Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
Подписка на журнал
Реклама в журнале
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 3 (59), 2016
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Кундакчян Р. М.
зав. кафедрой экономической теории Казанского (Приволжского) федерального университета,
доктор экономических наук

Григорьева Н. С.
ассистент кафедры экономической теории Казанского (Приволжского) федерального университета

Теоретико-методологические аспекты исследования оппортунистического поведения в контрактных отношениях
Исследование проблем, связанных с оппортунистическим поведением субъектов экономики показывает, что его проявление зависит от типов контрактов, опосредующих те или иные транзакции. В современной рыночной экономике России сложились свои паттерны проявления оппортунизма в контрактных отношениях, что представляет научный и практический интерес. В статье приводятся результаты анализа альтернативных подходов к исследованию закономерностей проявления оппортунистического поведения, проведенного авторами с привлечением широкой информационной базы
Ключевые слова: институциональная экономика, макроэкономика, оппортунистическое поведение, деловые контракты, методология, инфорсмент, теория игр
УДК 330.16; ББК 65.012.1   Стр: 69 - 72

Несмотря на то, что оппортунистическое поведение свойственно субъектам во всех проявлениях экономических отношений, долгое время оппортунистическое поведение и закономерности его реализации не выделялись в качестве отдельного объекта для исследований. Явления оппортунистического поведения описывались и анализировались в контексте других объектов и отношений (акцент делался, как правило, на исследовании психологических и социологических проявлений и последствий оппортунистического поведения). В то же время злоупотребление правом, коррупция, экономические преступления, умышленное сокрытие информации, злоупотребление доверием и другие подобные поведенческие явления зачастую являются следствием оппортунистического поведения экономических субъектов. Однако влияние оппортунистического поведения на способы реализации контрактных взаимодействий менее широко представлено в научной литературе.
В современных научных исследованиях отмечается, что оппортунизм присущ экономическим субъектам во все исторические эпохи. При этом большинство исследований, посвященных оппортунистическому поведению, носят в основном теоретический характер. По нашему мнению, это может быть объяснено тем, что факты оппортунистического поведения сложно доказуемы, и, по сути, могут классифицироваться по-разному с точки зрения юридических норм, таких как обман, злоупотребление доверием, мошенничество и т.п.
В настоящее время не сформировалось единой методологической платформы для изучения явлений оппортунистического поведения и связанных с ним вопросов. Поэтому целью данного исследования является выявление и краткое описание альтернативных методов, применяемых к выявлению закономерностей реализации оппортунистического поведения, которые были применены ранее другими исследователями при изучении данной области экономических взаимодействий.
Среди современных российских ученых преобладают сторонники исследования оппортунистического поведения с использованием методологической платформы и аналитического инструментария институционального подхода, теории транзакционных издержек (В.А. Исаков [1], А.И. Королев [2], Е.Г. Мартюкова [3] и др.).
В рамках институционального подхода субъекты экономики наряду с общим институциональным интересом, имеют частные институциональные интересы, находящиеся в противоречии друг с другом. Следуя своим частным институциональным интересам, экономические субъекты в ходе взаимодействия могут наносить друг другу ущерб путем невыполнения формальных и неформальных обязательств (контрактов). Отношения контрактации опосредуют передачу определенных прав собственности, и, таким образом, влияют на экономическое поведение индивидов. Оппортунизм в этом случае трактуется как преднамеренное скрытое действие экономического субъекта, основанное на использовании информационного преимущества и направленное на достижение личного интереса, в ущерб интересам других участников соглашения.
При этом возникает необходимость учета способа реализации контрактных взаимодействий в том или ином случае. Так, заключение полного контракта предполагает, что в нем могут быть зафиксированы все значимые параметры соглашения, что в свою очередь возможно лишь на основании принятия предпосылки о неограниченной рациональности контрагентов. Классический контракт является полным и формализованным, предполагает расторжение соглашения при возникновении конфликтной ситуации, гарантом его выполнения является государство. В реальной жизни составление подобного контракта крайне затруднено.
С точки зрения неоклассической экономической теории контракт в реальной жизни преимущественно является неполным, предполагает непрерывность отношений сторон при возникновении конфликтной ситуации до завершения сделки. А гарантом выполнения обязательств в этом случае, как правило, выступает третья сторона.
При увеличении сроков выполнения контрактных обязательств в условиях неопределенности полная репрезентативность становится запретительно дорогостоящей, что влечет за собой применение в реальной жизни неполных и имплицитных контрактов.
Характеристики каждого конкретного контракта подразумевают определенные способы его реализации, а также механизмы инфорсмента (принуждения к исполнению достигнутых в результате реализации контрактных взаимодействий формальных или неформальных договоренностей), что в свою очередь взаимосвязано с проявлением оппортунистического поведения при реализации тех или иных типов и форм контрактных взаимодействий. Однако данная взаимосвязь не получила на наш взгляд должного внимания к настоящему времени, хотя более глубокие знания в данной сфере позволили бы расширить имеющиеся представления о закономерностях реализации контрактных отношений в современной экономике России и, вследствие этого, повысить эффективность ее функционирования.
Наряду с этим, имеют место и другие методологические подходы к исследованию оппортунистического поведения: теоретические (теория игр, методы математического моделирования, мысленные эксперименты) и эмпирические (анализ документов, описание практических ситуаций, интервьюирование респондентов), которые используются наряду с институциональным. Так, некоторые исследователи рассматривают оппортунизм как дискриминацию одних участников экономических отношений по отношению к другим. Для понимания оппортунистической дискриминации авторами такого подхода использована теория игр, согласно которой смоделирована поведенческая игра, которая представляет собой одностороннюю «дилемму заключенного». Разные версии этой игры описывались применительно к фирмам и их контрагентам [4], менеджерам по продажам и покупателям [5] и т.д.
Теория игр представляет собой теорию математических моделей принятия решений в условиях неопределенности, когда принимающий решение субъект («игрок» — в терминах теории игр) располагает информацией лишь о множестве возможных ситуаций, в одной из которых он в действительности находится, о множестве решений («стратегий»), которые он может принять, и о количественной мере того «выигрыша», который он мог бы получить, выбрав в той или иной конкретной ситуации определенную стратегию [6]. Индивид принимает решение — доверяет он фирме или нет, затем, если индивид доверяет фирме (то есть соглашается на сделку с ней), фирма принимает решение — обманывать индивида или вести себя в сделке честно, и таких периодов в игре, как правило, несколько.
Рис. 1. Односторонняя «дилемма заключенного»
На рисунке 1 [7] параметром «с» обозначены издержки, которые несет индивид в случае, когда он доверяет фирме, например, это цена приобретаемого товара; параметр «а» обозначает выгоды, которые получает индивид от сотрудничества с фирмой. Авторы подхода смоделировали и описали математически, как фирма будет распределять издержки и выгоды от сделок в зависимости от разных стратегий поведения индивида, и от реакции на это поведение социальных групп, к которым относятся фирма и индивид.
Фактически, принимаемое фирмой-продавцом решение об условиях продажи товара индивиду основано на соотношении выгод от оппортунистического поведения (в случае выбора стратегии обмана — поведение фирмы является оппортунистическим, поскольку предполагает нарушение формальных или неформальных договоренностей о сделке между сторонами), а также размера и вероятности возникновения ущерба репутации фирмы, который возникнет в случае, если информация о факте реализации фирмой оппортунистических действий получит распространение в среде индивидов и на рынке. Экономические субъекты пытаются предугадать действие контрагента и оценить возможные потери. Однако все сценарии развития ситуации носят вероятностный характер и на практике сложно просчитываются.
Также в отдельных исследованиях оппортунистического поведения нашли применение методы математического моделирования. Так, нами изучено научное исследование, где авторы описывают с помощью математического аппарата теоретическое распределение издержек и выгод между экономическими агентами в зависимости от уровня жесткости положений публичных контрактов [8] (фактически — того, насколько детально прописаны все возможные условия реализации контракта и разрешения возможных противоречий). В результате ученые приходят к выводу о том, что чем выше специфичность контракта и жесткость его положений, тем ниже вероятность и возможный ущерб от оппортунизма со стороны третьих лиц.
Несмотря на теоретическую и практическую значимость данного концепта, эмпирические исследования оппортунизма до сих пор встречаются достаточно редко. Необходимо отметить, что, хотя экономическая теория и рассматривает оппортунизм как общую концепцию, конкретные проявления оппортунистического поведения до сих пор изучены недостаточно.
Представляют определенный интерес исследования, которые используют описательный метод. В подобных работах проводится анализ кейсов (case-study) [9], анализируются возможные причины возникновения и потенциальные последствия при реализации оппортунистического поведения субъектами экономики. Отдельные работы такого рода посвящены описанию особенностей такого частного случая проявления оппортунистического поведения, как оппортунизм при реализации публичных контрактов с участием государственных органов.
Введение такой институциональной нормы как система государственных закупок (государственных заказов) в 2000-х гг. оказало значимое влияние на экономических агентов как в государственном, так и в частном секторе. Под государственным заказом понимается обоснованная и оформленная потребность в поставках товаров, выполнении работ и оказании услуг для государственных нужд [10].
Представители научного сообщества приходят к выводу о том, что государственные контракты не совсем корректно сравнивать с частными контрактами. Они могут сравниваться лишь с аналогичными государственными контрактами в силу особенностей, имеющих место при их реализации. Под государственным контрактом будем подразумевать договор, заключенный заказчиком от имени РФ, субъекта РФ в целях обеспечения государственных нужд [11]. Основная особенность государственных контрактов — высокие политические риски, которые являются причиной проявления оппортунистических действий со стороны третьих лиц — одного или группы экономических субъектов, которые непосредственно не задействованы в подготовке и реализации контракта, но имеют интерес к результатам его реализации (политические оппоненты, конкуренты, различные группы интересов). Жесткий характер некоторых положений государственных контрактов является следствием адаптации к политическим рискам, поскольку в отличие от частных, на контракты с участием государственных органов могут быть в большей степени заинтересованы оказывать влияние и давление третьи лица.
Как отмечается в исследовании С. Голдсмит и У. Эггерс (2004) [12], когда изменяется или нарушается ход ведения контрактов с участием государственных органов, это приводит к огласке и появлению сообщений в печати, таким образом, проблема из разряда управления переводится в разряд политических проблем. П. Шпиллер [13] трактует оппортунизм со стороны третьих лиц (политические оппоненты, конкуренты, группы интересов) как один из факторов-угроз реализации контрактов с участием государственных органов наряду с выделенными О. Уильямсоном такими общепринятыми факторами, как качество управления и транзакционные издержки. Когда пункты соглашения могут быть оспорены, регулирование отношений в рамках соглашения характеризуется более формальными процедурами.
Кроме того, ряд исследователей отмечает, что действующая система государственных закупок открывает широкие возможности оппортунистического поведения и давления на заказчиков для недобросовестных поставщиков [14].
Таким образом, проявления оппортунистического поведения напрямую зависят от субъектного состава участников сделки (контракта).
Необходимо отметить, что одними из немногих, кто провел и опубликовал результаты эмпирического исследования оппортунистического поведения, являются американские экономисты Ф. Люмине и Б. Клин [15]. Авторы использовали в качестве эмпирического материала документы по 102 контрактам между покупателями и поставщиками. Данные материалы, которые были ими получены от независимых юридических фирм средней величины, относятся к временному периоду с 1991 по 2005 гг. В связи с высокой степенью конфиденциальности собранной информации авторы не указали не только конкретные фирмы, но и материалы или даже отдельные детали, которые были включены в эмпирический материал.
Таким образом, фактическим материалом, подтверждающим обстоятельства оппортунистического поведения, стали формальные документы (например, договора, — точный перечень документов не разглашается), связанные с заключением договоров и последующим судебным разрешением споров (с привлечением юридических фирм). Все положения и указания на нарушение пунктов договоров (формальных контрактов) и неформальных договоренностей (неформальных, отношенческих контрактов), трактовались, по нашему мнению, исследователями как факты оппортунистического поведения. В любом случае, неисполнение тех или иных договоренностей вызывало перераспределение выгод от сделки (транзакции) в пропорции, отличной от заранее запланированной. В случае предумышленного характера развития событий имеет место оппортунистическое поведение экономических агентов. Ф. Люмине и Б. Клин рассматривали оппортунизм путем изучения жалоб, высказанных или оформленных фирмами в письмах и документах, которыми они обменивались с их партнерами и которые отражены в документах юридических фирм.
Исследователями выделены четыре основных типа конфликтов, которые встречались в начале юридических споров: вопросы, касающиеся объемов сделки и конечных результатов (40,2%), качества работы (23,5%), задержек в работе (на 21,6%) и вопросов оплаты (14,7%) [15]. Авторами также описан один из примеров оппортунистического поведения в межфирменных отношениях. В январе 2003 г. фирма из Франции заключила соглашение со средней по размерам фирмой из Австрии. Австрийская фирма брала обязательства произвести специализированные компоненты для фирмы из Франции. В контракте описывались многочисленные детали относительно того, как фирмы каждую неделю должны обмениваться информацией и координировать свои действия для разработки специализированных компонентов. Однако в контракте не было предусмотрено никаких специфических мер по контролю или штрафные санкции. После нескольких месяцев сотрудничества, у французской фирмы появились сильные сомнения относительно способности поставщика разработать требуемые специализированные компоненты в рамках условий, заложенных в контракте (сильная форма оппортунизма — strong form opportunism). После нескольких встреч с фирмой-партнером и неудачными попытками менеджмента урегулировать проблему, фирма из Франции приняла решение, что необходимо воспользоваться услугами юридической фирмы. В результате на решение спора было потрачено 9 месяцев, и закончился он тем же, о чем они смогли бы договориться в частном порядке без обращения в суд. Французской фирме гонорары юристам обошлись в 21 180 евро [15]. При этом важно отметить, что влияние оппортунизма на затраты напрямую не изучены, кроме как в работе Р. Дальстрем и А. Нугард [16]. Таким образом, существует мало информации об оценке вынужденных расходов (неизбежных), связанных с оппортунистическим поведением.
В методике эмпирического исследования оппортунистического поведения Ф. Люмине и Б. Клин отмечаются важные моменты в подходе к изучению оппортунизма. Во-первых, они сосредоточили внимание на начальном восприятии оппортунизма. Их общение с юристами и анализ доступных им данных показали, что исходное восприятие сторонами сути конфликта влияет на развитие конфликта. Главное различие между сильной и слабой формой оппортунизма заключается в том, что сильная форма оппортунизма предполагает действие или бездействие, которые влекут нарушения контрактных обязательств, явным образом закрепленных в договоре или ином формализованном документе. Слабая форма оппортунизма характеризует ситуации, в которых ощущается нарушение отношенческих норм, то есть обязательств, которые не прописаны в официальном договоре, но имели место в едином понимании сути контракта торговыми партнерами.
Во-вторых, поскольку сильная и слабая формы оппортунизма не являются взаимоисключающими, ими исследована возможность совместного существования данных форм оппортунизма в возникающих спорных ситуациях. Для этого были проанализированы все формальные сообщения между сторонами споров. Согласно расчетам, сильные формы оппортунизма имели место в 83% случаев, слабые формы — в 78% случаев из сделанной ими выборки [15]. Исследователям также удалось выявить отчетливое влияние оппортунизма на уровень адвокатских гонораров. Авторами проанализированы данные о гонорарах адвоката, то есть компенсации, которые юридическая фирма получает от клиентов за услуги в ходе разрешения ситуаций, воспринимаемых как оппортунистические. Это дало им возможность оценить основные прямые расходы, связанные с затратами времени, усилий и знаний, необходимых для разрешения споров. Исследователями сделан вывод о том, что большее число претензий-обвинений в сильных формах оппортунизма влекут за собой более высокие гонорары при прочих равных.
Таким образом, в настоящее время большинство исследователей-экономистов рассматривают оппортунистическое поведение в рамках институционального подхода.
При этом выявлено использование авторами следующих альтернативных методических подходов к изучению закономерностей проявления оппортунистического поведения (таблица). Данный обзор составлен на основе изучения указанных выше научных трудов и применения общенаучных методов исследования экономических явлений.
В имеющихся эмпирических исследованиях авторы изучали признаки оппортунизма при осуществлении сделок между различными группами экономических субъектов, в том числе исполнение формально закрепленных и неформальных договоренностей (договора, обычаи делового оборота) и сведения об их нарушении (судебные решения, документы юридических фирм).
Таким образом, критический анализ теоретико-методологических подходов к исследованию оппортунистического поведения экономических агентов в контрактных отношениях позволил заключить, что, несмотря на теоретическую и практическую значимость, эмпирические аспекты изучения оппортунизма до сих пор остаются недостаточно изученными в связи со скрытым характером исследуемых явлений и недостаточной проработанностью методических подходов. Это осложняет изучение выбранного объекта исследования, но в то же время представляет собой обширное поле для поиска новых научных подходов решения данной проблемы в рамках институциональной экономики.

Таблица
Альтернативные методы исследования оппортунистического поведения
Название метода/группы методов
Теоретические методы исследования
оппортунистического поведения
1Теория игр
2Методы математического моделирования
3Мысленные эксперименты (с точки зрения распределения прав собственности в результате реализации оппортунистических действий; с точки зрения конфликта интересов)
Эмпирические методы исследования
оппортунистического поведения
1Анализ документов юридических фирм по гражданским судебным спорам
2Описание практических ситуаций (Case-study)
3Интервьюирование сотрудников (с целью выявления субъективной оценки трудового оппортунизма)
Источник: составлено авторами.


Литература
1. Исаков В.А. Оппортунистическое поведение и механизмы его ограничения: на примере трансакции налогообложения // Дисс. ... канд. эк. наук. — 2008. — Петрозаводск. — 178 с.
2. Королев А.И. Тенденции оппортунистического поведения в условиях экономики неравновесности: Дисс.... канд. экон. наук. — Саратов, 2007. — 170 с.
3. Мартюкова Е.Г. Оппортунизм и издержки оппортунистического поведения в российской экономике // Дисс. ... канд. эк. наук. — 2013. Санкт-Петербург. — 201 с.
4. Klein B., Leffler K.B. The Role of Market Forces in Assuring Contractual Performance // Journal of Political Economy. — 1981. — Vol. 89. — P. 615–641.
5. Dasgupta P. Trust as a Commodity // D. Gambetta, ed., «Trust: Making and Breaking Cooperative Relations», Basil Blackwell, Oxford. 1990.
6. Воробьев Н.Н. Философская энциклопедия. Т. 5. — М., — 1970. — С. 208–210.
7. Harbaugh R., To T. Opportunistic Discrimination // Forthcoming, European Economic Review. — 2013. URL: http://www.bus.indiana.edu/facultyglobal/publications/Publications.cfmv (дата обращения: 27.05.2016).
8. Spiller P.T. 2009. An Institutional Theory of Public Contracts: Regulatory Implications // Regulation, Deregulation, Reregulation — Institutional Perspectives, Edward Elgar. 2009. С. 45–66.
9. Бальсевич А.А., Еремина А.В., Зороастрова И.В., Морозов И.А., Островная М.В., Пивоварова С.Г., Подколзина Е.А. Возможности горизонтальной и вертикальной координации при осуществлении государственных закупок: анализ ситуаций / Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». — М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2012. — 80 с.
10. Смотрицкая И., Черных С. Институт контрактных отношений на рынке государственных заказов // Вопросы экономики. — 2008. — №8. — С.110.
11. Ст.9 Федерального закона от 21 июля 2005 года №94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» // Справочно-правовая система «Консультант Плюс».
12. Goldsmith S., Eggers W.D. Governing by Network: The New Shape of the Public Sector // Washington, DC: Brookings Institution Press. — 2004. — P.122.
13. Spiller P.T. Transaction Cost Regulation // University of California, Berkeley. — 2011. URL: https://www.law.upenn.edu/institutes/regulation/papers/ SpillerTransactionCost.pdf (дата обращения: 17.06.2016).
14. Яковлев А., Демидова О., Бадаева О. Причины снижения цен на торгах и проблемы исполнения госконтрактов (эмпирический анализ на основе микроданных) // Вопросы экономики. — 2012. — № 1. — С. 65–83.
15. Lumineau F., Quelin B.V. An Empirical Investigation of Interorganizational Opportunism and Contracting Mechanisms // Strategic Organization. — 2012. — Vol. 10(1). — P. 55-84.
16. Dahlstrom R.,Nygaard A. An Empirical Investigation of Ex Post Transaction Costs in Franchised Distribution Channels // Journal of Marketing Research XXXVI. — 1999. — P. 160–170.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия