Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
Подписка на журнал
Реклама в журнале
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 4 (60), 2016
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Соколов Б. И.
профессор кафедры теории кредита и финансового менеджмента экономического факультета
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук


Глобальные экономические кризисы как факторы развития современной экономической теории и практики
В статье выдвигается гипотеза и приводится ряд аргументов в доказательство того, что информационный капитал является материальной основой глобальных финансово-экономических циклов. Так же развито понятие глобального товара как исходного пункта изложения современной экономической теории
Ключевые слова: экономический цикл, экономический кризис, глобальный товар, информационный капитал, материальная основа глобальных финансово-экономических циклов, информационно-финансовый кластер
УДК 338.12:330.33.01; ББК 65.9(2Рос)-97   Стр: 46 - 50

Цель настоящей статьи состоит в выдвижении и обосновании гипотезы об информационном капитале как материальной основе глобальных финансово-экономических кризисов.
Нужно ли дискутировать о наличии экономиче­ского кризиса? Прогресс в теоретической науке вызывается накоплением фактов, не вписывающихся в ранее выдвинутые аксиомы и разработанные гипотезы и постулаты. В экономических системах такие логические факты чаще всего отражают кризисные явления, вызванные нарушениями в сложившейся модели деятельности, экономическими потрясениями, характеризующимися изменением траектории и динамики реального хозяйственного развития. Для России определяющими, вызывающими кризисы в условиях глобализации и открытой национальной экономики, становятся внешние причины.
В.В. Путин отметил: «Мы обязаны преодолеть давление внешних факторов за счёт укрепления экономического, финансового суверенитета. Чрезвычайно важная вещь, о которой мы как бы подзабыли, полагая, что финансы и экономика всегда будут вне политики, о чём мы часто слышали со стороны. Выяснилось, что это совсем не так, что это, наоборот, используется как очень мощный инструмент политического давления. …Россия в целом и российская экономика, безусловно, должны и будут оставаться неотъемлемой, естественной частью мировой экономики. Но по некоторым ключевым моментам, которые обеспечивают суверенитет, мы, безусловно, должны многое изменить» [7].
Современный кризис в российской экономике (см. табл. 1, 2), обусловленный, прежде всего, перепроизводством и, как следствие, падением цен на мировых рынках на важнейший экспортный товар — энергоносители, а отчасти введением финансово-экономических санкций, представляющих собой попытку политического диктата и шантажа, способен стать мощным толчком, как для структурных изменений, так и для прогресса экономической науки.
Статистические отчёты по паритету покупательной способности показывают, что в 2013–2015 гг. Россия занимала 5–6 место в мире по ВВП, в 2014 году отмечался рост на 2,4%, а в 2015 — спад на 0,43 % по сравнению с 2013 годом (табл. 2). Но налоги, составляющие основу бюджетных поступлений всех уровней, зависят от текущих цен, тарифов, доходов. Отметим, что по данным Росстата на сентябрь 2016 года, сокращение доходов россиян продолжается 22 месяца подряд [2]. В итоге статистические отчёты в текущих ценах дают совершенно иную картину: в 2013 г. Россия занимала 8 место в мире по ВВП, а по итогам 2015 г. переместилась на 12 место; спад составил более 40 процентов по сравнению с 2013 годом (табл. 1).

Таблица 1
Рейтинг стран по объёму ВВП, текущие цены, млрд долл. США
Место
в рейтинге
СтранаГод
201320142015
1США16 66317 34817 947
2КНР9 51910 43110 983
3Япония4 9094 5964 123
4ФРГ3 7463 8743 358
5Великобритания2 7132 9922 849
6Франция2 8112 8342 422
7Индия1 8632 0432 091
8Италия2 1312 1421 816
9Бразилия2 4652 4171 773
10Канада1 8371 7841 552
11Южная Корея1 30614101 377
12Российская Федерация2 2322 0301 325
13Австралия1 5011 4421 224
14Испания1 3701 3841 200
15Мексика1 2621 2981 144
16Индонезия915891859
17Голландия864881738
18Турция823798734
19Швейцария685701665
20Саудовская Аравия744754653
Источник: [15]

Таблица 2
Рейтинг стран по объёму ВВП, рассчитанному по паритету покупательной способности, млрд долл. США
Место
в рейтинге
СтранаГод
201320142015
1КНР16 46817 96119 392
2США16 66317 34817 947
3Индия6 7407 3477 965
4Япония4 6844 7604 830
5ФРГ3 6303 7483 841
6Российская Федерация3 7343 8243 718
7Бразилия3 2313 2873 192
8Индонезия2 5162 6852 842
9Великобритания2 4822 5942 679
10Франция2 5452 5912 647
11Мексика2 0692 1502 227
12Италия2 1062 1332 171
13Южная Корея1 6991 7841 849
14Саудовская Аравия1 5311 6121 683
15Канада1 5331 5971 632
16Испания1 5041 5491 615
17Турция1 4481 5151 589
18Иран1 2801 3571 371
19Австралия1 0541 1001 138
20Таиланд1 0411 0671 108
Источник: [16]

Таким образом, объективные данные показывают, что следует дискутировать не о факте экономического кризиса, а о методологии его анализа, материальной основе, логике отражения циклических процессов.
Попытки нащупать выходы из финансово-экономических кризисов. Глобальные (планетарные) проблемы современности, с которыми в той или иной мере столкнулись все страны, показывают, что речь должна идти не об отдельных кризисах, как, например, особом кризисе перепроизводства, финансовом кризисе, экологическом кризисе, кризисе развития или энергетическом кризисе, а о едином кризисе, поскольку все они оказываются взаимосвязаны. Именно взаимосвязанность причин, последствий и средств преодоления единого кризиса приводит к пониманию необходимости разработки глобальной программы изменений и тенденций мирового развития как развития устойчивого.
Важнейшая отличительная особенность глобального кризиса, вызванного перепроизводством энергоносителей, состоит в том, что инновационный сектор (разработка сланцевых месторождений) проиграл в конкурентной борьбе с традиционным сектором. Новый технологический уклад нефтедобычи терпит банкротство в борьбе со сложившимся, технологически новое оказывается экономически старым (добавлю: экологически крайне опасным). Это необходимо учитывать всем, кто рассуждает о скором пришествии шестого технологического уклада, который, будто бы надо создавать не жалея сил и средств, игнорируя социальные проблемы, порождаемые им [9; 11].
Каких бы масштабов ни достигали глобальные вызовы, минимизация неблагоприятных последствий хозяйственной деятельности и изыскание средств на охрану окружающей среды на сегодняшний день связаны с решениями на национальном уровне. В Резолюции, принятой Генеральной Ассамблеей ООН 25 сентября 2015 года «Преобразование нашего мира: Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года» при формулировке финансовых аспектов решения проблем устойчивого развития, прежде всего, отмечено: «17.1. Усилить мобилизацию ресурсов из внутренних источников…» [5].
Следует полностью согласиться с тем, что вне национальных политических решений устойчивое развитие — это очередная утопия [3, с. 64]. Именно поэтому глобальные диспропорции между потребностями в кредитно-финансовых ресурсах и ограничениями, налагаемыми уровнем развития кредитно-финансовых институтов вызывают необходимость исследования институциональных основ национальных кредитно-финансовых систем. Все экономические кризисы показывают, что национальная экономика, стремящаяся к устойчивому развитию, нуждается в развитых кредитно-финансовых институтах. Раскрученные финансовые рынки и действующие на них кредитно-финансовые институты умножают масштабы хозяйственной деятельности, способствуют диверсификации рисков, а вместе с этим повышают устойчивость функционирования отдельных организаций и национальной экономики в целом, способствуя экономическому росту. Вместе с тем любой финансовый кризис понижает доверие со стороны общества к кредитно-финансовым институтам. Поэтому и в наше время высказываются прямо противоположные точки зрения о дестабилизирующей роли кредитно-финансовых институтов, характерные для систем, основанных на натуральном хозяйстве и ростовщичестве. Так, Т. В. Пономарева под «финансовой устойчивостью» компании понимает «такое состояние ее финансов, при котором она обеспечивает производственную деятельность и инвестиции, осуществляемые в форме капитальных вложений, собственными средствами». Следовательно, кредиты и займы дестабилизируют деятельность предприятий, и соответственно, кредитно-финансовые институты не нужны.
Каким же образом по результатам таких научных исследований предлагается действовать при недостаточности собственных источников оборотного капитала? «…Для формирования оборотного капитала, авансированного на предметы труда, планируется пустить в ход кредиторскую задолженность поставщикам и подрядчикам, а для оборотного капитала, авансированного на наём рабочей силы, — кредиторскую задолженность персоналу организации и другим предприятиям» [1, с. 117]. «Потребность в оборотном капитале, авансируемом на наём рабочей силы, как правило, покрывается за счёт заёмных средств, и в частности, за счет кредиторской задолженности работникам, бюджету и другим организациям» [4].
То, как нужно извернуться, чтобы проавансировать наёмных работников из кредиторской задолженности тех же работников, не поясняется. Но для желающих на практике реализовать подобные рецепты «финансовой устойчивости» напомним, что законодательство Российской Федерации предусматривает материальную (ТК РФ), административную (КоАП РФ) и уголовную (УК РФ) ответственность работодателя за задержку заработной платы работникам и платежей в бюджет.
Каждый экономический кризис приводит к созданию новых организационных структур, которые в России традиционно развиваются в качестве бюрократических. На самом деле это не является сугубо российской спецификой, соотносимой с азиатским способом производства или наследием татаро-монгольского ига.
В США при любом финансово-экономическом кризисе создают новый регулятор. ФРС была создана в 1913 году для решения проблемы с ликвидностью, которую испытывали во время паники 1907 года. Федеральная корпорация по страхованию депозитов (FDIC) родилась в 1933 г., чтобы предотвратить активность такого рода банков, вынудивших более чем 5000 банков закрыться в начале 1930-х годов. Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC) появилась на свет в 1934 году, чтобы предотвратить манипуляции на фондовом рынке, которые преобладали в течение 1920-х годов. Управление по надзору за сберегательными учреждениями было создано в 1989 году после кризиса частных сбережений и кредита конца 1980-х годов. Общественный совет по надзору за бухгалтерским учетом компаний (PCAOB) был создан в ответ на мировые скандалы по учету и аудиту. В 2007–2008 гг. финансовый кризис дал США Бюро по финансовой защите потребителей (держателей). Здесь можно долго и доказательно говорить о бюрократизации системы управления финансовыми рынками. Но без соответствующих институтов (организаций и вырабатываемых ими правил) нельзя создать эффективно функционирующих финансовых рынков.
Создаваемые дополнительные органы в системе государственного управления не сидят, сложа руки. Кредитно-финансовые институты служат стабилизации государственных финансов в таком аспекте, который обычно не освещается в научной литературе: монетарные власти используют в своих интересах нарушения законодательства, налагая на них пени, штрафы, неустойки. Так, в США санкции, наложенные федеральными правоохранительными органами и правоохранительными органами отдельных штатов на финансовые институты, среди которых фигурируют Wells Fargo, JP Morgan Chase, Citi group, Bank of America, Royal Bank of Scotland, Deutsche Bank, Credit Suisse, BNP Paribas и др., в достаточно благополучных 2012–2014 годах, составили 138,59 млрд долл. [17, р. 41–42].
Современный российский экономический кризис поставил проблему устойчивого функционирования платёжной системы страны. Разумеется, её решение следует увязывать не только с целевыми инвестициями, но и с совершенствованием законодательства, созданием регулирующих и контролирующих организационных структур.
Современный экономический кризис российской экономики на фоне её открытости выявил необходимость совершенствования управления как проблему диверсификации всей совокупности рыночных рисков [12; 13]. Нечестная политическая игра одних товаропроизводителей против других требует прогнозирования и планирования действий будущих производителей и потенциальных потребителей. Например, «…наравне с производителями газа инвестиционные риски должны нести и будущие потребители. За энергетическую безопасность надо платить всем — и странам-экспортёрам, и странам-покупателям, что справедливо и полностью отвечает духу рыночных отношений» [6].
Глобальные товары — исходный пункт исследования глобальной экономики. Современный мир — это корабль, плывущий по волнам глобальной экономики.
Традиционно и вполне справедливо к важнейшим признакам экономической глобализации относят:
● всемирное разделение труда и потребление унифицированной продукции;
● гигантские неконтролируемые потоки спекулятивных капиталов, блуждающие по всему миру;
● общие глобальные проблемы развития;
● синхронизацию экономического цикла, спадов и подъемов между центром и периферией;
● универсализацию законодательства, финансовой отчетности, принципов делового общения.
Однако обобщение внешних признаков глобализма не раскрывает сущность глобальной экономики, не даёт понимания того, что такое глобальная экономика?
Множество признаков глобализма (политических, идеологических, хозяйственных, духовых) порождает лишь множество частных теорий, но не отражает их современный материальный рыночный базис. Глобальная экономика — это система рынков, основанных на глобальных товарах.
Уже с появлением разделения труда внутри мастерской не было человека, который мог бы заявить: данный продукт — результат моего личного труда. С развитием глобального разделения труда можно сказать: нет такой страны, в границах которой его могли бы создать. Примером глобального товара в полной мере может служить компьютер. Чтобы его произвести требуется более 700 различных веществ: в нем содержится железо Швеции; медь Чили; алюминий Суринама; цинк Перу; хром Зимбабве; олово Малайзии; молибден Канады; никель Новой Каледонии; мышьяк Франции; сурьма ЮАР; тантал Конго; серебро Мексики; платина, палладий и золото России и пр. На производство и работу компьютера уходит до 16–19 т ресурсов (без учета принтера и расхода бумаги). Некоторые детали поодиночке или в составе компьютера успевают дважды объехать земной шар, создавая глобальные цепочки добавленной стоимости.
Чтобы компьютер работал, нужны программы, позволяющие их использовать для получения и передачи информации в глобальных компьютерных сетях. Именно глобальные товары, являющиеся носителями глобальной информации (прежде всего финансовой), циркулирующей по глобальным информационным сетям, и составляют материальный базис глобальной экономики. Этот базис создает новую надстройку, новые политические, идеологические и духовные ценности, кардинально трансформирует отношения, существовавшие в рамках отдельных государств. Безвозвратно уходят в прошлое не только традиционные культурные, религиозные, моральные ценности, но и представления о деньгах, кредите, финансах, формах их институционализации, организации и функционирования.
Производство глобальных товаров вызывает потребность в финансовой глобализации, развиваются глобальные финансовые рынки, поскольку нет такой страны, в границах которой можно было бы привлечь необходимые инвестиции. Поэтому происходят несравнимые с доглобализационными по масштабам валютообменные операции, международное кредитование, осуществляется универсализация расчетов и т. д. Для примера: среднесуточный объем операций на мировом валютном рынке вырос с 1,4 трлн долл. в 2001 г. до 5,3 трлн долл. в 2013 г., существенно превысив объем мировой торговли товарами и услугами.
Согласно статистическим исследованиям Банка международных расчетов (БМР), количество деривативов в мире на конец 2013 г. достигло астрономической суммы в 710 трлн долл. США ($710,000,000,000,000). Для сравнения: размер ВВП США за 2013 г. составил $16 трлн, то есть в 44 раза меньше [14, р. 1].
Как только глобализация стала реальностью, как только появилась возможность расширить финансовые инвестиционные потоки, так встали вопросы:
1) о необходимости снижения стоимости (цены) привлекаемого капитала для предпринимателей;
2) о доверии со стороны инвесторов;
3) и в целом, об устойчивости развития за счет обеспечения информационной прозрачности.
Поэтому глобальная экономика — это глобальная информационная среда, в которой кредитно-финансовая информация выступает в качестве ключевого ресурса в создании глобальных товаров, источников добавленной стоимости и обеспечения занятости.
Как это? Информация — ключевой ресурс? Да!
Глобальная информационная среда на основе интернет-технологий и мобильной телефонии превратила инфраструктуру денежно-кредитной и финансовой системы в индивидуально доступную, сделала ее по-настоящему глобальной и одновременно виртуальной. Нет глобальной информационной среды — нет глобальных товаров, нет социально значимых инвестиций, нет глобальных рынков сбыта, нет глобальных платежей.
Именно массовое устаревание и своего рода отмирание информационной базы (информационного капитала) глобальной экономики вызывает глобальные экономические кризисы. Такой подход вызывает потребность в развитии общей экономической теории, а вместе с ней всех отраслей кредитно-финансовой науки. Такой подход подсказывает, что первый шаг на пути выхода из глобальных экономических кризисов перепроизводства глобальных товаров — обновление, инноватизация информационной базы их воспроизводства, информационного капитала. Лишь только после этого можно ставить вопрос об адекватных институциональных и технико-технологических изменениях в целях достижения более высокого уровня производительности труда.
Об общепланетарной экономической теории. Экономисты, выросшие на трудах А. Смита, Ж.-Б. Сэя, К. Маркса, А. Маршалла, раскрывающих проблемы развития экономики в пределах государственных границ, привыкли к тому, что:
богатство общества — это вещи: еда, одежда…
носители полезности — это вещи, еда, одежда…
экономика — это создание вещей и максимизация их полезности…
экономическая теория — это объяснение способов создания вещей при помощи вещей.
Но так было до формирования глобальной (планетарной) экономики.
Глобальное информационное поле приводит к появлению новых процессов, неведомых вещному хозяйству. Понятие государственных границ размывается, во всяком случае претерпевает существенную трансформацию. Например, возникает эффект внутренней эмиграции: человек физически живет в одной стране, а трудится и получает доход из другой.
Представить процесс глобализации социально-экономических отношений невозможно без восприятия общепланетарного информационного поля, важнейшей составляющей которого является финансовая информация. Значительная часть информации включается в отношения присвоения, становится интеллектуальной собственностью и учитывается хозяйствующими субъектами в качестве нематериальных активов. Согласно исследованиям глобальной экономики:
а) в 1985 году инвестиции в материальные активы примерно на 40% превышали вложения в нематериальные активы;
б) в 1995 году они практически сравнялись;
в) в 2007 году вложения компаний в нематериальные активы составили около 1,6 трлн долл., а на материальные активы, включая здания и оборудование, было потрачено примерно 1,2 трлн долл.
Эти факты утверждают примат информационной экономики над экономикой промышленной, вещной: какова система информационная, такова и система промышленная, вещная, технологическая.
Ядром современной глобальной структурной организации хозяйственной системы является информация. Полезная вещь, отдельный товар, с которого начиналась и до сих пор начинается изучение экономической теории, существует единично, дискретно. Она доступна всегда лишь для отдельного человека, для Робинзона. Если вещь есть в одном месте, её нет в другом. В отличие от вещи информация по своей природе способна обрести глобальные черты, она способна быть одновременно доступной всем.
Соответственно объекту и предмету науки должны быть выработаны методы познания и объяснения результатов познания. Дискретный математический анализ, дифференциальные исчисления, объяснение приращения полезности в одном месте за счет уменьшения в другом — всё это должно остаться в экономической теории прошлого.
Экономическая теория глобального настоящего и будущего, будучи в своей основе теорией экономической информации, должна выработать новые методы познания и объяснения результатов познания развития глобальной экономики.
В чем проявляется развитие глобальной экономики?
Во-первых, в усложнении структуры объекта.
Во-вторых, развитие со временем вызывает инверсию связей в системе. Иными словами, вновь возникающие структуры из скромных помощников постепенно превращаются в доминирующие. Доминирование в глобальной экономике проявляется в том, что финансовая информация предопределяет своего рода коридор для выработки поведения всех её субъектов.
В-третьих, развитие приводит к специализации институтов финансовой и экономической информации, к установлению отношений иерархии и соподчинения между ними.
В-четвертых, наиболее активные драйверы глобальной экономики — это глобальные кредитно-финансовые рынки. Глобализация расширяет их пространственные и временные границы, создает условия круглосуточного проведения операций благодаря объединению биржевых и внебиржевых торговых систем в одну сеть.
Современные финансовые рынки характеризуются как глобальные, прежде всего, благодаря моментально по всему миру распространяющейся на них новостной информации, относящейся к курсам валют, цене на нефть и золото, биржевым индексам, новациям в нормативных актах, процентным ставкам, котировкам ценных бумаг, различным рейтингам и т.д.
Финансовый сектор наиболее восприимчив к глобальным информационным потокам в отличие от промышленного и торгового сектора, перегороженного патентами, лицензиями, соглашениями о нераспространении сведений, достаточно произвольно относимых к коммерческой тайне. Именно на финансовых рынках прежде всего ощущаются глубинные технологические, технические, сбытовые проблемы.
Если экономическая теория прошлого строила свой понятийный аппарат на анализе передового опыта мировых промышленных центров, то современная экономическая наука должна основываться, прежде всего, на исследовании процессов, происходящих в мировых финансовых центрах, представляющих собой информационные заводы и фабрики [8; 10].
Сложившиеся наиболее мощные мировые финансовые центры (прежде всего Нью-Йорк, и пока что, до выхода из Евросоюза, — Лондон) не только сосредоточили банки и специализированные кредитно-финансовые институты, осуществляющие международные валютные, кредитные и финансовые операции, сделки с ценными бумагами, золотом. В них сложился информационно-финансовый кластер, в результате чего они выступают мировыми центрами финансовой информации.
Глобализация информационной базы повышает мобильность финансовых капиталов, способствует их концентрации и централизации; в результате формируются глобальные игроки — глобальные монополии, использующие государства и наднациональные организации (ООН, ВТО, МВФ) в качестве инструментов реализации глобальных маркетинговых стратегий.
Глобализация, усиливая конкуренцию, ведет к снижению процентных ставок, удешевлению кредитно-денежных и финансовых ресурсов.
Глобализация стандартизирует и унифицирует, универсализирует направления деятельности кредитно-финансовых организаций, превращает национальные финансовые рынки в мультифункциональные.
Ростки глобальных финансовых рынков связаны с возникновением глобальных денег (первоначально золотого стандарта, обеспечивавшего международное денежное обращение, международную торговлю и международный кредит). Наиболее яркими современными формами проявления кредитно-финансовой глобализации выступают:
– тенденция к созданию наднациональной мировой валюты, выступающей информационным продуктом;
– рост масштабов мирового валютного рынка и рынка ценных бумаг;
– наращивание неоплатных государственных долгов;
– расширение сфер деятельности наднациональных кредитно-финансовых институтов.
Национальные кредитно-финансовые институты находятся под определяющим влиянием процессов глобализации. Глобализация информационной базы производства глобальных товаров усиливает конкурентную борьбу на всех рынках, начиная с финансовых. Соответственно глобализация не устраняет финансово-экономических противоречий между национальными экономическими системами. Выход национальных экономических организаций на мировые рынки в условиях глобальной информатизации требует прямой поддержки со стороны государства.


Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ в рамках научно-исследовательского проекта РГНФ 15-22-01006 «Кредитно-финансовые институты и механизмы обеспечения устойчивого развития национальной экономики».

Литература
1. Вовк А.А., Пономарева Т.В. Анализ финансового состояния компании // Мир транспорта. — 2012. — № 2. — С.117.
2. Информация о социально-экономическом положении России январь-август 2016 года. — URL: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2016/info/oper-08-2016.pdf
3. Краснощеков Г. П., Розенберг Г. С., Шляхтин Г. В. От добычи устриц к устойчивому развитию //Известия Саратовского университета. — 2008. — Сер. Химия. Биология. Экология. — Вып. 1. — С. 64.
4. Пономарева Т. В. Оценка взаимодействия транспортной компании с кредитно-финансовыми институтами. Автореферат дисс. на соискание уч. ст. к.э.н. — Орел, 2012.
5. Преобразование нашего мира: Повестка дня в области устойчивого развития на период до 2030 года. — URL: http://www.un.org/ga/search/view_doc.asp?symbol=A/RES/70/1&Lang=E (дата обращения 23.09.2016).
6. Путин В. В. Выступление на пленарном заседании Третьего саммита Форума стран — экспортёров газа. Тегеран, 23 ноября 2015 года. — URL: http://www.kremlin.ru/events/ president/news/50755 (дата обращения 23.09.2016).
7. Семинар-совещание руководителей регионов. — URL: http://www.kremlin.ru/events/ president/ news/47540 (дата обращения 23.09.2016).
8. Соколов Б. И. Институты финансовой информации // Финансы и кредит. — 2013. — № 31 (559). — С. 2-16.
9. Соколов Б. И. Проблемы модернизации российского предпринимательства // Экономика и управление. — 2010. — № 3. — С. 93–95.
10. Соколов Б. И. Система институтов финансовой информации // Проблемы современной экономики. — 2013. — № 3. — С. 232–237.
11. Соколов Б. И. Финансовое измерение человеческого капитала в России // Проблемы современной экономики. — 2010. — № 4. — С. 53–56.
12. Соколов Б. И., Воронов В. С. Новый формат финансового посредничества в инновационной экономике: инновационные финансовые услуги (окончание) // Проблемы современной экономики. — 2010. — № 4. — С. 182–185.
13. Соколов Б. И., Воронова Н.С. Современные источники и инструменты финансово-инвестиционных ресурсов // Реформы и право. — 2012. — № 1. — С. 29–36.
14. Bank for International Settlements. Statistical release OTC derivatives statistics at end-December 2013. Monetary and Economic Department. May 2014. — URL: http://www.bis.org/publ/ otc_hy1405.pdf (дата обращения 23.09.2016).
15. GDP, current prices. — URL: http://knoema.ru/nwnfkne/world-gdp-ranking-2015-data-and-charts (дата обращения 13.10.2016).
16. GDP, based on PPP valuation. — URL: http://knoema.ru/nwnfkne/world-gdp-ranking-2015-data-and-charts (дата обращения 13.10.2016).
17. Luigi Zingales Does Finance Benefit Society? // NBER Working Paper № 20894. Issued in January 2015.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия