продвинутого подхода к оценке банками кредитных рисков – 2016 г. При этом воспользоваться новым механизмом взвешивания активов по категории риска смогут не все банки. Предположительно, планка отсечения будет установлена по размеру активов – от 500 млрд рублей. Таким образом, по состоянию на 01.09.2015 на внедрения нового механизма расчета рисков в России смогут лишь 12 крупнейших игроков – Сбербанк, ВТБ, Газпромбанк, ВТБ 24, ФК «Открытие», Россельхозбанк, Банк Москвы, Альфа-Банк, Юникредитбанк, Промсвязьбанк, Райффайзенбанк и Росбанк. При этом масштаб экономии капитала будет ограничен – не более 10% в большую сторону от расчета по стандартному подходу в первый год и не более 20% – во второй.
Центральный банк готов тестировать российские банки на соответствие требованиям «Базеля-3» и по ликвидности. 30.05.15 вступило в силу Положение № 421 ЦБР «О порядке расчета показателя краткосрочной ликвидности («Базель-3») в рамках перехода российских банков на стандарты финансовой устойчивости «Базель-3». С 01.07.2014 начал проводиться мониторинг, в ходе которого банки будут рассчитывать в аналитических целях для оценки своего соответствия «Базелю-3» показатель краткосрочной ликвидности (ПКЛ) [6]:
(1)
В качестве меры пруденциального надзора показатель ПКЛ вступает в силу 01.10.2015 в соответствии с информацией «О мерах по реализации Базеля III и о регулировании деятельности системно значимых банков» для 10 системно значимых банков РФ [21] .
Кроме расчета ПКЛ, по описанной в проекте методике Банка России, банк в период мониторинга будет предоставлять регулятору также расчет дополнительных показателей для оценки своей ликвидности. Речь о величине средств, которые могут быть привлечены ими от ЦБР в рамках операций рефинансирования (под залог бумаг из ломбардного списка, под нерыночные активы, под залог золота и т.д.). Это нужно для оценки регулятором круга банков, нуждающихся в дополнительных инструментах для фондирования высоколиквидных активов (ВЛА), и масштаба их потребностей. Дело в том, что, в понимании Базельского комитета, к ВЛА относятся (кроме денег в кассе и средств на счетах в ЦБР) выпущенные или гарантированные государством (международными финансовыми организациями, банками развития) долговые ценные бумаги. Объективный недостаток классических ВЛА у банков России можно было бы компенсировать гарантированным финансированием от ЦБР. Но гарантировать на 100% предоставление средств всем банкам без исключения для соответствия «Базелю-3» ЦБР не готов. По результатам оценки нужды крупных игроков в дополнительной ликвидности им будет издан отдельный документ о «контрактных линиях ликвидности».
Основным инструментом ЦБР в борьбе с рисками по-прежнему является формирование резервов на возможные потери по ссудам согласно Положению № 254-П, а также управление операционным и рыночным рисками. Управление операционным риском в основном сводится к контролю за адекватностью существующих в банке бизнес-процессов целям и масштабам деятельности кредитных организаций. Рыночный риск представляет собой вероятность обесценения существующих активов, а также изменение соотношения стоимости заемных средств (фондирования) и процентной ставки по размещенным средствам.
Тем не менее, регулятор все чаще применяет новые способы контроля за процессами риск-менеджмента в банках, включая борьбу за достоверность отчетности, а также системного риска, реализующегося в разных сегментах банковской системы за рубежом [23]. Так, Банк России давно говорит о проблеме завышения банками стоимости активов (чаще всего это земля, недвижимость, транспорт в залоге и непрофильные активы, оказавшиеся на балансе банка по отступному). ЦБР неоднократно заявлял, что будет накапливать информацию о недобросовестных оценщиках и уделять особое внимание проверке тех банков, которые пользуются их услугами. ЦБР рекомендует своим территориальным подразделениям обращать особое внимание на то, несут ли нанятые банками оценщики ответственность за достоверность своих оценок, говорится в письме № 20-Т.
Банк России расширяет и традиционные подходы к оценке ссуд и созданию резервов. Строгие меры воздействия к игрокам, практикующим сомнительные операции, будут распространены не только на операции по переводу средств (в том числе – за рубеж), но и на кредитные операции. Реальность деятельности заемщиков будет контролироваться не только по новым, но и по ранее выданным ссудам. А связанность заемщиков с собственниками банков будет контролироваться с помощью мотивированного суждения ЦБР. Интересно, что такой контроль за кредитными организациями Председатель ЦБР Э. Набиуллина назвала превентивным надзором. Действующие ранее меры (согласно письмам ЦБР № 172-Т и № 92-Т) позволяли выявить риски высокой вовлеченности банка в сомнительные операции и отреагировать путем ограничения ряда операций – кассовых или внешнеэкономических. Теперь же подобным образом регулятор предполагает реагировать на другие специфические риски, такие как высокий уровень ставок привлечения, скрытые вклады, большое количество кредитов компаниям с признаками «технических», существенное завышение стоимости имущества, значительные объемы кредитного риска за вексельными, паевыми и иными схемами. Кроме того, предполагается более широкое применение требований к проверке заемщиков с признаками фиктивной деятельности и к формированию повышенных резервов по портфелям кредитов с признаками «технических».
Новым представляется подход ЦБР к оценке страновых рисков, причем его причиной является действия Организации по Экономическому Сотрудничеству и развитию, неожиданно прекратившей оценивать страновые риски практически всех высокоразвитых стран. Между тем, в бумагах именно их эмитентов находится большая часть иностранных активов российских банков. Эксперты не исключают, что ОЭСР хочет избежать риска пересмотра рейтингов стран еврозоны, а значит – их влияния на европейские долговые рынки и положение в экономике в целом. Теперь российскому регулятору предстоит решать, чем руководствоваться банкам взамен страновых оценок долговых обязательств ОЭСР [20]. Ведь если ранее сделанные оценки станут неактуальными, то банкам придется пересчитать страновые риски, причем непонятно, в какую сторону – увеличения или уменьшения. Впрочем, выбор у ЦБР небольшой, как отмечают эксперты – это или выставление страновых оценок самим ЦБР, или использование критериев рейтинговых агентств, или использование договоренностей о выставлении страновых оценок с иными, чем ОЭСР, международными организациями, такими как МФВ или Совет по финансовой стабильности.
В этой связи стоит упомянуть о том, что ЦБР конкретизирует и ужесточает требования к рейтинговым агентствам. Регулятор предлагает ввести обязательную публикацию методологии и обязать все агентства, работающие на территории России, открывать не представительства, а полноценные дочерние структуры. По готовящемуся положению всем рейтинговым организациям придется пройти переаккредитацию в ЦБР. При этом за ЦБР будет закреплен ряд полномочий, среди которых – «регистрация методологии и последующая проверки деятельности рейтинговых агентств на предмет соблюдения этой методологии». По словам представителя Fitch в России, подобные требования сейчас предъявляет к рейтинговым агентствам европейский регулятор, поэтому в них нет ничего необычного. Кроме того, есть дополнительные требования, направленные на избежание конфликта интересов и соблюдения внутреннего контроля. Например, предлагается не присваивать рейтинги, если акционер агентства с долей от 10% также имеет долю от 10% в компании, рейтинг которой надлежит присвоить. Аналитики, участвующие в определении рейтинга, не могут никоим образом быть аффилиированы с объектом рейтингования.
Стоит выделить еще ряд актуальных подходов ЦБР к управлению рисками банковского сектора в целях защиты интересов кредиторов и вкладчиков [21]:
• у недобросовестных собственников становится все меньше способов для искусственного увеличения капитала. Расширение взаимодействия российского ЦБ с зарубежными регуляторами сократило возможности банков по использованию для этого, например, оффшорных схем – ранее крайне сложных к обнаружению;
• Банк России намерен надзирать за экономическим положением не только банков, но и их крупных владельцев (от 10%). Ранее регулятор оценивал финансовое благополучие последних лишь единожды – при вхождении в капитал банка. Начиная с 2014 года, ЦБР это делает регулярно, причем анонсируется, что неблагополучные собственники будут отстраняться от управления банком;
• Банк России систематически приближает российскую отчетность кредитных организаций к международным стандартам (МСФО). В частности, планируется, что банки начнут отражать в своих балансах производные финансовые инструменты по справедливой стоимости (Fair Value). Сейчас у Банков, активно работающих с деривативами, довольно существенно расходятся их оценки по российской и международной отчетности;
Формирование банковского рынка и банковской инфраструктуры изначально требовало разработки теории рисков и методов их оценки, в том числе – регулирующими органами [8]. Розничное кредитование (как обеспеченное – ипотека и автокредиты, так и необеспеченное – потребительское, POS-кредитование и кредитные карты), являясь основным драйвером роста банковского сектора, вместе с тем аккумулирует большую часть просроченной задолженности по кредитам. В 2012–2014 гг. необеспеченное потребительское кредитование росло средними темпами 37,3% в год, вся розница в целом – 32,5%, корпоративное кредитование – 12,8%. На потребительское кредитование приходилось почти 60% (немногим больше 5,5 млрд руб.) всего розничного портфеля банков. При этом просроченная задолженность по необеспеченным розничным кредитам достигла к концу 2014 г. уровня в 11,2%, в целом по рознице – 7,9%, по ипотечному кредитному портфелю – 4,1%.
В этой ситуации Банк России принял ряд мер по охлаждению рынка розничного кредитования. Изменения коснулись ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации», Инструкции ЦБР № 139-И от 03.12.2012 «Об обязательных нормативах банков», принятого в 21.12.2013 ФЗ № 353 «О потребительском кредитовании (займе)», Инструкции № 254-П от 26.03.2004 «О порядке формирования кредитными организациями резервов на возможные потери по ссудам, ссудной и приравненной к ней задолженности».
В соответствии с внесенными поправками, Банк России:
• Повысил нормативы резервирования по необеспеченным ссудам – с 2% до 3% по ссудам без просрочки, с 6% до 8% – по ссудам с просрочкой до 30 дней. Если банк не разделяет непросроченный и минимально просроченные кредиты, то по всему портфелю таких ссуд резервы вырастут с 3% до 5%. Несмотря на относительно более благополучную ситуацию с кредитами юридическим лицам, ужесточение резервирования коснулось и этого сегмента банковского кредитования. Перевод ссуды из 1 категории качества во 2-ю происходит при допущенной просрочке в 5 дней;
• Увеличил коэффициенты риска, используемые при расчете знаменателя показателя Н1 (Достаточность капитала) по необеспеченным ссудам. В случае если полная стоимость кредита превысит 60% годовых, то коэффициент риска по такому кредиту составит 6, от 45% до 60% – 3, от 35% до 45% – 1,9, от 30% до 35% – 1,3 от 25% до 30% – 1,1.
Эти изменения коснулись и корпоративных ссуд. Согласно поправкам в Инструкцию № 139-И, коэффициент риска по заемщикам – юридическим лицам, не имевшим на момент заключения кредитного договора рейтинга на уровне «B» либо «B2» и выше в зависимости от агентства и не давшим одновременно согласия на предоставление информации в БКИ и на раскрытие кредитору основной части его кредитной истории, увеличивается с 1 до 1,1.
При этом ЦБР сохранил более либеральный подход к регулированию ипотечного кредитования как, во-первых, залогового, во-вторых, наименее проблемного с точки зрения динамики просроченной задолженности, и, в-третьих, как одного из драйверов роста строительной отрасли и экономики в целом. Повышенный коэффициент риска (1,5) установлен не для всех ипотечных кредитов, а только для имеющих следующие характеристики: а) превышения суммы кредита 50 млн руб.; б) установление первоначального взноса на уровне менее 20% от стоимости объекта кредитования. При применении данного коэффициента существует и послабление. Для кредитов в размере более 50 млн руб. и первоначальным взносом менее 20% (соотношением Loan to Value (LTV–Кредит/Залог) более 80%) может быть установлен коэффициент 100% при условии, что первоначальный взнос по ипотеке больше 10% и меньше 20%, но эта разница застрахована у страховщика с международным рейтингом не менее «BB», или же не менее 50% риска выплаты передано перестраховщику, контрольный пакет которого принадлежит государству.
Согласно ФЗ «О потребительском кредите (займе)», ЦБР имеет право ограничивать процентные ставки по потребительскому кредитованию [3], исходя из формулы:
Ставка % MAX = WA % ставка TOP100 • 1,3 (2),
где ставка % MAX – максимально возможная к установлению процентная ставка по потребительскому кредиту; WA % ставка ТОП 100 – средневзвешенная процентная ставка по 100 банкам-лидерам в сфере потребительского кредитования в зависимости от сегмента: нецелевые ссуды, POS-ссуды в торговых сетях, кредитные карты, кредиты в рамках зарплатных проектов, кредиты микрофинансовых организаций.
В 2013 г. Центральный Банк РФ приступил к мониторингу депозитных ставок по вкладам физических лиц и установлению верхней границы процентной ставки по вкладам, исходя из формулы:
Ставка % MAX = WA % ставка TOP 100 + 200 б.п. (3)
где ставка % MAX – максимально возможная к установлению процентная ставка по вкладу физического лица; WA % ставка ТОП 10 – средневзвешенная процентная ставка по 10 банкам-лидерам в сфере привлечения вкладов физических лиц; б.п. – базисный пункт, равный 0,01%.
Кроме того, ЦБР наделен правом устанавливать для проблемных банков предельный уровень процентный ставки, находящийся в интервале между максимальным (согласно формуле 2), и минимальным, находящимся на уровне двух третей ключевой ставки (5,33% по состоянию на 01.08.2014) по вкладам в рублях и ставки LIBOR по вкладам в валюте.
Механизм расчета предельного уровня процентной ставки ЦБР еще предстоит определить.


Литература
1. Закон РФ «О банках и банковской деятельности» № 17-ФЗ от 03.02.1996
2. Закон РФ «О центральном банке» № 86-ФЗ от 10.07.2002
3. Закон РФ «О потребительском кредите (займе)» № 353-ФЗ от 01.07.2014
4. Закон РФ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем и финансированию терроризма» № 115-ФЗ от 07.08.2001
5. Инструкция № 139-И ЦБ РФ «Об обязательных нормативах банков» (в ред. от 18.06.2015).
6. Положение № 421-П ЦБ РФ от 30.05.2014 «О порядке расчета показателя краткосрочной ликвидности («Базель-3»)».
7. Андрюшин С.А., Кузнецова В.В. Центральные банки в мировой экономике. – М.: Инфра-М, 2012.
8. Банковское дело. Учебник / Под ред. О.И. Лаврушина. – М.: Изд-во банковского и биржевого научно-консультационного центра, 1992.
9. Долан Э.Д. Деньги, банковское дело и денежно-кредитная политика. – СПб.: Санкт-Петербург Оркестр, 1994.
10. Кудрин А. Влияние доходов от экспорта нефтегазовых ресурсов на денежно-кредитную политику России // Вопросы экономики. – 2013. – № 3. – С. 4–19.
11. Матук Ж. Финансовые системы Франции и других стран. – М.: Финстатинформ, 1994.
12. Никифорова А.П. Современный зарубежный опыт реструктуризации банковской системы // Сб. научных трудов. Вып. 9 / Под ред. А.И. Михайлушкина и Н.А. Савинской. – СПб.: СПбГИЭУ, 2006. – С.102–104.
13. Овчинникова О.П., Михалева Ю.В. Стратегия институционально-сетевого развития банковской инфраструктуры // Финансы и кредит. – 2009. – № 2 (339). – С. 2–10.
14. Роуз П.С. Банковский менеджмент. – М.: «ДЕЛО Лтд», 1995.
15. Соколов Б.И., Воронов В.С. Новый формат финансового посредничества в инновационной экономике: инновационные финансовые услуги (окончание) // Проблемы современной экономики. – 2010. – № 4. – С.182–185.
16. Соколов Б.И., Воронова Н.С. Современные источники и инструменты финансово-инвестиционных ресурсов // Реформы и право. – 2012. – № 1. – С. 29–36.
17. Соколов Б.И., Топровер И.В. Капиталотворческие теории кредита (XVII – первая половина XIX вв.) // Проблемы современной экономики. – 2006. – № 3–4. – С. 449–459.
18. Соколов Б.И., Топровер И.В. Капиталотворческие теории кредита (2-я половина XIX – ХХ в.) // Проблемы современной экономики. – 2007. – № 1. – С. 316–326.
19. Соколов Б.И., Топровер И.В. Теория «гибридных» оборотных средств кредита // Проблемы современной экономики. – 2007. – № 4. – С. 361–367.
20. Соколов Б. И. Инвестиционно-финансовое кредитование и создание долговой экономики // Проблемы современной экономики. – 2008. – № 2. – С. 361–368.
21. Тавасиев А.М., Мазурина Т.Ю., Бычков В.П. Банковское кредитование: Учебник. – М.: Инфра-М, 2012.
22. Энциклопедия финансового риск-менеджмента / Под ред. А.А. Лобанова и А.В. Чугунова. 4-е изд., испр. и доп. – М., 2009.
23. Borio C. Rediscovering the Macroeconomic Roots of Financial Stability Policy: Journey, Challenges and a Way Forward // BIS Working Papers. Basel. – 2011. – N 354. – pp.99 .
24. Maurice D.Levi. International Finance: The Markets and Financial Management of Multinational Business. Second Edition, Mc. Graw-Hill Inc., 2006.
25. Wezel T.,Chan Lau J.A., Columba F. Dynamic Loan Loss Provisioning Simulations on Effectiveness and Guide to Implementation // IMF Working Papers.2012. N110, p.8–11.
26. http://www.banki.ru/news/bankpress/?id=4501871
27. http://www.cbr.ru/press/pr.aspx?file=15072015_190947ik2015-07-15t19_06_47.htm

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2020
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия