Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 3 (59), 2016
ФИНАНСОВО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА. БЮДЖЕТНОЕ, ВАЛЮТНОЕ И КРЕДИТНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ, ИНВЕСТИЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ
Казьмин А. Г.
ст. преподаватель кафедры налогов и налогообложения
Воронежского государственного аграрного университета им. императора Петра I,
кандидат экономических наук


Введение налога на финансовые операции в России
В статье рассматривается вопрос о новом источнике доходов государственного бюджета. Введение данного налога решает проблему бюджетного дефицита. Поскольку позволяет использовать широкий диапазон налоговых ставок и получить нужный уровень доходов не нанося существенного ущерба экономике страны
Ключевые слова: бюджет, дефицит бюджета, ММВБ, налог Тобина, ставки налога, финансовые рынки
УДК 336.221; ББК 65.261.4   Стр: 128 - 132

В настоящее время российское правительство столкнулось с дефицитом государственного бюджета. Это произошло в силу ряда неблагоприятных факторов произошедших за относительно короткое время. Начиная с 2014 года геополитические события в сочетании с макроэкономическими нанесли серьезный удар по источникам доходов государства российского. Следствием воздействия геополитических факторов, стала, фактически, экономическая изоляция России, выраженная в виде санкций, наложенных ведущими западными странами, прежде всего США. Стоит отметить, что данные меры, предпринятые со стороны ЕС и США, противоречат нормам ВТО (Россия является членом данной организации с третьего квартала 2012 года). Вторым серьезным ударом по источникам, формирующим доходную часть бюджета, стало существенное падение цен на углеводороды, в частности нефть. За несколько месяцев стоимость барреля североморской нефти марки Brent упала со 110 до 30 долларов США. Хотя за последние шесть месяцев её стоимость несколько выросла (до 51 долл.), это не спасает критическую ситуацию с бюджетом, поскольку изначально планировалась, что среднегодовая цена нефти будет не ниже 50 долл. США. Это при том, что нефть российской марки Urars, торгуется на 2–4 доллара ниже, чем североморская.
В результате совокупности негативных факторов бюджет российского государства с 2013 по 2017 гг. был сформирован с дефицитом (рис. 1).
Рис. 1. Профицит (дефицит) государственного бюджета России в млрд руб. с 1990 по 2017 гг.
Источник: составлено автором по данным Минфина и Росстата
Одновременное сокращение золотовалютных резервов с 520 млрд долл. США на начало 2014 года до 360 — на начало 2016 года, серьезно подорвало запас прочности российского бюджета. В частности, это может вылиться в секвестр ряда бюджетных статей. Поэтому российское правительство предпринимает отчаянные попытки по наполнению их доходной части. С этой целью за последние несколько лет были значительно увеличены налоги на имущество физических лиц (налоговая база по налогу выросла более чем в 10 раз), акцизы, введены дополнительные дорожные сборы и платежи (как на федеральном, так и на региональном уровне). Но данные меры вызывают массовое недовольство населения, поскольку сказываются на росте цен. А при падении жизненного уровня большей части граждан, это становится дополнительным фактором социальной нестабильности.
В то же время остается не затронутым вопрос о налогообложении финансового сектора экономики, что может послужить источником существенных доходов. В частности речь может идти о введении налога на финансовые операции, совершаемые на открытом финансовом рынке России. Чтобы решить вопрос с дефицитом бюджета нами предлагается введение в российскую практику данного налога.
Налог на финансовые операции и его аналоги, успешно применяются во многих странах на протяжении сотен лет. В Великобритании, уже не одно столетие (с 1694 года), действует гербовый сбор, взимаемый с операций, совершаемых на Лондонской фондовой бирже (функционирует с 1801 года) [4]. Ставка данного сбора в наше время составляет 0,5% от суммы контракта. Данный сбор уплачивается покупателем акций и с формальной точки зрения придает юридическую силу сделки. На данный момент этот сбор является одним из старейших в Великобритании.
Помимо Великобритании аналогичные налоги и сборы действуют более чем в 40 странах мира. По некоторым оценкам [10], совокупный доход от налоговых поступлений по данному налогу превышает 40 млрд долл. США. В Европейском Союзе налог на биржевые операции взимается в Австрии, Ирландии, Греции, Франции и Финляндии. Налог на облигации взимается в Греции, Бельгии, Германии, Австрии. Некоторые элементы налогообложения финансовых сделок существуют в Индии, Колумбии, Китае, Южной Корее, Эквадоре, Гонконге и Австралии. Даже в США есть особый биржевой сбор, за счет которого финансируется Комиссия по ценным бумагам и биржам.
В США, в 1936 году, ведущий экономист Дж. Кейнс, предлагал долее широкое использование налога на финансовые операции. Поскольку это происходило сразу после «Великой Депрессии», то предложение обложить корпорации с Уолл-стрит маленьким налогом на их финансовые операции, выглядело весьма логичным, поскольку позволяло снизить чрезмерные финансовые спекуляции на финансовом рынке и уменьшить его изменчивость, следовательно, сделать более предсказуемыми финансовые ожидания.
На следующем этапе, в 1972 году, на волне очередного экономического кризиса в США, Д. Тобин [1] предложил свой вариант операционного налога с целью стабилизации валютных курсов в глобальном масштабе.
Следующий этап разработки налога на финансовые операции пришелся на 1989 год [3], когда Э. Фейдж предложил ввести небольшие налоговые ставки на все сделки на финансовом рынке. Более того, им предлагалось широкомасштабная автоматизация исчисления и уплаты данного налога, тем более что развитие компьютерных технологий уже позволяло это сделать. Но данные идеи так в жизнь и не воплотились. В дальнейшем, еще не раз, многие экономисты предлагали свои интерпретации «налога Тобина» [2], но до середины 90-х годов ХХ века они так и оставались не реализованными. И только администрация Клинтона решилась ввести подобные платежи, что позволило на время снизить остроту дефицита бюджета США.
После кризиса 2008 г., в мире вновь заговорили о необходимости ввести повсеместный контроль за финансовыми рынками, и в качестве главного инструмента предлагается налог на финансовые операции и его различные формы. При этом интересный опыт финансирования биржевых расходов за счет дополнительных сборов может быть повторен для покрытия расходов по финансовому регулированию и надзору, а также для страхования системных финансовых рисков [8]. При этом ставки налога варьируются в диапазоне от 0,01% до 1,6% (табл. 1)

Таблица 1
Ставки налога на финансовые операции в различных странах мира
СтранаСтавкаДоходВ % от ВВП
СШАОт 0,04% до 0,1$ 1,8 млрд (1998)
Великобритания0,5% на акции$ 7 млрд в год0,2%
ТайваньОт 0,01% до 0,06%€ 2,4 млрд0,8%
ШвейцарияОт 0,15% до 0,3%SwF 1,9 млрд0,37%
Сингапур0,2%
Италия0,2%
ИндияОт 0,125% до 0,250%
Франция0,2%€ 0,5 млрд
Финляндия1,6%
БельгияОт 0,07% до 0,5%
Источник: HM Revenue & Customs, Ministry of Finance (ROC), South Africa Revenue Services, IFS.

Как видно из приведенной таблицы многие страны с развитыми финансовыми рынками применяют данный налог, что является признаком цивилизованного рынка, ничуть не ущемляет свободу предпринимательства и уж тем более не ограничивает инвестиции в экономику стран. Зачастую наоборот, многие инвесторы и биржевые игроки с опаской смотрят на рынки, где отсутствуют подобного рода платежи, считая их не сформировавшимися и следовательно высоко рискованными для долгосрочных инвестиций.
Исследования, проведенные различными авторами [5] [9] показывают, что в зависимости от размера ставок можно существенно варьировать объем доходов бюджета. А поскольку доля мирового финансового рынка составляет примерно 80%, а доля товарного лишь 20%, то размеры доходов государственного бюджета могут казаться весьма впечатляющими.
Так, если в ЕС ввести повсеместный налог на финансовые операции со ставками 1% на сделках облигации и акции и 0,01% на производных сделках, то можно получить порядка 55 млрд евро в год.
Для американского финансового рынка, при аналогичных ставках и более широком наборе инструментов, доходы государственного бюджета оценивают в диапазоне от 177 млрд долл. США до 1,2 трлн долл. США.
Для мира в целом, при ставке в 0,05% на сделки по акциям, облигациям, купли-продажи иностранной валюты и производных инструментов срочных сделок, можно получить порядка 500 млрд долл. США или 20 млрд фунтов стерлингов для Великобритании.
В Российской Империи тоже существовал аналог налога на финансовые операции. Причем ставка налога составляла порядка 5%, что, ничуть не отпугивало иностранных инвесторов. Назывался тогда данный налог «сбор от денежных капиталов» и просуществовал он с 1886 по 1917 годы (рис. 2).
Рис. 2. Поступления от сбора с денежных капиталов в Российской Империи с 1886 по 1917 годы
Источник: Составлено автором по данным росписи доходов бюджета Российской Империи
Доля доходов от данного сбора в среднем не превышала 1% от доходов бюджета. При этом сумма собираемого налога за почти 30 лет его существования выросла с 10 млн руб. до 46 млн руб. или в 4,6 раза. Введение данного налога было связанно с денежной реформой Витте, поскольку требовалось обеспечивать положительный денежный поток для поддержания золотого курса рубля.
В новой России также была предпринята попытка введения подобного налога. В 1997 году для финансирования дефицита государственного бюджета Правительство России ввело налог на покупку иностранной валюты, по ставке 0,5%, а через год ставку повысили до 1%. Но объемы средств поступающие по данному источнику доходов оказались крайне незначительными, а затраты на его администрирование достаточно высокими. Таким образом, сложность администрирования данного налога и низкие объемы доходов привели в итоге к отмене данного налога с 1 января 2003 года. Хотя сейчас в условиях значительной девальвации рубля (с 2013 года рубль девальвировался в 2 раза и величина падения еще не исчерпана) в правительстве также рассматривается вопрос о введении налога на куплю-продажу иностранной валюты. Но в том варианте, в котором предполагается его возможное введение, он также обречен на провал. Следовательно, он не сможет обеспечить бюджет нужным объемом доходов, поскольку он снова будет направлен на изъятие доходов граждан, чьи доходы и так в последнее время существенно сократились.
Нами же предлагается совершенно иной подход к организации сбора и взимания налога на финансовые операции. Во-первых, он будет взиматься с операций, совершаемых на организованном финансовом рынке, что позволит избежать уклонения от его уплаты. Во-вторых, он будет уплачиваться теми категориями экономических субъектов, у которых имеется достаточное количество денежных средств, что обеспечит приличный уровень налоговых поступлений. В-третьих, он практически не будет оказывать какого-либо негативного эффекта на экономику страны, поскольку не затрагивает сферу, непосредственно влияющую на структуру внутреннего спроса и предложения. Данные наши предпосылки опираются, прежде всего, на мировой опыт взимания аналогичных сборов и платежей.
Во всём мире, налог на финансовые операции довольно легко собирается, поскольку в современном мире практически 99% финансовых операций проходит через открытые торговые площадки и осуществляются в электронном виде [4]. Посредствам использования централизованных электронных расчетов, взимание такого налога упрощается и становится значительно дешевле. Это сводит административные издержки к минимуму, ведь ответственность за своевременное исчисление и уплату данного налога ложиться на оператора торгов, т.е сами торговые площадки (фондовые рынки). Налоговой инспекции для контроля, лишь остается сравнить данные отраженные в компьютерной программе с данными указанными в финансовых отчетах [6]. Поскольку все операции непосредственно контролируются различными сторонами (администрация самой биржи, различными комиссиями по контролю за финансовыми и фондовыми рынками при правительствах или центральных банках стран и т.д.), что делает мало вероятным уклонение от уплаты данного налога. А так как сделки проводятся с использование живых денег, то суммы налога тут же поступают в государственную казну. Фактически исчисления и уплата сбора осуществляется автоматически аппаратными средствами и программами, что сводит к минимуму человеческий фактор, и как следствие минимизирует возможные ошибки. Еще одним существенным плюсом, является практически полное отсутствие возможности использования оффшорных схем для минимизации данного налога. К примеру, в Великобритании взимание гербового сбора обходится почти в сто раз дешевле, чем собрать эквивалентную сумму подоходного налога, а в Бразилии за счет налога с финансовых сделок, можно уменьшать выплаты по другим налогам, что также стимулирует его уплату.
Фактически механизм взимания данного налога может существенно отличаться. Все зависит от целей и задач, которые будут перед ним ставиться. От этого зависит и размеры ставок, и количество и структура объектов с которых он будет взиматься. Поскольку на данный момент финансовый сектор фактически освобожден от большинства налогов, то введение данного налога не будет для него обременительным, поскольку размеры его будут существенно ниже, чем налога на прибыль или НДС.
Таким образом, мы предлагаем рассмотреть следующий вариант взимания данного налога на примере российского финансового рынка, организованного на базе Международной межбанковской валютной бирже (далее ММВБ). В таблице 2 представлены годовые обороты ММВБ по различным торговым площадкам. Мы используем для анализа годовые данные с целью укрупнения и формирования общего представления о возможных размерах финансовых ресурсов, не подпадающих под налогообложение российского государства.

Таблица 2
Объем торгов на ММВБ в млрд руб. на различных рынках
ГодГодовой
объем торгов
ВалютныйДенежный
(РЕПО)
ФондовыйСрочный
рынок
Товарный
ГЦБКЦБВсего
1998324,2 
19992552 
20001040,6230230
2001101072,520079399317
20023682,42036,12551377,6163313,2
20038584,34441,611143025,241393,5
200415768,21005213524351,2570313,1
200526257,91679028796402,49281186,8
2006520472589048802038325263894
20071068953799623193434986669122082
200814980067700304004840078800340029
20091759009600038600407007930070027
20101757007950030600640009460016002
20112979008701612282730729568008
2012369778116980178674241324996923
2013449986156016220708240254921324
2014517146228546206375208876132018
20156630093108372377862055693713117
Источник: ММВБ

Из данных таблицы 2 видно, что с 1998 г. суммарный оборот на ММВБ вырос за 17 лет в 2046 раз. С 324 млрд рублей до 663 трлн руб. в 2015 году. При этом наибольший удельный вес, более 50% занимает валютный рынок, 36% — денежный рынок, на котором в основном представлены сделки РЕПО, и совсем небольшие доли занимает срочный рынок и фондовый рынок. Исходя из данной структуры рынка видно, что существенную долю занимают исключительно спекулятивные операции по купле-продаже валюты. Поэтому обложение данных сделок (налог на финансовые операции) является вполне уместным и никоем образом не приведет к негативным воздействиям на российскую экономику. Тем более, что среднедневные объемы торгов достаточно высоки (рис. 3).
Рис. 3. Среднедневной объем торгов на ММВБ в млрд руб.
Источник ММВБ
Исходя из существующей мировой практики, налог на финансовые результаты представляет собой разновидность налога с оборота и в большей мере уплачивается валютными спекулянтами, которые в условиях макроэкономической нестабильности активно играют на дестабилизацию национальной валюты. Его введение позволит существенно ограничить их влияние на российский валютный рынок и повысить устойчивость национальной денежной единицы. При этом, чем выше будет ставка налога, тем меньше будет влияние валютных спекулянтов на денежный рынок. В принципе возможно рассмотрение двух вариантов налоговых ставок:
● Первый, это введение дифференцированных налоговых ставок в зависимости от объекта обложения и рыночного инструмента (табл. 3).
● Второй, установление плоской шкалы налогообложения (табл. 4) с использованием одной из ставок.

Таблица 3
Сумма налога на финансовые результаты по дифференцированной шкале, в млрд руб.
Наименование рынкаСтавка 0,1%Ставка 0,5%Ставка 1%Итого
Валютно-денежный рынок5486,235486,23
Фондовый рынок20,55620,556
Срочный рынок468,565468,565
Товарный рынок0,1170,117
Итого20,673468,5655486,235975,468

В приведенных ниже таблицах нами рассчитывается экономическая эффективность от введения данного налога по предложенным налоговым ставкам. При этом затраты на налоговое администрирование в расчет не принимаются по причине их незначительности. Поскольку основные расходы по исчислению, удержанию и перечислению в бюджет ложатся в данном случае на налогового агента или оператора биржи, которым в данном конкретном случае будет выступать ММВБ.
Нами предлагается установить налоговую ставку на уровне 0,1% (для транзакций с облигациями и акциями) и 0,01% (для транзакций с производными документами — деривативами), ввести ставку в 1% в отношении высоко ликвидных операций на валютно-денежном рынке. Поскольку, как показывает практика, именно там совершается значительное число торговых сделок, 98% из которых носят исключительно спекулятивный характер. Менее спекулятивные сделки, связанные с продажей акций, облигаций и других инструментов, целесообразнее облагать по более низким налоговым ставкам. Исходя из предложенного варианта ставок, сумма налога, подлежащая зачислению на счета федерального казначейства, составляет порядка 6 трлн руб. Данная сумма превышает налоговые поступления от любого действующего налога в 2–3 раза.

Таблица 4
Сумма налога на финансовые результаты по плоской шкале, в млрд руб.
Наименование рынкаСтавка 0,1%Ставка 0,5%Ставка 1%
Валютно-денежный рынок548,6232743,1155486,23
Фондовый рынок20,556102,780205,56
Срочный рынок93,713468,565937,13
Товарный рынок0,1170,585117
Итого663,0093315,0456630,09

Если применить плоскую шкалу, то суммарный объем налоговых поступлений превысит 6,6 трлн рублей, что сопоставимо с налогом на прибыль организаций, НДС и НДФЛ в месте взятыми. Тем более значительно превышает дефицит государственного бюджета. Введение данного налога по одной из предложенных схем, позволит существенно увеличить доходную часть бюджета и решит проблему его дефицита. При этом настоящие инвесторы, а не спекулянты, вообще не заметят данного налога, в силу небольшого его размера и незначительного количества совершаемых ими операций, тогда как спекулянты будут вынуждены заплатить существенную часть своих доходов в казну российского государства, поскольку именно краткосрочные спекуляции являются основным дестабилизирующим фактором на валютном рынке зачастую используя для этого высоко рискованные финансовые инструменты на краткосрочном отрезке времени с формированием «мыльных пузырей» на соответствующем рынке.
В качестве налоговых льгот и послаблений можно облагать налогом те транзакции, в осуществлении которых не будут принимать участие компании, зарегистрированные в созданной налоговой зоне. При этом возможности избежать уплаты налога у участников финансового рынка практически не будет. В отличие от других видов налогообложения данный налог будет охватывать финансовые операции, осуществляемые в оффшорных зонах (по аналогии с той системой налогообложения, что применяется в рамках FTT в ЕС). Другими словами, если сделка производится на территории низконалоговой юрисдикции, а эмиссия акций, облигаций или деривативов была произведена в одном из государств новообразованной налоговой зоны, такая транзакция подлежит налогообложению [7].
Не нужно забывать и тот факт, что объемы изъятий налоговых платежей с финансового рынка во многом зависят от механизма функционирования конкретного налога. Концепция новой налоговой системы должна предусматривать пропорциональное налогообложение всех участников экономической жизни страны. Каждый из её экономических субъектов должен принимать участие в финансировании государства и его развитии. В настоящее время данный принцип не соблюдается вовсе. Основная тяжесть налоговых платежей ложиться на физических лиц и промышленный сектор. Тогда как финансовый сектор фактически освобожден от уплаты многих налогов по многим своим операциям.
Таким образом, введение налога на финансовые операции в России, позволит осуществить налогообложение финансовых рынков без существенного ущерба для них и увеличит доходную часть бюджета на 6 трлн рублей. В условиях хронического дефицита российского бюджета данная мера видится крайне своевременной, более того, это позволит не повышать налоговую нагрузку на остальные секторы экономики. Учитывая также электронный характер финансовых операций, обязательный аудита, повсеместное применение централизованного клиринга и расчетов, обязательность представления отчетности и регистрации сделок существенно упрощают и удешевляют сбор налога. А с учетом международного характера такого налогообложения сделает надзор за рынками всеобъемлющим, тогда как уклонение от уплаты данного налога станет еще более дорогостоящим и маловероятным.


Литература
1. Антюшина В. Налог Тобина: за и против // Прямые инвестиции. — 2013. — № 6 (134) — С. 64–66.
2. Гуляева Л.П. Регулирование финансовых рынков и налога Тобина: социально-экономические последствия // Труд и социальные отношения. — 2014. — № 6 — С. 75–86.
3. Гуляева Л.П. Эволюция налога Тобина как инструмента регулирования финансовых рынков // Вiсник Академii працi i соцiальних вiдносин Федерацii профспiлок Украiни. — 2014. — № 1 (69) — С. 34–42.
4. Дубинин С.К. Эволюция регулирования глобального финансового рынка в период послекризисного восстановления мировой экономики // Вестник Московского университета. Сер. 6: Экономика. — 2014. — № 4 — С. 21–42.
5. Ефимова Т.А. История и перспективы введения налога на финансовые операции / Т.А. Ефимова // РИСК: Ресурсы, информация, снабжение, конкуренция. — 2010. — № 3 — С. 280–283.
6. Тимошенко В.А. Налоговые и другие финансовые новации // Право и экономика. — 2014. — № 9 (319) — С. 35–44.
7. Ряховский Д.И. Налоговое стимулирование инвестиционной деятельности // Экономика, статистика и информатика. Вестник УМО. — 2012. — № 3 — С. 75–78.
8. Darvas Z., Weizsдcker J. von. Financial Transaction Tax: Small is Beautiful/ Z. Darvas, J. von Weizsдcker // Institute of economics, Hungarian Academy of sciences Budapest — 2010. — № 9 — 30 р.
9. Matheson T. Taxing Financial Transactions: Issues and Evidence / T. Matheson // International Monetary Fund — 2011. — March — 49 р.
10. William G. Financial transaction taxes in theory and practice / G. William, S. Gault, B. Kim, J. Nunns, S. Rosenthal — Washington, DC: URBAN INSTITUTE & BROOKINGS INSTITUTION. 2015. — 54 p.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия