Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (58), 2016
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Новиков А. В.
доцент кафедры экономической теории и экономической политики
Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат экономических наук


Особенности развития национальной экономики: институциональные факторы и глобализационные процессы
В статье рассматриваются институциональные характеристики, определяющие особенности российской экономики, преимущества, предоставляемые изначально имеющейся средой, а также недостатки, представляющие определённые ограничения возможностей использования положительных сторон происходящих в мире глобализационных процессов
Ключевые слова: экономическое развитие, глобализация, цивилизационные особенности, социально-экономические институты
УДК 338.22.01; ББК 65.9 (2Рос)-1   Стр: 72 - 74

В современной мировой экономической системе глобализационные процессы становятся преобладающим вектором развития, играющим главенствующую роль в функционировании практически всех национальных экономик.
Эти глобализационные процессы проявляются во всех сферах жизни общества и имеют последствия, отражающиеся в изменении взаимоотношений между цивилизациями, между религиозными конфессиями, между социальными группами по всей планете.
Причинами такого бурного развития глобализационных процессов можно считать и научно-техническую революцию, и повсеместное внедрение информационных технологий, и качественное изменение человеческого сознания. В целом, глобализация представляет собой интеграционный процесс, объединяющий развитие мировой экономики, преобразование рыночных отношений, научно-технический прогресс. Однако, степень объективности и естественности, наличие как позитивных, так и негативных последствий этих процессов для всех стран и народов можно трактовать неоднозначно.
Глобализацию можно рассматривать как составляющую процесса модернизации — необходимого компонента развития общества, как процесс либерализации национальных экономик, политических систем, усвоение образа жизни, присущего западной цивилизации.
Тип экономики и методы хозяйствования каждой цивилизации вырабатываются на основе имеющегося у неё исторического опыта экономической жизни, различных географических, демографических и других факторов, значительную роль среди которых играет национальный менталитет и взаимосвязанные с ним обычаи, нормы поведения и традиции. В свою очередь, обычаи и традиции являются формой существования норм и эталонов, накапливаемых и передаваемых последующим поколениям, что обеспечивает сохранение с помощью институтов традиционного общества повторяемости определённых общественно значимых ситуаций [5, с. 90].
В соответствии с представлениями, заложенными технологическим типом западной цивилизации, традиции — удел прошлого, а традиционное общество — одна из промежуточных (или даже начальных) стадий прямолинейного движения каждого человеческого сообщества, вне зависимости от особенностей его исторического развития, к идеалу — современному индустриальному обществу, «обществу всеобщего благосостояния». С такой точки зрения, модернизация, рассматриваемая как процесс либерализации национальных экономик и политических систем, направленный на построение специфической цивилизации европейского типа, представляет собой переход от традиционного общества к современному.
По этому единственно возможному и исторически предопределённому пути, по мнению сторонников теории модернизации, должны пройти и идут все нации и страны, однако на путь модернизации они вступают в разное время. От этого зависит их место в ряду развитых стран и степень достижения благосостояния на сегодняшний день. На этой основе все государства подразделяются на эшелоны модернизации.
В странах первого эшелона модернизации, начиная с XV века, находились центры мировой системы капитализма, центры европейского, а потом и мирового «мира-экономики», то есть пространства, очерченного определёнными границами, имеющего некий центр, вокруг которого формируются ближняя и дальняя периферии, являющегося суммой частных экономик с разным уровнем богатства. Из этого построения возник такой вид неравенства, как международное разделение труда, конкретизирующееся в виде пространственной модели развития и отсталости, так как разделение труда в масштабе мира-экономики не было соглашением равных партнёров [1, с. 14].
К началу индустриальной цивилизации возникшее в прошлом состояние зависимости ускоряло процесс модернизации в одних странах и тормозило его в странах — поставщиках сырья. Причём со временем, когда главенство экономики становилось всё более значительным, усиливалось и экономическое неравенство соучастников мира-экономики, что делило мир на привилегированную часть и лишённую привилегий. Со временем такое неравенство переставало удовлетворять страны — периферии мира-экономики, и это неудовлетворение проявилось в стремлении искать и находить модели самостоятельного развития, учитывающие особенности внутренней хозяйственно-культурной жизни страны [7, с. 62].
Реакцией центров мира-экономики на изменившуюся позицию периферийных стран стала идея необходимости для дальнейшего мирового развития глобализации национальных экономик, перехода к единой мировой экономике, основанной на либерализме. Глобализация, по мысли её сторонников, должна стать необратимым процессом интернационализации не только экономической сферы, но и всей общественной жизни, создав условия для свободного перемещения финансовых, материальных и человеческих ресурсов.
Глобализация выводит экономику различных стран на качественно иной уровень, при этом сглаживая и даже уничтожая их культурно-исторические особенности, на что и направлен в результате процесс модернизации, тормозом которого могут являться национальные особенности, традиции.
Глобализация, как и модернизация в целом, внедряя свою культуру, культуру «модернити», разрушая одни традиции, несовместимые с её принципами, вместе с тем устанавливает другие — традиции непрерывного изменения, традиции рационализма.
Теоретики модернизации и глобализации выделяют благоприятные и неблагоприятные факторы преобразований, утверждая, что в ходе модернизации необходимо устранить неблагоприятные факторы.
Среди всех факторов, влияющих на экономическое развитие, человек, как субъект экономической деятельности и составной элемент общности, рассматривается как фактор наиболее важный. В этой связи сегодня понятию национального менталитета отводится ведущая роль, а изменение сознания человека, его представлений, образа экономического мышления, нормы действий, менталитета является ключевым моментом модернизации общества.
К неблагоприятным факторам преобразований относятся сохранение элементов традиционного общества и отсутствие рационалистического сознания у большинства населения. М. Вебер признавал, что «первым противником, с которым пришлось столкнуться «духу» капитализма и который являл собой определённый стиль жизни, нормативно обусловленный и выступающий в этическом обличии, был тип поведения и восприятия, который мог быть назван «традиционализмом» [3, с. 80].
Поэтому некоторые учёные считают, что «развитие нового культурного стереотипа» образует «сердцевину» всего процесса модернизации, а первоочередной задачей в процессе модернизации, её идеологами видится разрушение или, по крайней мере, преобразование традиционного сектора, традиционных социально-экономических и общественно-политических институтов. Отсюда возникает такое определение модернизации как рационализации сознания на основе научных знаний, с отказом от поведения в соответствии с традициями, как смены типов сознания, трансформации субъекта общественного сознания, изменении типа самой общности людей [4, с. 63–73].
Изменение, корректировка сознания, как утверждают «модернизаторы», должна привести к возможности создания и функционирования новых социально-экономических, политических и культурных институтов и отношений, ценностей и норм. Причем эти институты, отношения, ценности, нормы должны соответствовать, или хотя бы не противоречить определенным, принятым в западном обществе идеалам, установлениям и институтам гражданского общества, имеющим основу в римском праве и западном христианстве.
Под воздействием различных природных и социальных факторов формировались разные типы личности, разные национальные менталитеты. Их различия обусловили различное понимание экономических свобод, смысла и основных принципов хозяйственной деятельности. Тем не менее, именно экспансия западноевропейской цивилизации, менталитет представителей которой, основанный на идеях протестантизма, отличается ярко выраженным рационализмом и индивидуализмом, несколько последних столетий определяла главные черты мировой истории.
«Представителям западной цивилизации в силу примата индивидуалистической «я»-психологии, свойственны такие качества, как практицизм, деловитость, расчётливость, изобретательность, способность рисковать, холодность, эмоциональная чёрствость, стремление к независимости, склонность к добросовестности в деле, чувство превосходства над другими народами, способность к самодисциплине и самоорганизации... Ни с какими другими человеческими качествами нельзя ни воспроизвести западную цивилизацию, ни сохранить её в той форме и на том уровне, какого она достигла» [6, с. 46–47].
Социально-политическая и экономическая системы российской цивилизации и российский экономический менталитет исторически формировались в специфических, не свойственных другим народам условиях, совокупность которых не присуща ни одной из стран. Специфика и уникальность России в том, что громадное государство всегда представляло собой особый мир-экономику, внутри которого сформировался определённый стереотип экономического поведения, обусловленный особенностями пространства и течения исторического времени.
На протяжении тысячи лет Россия представляла собой самодостаточную экономическую систему, функционирующую по всем законам подобных макросистем, соприкасающуюся и взаимодействующую с соседними мир-экономиками, но достаточно мало зависящую от них. Производство такой системы, способной к самостоятельному существованию, по необходимости должно быть сложно и разносторонне. Не обеспечивающая себя всем необходимым страна не может существовать самостоятельно.
Эту истину, актуальную для России как в начале XXI века, так и сто лет назад, сформулировал на рубеже XIX — XX веков русский учёный-экономист Л.Тихомиров в следующем виде: «Не может страна, не будучи самостоятельной в экономическом отношении, не зависеть от другой более сильной страны и в политическом отношении. Между сильными странами может быть только равновесие экономических и политических сил — если экономика становится слабее, для удержания равновесия должна усиливаться политическая составляющая, обычно с помощью военной силы или угрозы таковой. Если этого нет, то более сильная сторона начинает диктовать свои условия при давлении со стороны экономики» [8, с. 23]. И так было всегда на всем более чем тысячелетнем пути развития России.
Всемирно известный современный русский писатель, мыслитель, социолог А.А.Зиновьев, проживший долгое время на Западе и знающий его «изнутри», в одной из своих последних книг, ввёл термин «западнизация», означающий «стремление Запада сделать другие страны подобными себе по социальному строю, экономике, идеологии, психологии и культуре». При этом А.А. Зиновьев предупреждает, что цель этого процесса — довести другие страны «до такого состояния, чтобы они потеряли способность к самостоятельному развитию, включить их в сферу влияния Запада, причем не в роли равноправных и равномощных партнеров, а в роли сателлитов или, лучше сказать, колоний нового типа» [6, с. 416].
Это стремление, этот процесс имеет широко распространённое общепринятое благозвучное название «глобализация», а учение, отражающее закономерность развития этого процесса и объясняющее логику его существования — «глобализм».
Глобализация имеет свои положительные стороны, которые подчёркиваются её апологетами. Это выгоды международного разделения труда, возрастающий обмен технологическими новациями, высокая мобильность капиталов и рабочей силы, расширение товарных рынков.
Но существуют и отрицательные последствия, которые угрожают не только странам второго и третьего эшелонов, но и фаворитам глобализации — экономически развитым странам.
К таким отрицательным последствиям относится углубление социального расслоения, причём как на уровне домашних хозяйств, так и регионов и целых государств, утрата экономического суверенитета и самодостаточности стран, уязвимость страны к финансовым кризисам, причины которых вне контроля, а также деиндустриализация и денационализация промышленности, что выражается в перемещении капитала в государства с дешёвой рабочей силой, и неспособности рабочих экономически развитых стран конкурировать с приезжающей дешёвой рабочей силой развивающихся стран [2, с. 68].
Таким образом, в результате развивающегося процесса глобализации могут пострадать все государства, вне зависимости от их экономического положения. В выигрыше оказываются транснациональные системы, объединяющие производственные, финансовые, научные и информационные структуры, определяющие (или пока только стремящиеся определять) направления экономического, и не только экономического, развития всей мировой системы.
Для ослабления отрицательных последствий глобализации необходимо выбрать собственный вектор развития, основанный на всемерном укреплении национальных экономик, которые должны встать в жёсткую оппозицию свободному рынку, чтобы не лишиться суверенитета и не оказаться в зависимости от транснациональных корпораций.
В реальном мире должны быть национальные экономики, взаимодействующие друг с другом. В отдельных национальных экономиках критически важные решения должны приниматься на основе того, что лучше для нации.
Для России, ослабленной в результате реформ 1990-х годов и разрыва всех социально-экономических и политических связей, присоединение к процессу глобализации может обернуться потерей независимости, обнищанием и вымиранием населения.
Для развития России как великой державы, поднятия экономики, оздоровления общества, появления у народа веры в возможности возрождения страны необходима идеология, отвечающая как социально-экономической и политической реальности, так и учитывающая особенности менталитета русского народа, складывавшегося под влиянием многих факторов на протяжении всей великой и трагической истории нашего народа.
Так же как с начала XVI века при увеличивающейся зависимости России от влияния Запада, связанного с процессами модернизаций, которые происходили в центрах капиталистической миросистемы, Россия нашла свой ответ происходящим в мире процессам — имперскую модернизацию, так и сейчас должен быть найден свой, Русский, путь, отвечающий интересам народа и государства.
Важно понимать, в каком направлении развивается мировая экономика, какие деформации произошли и происходят в капиталистической системе, несмотря на её победу в соревновании с социализмом. Произошла ли эта победа благодаря великим достоинствам капитализма, или же из-за нарушения принципов социалистического развития в нашей стране.
Во время переходных этапов экономического развития, подобных нынешнему, когда каждый народ, каждое государство по-своему ощущает потребность в обновлении и преобразовании, российское государство ещё больше, чем другие страны нуждается в переменах. Однако когда речь идёт о преобразовании страны, следует действовать как можно более обдуманно и осторожно. Ни одна даже частная мера не должна вводиться, пока не будет решён вопрос о том, какое воздействие на все стороны жизнедеятельности народа она может или должна оказать.
Каждый тип, каждый путь экономического развития страны не только предполагает учёт как внутренних, так и внешних факторов, определяемых исторически сложившимися национальными, природно-климатическими и геополитическими характеристиками, но и имеет особенности, относящиеся к разным этапам развития и связанные с базовыми условиями на каждом из них.
Таким образом, одним из ключевых факторов успеха любых социально-экономических преобразований является соответствие стратегии этих преобразований имеющейся в данном обществе институциональной среде, поскольку применение экономической политики, хорошо зарекомендовавшей себя в одном месте и в одно время, необязательно покажет такие же результаты в другом месте и в другое время. Поэтому избираемый путь экономического развития необходимо соотносить с ментальностью, традициями и другими ключевыми элементами институциональной структуры данного общества.


Литература
1. Бродель Ф. Материальная цивилизация, экономика и капитализм. ХV–ХVIII вв. в 3-х тт. т.3. Время мира. — М.: Прогресс, 1992. — 679 с.
2. Бьюкенен П. Экономический национализм или глобальная экономика? // Предпринимательство. — 2001. — № 1. — С. 62–74.
3. Вебер М. Протестантская этика и дух капитализма. Сб. «Избранные произведения». — М.: Прогресс, 1990. — 808 с.
4. Герасимов И. Российская ментальность и модернизация //Общественные науки и современность. — 1994. — № 4. — С. 63–73.
5. Деньгов В.В. Глобализация и проблемы нежелательного отбора на мировых рынках кредитных ресурсов // Globalizacia a Jej Socialno-Ekonomicke Dosledky’11. Zbornik z medzinarodnej vedeckej konferencie. 2011. — С. 89–93.
6. Зиновьев А.А. Запад. Феномен западнизма. — М.: Центрполиграф, 1995. — 461 с.
7. Коростышевская Е.М., Миэринь Л.А., Фахрутдинова Е.В. Инновационная система ЕС и место России в европейском инновационном пространстве // Современное искусство экономики. — 2015. — № 2 (20). — С. 59–67.
8. Тихомиров Л.А. Вопросы экономической политики. — М.: Универс. тип., 1900. — 83 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия