Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (56), 2015
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ И ДРУГИХ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН
Дятлов С. А.
профессор кафедры общей экономической теории и истории экономической мысли
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
академик РАЕН, доктор экономических наук

Касьяненко Т. Г.
профессор кафедры корпоративных финансов и оценки бизнеса
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук


Проблемы и перспективы экспорта российского природного газа в страны АТР
В статье рассматривается одно из наиболее перспективных направлений в проведении современной российской энергогазовой политики, которое заключается в расширении торгового сотрудничества со странами АТР, где имеется значительный потенциал роста поставок российского газа. Показано, что важнейшими рынками сбыта российского природного газа являются Индия, Китай, Республика Корея, Тайвань и Япония. С учетом того, что в современных условиях доминирующую роль в структуре газового баланса стран АТР занимает сжиженный природный газ (СПГ), авторы показывают, что в условиях усиления внутрирегиональной конкуренции на энергоресурсы доля трубопроводного газа на рынке АТР будет возрастать
Ключевые слова: Азиатско-Тихоокеанский регион (АТР), страны АТР, российская энергогазовая политика, сжиженный природный газ (СПГ), конкуренция, риски трансфера СПГ
УДК 339.5; ББК 65.5   Стр: 255 - 258

Введение
В современных условиях мировой и национальные энергетические рынки вошли в стадию интенсивной трансформации и реорганизации. На отдельных сегментах мирового энергетического рынка появились новые сильные игроки, реализующие свои конкурентные преимущества и долговременные стратегии. Происходит динамичное изменение баланса интересов между экспортерами и импортерами энергоресурсов, транснациональных энергетических компаний и национальных компаний государств, обладающих стратегическими запасами энергетических ресурсов, производителями и потребителями энергии. Диверсификация источников энергоресурсов со стороны потребителей сопровождается диверсификацией направлений поставки этих ресурсов их производителями. Динамичное развитие транспортной инфраструктуры, прежде всего, за счет развития системы трубопроводов и танкерной транспортировки сжиженного газа, для расширения доступа к энергоресурсам изменяет прежний локальный характер региональных энергетических нефтегазовых рынков [1–3].
Комплекс проблем, посвященных анализу глобализации рынка природного газа, развития топливно-энергетической сферы, проведению государственной политики обеспечения энергетической безопасности и устойчивого развития, либерализации газового рынка и интеграционного сотрудничества в газово-энергетической сфере России, стран ЕврАзЭС, АТР и ЕС были предметом научного исследования и получили достаточно глубокую научную проработку в работах таких российских ученых, как Ананенков А.Г., Боровский Ю.В., Брагинский О.Б., Бурлак Г.Г., Василенко Д.В., Григорьева Л.М., Воронин А.Ю., Воропай Н.И., Ермилов О.М., Жуков С.В., Карлик А.Е., Кокошин А.А.., Конопляник А.А., Макаров А.А., Максимцев И.А., Мастепанов А.М., Правосудов С. А., Салихов М.Р., Телегина Е.А., Цыганков С.Е., Чернышева Д.А., Шерстюк Е.Н., Язев В.А., а также таких зарубежных исследователей, как Голдман М., Ергин Д., Крики П., Нюссенс Х., Стерн Дж., Мюррей И., Оствик О., Пирани С., Уэбб Дж., Фрай К., Хельм Д. и др. [4].
Также следует отметить серию статей, посвященных стратегическому осмыслению проблем энергетической политики России, безопасного и устойчивого функционирования мирового энергетического рынка, ряд интервью и выступлений на международных энергетических форумах и конференциях главы ОАО «Газпром» А.Б. Миллера, а также концептуальное выступление Президента РФ В.В. Путина на втором Форуме стран-экспортеров газа в июле 2013 г. [5].
В то же время, целый ряд важнейших и значимых аспектов международной и региональной интеграции, сотрудничества в деле формирования и обеспечения конкурентоспособности, энергетической безопасности и устойчивого развития газовой отрасли, а также защиты и реализации конкурентных преимуществ России в энергетической сфере в условиях глобализации остаются все еще недостаточно разработанными в экономической литературе.
Проблемы газово-энергетической отрасли РФ. По оценкам директора энергетической ассоциации США Б. Уортинга, спрос на энергоносители в ближайшие 25–30 лет будет только расти. Для насыщения спроса необходимо примерно 100 млрд долл. инвестиций. По оценкам экспертов, мировой энергоотрасли потребуется к 2030 году свыше 20 трлн долл. инвестиций (в ценах 2005 года), чтобы удовлетворить спрос на энергию. Из них на природный газ — 3,9 трлн долл. (19%) [6].
По подсчетам специалистов Международного энергетиче­ского агентства, России необходимо инвестировать свыше одного трлн долл. в нефтегазовую и электроэнергетическую сферу до 2030 года, чтобы удовлетворить рост глобального спроса на энергоресурсы. Разведка недр Сибири по поиску месторождений газа требует не менее 300 млрд долл. Исходя из оценок потребностей российского ТЭК в средствах в размере 550–700 млрд долл. на период до 2020 г. только две трети этой суммы могут быть удовлетворены за счет внутренних источников, остальное требует привлечения иностранных инвестиций [7–9].
Необходимо учитывать существенное изменение обстановки в странах-поставщиках сжиженного природного газа (СПГ), способствующее росту экспорта газа или заменяющих энергоносителей на более выгодных условиях, а также негативные изменения в нормативно-правовой базе Евросоюза — важнейшего импортера российского газа (например, в соответствии с 3-м Энергопакетом), непосредственно влияющие на внешние условия поставок газа и реализацию газовых контрактов. В настоящее время требования третьего энергопакета ЕС для создания конкуренции предусматривают, что один поставщик может использовать не более 50% трубопроводных мощностей. В итоге «Газпром» лишается возможности использования половины мощностей сухопутных газопроводов-отводов от морских газопроводов «Северный» и «Южный поток». То есть «Газпром», подавая к границам ЕС необходимые рынку объемы природного газа, теперь не может рассчитывать на использование адекватных транспортных мощностей для доставки этих объемов к пунктам сдачи — туда, где газ меняет собственника и вливается во внутреннюю европейскую газораспределительную сеть [10, 11].
Обостряется проблема ограничения поставок западных технологий и оборудования для разведки и разработки новых месторождений газа в России, а также удорожание поставок оборудования и комплектующих для регазификации и дальнейшего использования природного газа. Возрастают также организационные риски, например, задержка и несвоевременное заключение контрактов на поставку газа в форме (трубопроводного и СПГ), нарушение условий контрактов (объемов, цены и графика поставок).
Изменение экономического и политического курса стран, имеющих крупные запасы природного газа и других углеводородов, заключение ими контрактов с западными компаниями, обладающими эффективными технологиями, может способствовать быстрому росту экспорта газа, в том числе СПГ, на более выгодных, чем у России, что сделает российские проекты недостаточно конкурентоспособными. Это, прежде всего, относится к странам Ближнего Востока.
Также следует учитывать давление на мировую ценовую конъюнктуру газа со стороны производителей сланцевого газа, прежде всего США. Выход США на глобальный рынок сжиженного природного газа может стоить «Газпрому» до 20% выручки, но не освободит Европу от зависимости перед российским газом, говорится в исследовании Центра глобальной энергетической политики при Колумбийском университете Нью-Йорка. Международное энергетическое агентство (МЭА) более осторожно в оценках перспектив экспорта СПГ в Европу. МЭА прогнозирует, что экспорт СПГ из США достигнет 50 млрд кубометров только к 2035 году [12]. В настоящее время Россия продает в Европу около 150 млрд кубометров газа в год. Россия обеспечивает 65% газового импорта Европы. Общая выручка «Газпрома» в 2013 году составила 5,25 трлн руб. ($160 млрд по курсу на конец года) [9].
Изменения нормативно-правовой базы, особенно налогового законодательства, способно существенно ухудшить показатели экономической эффективности проекта. Освобождение от уплаты экспортной пошлины, предусмотренное российским законодательством для сжиженного природного газа, способствует увеличению конкурентоспособности российского сжиженного газа на мировом рынке, поскольку себестоимость добычи природного газа на Дальнем Востоке значительно выше, чем у конкурирующих поставщиков СПГ в АТР — Малайзии, Индонезии, Австралии и Катара.

Риски проекта поставки СПГ в страны АТР. При проведении Россией средне- и долгосрочной газоэнергетической политики, следует учитывать возникновение и действие различных рисков: геополитических, институциональных, финансово-экономических, сбытовых, организационных и экологических. С учетом обострения политической ситуации в мире, введения экономических санкций против России, ухудшения мировой конъюнктуры на энергоносители следует выделить основные факторы риска поставок российского природного газа в зарубежные страны. В последнее время ведущую роль стали играть геополитические и внешнеэкономические риски. В условиях введения экономических санкций странами Запада против России, а также осложнения политической ситуации на Украине и возможными проблемами транзита газа через территорию Украины в страны Европы, возрастают внешнеэкономические и геополитические риски. Резкое осложнение международной обстановки, влекущее за собой ухудшение многосторонних отношений с реальными и потенциальными потребителями природного газа, приводит к введению экспортных ограничений и ограничений на транзит газа.
Следует выделить риск ухудшения ценовой конъюнктуры на рынке нефти и природного газа, в том числе вследствие существенного снижения цен на мировом рынке на альтернативные энергоносители (например, сланцевый газ, биотопливо) и относительное падение спроса на нефть и природный газ [13]. Также следует учитывать риски, связанные с действием тенденции снижения спроса на газ и рост доли альтернативных источников энергии в связи с изменением рыночных условий в странах-импортерах. В связи с обострением бюджетных проблем и необходимости покрытия бюджетного дефицита, возникают риски ужесточения экономической политики в области использования природного газа на рынках сбыта (увеличения тарифов, рентных и таможенных платежей).
К финансово-экономическим рискам можно также отнести: существенное превышение реальных расходов проекта по сравнению с плановыми (сметными) параметрами (в том числе в связи с неэффективным менеджментом проектов); ухудшение финансовых условий реализации проекта, связанных с процентными ставками, инфляцией, валютными курсами; нарушение условий финансирования со стороны организаций-кредиторов проекта; неурегулированность взаимодействия с хозяйствующими субъектами, владеющими или распоряжающимися объектами инфраструктуры и сооружениями в зоне реализации и влияния проекта и др. Вероятность существенного превышения реальных расходов достаточно велика, как и ущерб, связанный с этим типом рисков. К ним следует отнести, прежде всего, инфляцию, превышающую прогнозируемую, что повлечет удорожание капитальных вложений на этапе реализации проекта, а также эксплуатационных затрат на этапе функционирования. Высоки риски и ущерб, связанные с изменениями процентных ставок и валютных курсов (в частности, резкое обесценение рубля).
Особый класс представляют собой различного рода экологические риски:
— неблагоприятные экологические последствия реализации проекта, связанные с малой изученностью региона и уникальностью проектируемых объектов, которые могут препятствовать реализации газоносных объектов;
— введение российских или международных экологических ограничений на хозяйственную деятельность в местах газоносных месторождений;
— ухудшение геоэкологических условий и качества месторождений вследствие проявления природных катастроф с длительными последствиями и др.
В этих условиях при проведении современной российской энергогазовой политики важно использовать потенциал потребления иных перспективных направлений, к которым относятся страны Азиатско-Тихоокеанского региона.

Обзор стран АТР как перспективного рынка и его потребности. Большие перспективы сотрудничества России с Индией в области разведки, добычи, транспортировки, переработки, очистки, хранения, продажи и использования нефти и природного газа. Также стороны намерены взаимодействовать в рамках совместных проектов в области сжиженного природного газа (СПГ). Россия и Индия уже реализуют крупные проекты в энергетике, в частности индийские фирмы участвуют в разработке нефтегазовых месторождений на Дальнем Востоке. В 2012 г. Организация «Gazprom analysis of a condition of the market and Trading» — дочерняя структура Газпрома — подписала договор с индийской GAIL о поставках сжиженного природного газа (СПГ) в Индию. Документ предусматривает поставку GAIL 2,5 млн тонн СПГ в год в течение 20 лет. Объем потребления газа в Индии в 2020 г. будет в 1,7 раза больше, чем сегодня. Этот рынок является для России очень перспективным [10], что необходимо учитывать в планах создания Россией экспортных мощностей в рамках Восточной газовой программы.
Перспективным рынком сбыта российского газа является и рынок Республики Корея, которая занимает одно из ведущих мест в мире по потреблению СПГ, что обусловлено отсутствием собственных резервов и высоким развитием энергоемких отраслей экономики. В структуре энергобаланса страны доля природного газа составляет около 20%. В Корее наблюдается устойчивый рост спроса на природный газ. В последние годы основными поставщиками природного газа в Республику Корея, наряду с Россией, являются Индонезия, Малайзия, Катар, Оман. В 2020 г. при минимальном спросе на газ в Республике Корея в объеме 42 млрд м3 и объемах законтрактованных поставок в объеме 27,5 млрд м3, объем дефицита на рынке составит 14,5 млрд м3, при максимальном спросе — 24,5 млрд м3. После 2020 г. спрос на газ будет расти, в то же время, по мере того, как истекают сроки договоров с поставщиками, растет и дефицит газа на период до 2035 г. В Республике Корея имеется развитая газотранспортная система и действуют пять крупных терминалов по приему СПГ [14, 15].
Тайвань является быстро растущей экономикой, испытывающей все возрастающие потребности в природном газе. В настоящий момент его доля составляет более 10% в составе топливно-энергетического баланса страны, и должна увеличиться до 12,5% к 2030 г. В Тайвань практически 100% газа импортируется в сжиженном виде. Основными поставщиками являются Индонезия, Малайзия и Экваториальная Гвинея. Основным потребителем газа является электроэнергетика. Из числа промышленных отраслей, в которых природный газ находит широкое применение, наиболее развитыми являются металлургия и машиностроение. На коммунально-бытовой и коммерческий сектор приходится 11%, что говорит о существующих перспективах развития потребления природного газа в этих секторах. В Тайване действует два крупных терминала по приему СПГ. По прогнозам потребление газа в Тайване к 2020 г. составит 23 млрд м3. Имеющиеся контракты на поставку природного газа обеспечивают 42% потребления, при этом дефицит на рынке согласно прогнозу составит порядка 13 млрд м3. В 2030 г. прогнозируется рост потребления газа до 35 млрд м3. Контракты заключены лишь на 9,64 млрд м3. К 2030 г. дефицит на рынке составит 25 млрд м3.
Одним из крупнейших в мире потребителей СПГ является Япония. В структуре топливно-энергетического баланса на долю природного газа приходится более 18% от общего объема потребления энергоресурсов. Япония обладает самой развитой в мире системой приемных СПГ терминалов и газораспределительной сетью, охватывающей все основные промышленные центры страны. Спрос на природный газ в Японии растет стабильными темпами и составляет в настоящий момент порядка 100 млрд м3/год. Больший объем потребляемого природного газа в виде СПГ импортируется танкерами. Основными поставщиками СПГ в Японию являются, наряду с Россией, Индонезия, Малайзия и Австралия [16]. К 2020 г. потребление газа согласно прогнозу EIA возрастет на 12% и составит 101,88 млрд м3. При этом имеющиеся контракты на поставку природного газа обеспечивают 65% потребления и дефицит на рынке согласно прогнозу составит порядка 50 млрд м3. В 2030 г. потребление газа прогнозируется на том же уровне. Однако пока контракты на поставку СПГ в полном объеме до 2030 г. Японией заключены не полностью. Дефицит на рынке может составить около 100 млрд м3. Присоединение Японии к экономическим санкциям против России, на наш взгляд, носит временный характер, и сотрудничество с Россией в рамках энергогазовых проектов «Сахалин» и др. будет в долгосрочном периоде расширяться.
Китайская Народная Республика занимает одно из первых мест в мире по объемам потребляемых энергоресурсов. В последние годы наблюдается тенденция роста спроса на природный газ, доля которого в энергобалансе страны постоянно растет. Планами экономического развития КНР предусматривается последовательное изменение структуры энергетического баланса страны, прежде всего, за счет сокращения доли угля, на который приходится более 60% национального энергопотребления, и повышения доли природного газа за счет роста использования газа промышленными и бытовыми потребителями. Важнейшими поставщиками природного газа, СПГ на рынке Китая являются наряду с Россией, Австралия, Египет, Нигерия, страны Ближнего Востока. В последнее время правительство КНР проводит гибкую экономическую политику, направленную на диверсификацию источников получения энергоресурсов за счет освоения собственных ресурсов и сотрудничества с Россией и странами Ближнего Востока и Юго-Восточной Азии.
Согласно прогнозным оценкам EIA спрос на газ в Китае к 2030 г. составит более 190 млрд м3. В 2030 г. спрос на природный газ в КНР достигнет 192,44 млрд м3, собственная добыча возрастет до 121,69 млрд м3. Объем дефицита в стране составит 70,75 млрд м3. Объем законтрактованных на 2030 г. поставок трубопроводного газа и СПГ составляет 44,42 млрд м3 [17]. Таким образом, в стране в 2030 г. впервые возникнет чистый дефицит как разница между прогнозируемым спросом, добычей и уже законтрактованными поставками — 12,12 млрд м3. Газотранспортная инфраструктура в Китае находится на стадии активного развития — в стране наряду с четырьмя действующими терминалами по приему СПГ, запланировано строительство еще десяти. Общая длина магистральных газопроводов достигает 32,5 тыс. км, и будет увеличена за счет строительства импортных газопроводов.
Реализуется ряд крупных инвестиционных проектов в сфере добычи и поставок газа из России в КНР. Расширяется сотрудничество между ОАО «Газпром» и Китайской национальной нефтегазовой корпорацией (CNPC). В мае 2014 года Газпром и CNPC подписали 30-летний контракт о ежегодной поставке газа по восточному маршруту. Договор предусматривает поставку 38 млрд куб. м газа в год с возможностью увеличения до 64 млрд куб. м в год, общая цена контракта составляет $400 млрд. Планируется, что транспортировка газа Чаяндинского месторождения начнется в 2020 году по новому газопроводу «Сила Сибири». Общий объем поставок должен в результате достичь более 1 трлн кубометров газа. «Сила Сибири» — газотранспортная система, предполагающая транспортировку газа Якутского и Иркутского центров газодобычи в Китай, а также в российские регионы. Протяженность трубопровода составит 3968 км. Общий объем инвестиций в строительство газопровода и развитие сопутствующей инфраструктуры составит $55 млрд Россия и Китай в октябре 2014 г. подготовили к подписанию контракт о поставках газа по «западному маршруту» — из Западной Сибири по газопроводу «Алтай». По проекту газопровод «Алтай» должен в итоге соединиться в Синцзянь-Уйгурском автономном районе КНР с китайским трубопроводом «Запад-Восток», который идет через всю страну до Шанхая. Общая длина газопровода достигнет 6700 километров [17].
Перспективы проекта. Будущее проекта трансфера СПГ в страны АТР в первую очередь определяется уже заключенными контрактами. Особо следует отметить контракт о поставках российского газа в Китай, подписанный в конце мая 2014 года и предусматривающий в течение 30 лет ежегодные поставки голубого топлива в объеме 38 млрд куб. метров на общую сумму 400 млрд долларов США.
Экспорт газа в Китай в 2020 году может достичь 78 млрд м3, в 2030-м — 125 млрд м3. По оценке Администрации энергетической информации США (US EIA) [18], на газовом рынке Южной Кореи доля России будет составлять около 20–30%. Предполагается, что импорт газа из России к 2020 году достигнет 15 млрд м3, к 2030 году — 20 млрд м3.
О возрастании роли восточных регионов России в обеспечении газом стран АТР дают представление следующие данные, отраженные в табл. 1.

Таблица 1
Прогноз развития российского экспорта газа в АТР до 2030 года, млрд м3 [19]
РегионГод
2015202020252030
Добыча:
Западная Сибирь

15

30

40

60
Восточная Сибирь и Республика Саха (Якутия)30608282
Сахалинская область13,4182023
Всего:58,4108142165
Поставки:    
в Китай4078102165
в Японию571010
в Южную Корею10152020
в другие страны АТР и на Тихоокеанское побережье США3,481010

Следует отметить, что азиатский вектор поставок газа будет способствовать расширению географической структуры сбыта российского газа. По имеющимся оценкам доля российского трубопроводного газа на европейском рынке к 2030 году должна превысить 30%, на рынке АТР — порядка 31%, в странах бывшего Советского Союза — 33 процента.
Заключение. Несмотря на то, что переход к биржевой торговле газом и расширению государственно-частного партнерства (ГЧП) в газовой промышленности России является трудным процессом, многие перспективные объекты в этой отрасли народного хозяйства (включая и проектируемые и создаваемые предприятия по производству сжиженного газа) предусматривается создавать на основе ГЧП, в том числе с помощью концессионных соглашений. В основном уже сложилась равноправная система встреч на торгах газом всех важнейших его производителей и потребителей.
Товаропроводящая сеть региональных компаний Межрегионгаза предоставляется независимым производителям газа для обслуживания средних и малых его потребителей. В результате в ряде регионов в поставках газа существенно снижается уровень монополизации. Управление газоснабжением становится более прозрачным процессом.
Изменения в этой сфере народного хозяйства, разумеется, во многом связаны с общим состоянием международной энергетической безопасности и международного энергетического партнерства и с управленческими решениями на мировом уровне и на уровне отдельных интеграционных группировок.
Такие решения предполагают согласованное концептуальное видение задач дальнейшего развития энергетики в условиях глобализации и совершенствование правовых основ обеспечения национальной и международной энергетической безопасности.


Литература
1. Информационно-аналитический журнал «Нефть, газ и бизнес» — http://ngb.gubkin.ru.
2. Информационный портал «Нефть и капитал — http://www.oilcapital.ru.
3. Информационно — аналитический нефтегазовый портал — http://oilnews.kz.
4. Дятлов С.А., Зверев П.Б. Развитие международного сотрудничества России в газовой сфере // Евразийская интеграция: политика, экономика, право: международный научно-аналитический журнал. — 2013. — № 13. — С. 36–41.
5. РБК: В. Путин обозначил ключевые задачи Форума стран — экспортеров газа / Росбизнесконсалтинг. РБК. — 01.07.2013. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.rbc.ru/rbcfreenews/20130701161216.shtml/ .
6. BP — World Energy Statistics. IEA (International Energy Agency), 2005.
7. National energy security post 9/11 of United States Energy Association. URL: http://www.usea.org/Publications/Documents/USEAReport.pdf (дата обращения: 28.05.2014).
8. Security of Gas Supply in BP Statistical Review of World Energy 2013. // British Petroleum. [Электронный ресурс]. — Режим доступа:http://www.bp.com/content/dam/bp/pdf/statistical-review/statistical_review_of_world_energy_2013.pdf (дата обращения: 01.03.2013).
9. Министерство энергетики Российской Федерации — http://minenergo.gov.ru.
10. Газпром: Конкурентная среда — необходимое условие для дальнейшего развития рынка газа в России // Газпром. — 26.03.2014. [Электронный ресурс] — Режим доступа: http://www.gazprom.ru/press/news/2014/march/article187000/
11. Эксперты подсчитали потери «Газпрома» от экспорта американского сланцевого газа // Интерфакс 22.09.14 [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.interfax.ru/business/397970 .
12. International Energy Agency (IEA) — международное энергетическое агентство — http://www.iea.org .
13. Green Paper: A European Strategy for Sustainable, competitive and Secure Energy. — 2006. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://europa.eu/documents/comm/green_papers/pdf/com2006_105_en.pdf (дата обращения: 30.06.2012).
14. Korea Energy Economics Institute, Republic of Korea — http://www.keei.re.kr.
15. Korea Gas Corporation. Annual report 2009 — ежегодный отчет корейской государственной компании Когаз.
16. Таможенное управление Японии — http://www.customs.go.jp .
17. China National Petroleum Co. — Национальная нефтегазовая компания Китая — http://www.cnpc.com.cn .
18. The World Factbook // Central Intelligence Agency (статистические данные Центрального разведывательного управления США).
19. Конторович А., Коржубаев А. «Покорение» Азии // Нефть России. — 2008. — № 2. — С. 26.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия