Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 3 (59), 2016
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Рыбина З. В.
заведующий кафедрой экономической теории, финансов и предпринимательства
Международного института менеджмента «ЛИНК» (г. Жуковский),
кандидат экономических наук


О роли общественно-экономических укладов в социально-экономическом развитии общества
В статье предлагается авторская точка зрения на движущие силы социально-экономического развития. Доказывается, что в основе формационного и цивилизационного подходов, а также теорий развития информационного общества и экономики знаний лежит генезис, динамика и взаимодействие общественно-экономических укладов. Такой подход позволяет прогнозировать основные тенденции развития общества, до некоторой степени оказывать на них воздействие. В этой связи обосновывается необходимость мониторинга процессов функционирования общественно-экономических укладов
Ключевые слова: социально-экономическое развитие, формационный подход, цивилизационный подход, общественно-экономическая формация, цивилизация, общественно-экономический уклад
УДК 330.111.2; ББК 65.011   Стр: 56 - 58

Усложнение социально-экономических процессов в XX в. — выход целого ряда стран из под колониальной зависимости, формирование и распад социалистического лагеря, интеграционные процессы в различных частях света — обострили интерес к главному вектору социально-экономического развития и к его движущим силам. Между тем ренессанс капитализма на постсоветском пространстве выявил несостоятельность прогностической функции формационного подхода, а межстрановые различия, многообразие путей, форм, способов социально-экономического развития отдельных стран и их групп с способствовали становлению такого количества цивилизаций, что определение вектора дальнейшего социально-экономического развития на основе цивилизационного подхода становится крайне затруднительным. В то же время большинство теорий современного общества, получивших развитие во второй половине XX в., предлагают лишь пути его модернизации, основанной на достижениях научно-технической революции.
В поисках нового подхода к социально-экономическому развитию ряд ученых заговорили о необходимости конвергенции формационного и цивилизационного подходов.[29, с.92] Этому способствует и все более тесное их переплетение. Целый ряд характеристик первого из них взят на вооружение экономистами и политиками развитых стран, якобы пропагандирующих цивилизационную концепцию периодизации исторического развития: общеизвестны абсолютизация «мейнстрим» и результаты «борьбы за демократию» во всем мире. В то же время прежние приверженцы общественно-экономических формаций апеллируют к основным идеалам цивилизационного пути, декларируют и повсеместно отстаивают мирное сосуществование цивилизаций, их равноценность для исторического развития. О такой взаимообусловленности указанных концепций писали еще Ф.Энгельс [28, с. 394], С.Н. Булгаков [6, c. 255], Г.В. Плеханов [15, с.247], Й. Шумпетер [25, с.57]. Тем не менее, в течение многих десятилетий силы последователей и того, и другого подходов были брошены на критику альтернативных точек зрения, что усугубляло противостояние между ними и отнюдь не способствовало развитию их прогностических функций.
При этом к несомненным достоинствам формационного подхода его сторонники относят возможность представить развитие человечества как объективный и закономерный естественно-исторический процесс, в котором одна общественно-экономическая формация сменяется другой. [22, с.423] Однако, этот же прямолинейный исторический процесс является и основным недостатком формационного подхода, к которым, кроме этого, относят: недооценку системообразующего значения нематериально-экономических факторов общественной структуры; излишнюю жесткость формационно-структурных связей; тенденцию накладывания формационной структуры на характеристику любого конкретного общества; излишнее противопоставление формационной структуры иным моделям общества [2, с.215].
В отличие от формационной, цивилизационная концепция характеризуется многовариантностью общественного развития и влияния, оказываемого на хозяйственную жизнь культурно-исторической средой, психологическими стереотипами. Она учитывает интересы человека, а также создает основу известной преемственности анализа исторического развития различных стран и регионов, поскольку оперирует не категорией неизбежного, а категорией возможного, категорией выбора [8, с.28].
В этой связи заметим, что несмотря на все различия данных концепций, их объединяет нечто общее. Они оперируют агрегированными показателями: цивилизация, локальная цивилизация, формация, способ производства. При этом не уделяется должного внимания менее крупным, но при этом не менее важным компонентам, развитие которых со временем и приводит к образованию формаций и цивилизаций. Между тем, общественно-экономическая формация представляет собой определенный способ производства, т.е. совокупность производительных сил, находящихся на определенном уровне развития, и имманентных им производственных отношений, над которым зиждется политическая, правовая, культурная, религиозная и прочие надстройки. Сам же способ производства есть ни что иное, как общественно-экономический уклад, который при определенных условиях выделяется из группы нескольких сосуществующих с ним укладов, становится господствующим в данном обществе и самостоятельным способом производства [11, с.30, 71, 74]. Так происходило с рабовладельческим, феодальным, капиталистическим укладами. Таким образом, основу формационного подхода к социально-экономическому развитию составляет процесс генерации, развития, взаимодействия, взаимопереплетения общественно-экономических укладов.
Как уже отмечалось, основу второго подхода составляет развитие и динамика крупных цивилизаций, являющихся конгломератами локальных сообществ, характерных для отдельных народов, народностей, географических территорий [8, с.58]. Одним из оснований для формирования локальной цивилизации являются условия хозяйствования людей в данной местности. Они определяют образ жизни, вероисповедание, культурные, политические, социологические особенности отдельных групп населения [7, с.12], [9, с.140], [27, с.176], т.е. формируют религиозный, культурный, политический, социологический уклады жизни конкретных групп населения, или ту часть дефиниции «общественно-экономический уклад», которая понимается под первой ее частью «общественно-» и является предметом изучения социологии. Однако, еще классики концепции общественно-экономического уклада обращали внимание на недопустимость отделения «общества» от «экономики», т.к. по мнению В.И. Ленина, экономический уклад — это «условия хозяйствования и жизни населения и притом не «населения» вообще, а определенных групп населения, занимающих определенное место в данном строе общественного хозяйства» [12, с.218]. Таким образом, в основе цивилизационного подхода также лежит общественно-экономический уклад.
Разница же между концепциями заключается в трактовке самого понятия общественно-экономического уклада, с точки зрения политической экономии или социологии. Это и определяет развитие формационного или цивилизационного подходов. В то же время само сочетание «общественно-экономический уклад» свидетельствует о неразрывности связи между экономическими и прочими факторами, о нецелесообразности противопоставления двух традиционных подходов к анализу социально-экономического развития, о необходимости поиска пути их конвергентного развития. Для определения вектора дальнейшего социально-экономического развития необходимо наладить мониторинг динамики общественно-экономических укладов.
Тем не менее, попытки периодизации социально-исторического развития продолжаются. Во второй половине XX века было разработано около двадцати таких теорий. Однако большинство авторов ограничились в своих изысканиях лишь выделением особенностей современного общества и ретроспективным анализом предшествующего периода, что позволило некоторым российским экономистам отнести эти теории к разновидностям цивилизационного подхода [1, с.125], [19, с.99] Обстоятельный анализ этих теорий приведен в работе Н.Л.Поляковой «ХХ век в социологических теориях общества» [16].
В рамках данной статьи интерес представляют наиболее популярные трактовки современного общества, как постиндустриального, информационного, экономики знаний [3], [5, с.45], [10], [13, с.19–20] [14]. Все эти дефиниции, хотя и рассматриваются учеными как синонимы, в действительности обязаны своим появлением развитию совершенно разных общественно-экономических укладов. В этой связи следует заметить, что с момента формулирования первого определения трактовка дефиниции «общественно-экономический уклад» претерпела некоторые трансформации. Среди многочисленных интерпретаций определения обращают на себя внимание трактовки, связывающие это понятие с видом деятельности и формой собственности. [21, с.151], [23, с.117] Экономический уклад — это условия хозяйствования, жизнеобеспечения и жизнеустройства определенной части населения, определяемые системой социально-трудовой деятельности этого населения или его местом в общественном разделении труда; формой собственности на предметы и средства труда, а также рабочую силу [17, с.44].
Итак, постиндустриальное общество привело к появлению новых и бурному развитию услуг уже хорошо известных в обществе. Поскольку большинство предприятий этой сферы не требуют больших площадей и капитальных затрат, то получили мощный импульс к развитию уклады малого и среднего предпринимательства. Однако эти уклады не стали господствующими и не сформировали ни новой цивилизации, ни новой общественно-экономической формации, хотя и отразились на образе жизни многих людей. Тем не менее В.Ю. Яковец характеризует постиндустриальное общество как новый способ производства, а отсюда и новую экономическую формацию. По его мнению, общая тенденция исторического развития состоит в поэтапном утверждении постиндустриального экономического способа производства со свойственным ему набором и соотношением укладов — государственного (в социокультурном, оборонном секторах, стратегических отраслях), частного и смешанного (в отраслях тяжелой промышленности, строительстве, банковском деле), мелкотоварного (малый бизнес в сфере услуг, розничной торговле; интернационального, в части секторов, непосредственно включенных в глобальную экономику [30, с.29] Напомним, что основу способа производства составляет господствующий общественно-экономический уклад, в свою очередь опирающийся на определенную форму собственности на средства производства. Следуя данной логике, в основе постиндустриального способа производства должна находиться постиндустриальная собственность на средства производства и аналогичный общественно-экономический уклад. В этой связи хотелось бы понять, какими отличительными чертами обладают данный уклад и названная форма собственности? Ю.В. Яковец не дает ответа на эти вопросы.
Информационное общество как самостоятельный этап социально-экономического развития характеризуется тем, что информация оказывает решающее влияние и на средства производства, и на структуру и качество производительных сил. Появился новый вид деятельности: производство, обработка, передача и распространение информации. В отдельную отрасль выделились средства массовой информации. Широкое распространение получили реклама, связи с общественностью, консалтинг, информационно-коммуникационные услуги и другие. К концу XX века началось формирование влиятельной прослойки информационной олигархии. Из четырех самых богатых людей планеты трое сделали свое состояние на производстве информации и являются владельцами крупнейших медиахолдингов. Появился новый объект собственности — собственность на информацию. При этом выделяются государственная, общественная, частная, индивидуальная собственность на информацию.
Таким образом, следует отметить, что формирование различных типов собственности на информацию, выделение самостоятельных видов деятельности по обработке информации, использование информации, как фактора производства, позволяет говорить, как минимум, о двух тенденциях в современной экономике. Первая из них связана с выделением самостоятельного общественно-экономического уклада — информационного. Информационный уклад — это условия хозяйствования, жизнеобеспечения и жизнеустройства определенной части населения, определяемые системой социально-трудовой деятельности в сфере производства, обработки, передачи, распространения информации; формой собственности на информацию [18, с.98].
Вторая тенденция заключается в проникновении информации в ряд других укладов и повышении в связи с этим их эффективности, что можно констатировать как превращение информационного уклада в господствующий. В рамках формационной теории этот процесс может рассматриваться как формирование новой общественно-экономической формации. Однако, под влиянием информационного уклада меняются условия жизни людей, основы нравственности, трансформируется сознание людей, формируется новый социум.[10, с.42], [14, с.83] С точки зрения цивилизационного подхода, это свидетельствует о развитии новой цивилизации. Таким образом, становление информационного уклада следует трактовать, как источник социально-экономического развития с точки зрения как формационного, так и цивилизационного подходов.
О выделении самостоятельного периода в социально-экономическом развитии — экономики знаний свидетельствует как появление новой формы собственности — интеллектуальной собственности [4, с.50–51], увеличение объемов интеллектуальной деятельности, так и постоянный рост расходов на НИОКР в развитых странах мира [24]. Однако, по справедливому выражению Л.В. Никифорова, возникновение социально-экономического уклада не может обеспечить только та или иная форма собственности, необходимо, чтобы потенциал производственной или хозяйственной ниши и ресурсов, на котором она основывается, был достаточен для развития относительно целостного воспроизводимого блока отношений и связей [20, c.56]. Поэтому пока интеллектуальный уклад находится в стадии формирования.
В связи с вышеизложенным заметим, что скорость, направление, объемы происходящих в современном обществе социально-экономических процессов не поддаются прогнозированию с использованием агрегированных критериев, которыми оперируют формационный и цивилизационный подходы. С другой стороны, предлагаемые в последние десятилетия новые подходы сводятся в своем большинстве к описанию современного общества, а не к анализу тенденций его развития. В то же время в основе ряда тенденций развития современного общества лежит генезис, динамика, взаимопереплетение различных общественно-экономических укладов. Именно эти процессы с течением времени приводят к становлению новых общественно-экономических формаций и цивилизаций. Они способствуют выявлению основных тенденций развития современного общества и определению основного вектора его развития. Опора на общественно-экономические уклады позволяет этот процесс, во-первых, конкретизировать, во-вторых, строить прогнозы дальнейшего социально-экономического развития, в-третьих, при всей объективности этого процесса, вносить в него свои коррективы, управлять этим процессом.


Литература
1. Балуев Б.П. Споры о судьбах России: Н.Я. Данилевский и его книга «Россия и Европа». — М.: Эдиториал УРСС, 1999. — 280 с.
2. Барулин В.С. Социальная философия. — М.: МГУ, 1993. — Ч. 1. — 336 с.
3. Белл Д. Социальные рамки информационного общества // Новая технократическая волна на Западе. — М: Прогресс, 1996. — С.330–342.
4. Белл Д., Иноземцев В. Эпоха разобщенности. — М.: Центр исследований постиндустриального общества, 2007. — 278 с.
5. Борисов Е.Ф. Экономическая теория. — М: Проспект, 2007. — 544 с.
6. Булгаков С.Н. Философия хозяйства — М.: Наука, 1990. — 412 с.
7. Бродель Ф. Динамика капитализма / Пер. с фр. — Смоленск.: Полиграмма, 1993. — 125 с.
8. Валентей С.Д., Нестеров, Л.И. Развитие общества в теории социальных альтернатив. — М.: Наука, 2003. — 197 с.
9. Вебер М. Избранное. Образ общества. — М.: Юрист, 1994. — 704 с.
10. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура; пер. с англ. — М.: ГУ ВШЭ, 2000. — 458 с.
11. Качановский Ю.В. Рабовладение, феодализм или азиатский способ производства? — М.: Наука, 1971. — 275 с.
12. Ленин В.И. К характеристике экономического романтизма. // Ленин В.И. Полн. собр. соч. 5-е изд. — М: Госполитиздат, 1967. — Т.2. — 689 с.
13. Макаров В.Л., Клейнер Г.Б. Микроэкономика знаний. — М.: Экономика. 2007. — 204 с.
14. Моисеев И.Н. Судьба цивилизации. Путь разума. — М.: МНЭПУ, 1998. — 205 с.
15. Плеханов В.Г. Избр. философ. произведения. — М.: Госполитиздат, 1956. — Т. 2. — 682 с.
16. Полякова Н.Л. ХХ век в социологических теориях общества. — М.: Логос, 2004. — 384с.
17. Рыбина З.В. Роль общественно-экономических укладов в формировании социальной структуры общества // Дискуссия. — 2015. — № 3. — С.39–44.
18. Рыбина З.В. Многоукладность экономики в контексте исторического развития. — М.: Весь мир, 2015. — 240 с.
19. Рязанов В.Т. Экономическое развитие России XIX–XX вв. — СПб.: Наука, 1998.- 796 с.
20. Смешанное общество: российский вариант / Под ред. Л.В. Никифорова. — М.: Наука, 1999. — 328 с.
21. Соболев А.В. Своеобразие кооперативного уклада // Многоукладность России: исторические корни, состояние и перспективы. — М.: Инст. эконом. РАН, 2009. — С. 151–174.
22. Социология / Под. ред. В.Н. Лавриненко. — М.: Юнити, 2005. — 447 с.
23. Сычев Н.В. Политическая экономия. — М.: Эксмо, 2002. — 384 с.
24. Центр гуманитарных технологий. Рейтинг стран мира по уровню расходов на НИОКР / Организация Объединенных Наций по вопросам образования, науки и культуры ЮНЕСКО: Электронный ресурс — режим доступа: http://gtmarket.ru/ratings/research-and-development-expenditure/info. (дата обращения 27.01.2014)
25. Шумпетер Й. Теория экономического развития. — М.: Прогресс, 1982. — 453 с.
26. Экономическая энциклопедия / Л.И. Абалкин. — М.: Экономика, 1999. — 1054 с.
27. Эйзенштадт Ш. Революция и преобразование обществ. Сравнительное изучение цивилизаций / Пер. с англ. — М.: Аспект Пресс, 1999. — 416 с.
28. Энгельс Ф. Письмо Ф.Зорге 30.07.1890. / К. Маркс, Ф. Энгельс. Собр.соч. — 2-е изд. — М.: Госполитиздат, 1965. — Т. 37. — 630 с.
29. Яковец Ю.В. История цивилизаций. — М.: ВлаДар, 1995. — 460 с.
30. Яковец Ю.В. Глобализация и взаимодействие цивилизаций. — М.: Экономика, 2001. — 320 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия