Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
Подписка на журнал
Реклама в журнале
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 3 (59), 2016
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Гуляев П. В.
заместитель директора Научно-исследовательского института региональной экономики
Севера Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова (г. Якутск),
кандидат экономических наук

Кугаевский А. А.
директор Финансово-экономического института
Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова (г. Якутск),
кандидат экономических наук

Николаев М. В.
директор Научно-исследовательского института региональной экономики Севера
Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова (г. Якутск),
доктор экономических наук


О некоторых институциональных предпосылках социально-экономического развития арктической зоны РФ
В статье представлены результаты исследования некоторых институциональных факторов, влияющих на социально-экономическое развитие «ресурсных» регионов на территории Арктической зоны РФ. В ходе исследования проведен анализ совокупности «ресурсных» регионов на предмет наличия сходных условий, характеризующих особую организацию ресурсной экономики в Арктической зоне и районах Крайнего Севера, с учётом институциональных предпосылок, влияющих на производственные отношения, на качество жизни населения, обустройство инфраструктуры, организацию нормативно-правовой базы и механизмов государственного регулирования экономики. Авторами сформулированы предложения по совершенствованию системы государственного регулирования экономики на территории этих ресурсных регионов
Ключевые слова: Арктическая зона РФ, «ресурсный» регион, институциональные предпосылки, ВРП, финансы населения, инфраструктура, государственное регулирование экономики
ББК 65.9(235.1)-5, У9(2)-56(2Р31)   Стр: 141 - 144

В современной стратегии развития экономики России особая роль в «восточном» движении национальной экономики отводится так называемым «ресурсным» регионам. Авторами статьи выдвигается гипотеза о наличии в экономике ресурсного типа отношений, не соответствующих современной динамике экономических процессов на региональном уровне, устаревших «морально», тормозящих развитие регионов и требующих государственного регулирования. В связи с этим, целесообразно провести анализ некоторой совокупности ресурсных регионов на предмет наличия сходных условий, характеризующих особую организацию ресурсной экономики в Арктической зоне и районах Крайнего Севера, с учётом институциональных предпосылок, влияющих на производственные отношения, на качество жизни населения, обустройство инфраструктуры, организацию нормативно-правовой базы и механизмов государственного регулирования экономики.
В современных исследованиях понятие «ресурсный» регион, как правило, базируется на оценке доли добывающей промышленности в структуре ВРП, по абсолютному объему добываемых полезных ископаемых в количественном и стоимостном выражении [1, 2]. При этом существенное значение для регионов ресурсного типа имеет то обстоятельство, что добычу осуществляют крупные вертикально интегрированные корпорации, аккумулирующие финансовые результаты хозяйственной деятельности в структурах управления, расположенных, как правило, не в регионах добычи [5]. Поэтому для оптимизации государственного регулирования экономики особую актуальность имеют исследования, посвященные отношениям, возникающим в региональной экономике в результате деятельности добывающих компаний, созданных как региональные структуры для организации процесса кластеризации на избранной территории. В этой предметной области выделяются исследования, определяющие содержание бюджетного процесса, его качество и эффективность систем управления бюджетным процессом, определение иных источников и принципов финансирования в регионах с учетом финансовых интересов корпораций [5, 6].
Немаловажным является так же то обстоятельство, что современная российская экономика фактически нацелена на использование ресурсного потенциала арктической зоны, в особенности минерально-сырьевой базы, для обеспечения устойчивого движения по траектории «восточного» вектора. В связи с этим, исследования особенностей современной организации социально-экономических отношений на территории ресурсных регионов Арктической зоны, формулирование приоритетов развития социально-экономических программ, выделение конкретных механизмов и инструментов их реализации, являются весьма актуальными и необходимыми.
Исследователи выделяют устойчивую совокупность «ресурсных» регионов, имеющих не менее 30% доли добывающей промышленности в структуре ВРП (таблица 1).
Такой подход к классификации «ресурсного» региона понятен и вполне достаточен. Но в некоторых частных случаях государственного регулирования региональной экономики целесообразно учитывать дополнительные факторы, зависящие, в том числе, от вида добываемых ресурсов, наличия моноспециализации региона, особенностей налогообложения, особенностей отношений «регион-корпорации», «регион-федеральный центр», с учетом сложившихся межбюджетных отношений, что требует формирования федеральных институтов, ответственных за разработку государственных программ, за проведение их обсуждения в обществе и за организацию их реализации. Доминирование добычи полезных ископаемых в структуре ВРП определенным образом влияет на состав, качество и движение основных производственных и непроизводственных фондов в региональной экономике. Характер движения основных фондов влияет на трудоемкость производственных процессов, инфраструктуру, доходы и расходы в производстве и потреблении, что в конечном итоге сказывается на финансах предприятий, населения, общественных финансах, на бюджетном устройстве и бюджетном процессе. В связи с этим, классификация ресурсных регионов на основе доли добычи полезных ископаемых вполне может быть дополнена некоторыми характеристиками региональной финансовой системы, с учетом особенностей в обустройстве экономики данных регионов.

Таблица 1
Сырьевые регионы РФ
Субъект РФДоля добычи
полезных ископаемых в ВРП, 2013 год, %
Ненецкий автономный округ78,5
Ханты-Мансийский автономный округ67,2
Сахалинская область60,9
Тюменская область52,2
Ямало-Ненецкий автономный округ48,3
Республика Саха (Якутия)43,7
Чукотский автономный округ41,8
Оренбургская область36,9
Республика Коми35,1
Кемеровская область35,1
Архангельская область30,2

По величине ВРП на душу населения регионы, традиционно относящиеся к категории «ресурсных», лидируют в составе субъектов РФ (табл. 2). В данных регионах так же высоки среднедушевые доходы населения (табл. 3) и среднемесячная заработная плата (табл. 4).

Таблица 2
Валовой региональный продукт на душу населения (руб.)
2012Место, занимаемое
в Россий­ской Федерации
Ненецкий автономный округ3841049,31
Ямало-Ненецкий автономный округ2211580,02
Ханты-Мансийский автономный округ1707991,73
Тюменская область1325288,44
Сахалинская область1297866,65
Чукотский автономный округ960056,96
Республика Саха (Якутия)565450,48
Республика Коми543089,89
Архангельская область387959,015
Оренбургская область311588,525
Кемеровская область261301,237

Однако при этом доля НДФЛ в консолидированном бюджете «ресурсного» региона невысокая в сравнении с другими регионами (табл. 5). В среднем по РФ доля НДФЛ в налоговых доходах консолидированных бюджетов субъектов РФ составляет 41,52% по итогам 2014 года. Для справки: в Чеченской республике доля НДФЛ в налоговых доходах консолидированного бюджета 84,6%. В ресурсных регионах данный показатель ниже среднего, а в регионах, являющихся лидерами по сборам налога на прибыль организаций (ХМАО, ЯНАО, Ненецкий АО), данный показатель является минимальным.
Сочетание высоких среднедушевых доходов, высокой заработной платы и низкой доли НДФЛ в доходах бюджета может быть следствием особенностей производственного процесса в добыче полезных ископаемых, в том числе особых методов организации труда на предприятиях добывающей отрасли:

Таблица 3
Среднедушевые денежные доходы населения (в месяц, рублей)
 2013 годМесто, занимаемое
в Россий­ской Федерации
Российская Федерация25928 
Ненецкий автономный округ662761
Ямало-Ненецкий автономный округ580402
Чукотский автономный округ526954
Сахалинская область399716
Ханты-Мансийский автономный округ392927
Республика Саха (Якутия)3152812
Республика Коми2933516
Архангельская область2477523
Тюменская область2473124
Кемеровская область1969756
Оренбургская область1862861

— относительно низкая трудоемкость, вследствие высокой степени механизации и автоматизации труда в горнодобывающей отрасли и как следствие низкая трудоемкость производства;
— применение ускоренной амортизации основных производственных фондов и как следствие уменьшение доли трудового ресурса, используемого в сервисе горнодобывающих предприятий;
— ничтожный сервисный сектор, ориентированный на малый и средний бизнес, в экономике добывающей отрасли [3];
— доминирование в производстве вахтового метода организации труда.

Таблица 4
Среднемесячная номинальная начисленная заработная плата работников организаций (руб.)
2013 годМесто, занимаемое
в Россий­ской Федерации
Российская Федерация29792 
Ямало-Ненецкий автономный округ691921
Чукотский автономный округ682612
Ненецкий автономный округ617653
Ханты-Мансийский автономный округ545086
Сахалинская область490078
Республика Саха (Якутия)4654210
Республика Коми3771712
Тюменская область3162018
Архангельская область3020520
Кемеровская область2532635
Оренбургская область2159354

Экономический эффект от применения вахтового метода в организации труда на добывающих предприятиях не обсуждается. Однако при этом следует отметить, что большая часть «ресурсных» регионов относятся к районам Крайнего Севера, в отношении которых действует законодательство, регулирующее труд на территории этих районов и предоставляющее следующие гарантии трудящимся:
— оплата труда в повышенном размере с применением т.н. районных коэффициентов и процентных надбавок;
— повышенные гарантии при увольнении в связи с ликвидацией либо сокращением численности или штата работников организации-работодателя;
— предоставление ежегодного дополнительного оплачиваемого отпуска;
— компенсация расходов на оплату стоимости проезда и провоза багажа к месту использования отпуска и обратно;

Таблица 5
Доля НДФЛ в консолидированном бюджете ресурсного региона
Субъект РФДоля НДФЛ
в консолидированном
бюджете субъекта, %
Место, занимаемое
в Российской Федерации
Российская Федерация41,52 
Архангельская область54,7012
Кемеровская область48,3328
Чукотский АО38,5964
Республика Коми38,5165
Оренбургская область33,5173
Республика Саха (Якутия)31,0177
Тюменская область30,3079
Ямало-Hенецкий АО29,5180
Ханты-Мансийский АО26,4183
Ненецкий АО19,5586
Сахалинская область17,0187

— компенсации расходов, связанных с переездом;
— предоставление (отдельным категориям работников Крайнего Севера) дополнительного времени еженедельного отдыха;
— установление (отдельным категориям работников Крайнего Севера) сокращенной продолжительности еженедельного рабочего времени;
— гарантии медицинского обеспечения.
В настоящее время, данные гарантии обеспечиваются в основном за счет собственных средств предприятий, зарегистрированных на территориях, относящихся к районам Крайнего Севера, в результате чего увеличивается себестоимость производства и совокупные издержки в экономике ресурсного региона. Таким образом, в системе государственного регулирования труда в районах Крайнего Севера возникает эффект бумеранга: реализация социальных гарантий, обеспеченных федеральным законодательством, значительно увеличивает совокупные издержки региональной экономики, что приводит к удорожанию производства и потребления, сферы услуг. При этом крупные корпорации, извлекающие недровые ресурсы, используя вахтовый метод организации труда, существенно минимизируют издержки, связанные с обеспечением гарантий трудящимся в районах Крайнего Севера.
Использование вахтового метода весьма объективный процесс, обусловленный повышением мобильности трудового ресурса, снижением доли транспортных издержек в совокупных расходах крупных компаний, стремлением минимизировать налогообложение, фонды оплаты труда, постоянные расходы. Но следует также отметить, что на социально-экономическое развитие ресурсных регионов в перспективе будет так же значительно влиять мобильность технологий, используемых в добывающей отрасли. Растущая мобильность технологий, основных производственных фондов, используемых в добыче полезных ископаемых, может означать уменьшение доли дорогостоящих основных фондов добывающей отрасли в структуре всех основных фондов экономики ресурсного региона. Повышение мобильности основных производственных факторов, снижение трудоемкости и энергоёмкости производства в дальнейшем определит снижение заинтересованности корпораций в обустройстве инфраструктуры на территориях, прилегающих к месторождениям. Что в свою очередь может привести к уменьшению регионального производственного потенциала, сокращению инфраструктуры, стагнации «несырьевого» сектора региональной экономики, ухудшению положения дел в социальной сфере, некомпенсируемому износу и уменьшению стоимости основных фондов непроизводственного назначения, в том числе жилищного фонда на территории «ресурсных регионов».
Таким образом, анализ некоторых подушевых показателей, характеризующих финансы населения, показывает, что большие объемы ВРП на душу населения позволяют обеспечивать высокие среднедушевые доходы в ресурсных регионах по сравнению с другими субъектами РФ. При этом доля НДФЛ в структуре доходов бюджета ресурсных регионов в сравнении с другими субъектами РФ небольшая. Данное обстоятельство может объясняться спецификой ресурсной экономики, в которой используются технологии с низкой трудоемкостью производства и вахтовыми методами организации труда. Преобладание вахтового метода организации труда обуславливается, в том числе, действием нормативно-правовой базы регулирующей трудовые отношения в районах Крайнего Севера.
Наряду с высокими среднедушевыми доходами, вахтовым методом освоения месторождений, высокой себестоимостью производства, складывающейся, в том числе за счет нормативно-правовой базой регулирующей трудовые отношения в районах Крайнего Севера, на территории ресурсных регионов действует множество других не менее значимых факторов, влияющих на удорожание производства и потребления. В числе факторов, влияющих на высокие потребительские расходы населения, можно выделить низкие темпы развития инфраструктуры: крайне сложные транспортные схемы доставки грузов, значительный износ и аварийное состояние коммунальных систем, неразвитая инфраструктура товарных рынков. Растущая мобильность основных производственных факторов в добыче полезных ископаемых может усугублять действие факторов удорожания производства и потребления в долгосрочной перспективе.
Целесообразно обратить внимание на необходимость совершенствования системы государственного регулирования экономики на территории ресурсных регионов в Арктической зоне РФ и районах Крайнего Севера, по следующим направлениям:
— адаптация налоговой системы к современным условиям хозяйствования (в том числе, и особенно в Арктической зоне), с учетом интересов крупных корпораций и ресурсных регионов («прибыль — инфраструктура»), в том числе совершенствование амортизационной политики;
— учёт степени освоенности ресурсной базы региона при определении перспектив развития региональной экономики по ресурсному сценарию;
— оценка степени влияния крупных добывающих корпораций на бюджетный процесс региона;
— совершенствование законодательства, регламентирующего отношения «корпорации — регион» исходя из оценки степени присутствия на территории региона крупных сырьевых компаний;
— создание условий для эффективного функционирования малых и средних сервисных компаний в сфере добычи полезных ископаемых, включая производство оборудования и технологий.
Особое значение для эффективного использования механизмов государственного регулирования региональной экономики в Арктической зоне РФ имеют специализированные фонды денежных средств. С точки зрения теории государственного регулирования экономики — стимулирование социально-экономического развития может осуществляться прямыми и косвенными методами. Прямые методы регулирования экономики, как правило, обеспечиваются денежными средствами, аккумулированными в бюджетной системе (являющей основным элементом финансовой системы), или в централизованных денежных фондах, которые формируются и используются с участием государства.
Современная бюджетная система на региональном уровне в части расходов представляет собой совокупность «целевых» программ, обеспечивающих только лишь содержание существующей бюджетной сети и контингента без их существенного развития. Таким образом, денежные средства, аккумулируемые в составе бюджетов, в большинстве случаев используются для покрытия «текущих» расходов, обеспечивающих реализацию государственных функций. При этом бюджетный процесс характеризуется существенной инерцией, возникающей как следствие жестких ограничений бюджетного законодательства.
В связи с этим, целесообразно, для обеспечения поступательного движения экономики Арктической зоны РФ использовать целевые «внебюджетные» фонды различного происхождения:
— внебюджетные фонды РФ;
— фонды корпораций и крупных предприятий;
— фонды кредитных организаций;
— фонды страховых компаний;
— эмиссия ценных бумаг (в том числе инфраструктурных облигаций);
— и т.д. и т.п.
Одной из основных задач, требующих решения для обеспечения сбалансированного социально-экономического развития Арктической зоны РФ является формирование и развитие современной инфраструктуры. В рамках теорий размещения промышленного производства, теорий пространственной организации экономики и общества выделяются несколько основных факторов, влияющих на размещение промышленного производства:
— наличие трудовых ресурсов на территории;
— величина транспортных издержек при транспортировке сырья и готовой продукции;
— наличие агломерационных эффектов на территории.
В настоящее время первые два фактора несущественны: трудовые ресурсы мобильны, минимизация транспортных издержек определяется научно-техническим прогрессом и технологическим развитием транспортных систем. Наиболее существенным фактором остается агломерационный эффект. Агломерационные эффекты в современной экономике возникают, прежде всего, на территориях с развитой инфраструктурой (производственная инфраструктура).
Таким образом, основные усилия государственного регулирования экономики на территориях Арктической зоны РФ, обеспеченные целевыми фондами Арктической зоны РФ, должны быть направлены на формирование высокоразвитой инфраструктуры с учетом институциональных предпосылок.
Целевые фонды Арктической зоны РФ могут быть сформированы на принципах государственно-частного партнерства при преобладающем участии Правительства РФ. Порядок формирования и использования ассигнований целевых фондов Арктической зоны РФ устанавливается Правительством Российской Федерации. Субъекты РФ и муниципальные образования участвуют в целевых фондах с учетом сложившейся системы межбюджетных отношений. Распределение денежных средств между участниками фондов для стимулирования социально-экономического развития арктических территорий производиться по формализованным методикам.
Участие в фондах корпораций и крупных предприятий осуществляется на добровольной основе с предоставлением преференций в отношении недропользования, природопользования, налогообложения, таможенного регулирования.
Собственники объектов инфраструктуры, создаваемой в ходе реализации инфраструктурных проектов, определяются исходя из объемов их участия. Государственная собственность на объекты инфраструктуры может быть передана в аренду, концессию, приватизирована в соответствии с действующим законодательством.


Статья подготовлена при финансовой поддержке: Министерства образования и науки РФ в рамках базовой части государственного задания на выполнение НИР «Оптимизация систем управления финансами Республики Саха (Якутия) в соответствии с потребностями устойчивого социально-экономического развития Северо-Востока России» (проект №01201460079); ФГБУ «Российский гуманитарный научный фонд» (проект № 16-02-00426 «Оценка степени влияния результатов хозяйственной деятельности добывающей корпорации на бюджетный процесс в ресурсном регионе (на примере Республики Саха (Якутия)»).

Литература
1. Белоусова С.В. Ресурсные регионы: экономические возможности и финансовая справедливость // ЭКО — 2015. — № 6. — С. 40–48.
2. Ильина И.Н. Перспективы развития сырьевых регионов РФ в документах стратегического планирования //Вопросы государственного и муниципального управления. — 2013. — № 2 — С. 83–102.
3. Крюков В.А. Институциональные барьеры развития нефтегазового сектора России (на примере Восточной Сибири) // Журнал Новой экономической ассоциации. — 2012. — № 4. — С. 151–157.
4. Крюков В.А., Селезнева О.А. Нефтегазовые ресурсы в меняющейся институциональной среде // Экономический журнал ВШЭ. — 2013. — № 3. — С. 407–428.
5. Нефёдкин В.И. «Бюджетное проклятие» ресурсных регионов // ЭКО. — 2015. — № 6. — С. 5–24.
6. Токарев А. Н. Как учесть интересы нефтяных регионов // ЭКО. — 2015. — № 6. — С. 25–39.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия