Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
Подписка на журнал
Реклама в журнале
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 4 (60), 2016
ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ И ПЕРЕХОДА К ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ
Симченко Н. А.
заведуюший кафедрой экономической теории
Крымского федерального университета им. В.И. Вернадского» (г. Симферополь),
доктор экономических наук

Цёхла С. Ю.
заведуюший кафедрой менеджмента предпринимательской деятельности
Крымского федерального университета им. В.И. Вернадского (г. Симферополь),
доктор экономических наук

Павленко И. Г.
доцент кафедры менеджмента предпринимательской деятельности
Крымского федерального университета им. В.И. Вернадского (г. Симферополь),
кандидат экономических наук


Концептуализация компетентностного подхода к стимулированию производительного труда в условиях новой экономики
В статье рассмотрены концептуальные характеристики компетентностного подхода с позиций трудового поведения и ресурсной теории фирмы. Подчеркнута важность переосмысления современного отношения к мотивации трудовой деятельности в условиях новой экономики в направлении повышения личной производительности труда
Ключевые слова: новая экономика, компетентностный подход, компетенции, производительность труда, мотивация
УДК 338.26; ББК 65.237.5   Стр: 25 - 28

Социально-экономическое развитие России на современном этапе реализации экономических отношений обусловливает изменения в системе трудовой мотивации, вызываемые перманентными трансформациями в условиях новой экономики, или «экономики нового типа». Исследование сущностных аспектов трудовой мотивации требует переосмысления отношения к производительному труду и факторам его повышения в контексте новой экономики.
Понятие «новая экономика» в работах ведущих западных экономистов — М. Бейли, Г. Лоуренс, К. Шоу — рассматривается преимущественно через спектр вопросов, связанных с информационной революцией и процессами глобализации. Р. Алкани определяет «новую экономику» как «экономику, связанную с интенсивным введением инноваций и новых способов ведения бизнеса, которые влияют на рост производительности труда» [2, с. 4]. Инновационная экономика является результатом введения передовых технологических и управленческих инноваций как на уровне предприятия, так и на уровне страны. Под «новой экономикой» также понимают «явление или систему, которая сформировалась во второй половине ХХ в., и которая представляет собой новый этап в инновационно-экономическом развитии современной цивилизации, в рамках которой возникли и получили развитие ранее неизвестные технические и социальные институты, создано направление эволюции на пути к оптимизации системы инновационно ориентированной и регулируемой рыночной экономики» [9, с. 10].
Новая экономика ознаменовала становление в развитых странах экономических и технологических укладов, структурные элементы которых формируются под воздействием развития информационных технологий. Одним из основателей концепции «информационного общества» по праву можно считать В.И. Вернадского [5], который предложил целостную концепцию ноосферы, являющую собой результат синтеза большого количества данных различных наук, что и сейчас не утратило своей актуальности.
О значении измерения научного потенциала общества с помощью массива информации и знаний писал еще Д. Белл. Ученый обосновал целый ряд новых качественных характеристик постиндустриального общества, а именно: ключевая роль теоретического знания; создание новых интеллектуальных технологий; увеличение количества носителей знания; изменения в характере труда. Научные взгляды Д. Белла получили дальнейшее развитие в работах Е. Тоффлера [7, с. 71], который в фундаментальном исследовании «Третья волна» представил всесторонний анализ новых реалий современного информационного общества. Ученый подчеркивал необходимость более широкого применения синтеза в собственном мышлении, поскольку с помощью одного лишь анализа невозможно осознать масштабность и характер происходящих изменений.
Модель информационной экономики была разработана Н.Ф. Реймерсом еще в 1960 г. [13]. Понятие «информационная экономика» стало общепризнанным на Западе. Это новый способ развития, который заменил индустриальный и стал основой для создания информационного общества. Период «информационной экономики» характеризовался наивысшими показателями роста производительности труда за счет системного влияния новых технологий и инноваций. Наряду с существующей идеей информационного общества, начала стремительно развиваться идея «экологического» общества, которая лежит в основе формирования парадигмы устойчивого развития.
Начиная с 1973 года, производственный потенциал технологий начал исчерпывать себя и новые информационные технологии стали содействовать росту производительности труда, что обусловило формирование и развитие информациональной экономики (1996 г.). Начиная со второй половины XX в., активно развивались три принципиально новые экономические модели, основой которых была информация. Известный ученый В. Мунтиян выделяет такие экономические модели [11, с. 460]: «информационная» экономика; «информациональная» экономика; «информациологическая» экономика.
Одним из основателей «информациональной» экономики считается М. Кастельс [10]. В ее основу было положено возникновение нового способа развития — информационализма, согласно которому источником производительности являются технологии генерирования знаний, обработки информации и символьных коммуникаций. Как отмечал М. Кастельс, «знание и информация являются критически важными элементами при любых способах развития, поскольку процесс производства всегда основан на некотором уровне знаний и обработке информации. Однако специфическим для информационального способа развития является влияние знания на генерирование нового знания как главного источника производительности» [10, с. 39].
Рассматривая сущность и значение «информациональной» экономики, В. Мунтиян отмечает, что в условиях информационализации производительность и конкурентоспособность факторов или агентов в этой экономике зависят от их способности генерировать, обрабатывать и эффективно использовать информацию, основанную на знаниях [11]. При этом в «информациональной» экономике особое значения приобретает взаимодействие экономических, социальных и политических институтов.
Дальнейшее развитие «информациональной» экономики нашло свое отражение в становлении нового течения в экономической науке — «информациологическая» экономика. Основой «информациологической» экономики является информационная экономика, которая включает информационную математику, а также применение новых технологий, инноваций и информационных нововведений. Таким образом, в современной экономической науке «информациологическая» экономика является основой гармоничного развития мирового сообщества. По словам В. Мунтияна, «информациологическая экономика — это познание экономических процессов, атрибутов, взаимоотношений, взаимосвязей, взаимодействий моделей и систем через единственную информациогенную основу природы и общества, процессов информациогенезиса Вселенной» [11].
Исходя из вышесказанного, выделим такие характерные черты развития новой экономики: интеллектуализация производства; изменение природы производительности труда; глобальный характер экономики, информациональность (эффективное использование информации, основанной на знаниях); информациологичность (основа гармоничного развития мирового сообщества); перманентная инновационность; социальная ответственность и др.
Реализация стратегических ориентиров экономического развития России в XXI в. должна всецело отражать стремление российского общества к построению такой социально-экономической модели хозяйствования, которая бы способствовала повышению качества жизни населения на основе роста производительности труда. В данном контексте одним из наиболее методологически оправданных подходов к стимулированию высокопроизводительного труда является, на наш взгляд, компетентностный подход.
Имеющий довольно четко выстроенную образовательную основу своего применения в России, компетентностный подход показал свою эффективность и в деятельности организаций, преимущественно в процессах оценки кадров на основе моделей компетенций. Если в западной образовательной системе категории «компетенция» и «компетентностный подход» эволюционно развивались на протяжении последних четырех десятилетий, то отечественная образовательная традиция характеризовалась применением описания образованности и профессионализма категориальной триады «знания, умения, навыки». Ключевым отличием компетентностного подхода от распространенных механизмов накопления знаний, умений, навыков является ориентация на формирование у обучающихся способности практически действовать. Речь идет о «подчинении» знания умению и развитию практических способностей. Если компетенции — это знания и умения в определенной сфере человеческой деятельности, то компетентность — это качественное использование компетенций.
Современные работодатели заинтересованы в специалистах, обладающих компетенциями, необходимыми для эффективной работы в быстроизменяющихся условиях современного мира. Среди отечественных авторов, рассматривающих проблемы компетентности и компетенций персонала, следует выделить работы Е.Н. Беловой, С.И. Герасимова, О.Н. Ярыгина К наиболее значимым трудам зарубежных ученых, исследующих проблематику оценки компетенций работников, отнесем труды М. Армстронга, Р. Боятзиса, Д. Деламара, Д. Дубоиса, Д. МакКлелланда, Л. Спенсера и многих других.
В научных публикациях раскрываются функции компетентности в структуре личности, а именно:
– мотивационно-побудительная функция, проявляющаяся в развитии и обретении зрелой формы мыслей, мотивов, ценностей, направленности личности, которая стремится самоутвердиться в деятельности, реализовать творческий потенциал, проявить свои способности, приобрести авторитет;
– гностическая функция, определяющая интерес к усвоению накопленных человечеством знаний, расширение уровня образованности, кругозора, эрудиции, нацеленных на перспективное развитие;
– деятельностная функция, проявляющаяся в способности осуществлять деятельность на высоком уровне со знанием дела;
– эмоционально-волевая функция, раскрывающая способность человека к волевым напряженным действиям, стойкости, выносливости, сдержанности, мобилизации своих усилий в преодолении трудностей в процессе деятельности;
– ценностно-рефлексивная функция, находящая свое проявление в оценочном отношении к знаниям, поведению, нравственному кодексу, интересам, идеалам и мотивам, целостной оценке самого себя как личности;
– коммуникативная функция, подразумевающая способность к построению конструктивного диалога в процессе деятельности и характеризующая уровень коммуникабельности, открытости личности в процессе межличностного взаимодействия.
Отметим, что указанные функции отражают процесс организации и осуществления деятельности на компетентном уровне как результат восприятия и проявления собственной ответственности за решения индивидуальных и социальных проблем, и поэтому создают целостную систему. Компетентность находится во взаимосвязи со знаниями, но не сводится к ним. Как указывает А. Вербицкий, «чтобы быть теоретически и практически компетентным, субъекту необходимо совершить двойной переход: от знака к мысли, а от мысли к поступку и действию. Переход от информации к ее использованию опосредуется мыслью, что и делает эту информацию знанием» [4, с. 50].
В зарубежной научной литературе (П. Вейл, М. Мескон, М. Альберт, Ф. Хедоури) компетентность исследуется как интегрированное понятие, в частности: компетентность как способность к интеграции знаний и навыков и их использование в условиях требований внешней изменяющейся среды; концептуальная компетентность; компетентность в эмоциональной сфере, в области восприятия; компетентность в определенных сферах деятельности. Российские ученые Э.Ф. Зеер, О.С. Попова рассматривают концепт «компетентность» на основе синтеза когнитивного, предметно-практического и личностного опыта, в связи с чем выделяют следующие виды компетентностей в зависимости от сферы их проявления и ролевой позиции субъекта: компетентность в сфере самостоятельной познавательной деятельности, основанной на усвоении способов приобретения знаний из различных источников информации; компетентность в сфере гражданско-общественной деятельности (выполнение роли гражданина, исследователя, потребителя); компетентность в сфере социально-трудовой деятельности (умение анализировать ситуацию на рынке труда, оценивать собственные профессиональные возможности, ориентироваться в нормах и этике трудовых взаимоотношений, самоорганизовываться); компетентность в бытовой сфере (включая аспекты собственного здоровья, семейного быта и тому подобное); компетентность в сфере культурно-досуговой деятельности (выбор путей и способов использования свободного времени, культурно и духовно обогащающих личность) [8].
Объясняя тенденцию к изменениям в ориентирах высшего образования «от понятия квалификации к понятию компетентности», В. Байденко ссылается на усиление когнитивных и информационных основ современного производства, что не исчерпывается традиционным понятием профессиональной квалификации, а более адекватно описывается профессиональной компетентностью. Новый тип экономики предъявляет новые требования к выпускникам учебных заведений, среди которых все больший приоритет получают требования системно организованных интеллектуальных, коммуникативных, рефлексивных, самоорганизующих, моральных начал, которые делают возможными успешную организацию профессиональной деятельности в широком социально-экономическом и культурном контекстах [1].
Компетентностный подход сегодня является ведущей методологической основой в разработке содержания образовательных технологий, что вызвано его ролью и значением для процесса модернизации высшей профессиональной школы. Этот подход определяется как инструментарий усилий для «возбуждения» конструктивного диалога системы высшего образования с рынком труда, является средством их тесного взаимодействия в новых условиях развития экономики. А. Шемет подчеркивает, что для успешного выполнения профессиональных функций сегодня необходима мобилизация многих компетенций, существующих в целостных структурах и формирование индивидуальных конфигураций для каждого студента, определяющих его компетентностный уровень как личностную характеристику. К ним относятся способность и готовность использовать и приобретать профессиональные и личностно важные знания, которые и определяют степень качества профессиональной подготовки [14, с.16–22]. Однако реалии времени требуют поиска новых сфер приложения компетентности специалиста. Стремительное развитие глобализационных процессов обусловливает поиск новых моделей образования, нетрадиционных подходов на основе информационных и телекоммуникационных технологий. В процессе развития технологических новаций, перехода к глобальному обществу знаний основным ресурсом современности становится человеческий капитал, который активно превращается в стратегический ресурс конкурентоспособного государства.
Модель компетенций включает индикаторы профессионального развития и поведения работников предприятия. Оценка сотрудников проводится по общим компетенциям (знания, навыки, отношение к работе, изменения и инновации, управленческие и коммуникативные навыки, стратегическое мышление, командная эффективность) и профессиональным (в зависимости от подразделения). При формировании мотивации трудовой деятельности происходит процесс усвоения социальных норм и правил поведения, вырабатываются специфические для человека ценности, ориентации и установки в сфере труда. Именно они придают смысл трудовой деятельности и определяют образ жизни.
В то же время, как справедливо отмечает Э.В. Кондратьев, «предпосылкой развития компетентностного подхода стало установленное несоответствие результатов оценки способностей и знаний исполнителей их реальным действиям и успешности в работе и жизни» [12, с. 80]. Первоначально предполагалось, что именно метод компетенций позволит достоверно задать или спрогнозировать результативность будущего специалиста. Как утверждал один из основоположников метода компетенций Д. МакКлелланд в своей работе «Testing for Competence Rather Than Intelligence», данный метод делает упор на валидности критериев: важны не внешние проявления всех характеристик человека, а важны те характеристики и их критерии, которые действительно приводят к наилучшему исполнению работы.
Нам импонирует позиция Э.В. Кондратьева, который утверждает, что «рынок труда России переполнен дипломированными специалистами управленческого профиля, но качество их подготовки не удовлетворяет современных работодателей» [12, с. 80]. Фактически имеет место ситуация, когда вузами выполняются стандарты ФГОС с соблюдением выполнения заложенных компетенций в учебные планы подготовки, а на практике это в конечном итоге не отвечает реальным требованиям рынка труда.
В рамках рассматриваемого компетентностного подхода отметим, что данное направление имеет отношение к развитию компетенций индивида как в образовательных организациях, так и других структурах. С позиций компетентностного подхода вопрос качественной подготовки специалиста становится императивом развития организаций на основе компетенций, поскольку считается, что компетентностный подход формирует компетентностный формат описания качества человека. Трансформируя это положение в плоскость управления человеческими ресурсами организации, отметим, что решение проблемы обеспечения качества труда работников в организации связано с определением совокупности компетенций работника, их актуализации под влиянием разнообразных организационных рычагов и имплементации со стороны руководства организации эффективных кадровых стратегий.
В то же время, обратим внимание на существование довольно-таки известной концепции ключевых компетенций организации. Развитие данной концепции основано на представлении о влиянии уникальных ресурсов организации на уровень ее конкурентоспособности. Ее основателем по праву считают К. Прахалада и Г. Хэмела, которые определили ключевые компетенции организации как навыки и умения, которые позволяют организации предоставлять потребителям фундаментальные выгоды [20]. В научной литературе получила широкое распространение полемика о влиянии ресурсов организации на формирование ее устойчивых конкурентных преимуществ [15]. Согласно ресурсной теории фирмы, именно уникальность ресурсов организации влияет на размер выгоды (ренты), которую потенциально можно получить от эффективного использования ресурсов. Первым эту теорию разработал в своей книге Э. Пенроуз [17]. Начиная с середины 80-х гг., это направление получило значительное развитие в работах Б. Вернефелта [21], Р. Гранта [16], М. Петерафа [18] и других ученых.
Под компетенциями организации также понимают неотъемлемую составляющую ее стратегических активов, отражающую комплекс коллективного знания, опыта и способностей организации, что в сочетании с уникальной технологией позволяет создавать (поддерживать) конкурентные преимущества и обеспечивать уникальность организации в рыночной среде [15]. Согласно ресурсно-компетентностного подхода, фирма рассматривается как комплекс ресурсов и компетенций, которые служат основой конкурентных преимуществ. По утверждению многих ученых и практиков, одним из ключевых отличий организаций является ресурсная база, ее уникальность. Отметим, что лишь немногие фирмы имеют абсолютно уникальные ресурсы. Со временем все большее количество ресурсов поступает в «свободную продажу» [6]. Речь идет не только о материальных, но и о нематериальных ресурсах.
Развивая данные положения в свете идей концепции ключевых компетенций, отметим, что взаимодействие организации с заинтересованными сторонами обеспечивает развитие организационных способностей генерировать «организационное богатство» [19] с точки зрения эффективного управления ресурсами. Это осуществляется путем развития уникальных связей и бизнес-отношений организации в направлении обеспечения сбалансированного рационального реагирования организации на систему противоречивых ожиданий заинтересованных сторон. Средством поддержания сложившегося «организационного богатства» и являются ключевые компетенции — уникальные специфические для фирмы связи и имплицитные соглашения, влияющие на рост доходов и (или) снижение расходов и рисков. Следовательно, компетенции организации являются инструментом имплементации ценностей в деятельности организации как по отношению к персоналу, так и к внешним заинтересованным сторонам.
В заключение отметим, что концептуальный анализ научных подходов к пониманию сущности компетентностного подхода показал наличие определенного «теоретического плюрализма» в трактовке данного подхода. На основании изложенных выше положений следует сделать вывод, что сущностный концепт компетентностного подхода к повышению высокопроизводительного труда заключается не столько в ориентации работников на успех, что подчеркивает «потребительский» тип трудового поведения, сколько — на результативную работу и необходимость повышения личной производительности труда.


Публикация подготовлена в рамках поддержанного РГНФ научного проекта №15-22-01001.

Литература
1. Байденко В.И., Селезнева Н.А. Конкурентоспособные образовательные программы: к формированию концепции // Высшее образование в России. — 2011. — № 5. — С. 24–39.
2. Васильев В.С. «Новая американская экономика»: шаг вперед, три шага назад // США, Канада: экономика, политика, культура: Ежемесячный научный и общественно-политический журнал / РАН, Институт США и Канады. — 2005. — № 9(429). — С.3–27.
3. Верба В.А. Проблемы идентификации компетенций предприятия [Электронный ресурс]. URL: http://www.management.com.ua/strategy /str100.html (дата обращения: 10.10.2016).
4. Вербицкий А.А. Активное обучение в высшей школе: контекстный подход / А.А. Вербицкий. — М.: Высшая школа, 1991. — 225 с.
5. Вернадский В.И. Несколько слов о ноосфере. — Успехи современной биологии. — 1944. — № 18, Вып. 2. — С. 113–120.
6. Гурков И.Б. Стратегия и структура корпорации. — М.: Дело, 2006. — 320 с.
7. Дука С.И. Информационное сообщество: социогуманитарные аспекты. — СПб.: Изд-во С. –Петербург. ун-та, 2004. — 172 с.
8. Зеер Э.Ф., Попова О.С. Индивидуальные образовательные траектории обучающихся в профессиональной школе // Муниципальное образование: инновации и эксперимент. — 2016. — № 2. — С. 58–62.
9. Игнацкая М.А. Новая экономика: опыт структурно-функционального анализа. — М.: URSS, 2006. — 302 с.
10. Кастельс М. Информационная эпоха: экономика, общество и культура / Пер. с англ.; под науч. ред. О.И. Шкаратана. — М.: ГУ ВШЭ, 2000.
11. Мунтиян В.И. Экономике СНГ быть инновационной, нравственной и ноосферной // Инновации. — 2012. — № 3. — С. 3–12.
12. Управление компетенциями: структура, институты, механизмы: монография / Под общ. ред. Р.М. Нижегородцева и С.Д. Резника. — М.: ИНФРА-М, 2016. — 208 с.
13. Уэбстер Ф. Теории информационного общества / Пер. с англ. М.В. Арапова, Н.В. Малыхиной; под ред. Е.Л. Вартановой. — М.: Аспект Пресс, 2004. — 400 с.
14. Шемет О.В. Дидактические основы компетентностного подхода в высшем профессиональном образовании // Педагогика. — 2009. — № 10. — С. 16–22.
15. Carmeli A. Assessing Core Intangible Resources // European Management Journal, Vol. 22. — No. 1. — February 2004. — P. 110–122.
16. Grant R.M. The Resource-Based Theory of Competitive Advantage: Implications for Strategy Formation, California Management Review, Spring. –1991. — P. 119–145.
17. Penrose E.T. The Theory of the Growth of the Firm. Oxford: Blackwell, 1959.
18. Peteraf M.A. The Cornerstones of Competitive Advantage: A Resource-Based View // Strategic Management Journal. — № 14. — 1993. — P. 179–191.
19. Post J.E. Redefining the Corporation and Organizational Wealth / J.E. Post, L.E. Preston, S. Sachs. — Stanford University Press. — 2002.
20. Prahalad C.K., Hamel H. The Core Competence of the Corporation // Harvard Bisiness Review. May-June 1990. — P. 79–91.
21. Wernefelt B. A Resource-Based View of the Firm // Strategic Management Journal. — № 5. — 1984. — P. 171–180.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия