Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (57), 2016
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Волович В. Н.
профессор кафедры экономической теории
Национального минерально-сырьевого университета «Горный» (Санкт-Петербург),
доктор экономических наук


Социально-экономическая природа коррупции
В статье сделана попытка раскрыть сущность и содержание такого сложного социально-экономического явления как коррупция. Автором предложено собственное определение данного понятия. Исследована экономическая природа коррупции, её непосредственная связь с историческими формами собственности, следовательно, и с распределительными отношениями. Сама коррупция исследуется с позиции исторического явления (категории)
Ключевые слова: коррупция, формы собственности, экономические интересы, отношения распределения, продажность, уголовная ответственность
ББК Х628.322.17   Стр: 44 - 47

Можно с уверенностью утверждать, что у большинства населения не только нашей страны, но и всего мира на слуху такое слово как коррупция. Но это ни в коем случае не означает, что всем известны как генезис, так и содержание данного понятия. Совсем наоборот: когда знакомишься с научной, публицистической литературой по данной проблеме, то приходишь к выводу, что у большинства авторов отсутствует понимание коррупции, прежде всего как экономического явления (категории), а не чисто социологической, а тем более нравственной (моральной) категории, что искажает в первую очередь сущностное понимание коррупции. Вполне естественно, прежде чем говорить о генезисе, сущности и содержании такого социально-экономического явления как коррупция, в первую очередь следует дать определение самого понятия «коррупция». В данном случае, на наш взгляд, исходно необходимо использовать следующие два взаимосвязанных латинских выражений: corrupere — растлевать (глагол) и corruption — подкуп, порча (существительное). И то и другое верно для определения понятия «коррупция» в их органической взаимосвязи и взаимообусловленности. Применительно же к физическим лицам как субъектам экономических отношений, по нашему мнению, больше подходит такой термин как «продажность», поскольку участником коррупционных связей может быть не только лицо, наделенное какими либо властными полномочиями (как это принято считать), но и рядовой гражданин (безвластный субъект), например, тот же взяткодатель. В данном случае он такое же продажное лицо, как и должностное лицо, кому собственно и предназначена данная взятка. В общем виде, на наш взгляд, можно предложить следующее определение самого понятия «коррупция».
Коррупция — это незаконное обогащение физических лиц как экономических субъектов на основе использования ими должностного, экономического или социального статуса. Ещё раз подчеркнем, что в основе коррупции лежат: а) продажность экономических субъектов, б) реализация экономическими субъектами (физическими лицами) своих корыстных интересов, в) использование экономическими субъектами своего должност­ного, экономического, социального статуса.
Особого разъяснения требует пункт «в», связанный с определением того или иного статуса экономического субъекта (физического лица). Под должностным статусом подразумевается наделение того или иного физического лица теми или иными властными полномочиями, то есть превращение его в субъекта управления в том или ином звене государственного, экономического, социального управления. А это предполагает, что должностное лицо как властное лицо и в связи с этим как потенциальный носитель коррупционных связей и отношений реально существует и функционирует не только в сфере государственного управления (как мы привыкли считать), но и в частном секторе экономики, а также в разветвленной системе и структуре различного рода общественных организаций и объединений, начиная от профсоюзов и заканчивая политическими партиями и объединениями.
Что же касается экономического статуса, то в рыночной экономике подобным статусом реально наделены, прежде всего, собственники физического капитала (средств производства), а также собственники денежного капитала, то есть представители бизнеса. Именно представители бизнеса, располагая определенными имущественными и финансовыми возможностями, осуществляют нередко в своих корыстных интересах подкуп, прежде всего государственных должностных лиц — так называемый коммерческий подкуп.
Сложнее дело обстоит с определением социального статуса, который с точки зрения коррупционных связей и отношений не менее опасный, чем вышеперечисленные статусы. Напрямую социальный статус, казалось бы, не связан ни с должност­ным, ни с экономическим статусом. Но и здесь априори заложены и нажива, и корыстный интерес, который и движет людьми, наделенными социальным статусом. В основе социального статуса лежат такие аморальные явления как блат, кумовство, семейственность, клановость, личные, родственные и другие связи и отношения. Справедливости ради необходимо сказать, что подобное в определенной мере имело место и в бывшем СССР. Но при всем при том там были на этот счет определенные правовые ограничения. В нынешней же России подобные антиморальные вирусы расцвели пышным цветом.
Когда мы говорим о коррупции, то необходимо иметь в виду, что коррупция как социально-экономическое явление появилась на определенном этапе развития человеческого общества. Коррупция — это историческое, а не вечное явление. Коррупция появляется вместе с появлением государства как машины подавления господствующим классом других классов и социальных групп. Экономической основой появления государства является появление в обществе (на определенном этапе развития производительных сил) прибавочного продукта, за счет которого и содержится государственный аппарат, да и сам господствующий класс. Само же появление прибавочного продукта приводит и к смене собственности: на смену первобытнообщинной собственности приходит частная рабовладельческая собственность. На смену относительно равного распределения материальных благ между всеми членами общества приходит принцип социального неравенства — распределение материальных благ, прежде всего, по размерам собственно­сти на средства производства, то есть распределение в пользу эксплуататорского меньшинства (класса рабовладельцев, класса феодалов, класса капиталистов). Всё это приводит к нарушению в антагонистическом обществе степени социальной справедливости или, говоря словами Аристотеля — «меры справедливости» [3, с. 601]. Исходно — именно создание частной формы собственности, а, следовательно, антагонистических распределительных отношений, а, следовательно, грубое нарушение «меры справедливости» приводит к созданию в обществе питательной основы для коррупционных связей и отношений. Именно в антагонистическом обществе в полной мере проявляется классический принцип наживы — «деньги не пахнут». Коррупция же в данном контексте может рассматриваться как одна из форм наживы. Таким образом, экономическую основу коррупции исторически определяет частная форма собственности, а более узко — несправедливые распределительные отношения. Можно сказать, что исходным началом (первопричиной) коррупции является частная собственность, как социально-экономическое явление, а её двигателем — экономический интерес человека (индивидуума) как экономического субъекта. В этом как раз и заключается суть экономической категории «коррупция», которая является родовым признаком любого общества, экономическую основу которого составляет частная форма собственности.
На опасность частной собственности для общества впервые обратил внимание Платон в своей знаменитой работе «Государство» [4]. Рискованную для себя дискуссию о частной собственности, как известно, Платон вел и с тираном Дионисием. Будучи сторонником справедливого устройства общества, Платон выступал против частной собственности и как источника социального неравенства в обществе. Необходимо подчеркнуть, что коррупции как негативному и даже опасному социально-экономическому явлению большое внимание уделялось на протяжении всей истории развития человеческого общества — особенно классового общества, где основную роль играло государство как важнейший институт политической системы общества. Именно коррупция рассматривалась в качестве основной угрозы существования не только государственной власти, но и государства как такового.
Впервые на государственном уровне проблеме коррупции было уделено серьезное внимание в шумерском городе-государстве Лагаша еще в третьем тысячелетии до нашей эры. Правитель данного царства Уруинимгин был сторонником жестких мер в борьбе с коррупционерами. С проблемой коррупции в полной мере столкнулись и египетские фараоны, поскольку в древнем Египте существовал огромный бюрократический аппарат чиновников. Обсуждение и анализ проблемы коррупции мы встречаем и на страницах знаменитого древнеиндийского трактата «Артхашастра» (IV век до нашей эры). Автор — Каутилья. Подобные мотивы мы наблюдаем и в знаменитых древнеримских законах XII таблиц. Вполне естественно, что проблему коррупции, как греховной наживы, не могли обойти стороной и мировые религии.
В названных трактатах и учениях, где речь шла о коррупции, названы были и основные субъекты коррупции — это в основном начальники и судьи. Характерной особенностью как древнегосударственного, так и религиозного подходов к проблеме коррупции является рассмотрение данной проблемы, прежде всего, с позиции имущественных отношений, то есть с позиции отношений собственности, что соответствует сущностной характеристике коррупции, прежде всего как экономического явления. Вот как об этом сказано в христианском учении: «Даров не принимай, ибо дары слепыми делают зрячих...». И более конкретно (с точки зрения имущественных отношений) о коррупции сказано в Коране: «Не присваивайте незаконно имущество друг друга и не подкупайте судей, чтобы намеренно присвоить часть собственности других людей».
Не обошли стороной проблему коррупции и мировая художественная литература, а также публицистика. Так знаменитый Данте в своей «Божественной комедии» коррупционеров (мздоимцев) предпослал в восьмой (предпоследний) круг ада. Весьма интересные мысли о коррупции высказал в своё время и Николо Макиавелли, который образно сравнивал коррупцию с болезнью (конкретно с чахоткой), которую легко распознать, а вот вылечить — весьма сложно [2, с. 78–79].
Для России — в историческом плане особый интерес представляет Указ Петра Первого «О воспрещении взяток и посулов и о наказании за оное» (декабрь 1714 г.). Данный Указ перечисляет, во-первых, все основные сферы (дела) жизнедеятельности общества, где может иметь место коррупция. Это духовные, военные, гражданские, политические, кузнецкие, художественные дела (сферы). Во-вторых, в Указе Петра, на наш взгляд, весьма грамотно определены и субъекты коррупционных связей, каковыми являются, выражаясь современным языком, не только должностные лица, но и другие лица, так или иначе связанные с коррупционными действиями или способствовавшие данным действиям. Это, образно выражаясь, и стряпчий, и чиновник, и представитель княжеского рода. В-третьих, в Указе Петра Первого взятки, посулы (коррупция) рассматриваются как государственные преступления. Отсюда и строгость наказаний — от лишения имений — до смертной казни. Для сравнения: в нынешней России до сих пор ещё идет дискуссия — осуществлять или не осуществлять конфискацию имущества у коррупционеров, а о смертной казни и речи не может быть. Одним словом, в нынешней России — для коррупционеров создана полная свобода действий, что коррупционеры и делают с большим размахом. Несмотря на то, что история — учительница жизни (латинское: historia est magistra vita), вполне естественно мы должны заглянуть и в сегодняшний день. Необходимо подчеркнуть, что проблеме коррупции в современных условиях уделяется достаточно широкое внимание, как на уровне мирового сообщества, так и на уровне отдельных стран. На мировом уровне приняты и принимаются различного рода Конвенции по борьбе с коррупцией, на уровне же отдельных стран — государств — соответственно различного рода антикоррупционные законы и другие нормативные акты. Более того, на уровне мирового сообщества предприняты попытки предложить своё определение и самого понятия «коррупция». Так, например, по мнению Мирового банка, коррупция — это злоупотребление доверенной властью ради личной выгоды [7]. Вполне справедливо, на наш взгляд, говоря о коррупции, международные организации указывают и на то, что коррупция может проявлять себя как в сфере государственной деятельности, так и в частном секторе экономики, что вполне соответствует нынешним реалиям экономической и социальной жизни общества. Несмотря на то, что во всем мире ведется активная борьба с коррупцией, однако результаты этой борьбы прямо скажем совсем не утешительные. Так, по самым скромным подсчетам экономистов, только в Евросоюзе суммарно ежегодная коррупция составляет около 130 миллиардов долларов.
Вполне естественно, проблема коррупции в полный рост встала и перед нынешней Россией на фазе так называемой начальной капитализации экономической и социальной жизни российского общества. В Российской Федерации, по нашему мнению, создан не хуже чем в других странах правовой механизм борьбы с коррупцией во всех её проявлениях. Дело в другом — в эффективности реализации данного механизма. В нынешней России весьма низкая правоприменительная практика. Российская Федерация своевременно ратифицировала Европейскую Уголовно-правовую Конвенцию о коррупции, согласно которой коррупция относится к уголовно-наказуемому деянию.
В декабре 2008 года в России был принят Федеральный закон «О противодействии коррупции» [6]. Впоследствии были приняты и другие подзаконные акты, направленные против коррупции.
Согласно действующему Российскому законодательству под коррупцией подразумевается злоупотребление служебным положением, дача взятки, получение взятки, злоупотребление полномочиями, коммерческий подкуп и иное незаконное использование физическим лицом своего должностного положения вопреки законным интересам общества и государства в целях получения выгоды в виде денег, ценностей, иного имущества или услуги имущественного характера, иных имущественных прав для себя, или для третьих лиц, либо незаконное предоставление такой выгоды указанному лицу другими физическими лицами, а также совершение указанных деяний от имени или в интересах юридического лица. В соответствии с перечисленным, в данном определении коррупционных деяний в Уголовном Кодексе Российской Федерации предусмотрены и различного рода уголовные наказания. Можно с уверенностью сказать, что в Российской Федерации создана серьезная правовая база для борьбы с коррупцией. И, тем не менее, результаты борьбы с коррупцией в Российской Федерации плачевные — Россия входит в число наиболее коррумпированных стран мира. В настоящее время, по данным международных организаций, Россия занимает 136-е место из 175 стран мира по Индексу восприятия коррупции. По данным Российского национального антикоррупционного комитета, общий объем коррупции в год составляет 300 млрд долларов, что больше годового (2016) бюджета страны. Средний размер взятки в России в 2014 году составил 682 тысячи рублей [5].
Судя по величине стоимостного объема коррупции, нельзя не согласиться с мнением (высказанным ещё в конце 90-х годов XX столетия) академика Д.С. Львова и доктора экономических наук Ю.В. Овсиенко, что в нынешней России коррупция носит тотальный характер [1, с. 99–114].
Необходимо подчеркнуть — тотальная коррупция характерна не только для Российской Федерации, но и для других постсоветских республик, а также постсоциалистических государств. Среди стран Евросоюза первые места по коррупции занимают Румыния и Болгария. Для того, чтобы понять глубинные причины коррупции, как в бывших постсоветских республиках, так и постсоциалистических странах, а также в других государствах с рыночной экономикой, на наш взгляд, необходимо, с одной стороны, уточнить ещё раз содержание коррупции как социально-экономического явления, с другой стороны, исследовать и проанализировать коррупцию как историческое явление (категорию), и, в-третьих, раскрыть экономическую природу коррупции.
Как показывает и подтверждает реальная экономическая и социальная жизнь общества для коррупции как социально-экономического явления характерными чертами (элементами) являются: продажность физических лиц как экономических субъектов; наличие у физических лиц как у экономических субъектов корыстных целей и личной выгоды; злоупотребление физическими лицами как экономическими субъектами своим не только должностным, но и экономическим, а также социальным положением. Ошибочно думать, что коррупция характерна (как это принято считать) только для сферы государственного управления. Коррупция процветает и в частном секторе экономики, а также в сфере домашних хозяйств. Одним словом, в условиях рыночной экономики влиянию коррупции подвержены все три субъекта рыночной экономики: государство, бизнес, домашние хозяйства. Отличие заключается только в удельном весе коррупции в той или иной сфере жизнедеятельности. В этом плане наибольший удельный вес приходится, безусловно, на сферу государственного управления, которая исходно призвана распределять экономические ресурсы (блага) между всеми субъектами рыночной экономики. Можно с уверенностью сказать, что в условиях рыночной (капиталистической) экономики поведение всех ее субъектов проявляется как рентоориентированное поведение, то есть поведение, ориентированное на получение любым способом экономической выгоды (дохода), что и является питательной средой для коррупции.
Таким образом, коррупция как социально-экономическое явление не может быть искоренена в условиях частной соб­ственности, где существуют антагонистические (несправедливые) распределительные отношения. Здесь можно вести речь только о её размерах (объёмах). Объективно коррупция излечима (то есть исчезнет) только в коммунистическом обществе, поскольку теоретически распределение дохода должно осуществляется не по размерам собственности на средства производства (как это происходит при капитализме) и даже не по труду (что имеет место при социализме), а по потребностям человека.


Литература
1. Львов Д.С., Овсиенко Ю.В. Об основных направлениях социально-экономических преобразований // Экономическая наука современной России. — 1999. — № 3.
2. Макиавелли Н. Избранное. — М.. 1989.
3. Мыслители Греции. От мира к логике / По ред. В. Шкода. — Харьков, 1988.
4. Платон. Государство // Мыслители Греции. От мира к логике / Под ред. В. Шкода. — М., 1999.
5. Прельщение амнистией // Советская Россия. — 2014. — 25 декабря.
6. ФЗ РФ «О противодействии коррупции» от 25 декабря 2008 г. № 77.
7. The Anti-Corruption Plain Language Guide (http://www/transparency.org/content/download/45306/725785/file/TI_Plain_Language Guide_280709.pdf

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия