Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 3 (59), 2016
ПО МАТЕРИАЛАМ ПЛЕНАРНОГО ЗАСЕДАНИЯ ЧЕТВЕРТОГО МЕЖДУНАРОДНОГО ФОРУМА «ЕВРАЗИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА» В САНКТ-ПЕТЕРБУРГЕ, 19 МАЯ 2016 г.

Выступление депутата Национального Собрания Республики Армения Г.А. Багратяна



Здравствуйте, дорогие друзья! Спасибо всем организаторам форума, что нас пригласили сюда выступить от имени председателя Национального Собрания Армении Галуста Саакяна и, кстати, представить некоторые результаты нашего исследования, которые мы ведём уже 3–4 месяца с группой экономистов, чтобы понять всё-таки, где мы остановились в смысле развития институтов ЕАЭС, и куда нам следует идти. Я прошу прощения за некий критичный взгляд, но материалы, которые мы использовали при этом, не имеют большой статистической базы — всего год и три месяца. Тем не менее, мы по­зволили себе сделать некоторые выводы об экономической ситуации и в 2015 году, и в начале 2016 года, которая для ЕАЭС складывается не очень хорошо. В целом прослеживается спад экономики, объясняется это, конечно, в значительной мере явлениями в мировой экономике, но не только. Когда мы проанализировали некоторые показатели взаимной торговли, то стало совершенно очевидно, что за 2015 год взаимная торговля снизилась на 25 процентов и, к сожалению, тенденция эта продолжается уже в 2016 году — снижение взаимной торговли составляет 17,1 процента. Мы задались целью узнать: это случайное явление, последствия санкций или налицо объективные моменты? В прошлом году, действительно, имели место некоторые объективные моменты, потому что торговый союз, как таковой, сразу же исчерпал себя в смысле стимулирования дальнейшего развития. Что же случилось? Вообще, чтобы взаимная торговля стала основой экономического союза и привела к положительным результатам, должна быть асимметрия в структуре производства. В экономиках большинства государств ЕАЭС, наоборот, наблюдается симметрия производства. Например, если взять Казахстан и Россию — у них симметрия производства. А Казахстан и Россия — это 96 процентов ВВП ЕАЭС. С Арменией и Беларусью немножко другая история — тут асимметрия есть, но Армения, Беларусь и Кыргызстан — всего лишь 4 процента ВВП ЕАЭС. Или же другой момент: расчёты в основном идут, особенно за стратегический ассортимент, в долларах, но чтобы нам расплатиться в долларах, нужно их заработать. А мы можем их заработать не в ЕАЭС. Значит, чтобы развивать торговлю в ЕАЭС, нужно развивать торговлю со странами, где можно заработать доллары. Это серьёзная проблема, я не делаю сразу из этого вывод, что мы должны создать единую валюту. Да, её нужно создать, чем скорей, тем лучше. Но конкретно для моей страны это означает, что такой торговый союз — не наилучший вариант интеграции. Когда у вас есть симметрия в структуре производства, то лучшим способом развития экономического союза являются интеграционные процессы, скажем, совместные инфраструктурные проекты, об этом было сказано в выступлении Сергея Евгеньевича Нарышкина. Тогда союз приобретёт совершенно другие очертания.
Мы не остановились на одном, мы взяли весь инструментарий современной экономической науки и попробовали понять: а где коэффициенты? Скажем, сначала сделали эту работу для Армении попарно со всеми государствами ЕАЭС, потом включили туда также Китай, Иран, Грузию и ЕС. Потом то же самое сделали для России, Казахстана, Беларуси, Кыргызстана. Скажем, весь инструментарий, известный мировой экономической науке — это коэффициенты индексации Грубеля-Ллойда, Бела Баласса и так далее. Не поленились и по четырёхзначному торговому коду сделали эту работу в отношении всех стран. Честно говоря, показатели получились низкие, что мы и ожидали. Не надо было что-то изобретать, потому что если в структуре производства нет этой асимметрии, значит, обязательно нужно искать другие формы экономической интеграции. Это показатели для Армении очень низкие. Время выступления ограничено, поэтому то же самое сделано по коэффициентам Грубеля-Ллойда, не буду говорить по другим странам, так как это займёт много времени.
Потом мы посмотрели: а складывается ли единый рынок? Например, перед вами слайд, на котором цены на электричество, природный газ и бензин в странах ЕАЭС. С Кыргызстаном у нас цена розничной электроэнергии отличается в 10 раз, хотя Армения в общем-то экспортёр электроэнергии. Ровно в 10 раз. По бензину — в 2–2,5 раза. То есть пока, хотя я и говорил, что не образуется за год такой единый рынок, мы, честно говоря, далеко от этого единого рынка. Дальше вы можете посмотреть некоторые выводы, некие рекомендации, чем мы можем помочь делу. Я не хочу останавливаться на истории, хотя это очень интересно — как в 90-е годы формировался Европейский экономический союз, СНГ, заключались экономические соглашения, подписанные в рамках СНГ. Мы всё это изучили и пришли к неким выводам: чисто геополитически ЕАЭС, конечно, должен занимать центральное место на континенте Евразия — слева ЕС с ВВП 13 триллионов евро, справа — Япония, Южная Корея, Китай с ВВП тоже 13 триллионов евро. Объём торговли между этими двумя группами государств составляет 8 триллионов евро. Только пропуск этой торговли через себя обеспечит рост экономики стран ЕАЭС до 1 триллиона евро. Конечно, об этом было сказано в выступлении господина Нарышкина, но над этим нужно сильно работать. Это одно из направлений, перспектив развития ЕАЭС.
Второе направление, до создания общей валюты — интеграционные проекты. Если мы сейчас не являемся хорошими торговыми партнёрами, извините, за использование такой терминологии, то мы должны такими стать через несколько лет. Для этого нужно работать, для этого нужны интеграционные проекты. Поэтому предлагаем два мероприятия: первое — должен быть создан бюджет, в том числе инвестиционный, самого ЕАЭС; второе — более важное для частного бизнеса и партнёрства государств в частном бизнесе — создать суверенный фонд с гарантией пяти государств — членов ЕАЭС. Мы счи­таем, что эти меры в корне изменят ситуацию, то есть мы должны помочь друг другу расти! Мы не должны ограничивать рост каждого! Скажем, Евразийская экономическая комиссия. Ну чем она занимается помимо технических вопросов, которые очень важны? Она еженедельно занимается освобождением от таможенных пошлин того или иного предприятия. Если какое-то армянское предприятие освобождается от пошлины за ввоз товаров, то сокращаются доходы другого государства. И этот путь, который был заложен в механизм изначально, начинает подвергать эрозии доходность бюджета, понимаете. Есть вещи, о которых нужно подумать уже сегодня и как-то суметь их остановить или даже если не остановить, то придумать новые механизмы — сконцентрироваться на них и постараться что-то подобное развивать. Это получится, потому что не может не получиться, если есть желание и концепция, конкретные механизмы. Эти конкретные механизмы существуют, тем более благодаря ЕАЭС: мы друг друга уже знаем, а теперь начинаем понимать друг друга по-новому. Спасибо за внимание, на этом я остановлюсь. В случае интереса к означенному исследованию, пожалуйста, обращайтесь. Мы готовы предоставить вам весь материал нашего исследования.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия