Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
Подписка на журнал
Реклама в журнале
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 3 (59), 2016
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Бабенко Г. В.
докторант кафедры менеджмента таможенного и страхового сервиса
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
кандидат экономических наук


Концептуальные подходы к градостроительному развитию мегаполисов в современных социально-экономических условиях
В статье рассматриваются проблемы применения в России новых концептуальных подходов к градостроительному развитию городов и городских агломераций. Уделено внимание популярной концепции зеленого роста (зеленой экономики) на базе которой сложилась практика формирования экогородов. Приведены принципы, учитываемые в международных стандартах, на основе применения которых присваивается статус экогородов. Дается обоснование новой градостроительной политике и практике, трактуемым как «ландшафтный урбанизм» («зеленый урбанизм»), выступающим в качестве новой парадигмы, альтернативной традиционному ресурсоэксплуатирующему подходу к городскому хозяйству и энергетике, поскольку в ее основе лежат ресурсосберегающие технологии и сохранение благоприятной природной среды. Обоснованы факторы, сдерживающие внедрение новых концептуальных подходов к градостроительному развитию городов и городских агломераций, в том числе созданию экогородов в российских условиях
Ключевые слова: градостроительная практика, зеленый рост, зеленая экономика, экогорода, ресурсосбережение, энергосбережение, девелопмент, реновация
УДК 332; ББК Р121.21я73, У28(0)2я73   Стр: 166 - 168

Для современных городов России характерны такие проблемы, как уплотнение городской застройки, в том числе в районах проживания основной части населения, снижение качества эксплуатации дорожно-транспортной сети в условиях возрастающего автомобильного парка, ухудшение экологической ситуации и т.п. В связи с этим, актуальным представляется анализ накопленного в зарубежных странах опыта разработки и применения новых концептуальных подходов к развитию современных городов и городской инфраструктуры. Естественно, что для городов России этот опыт должен быть адаптирован с учетом специфики имеющихся условий, ограничений и проблем.
Одной из таких концепций, масштабы применения которой принимают в настоящее время глобальный характер, выступает концепция «зеленого роста» («зеленого развития», «зеленой экономики», «зеленых технологий»), применительно к градостроительной практике трактуемая как «ландшафтный урбанизм» («зеленый урбанизм») [4]. Данная концепция выступает в качестве новой парадигмы, альтернативной традиционному эксплуатационному подходу к городскому хозяйству и энергетике, поскольку в ее основе лежат ресурсосберегающие технологии и сохранение благоприятной природной среды.
Также данная концепция ориентирует на преобразование городского пространства, которое должно гармонично сочетать традиционные архитектурные формы с пространствами, приближенными к естественному природному ландшафту с полноценной биосферой, соответствующей географическому расположению города и климатическим условиям. Подобная практика может быть использована, прежде всего, для развития новых городов или при реализации программ роста новых осваиваемых территорий городских агломераций. В крупных, а также промышленных городах, данная практика может быть применима при реализации проектов реновации высвобождающихся промышленных зон. Сочетание таких природных зон с общественными местами традиционного типа, с насыщенной сервисной инфраструктурой, детерминирует рост эколого-социально-экономической ценности городской среды, за счет укрепления его экологического «каркаса», и, в связи с этим, может рассматриваться в качестве одной из приоритетных задач городских властей и местного сообщества.
Поскольку экономическая составляющая реализации подобных проектов в России требует значительных затрат, в том числе из ограниченного городского бюджета, необходимо предусмотреть использование компенсирующих мер, в том числе вывод промышленных предприятий с территорий, примыкающих к подобным ландшафтным комплексам, в периферийные городские районы и за пределы городской черты, с последующим редевелопментом и комплексным развитием данных территорий.
В частности, на таких городских территориях целесообразно оценить высвобождающиеся промышленные объекты и места их дислокации на предмет возможности использования зданий и территорий (формирования бизнес-центров, жилых зон (с жилищным фондом в виде студий, квартир-лофтов и т.п.), общественных центров рекреационного назначения, арт-центров, музеев промышленной архитектуры, мини-отелей, объектов торговой и сервисной сферы и т.п.
Логическим следствием концепции зеленого роста является распространенная в настоящее время в странах мира практика создания экогородов (как новых, так и преобразованных в городские поселения с подобным статусом). Экогорода («экополисы», «эко-сити») в максимальной степени ориентированы на применение природных ресурсосберегающих технологий, в том числе основанных на использовании возобновляемых источников энергии (ветра, солнечного излучения, геотермальных источников, энергии приливов и т.д.).
Поскольку данная глобальная тенденция постепенно становится нормой, принятой мировым сообществом, формирование экогородов и признание за ними соответствующего статуса в странах Европейского союза регулируется специально разработанными для этого стандартами, причем с их помощью на соответствие принципам «зеленого роста» могут быть сертифицированы не только сами города (приобретающие тем самым статус экогородов), но и отдельные кварталы и территории города, а также дома жилого и общественного назначения.
Перечислим основные принципы, совокупность которых лежит в основе данных стандартов:
— необходимость проведения восстановительной рекультивации поврежденных, непригодных для последующей эксплуатации почв;
— обеспечение соответствия зданий, мостов и иных сооружений имеющемуся природному каркасу, климатическим и природно-ландшафтным особенностям, а также нормам охраняемых зон городской территории;
— соответствие городских объектов, в том числе новых, природно-экологическому каркасу города, его климатическим и природно-ландшафтным характеристикам;
— наличие разветвленной и удобной сети велосипедных и пешеходных дорожек, обеспечивающих максимальную доступность для всех городских объектов жилищно-коммунального и бытового назначения;
— ориентация энергетики подобных городов на приоритетное использование возобновляемых источников энергии, а также применение в городском хозяйстве комплекса ресурсосберегающих технологий;
— модернизация городских промышленных предприятий в направлении создания замкнутых циклов безотходного промышленного производства и минимизации вредных выбросов;
— в проектах жилой застройки ориентация на строительство и обустройство компактных городских кварталов, а также на преимущественное строительство одно- и двухэтажных зданий, а не многоэтажных построек;
— реновация высвобождающихся промышленных зон и отдельных предприятий, преобразуемых в кварталы и здания, предназначенные для жилья и объектов бытового и рекреационного назначения;
— участие общественности, экспертного и бизнес-сообщества в качестве стейк-холдеров не только в обсуждении проектов (как общественная экспертиза), но и в качестве инициаторов, разработчиков и участников проектов создания экогородов и их инфраструктуры.
Приведем некоторые примеры из мировой практики формирования экогородов. В частности, в странах Евросоюза к категории экогородов отнесены следующие старые города, в которых были реализованы масштабные меры по внедрению в практику городского хозяйства технологий «зеленого» роста, в том числе: Мальмё (Швеция), Дублин (Ирландия), Таллинн (Эстония), Гамбург (Германия), Хиллерод и Аугустенборг (Дания). В этом перечне городов отмечен Гамбург, хотя его жители, как показал опрос населения, тем не менее, подвергли критике реализованный в городе проект редевелопмента бывшей портово-складской зоны и создания на ее территории нового городского полифункционального района «Хафенсити», как раз за недостаточное количество площадей и зон общественного пользования — парков и скверов.
Следует отметить, что в странах Европейского Союза для градостроительной сферы предусмотрена задача приведения в соответствие (правовая гармонизация) норм европейского права и национальных законодательных актов. В частности, в Скандинавских странах эта задача решается применительно к созданию экогородов. Например, в Швеции еще в 1993 г. был принят «Закон об экоциклах», в соответствии с требованиями которого должен быть осуществлен переход от «линейного» по своей сути к «экоцикличному» проектированию развития города, ориентированного на максимальный учет природных факторов и создание социально-технической системы обеспечения жизнедеятельности города на основе глубокой переработки бытовых и производственных отходов и их последующего рециклинга, использования возобновляемых источников энергии, развития «чистого» общественного транспорта и прочих «зеленых» технологий.
К числу «зеленых» стратегий, ориентируемых на защиту окружающей среды за счет сокращения объемов вредных выбросов и используемых ресурсов, относятся и задачи обеспечения энергосбережения и энергоэффективности.
Следует отметить, что в большинстве стран Евросоюза задача ужесточения национальных норм энергопотребления действует уже свыше 20 лет. В частности, нормы ЕС запрещают девелоперам строительство домов, потребляющих более 60 кВт/ч ежегодно, а в отдельных странах эти нормы еще жестче, например, в Финляндии данный норматив составляет не более 40 кВт/ч в год [1, с. 18]. Россия существенно отстает по данным нормативам от большинства стран Евросоюза. Так только в 2008 г. была поставлена задача к 2020 г. сократить энергоемкость ВВП на 40%, Федеральный закон «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» был принят только в 2009 году [5].
В Азии представляет интерес китайский опыт формирования экогородов. В частности, отметим новый город Тианжин, основанный в 2008 г. Он был выбран в качестве пилотной модели для опробования на нем практики максимально полного использования зеленых технологий в городской инфраструктуре, с последующим использованием приобретенного опыта в других городах страны. В генеральном плане создания данного города, расчетная численность жителей которого составляет 45 тыс. чел., предусмотрено создание семи функциональных зон, предназначенных для максимально комфортного существования жителей города, и объединенных экологически чистым общественным транспортом. Город гармонично встроен в природный ландшафт [3].
Другой страной Азии, в которой новые города (экогорода) строятся с учетом концепции зеленого роста, являются Объединенные Арабские Эмираты. В частности, город Масдар был построен как экогород с полным циклом энергетического обеспечения, основанного на геотермальных водах и солнечной энергии. Позитивной стороной данного опыта является то, что на его территории одновременно создается научный центр, специализирующийся на разработке и внедрении зеленых технологий. Следует отметить, что успешность проекта данного города обусловлена минимальными рисками сбоев в обеспечении его жизнедеятельности возобновляемыми источниками энергии. Вместе с тем, высокие риски строительства подобных городов в иных географических условиях, а также последствия для экономики продолжающегося мирового экономического кризиса привели к тому, что в ряде стран подобные проекты создания экогородов (с учетом относительно высокой стоимости разработки и использования чистых энергетических технологий) были «заморожены» до наступления более благоприятных экономических условий [6].
В странах Латинской Америки опыт формирования экогородов находится на начальной стадии развития. Так, в качестве города с таким статусом выделим бразильский город Куритиба, по признанию экспертов, за счет эффективных решений в градостроительной политике (создание новых парков и других общественных пространств, развитие экологически чистого общественного транспорта, внедрение прогрессивной системы переработки и рециклинга твердых бытовых и промышленных отходов и пр.) и практике ландшафтного планирования, вошел в число лучших и комфортных для проживания городов мира [7].
Таким образом, в мировой практике на протяжении последних 20 лет сложилась практика использования новых технологий в градостроительстве, ориентированных на экономичное ресурсосберегающее энергообеспечение и создание комфортной среды обитания горожан. Вместе с тем, кризисные проявления в мировой экономике выступают сдерживающим фактором их более широкого применения.
В Российской Федерации практика создания экогородов, стимулом для которой является формирование новой парадигмы городской градостроительной политики, ориентированной на создание условий для комфортной жизнедеятельности населения, находится на самом начальном этапе.
Тем не менее, в ряде российских городов в последние годы проявился ряд инициатив по внедрению новых концептуальных подходов в градостроительной сфере и городском хозяйстве. Так, из числа крупных городов — региональных центров можно, в частности, отметить Пермь и Тулу. Пермский опыт интересен тем, что является, по сути, первой попыткой в российской практике применения мастер-плана, составленного с участием голландских специалистов (имеющих общепризнанную репутацию в применении подобного концептуального подхода к градостроительному планированию). Этот мастер-план направлен на реализацию стратегии преобразования Перми как индустриального города, сформированного по традиционным для российского градостроения зональным принципам, в компактный город европейского типа с плотной застройкой, позволяющей снизить энергетические затраты, конверсировать деградирующие территории, максимально использовать гармонию городского каркаса с природно-ландшафтными характеристиками территории. Мастер-план также предусматривает формирование новых общественных пространств (включая набережную, эспланаду, непрерывные зеленые зоны и пр.).
В качестве применения зеленых технологий на уровне отдельных жилых комплексов и строений можно привести пример создания жилого комплекса «Силы природы», реализуемого на основе стандартов концепции зеленого жилищного строительства в Санкт-Петербурге. Этот проект был осуществлен фирмой «O2 Development», построившей новый многоквартирный дом с модернизированными в плане экологической безопасности и энергообеспечения бытовыми системами (водоснабжения, вентиляции, зонирования, планировки квартир и придомовой территории и т.п.). Застройщик привлек международную сертификационную компанию (поскольку соответствующие специалисты в России на данный момент отсутствуют) для получения сертификата на соответствие «зеленым» стандартам, в качестве которого был выбран международный (европейский) экологический стандарт Building Research Establishment Environmental Assessment Method (BREEAM). В дальнейшем компания планирует сертификацию застроенного экодомами жилого квартала, в котором разделены транспортные и пешеходные зоны, предусмотрены велосипедные дорожки, комфортные защищенные места для игр и прогулок с детьми и другие объекты придомовой инфраструктуры [2, с. 40].
К числу факторов, которые в российских условиях в определенной степени сдерживают внедрение новых концептуальных подходов к градостроительному развитию городов и городских агломераций, в том числе созданию экогородов, по нашему мнению, целесообразно отнести следующие:
— новая парадигма градостроительства, ориентированная на формирование комфортного для жизнедеятельности населения городского пространства, стала применяться, хотя и далеко не в полном объеме, только в последние 5 лет.
— ориентация на использование ресурсосберегающих технологий также складывается лишь в последние годы*;
— выбор градостроительными и девелоперскими структурами в качестве более предпочтительных проектов застройки городской территории строениями (жилой и нежилой недвижимости) и элементами инфраструктуры (как более прибыльных), чем проектов создания новых общественных мест и других объектов благоустройства;
— используются недостаточно жесткие нормы по сохранению экологии городской среды и при этом практика экологического страхования крайне ограничена;
— значительная часть средств федерального бюджета в последние годы была направлена на поддержку проектов всемирных форумов (в том числе Олимпийские игры в г. Сочи, Чемпионат мира по футболу и др.), реализуемых в ограниченном числе городов, задействованных в данных форумах;
— недостаточная поддержка участия общественности и бизнес-сообщества в разработке и реализации проектов благоустройства городской среды и др.


Литература
1. Дроздов Г.Д. Зеленая экономика в современных социально-экономических условиях: монография. — СПб.: ИБИН, 2016. — 124 с.
2. Дроздов Г.Д. Проблемы хороших дорог в России. — СПб.: ИБИН, 2016. — 142 с.
3. Зворыкин В. Энергичная экономия // Эксперт «Северо-Запад». — 2013. — № 48 (2 дек.). — С 18.
4. Осокин В. Экология требует свидетелей. Интервью // Эксперт «Северо-Запад». — 2013. — № 22 (3 июня). — С. 40–41.
5. Прогрессивные технологии — отличительные особенности «Эко-города» // http://saraybeach.com/progressivnyie-tehnologii-otlichitelnyie-osobennosti-eko-goroda/ (Дата посещения — 18.08.2016 г.)
6. Рифкин, Дж. Третья промышленная революция: Как горизонтальные взаимодействия меняют энергетику, экономику и мир в целом / Пер. с англ. — 3 изд. — М.: Альпина нонфикшн, 2016. — 410 с.
7. Федеральный закон «Об энергосбережении и о повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» от 23.11.2009 № 261-ФЗ (действующая редакция, 2016) // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_93978/
8. Щукин А. От солнечных батарей к экогородам // Эксперт. — 2010. — № 34 (30 авг.). — С. 41–45.
9. Щукин А. Как сделать город пригодным для жизни // Эксперт. — 2011. — № 3 (24 янв.). — С. 58–62,

Сноски 
* Основные направления деятельности в области энергосбережения и энергоэффективности определены Энергетической стратегией Российской Федерации и нашли дальнейшее развитие в Указе Президента РФ от 4 июня 2008 г. № 889 «О некоторых мерах по повышению энергетической и экологической эффективности российской экономики», а также в Федеральном Законе РФ № 261-ФЗ от 23.11.2009 «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» [5].

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия