Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (57), 2016
НАУЧНЫЕ СООБЩЕНИЯ
Калмыков В. А.
аспирант экономического факультета
Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова


Экологические параметры в определении экономической эффективности
В статье предпринята попытка анализа успешности включения экологических факторов в модели количественной оценки экономической эффективности. В рамках поставленной цели рассматриваются Система Национальных Счетов и Теория совокупной производительности факторов. На примере вышеуказанных моделей представлен анализ сильных и слабых сторон метода составления «зеленых» счетов, а также сделана попытка очертить потенциальный путь развития такого подхода
Ключевые слова: экономическая эффективность, экологические экстерналии, теневые цены
УДК 330.534; ББК 65.053   Стр: 257 - 259

Введение
Вопрос достижения высокой эффективности является одним из ключевых в контексте современной экономической теории. Хозяйственная деятельность, всестороннее исследование которой непосредственным образом входит в сферу интересов экономистов-теоретиков, на протяжении всего периода существования экономической науки оценивается с точки зрения эффективности и оправданности. При этом уже более сорока лет предпринимаются множественные попытки внесения экологического фактора в методики расчета эффективности деятельности экономических агентов.
Инкорпорирование природных экстерналий в существующие экономические модели, равно как и попытки создания качественно новых, «зеленых» счетов, нередко окружалось искусственно подогреваемой шумихой со стороны тех или иных заинтересованных сторон. Однако, сам научный интерес к решению задачи снижения вреда, наносимого окружающей среде вследствие бурной производственной деятельности (насколько то позволяет актуальный уровень научно-технического развития), есть и будет оставаться крайне высоким.
Цель данной статьи заключается в сравнении двух крупнейших моделей оценки макроэкономической эффективности — Системы Национальных Счетов и Теории совокупной производительности факторов, с точки зрения возможности и потенциального эффекта от включения в данные теории экологического фактора. Следовательно, объектом исследования выступает теория экономической эффективности, а предметом — методологический инструментарий оценивания эффективности функционирования экономических систем. Для достижения поставленной задачи требуется сформулировать потенциальную роль экологических параметров в рамках двух вышеупомянутых моделей и определить сильные и слабые стороны такого подхода.

Роль Системы Национальных Счетов
Основой современного этапа развития теорий экономической эффективности явилось создание первого стандарта Системы Национальных Счетов (СНС) в 1953 г. — утверждаемого и согласовываемого на международном уровне стандартного набора рекомендаций по исчислению показателей экономической деятельности в соответствии с чёткими правилами ведения счетов и учёта на макроуровне, основанными на принципах экономической теории.
В создании СНС участвовал английский экономист Уильям Петти, впервые оценивший налоговую систему и Франсуа Кене, создавший первую макроэкономическую модель на ее базе. По мере роста потребности в адекватной системе оценки экономики, на Западе в 1930-х гг. были предприняты попытки создания счетов, которые связали бы все показатели хозяйственной деятельности. Среди теоретиков новой системы были: А. Маршалл, Дж. М. Кейнс, К. Кларк, Р. Стоун и др.
СНС представляла собой систему, включавшую в себя взаимосвязанные показатели и классификации, применяемые для анализа и описания макроэкономических процессов внутри страны и связывавшую такие макропоказатели, как объемы выпуска товаров и услуг, совокупные доходы и расходы. СНС позволяла представить ВВП (ВНП) на стадиях производства, распределения и потребления в виде как моментального снимка состояния экономики на некоторый момент времени, так и в виде временных рядов, позволявших осуществить временной мониторинг и оценку экономических результатов. Данная система позволяла оценить уровень активов и обязательств экономики на данный момент времени, что незаменимо при оценке богатства жителей страны, а также включала счет внешних операций, отражавший связи между национальной экономикой и остальным миром.
К показателям, анализируемым в рамках СНС, относят: ВВП/ВНП, валовый национальный располагаемый доход, конечное потребление и валовое накопление, национальные сбережения, чистое кредитование и чистое заимствование, сальдо внешней торговли и национальное богатство.
Система Национальных Счетов, таким образом, позволяла не только оценивать и анализировать экономическое состояние страны-субъекта, но и организовывать эмпирически подкрепленную экономическую политику.
Однако с 1970 г. традиционная Система Национальных Счетов подверглась всесторонней критике со стороны многих экономистов (к примеру, Hueting, 1989; Repetto, 1989; Congressional Budget Office, 1994; Dieren, 1995; Milton, 1995). По мнению К. Шунронга, данный уход от признания уместности СНС связан с сомнениями в ее адекватном отражении реальной действительности и представлении эффективности использования национальных трудовых и капитальных ресурсов в условиях ускорившегося изменения технологической и экономической картины мира [4, p. 4]. Разрыв между экономическим ростом и качеством жизни стал расширяться в ряде оценок экономистов, что дискредитировало показатели СНС и взывало к необходимости в пересмотре существовавших парадигм экономического развития. Так, доход на душу населения в Омане в 1985 г. был в 17 раз больше, чем в соседней Шри-Ланке, при этом средняя продолжительность жизни в Шри-Ланке превышала соответствующий показатель в Омане в 16 раз [3].
Современные экономисты обращают внимание на игнорирование в рамках расчетной структуры СНС проблемы исчерпаниядеградации факторов окружающей среды. Так, СНС не способна оценить влияние экономической активности на окружающую среду, что не представлялось актуальным ни в период промышленной революции, ни при последующей масштабной индустриализации и дальнейшем наращивании темпов научно-технического прогресса.
Рядом экономистов была предложена методика составления «зеленых» счетов ВВП, предусматривающих регулировку финального показателя ВВП на стоимость экологических экстерналий хозяйственной деятельности (Harrison, 1989; Hartwick, 1990, 1994; Maler, 1991; Asheim, 1994; Brekke, 1994; Aaheim, Nyborg, 1995; Lintott, 1996; Vellinga, Withagen, 1996; Aronsson, 1997).
Таким образом, «зеленый ВВП» будет выводиться путем вычета из фактического произведения вектора индикаторов исчерпания факторов окружающей среды (воздух, почвы, водные ресурсы и т.д.) и вектора их теневых цен.
з.ВВП = ВВП – wd*D
где wd — вектор теневых цен, D — вектор индикаторов исчерпания экологического ресурса [4, p. 7].
Одна из главных трудностей такого подхода заключается в оценке теневых цен (wd), которые с трудом поддаются адекватным подсчетам по причине отсутствия или неконкурентности рынков факторов окружающей среды. Организация Объединенных Наций в 1993 г. предложила 3 различных метода оценки теневых цен для индикаторов исчерпания экологического ресурса.
1) Оценка рынком. Данная методика исходит из предположения о том, что теневые цены не будут сильно отличаться от наблюдаемых рыночных цен. Такой подход представляется слабым, поскольку не отражает в ценах воздействия экономической активности на экологию.
2) Вероятностная оценка. Информация по принципу «готовности платить» (willingness-to-pay) используется для выведения теневых цен. Вероятностная оценка в данном контексте будет основываться на гипотетическом сценарии и на практике встретиться с трудностями.
3) Оценка, исходящая из издержек по поддержанию на прежнем уровне. В данном случае теневые цены будут приравниваться к издержкам (техническому обслуживанию) экологических активов, их амортизации. Трудность данного подхода, как и предыдущего, заключается в гипотетичности оценок и относительности измерения базисных уровней [7].

Теория совокупной производительности факторов
Вместе с тем, Система Национальных Счетов отражает только одну сторону производственного процесса, при этом, не предоставляя полной картины происходящих процессов внутри самой структуры таких факторов, как труд и капитал. Рост производительности факторов, возникающий как результат фундаментальных улучшений производственной мощности экономики, является двигателем экономического роста и улучшения благосостояния общества во временной перспективе. Соотношение производительности и ВВП представляло значительный интерес для экономистов и повлекло создание в 1930 г. концепции совокупной производительности факторов.
Данная концепция предполагала подсчет показателя совокупной производительности факторов как отношение количественного индекса продукта производства и количественного индекса средства производства, поглощаемого в результате производственного процесса. В качестве «выхода» производственного процесса принято было использовать реальный ВВП, а главная трудность заключалась в построении индексированной функции совокупных средств производства.
Таким образом, совокупная производительность факторов (total factor productivity) представляла «оценку эффективности с которой используются факторы производства» и имела следующий вид:
TFP = Y / f(x)’
где x — количественный вектор вклада факторов и Y — реальный ВВП [2, p. 1–41].
Данное уравнение может быть представлено в виде агрегированной производственной функции экономики и при выделении факторов капитала и труда продемонстрирует появление широко известного остатка Солоу, олицетворяющего вклад в экономический рост «всех остальных» или же неподдающихся оценке факторов.
Y = A(t)f(K, L)
A(t) — уровень производительности, f(K, L) — производственная функция от факторов капитала и труда [5]
Однако главной проблемой при подсчете уравнения совокупной производительности факторов данной конфигурации опять же остается невозможность точного подсчета теневых цен на экологические ресурсы, что приводит к слабости данного подхода и невозможности получения точных оценок.

Заключение
Таким образом, мы можем заметить, что обе модели — Система Национальных Счетов и Теория совокупной производительности факторов предполагают возможность включения экологического фактора в свою структуру. И в первом, и во втором случае уравнение расчета ВВП дополняется индикатором исчерпания ресурсов окружающей среды, который в свою очередь прямым образом зависит от вектора теневых цен, который и является главным слабым местом выбранного нами подхода.
Невозможность составления приемлемо точных теневых цен для оцениваемых природных ресурсов определяется проблемой системной асимметрии информации — не только ее неравномерной доступностью, но и в ряде случаев общей неполнотой для всех агентов.
Исходя из вышеуказанного, мы можем заключить, что вопрос включения экологических факторов в методики количественной оценки экономической эффективности продолжает оставаться открытым. Выявленное слабое место в определении точных «цен» растрачиваемых природных ресурсов, приводит к перенаправлению внимания занимающихся данной проблематикой ученых на разработку качественных показателей. К таким в качестве примера можно отнести программу «Зеленой экономической инициативы» ООН (2008 г.), ряд интегральных индексов — Истинный показатель прогресса (Genuine Progress Indicator, GPI), Индекс физического качества жизни (Physical Quality-of-Life Index, PQLI), План благосостояния Вандерфорда-Райли (Vanderford-Riley well-being schedule) и другие.
По мнению автора, выход из сложившейся «тупиковой» ситуации лежит именно в сфере интегральной оценки эффективности хозяйственной деятельности, которая позволила бы объединить количественные методики оценки экономической и технической эффективности с качественными категориями экологической безопасности. Потенциальным инструментом, который может быть разработан в рамках такого подхода будет служить система индикативного планирования, способствующая созданию рыночных механизмов сохранения и развития экологических и природных ресурсов.


Литература
1. Bleischwitz R. Rethinking Productivity: Why has Productivity Focussed on Labour Instead of Natural Resources? // Environmental and Resource Economics, №19, 2001.
2. Felipe J. Total Factor Productivity Growth in East Asia: A Critical Survey // Journal of Development Studies, №35 (4), 1999.
3. Sen A. What Did You Learn in the World Today? // Harvard Institute for Economic Research, Harvard University, 1991.
4. Shunrong Qi. Efficiency, productivity, national accounts and economic growth with a green view: theory, methodology and applications. University of Minnesota, 2005.
5. Solow R. Applying Growth Theory Across Countries // The World Bank Economic Review, №15 (2), 2001, pp. 283–288.
6. Solow R. Technical Change and the Aggregate Production Function // Review of Economics and Statistics, №39, 1957, p. 312–320.
7. United Nations, Integrated Environmental and Economic Accounting, Interim version, Handbook of National Accounting, Series F, No. 61, Statistical Division, Department of Economic and Social Development, New York, 1993.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия