Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
Подписка на журнал
Реклама в журнале
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 4 (60), 2016
ЭКОНОМИКА И ЭКОЛОГИЯ
Нипа С. С.
научный сотрудник экономического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова,
кандидат сельскохозяйственных наук


К вопросу о стимулирующей роли экологического обеспечения социально-экономического развития урбанизированных территорий
В статье показана важность экологического обустройства урбанизированных территорий, ландшафтной рекультивации неудобных и нарушенных земель с целью вовлечения их в экологический каркас города и улучшения экологической обстановки. Отмечен синергетический эффект экологического и экономического развития городов, обозначенный понятием экологического левериджа
Ключевые слова: урбанизация, экологическая экономика, экологический леверидж, городская среда, экологический каркас, овражно-балочные системы
УДК 332.1, 330, 574.2; ББК 28.18, 65.28   Стр: 192 - 194

В связи с глубокими экологическими и социальными последствиями технического прогресса, увеличением масштабов урбанизации и ростом численности городского населения все острее становится проблема рационального планирования территорий городов, в целях обеспечения их дальнейшего устойчивого развития, формирования и поддержания благоприятной среды для жизнедеятельности и здоровья человека.
В современную эпоху происходят интенсивные техногенные изменения окружающей человека среды. Если в начальный период своей эволюции человек приспосабливался к окружающему миру, в котором находил для себя пищу, одежду, жилище, используя все необходимое практически в неизмененном виде, а антропогенное воздействие на окружающую среду протекало медленно и малозаметно, то с развитием общества, науки и техники, взаимодействия между человеком и природой становятся все более обширными и сложными, приобретая в некоторых случаях конфликтные формы. Ю.М. Осипов считает, что преобразование природы в настоящее время стало делом настолько масштабным, постоянным и значительным по результатам, настолько вообще судьбоносным, что не говорить о хозяйственной демиургии уже стало невозможно. Тем более, что итогом преобразовательной деятельности человека вдруг стало создание целостной искусственной неприроды, сравнимой с окружающей человека природой, ей непосредственно противостоящей, если уже ее не поглощающей. Пришел срок, когда неприрода, выражаясь несколько условно и образно, оказалась больше природы, правда, не всей, конечно, природы, а «околочеловековой» природы, в которой как раз существует и хозяйствует человек, которой он пользуется и которую упорно переделывает [5].
Экономическое, культурное, политическое и общественное развитие страны в значительной степени зависит от здоровья человека — здоровья нации. В соответствие с определением Всемирной организации здравоохранения, «здоровье является состоянием полного физического, душевного и социального благополучия, а не только отсутствием болезней и физических дефектов». Здоровье человека определяют многие социальные и природные характеристики, среди которых заметное положение занимает состояние окружающей среды.
Сохранение окружающей среды в ее «дочеловеческой» первозданности (разумеется, за пределами пространственной зоны активного хозяйственного освоения), ограждение ее от воздействия человеческого хозяйствования, невмешательства в естественно-природные процессы — цель вне экономического содержания. Ограниченность и замкнутость планетарной среды, в пределах которой эволюционно приспособился существовать человек (как биологический вид), в наш постиндустриальный век особо остро ставят проблему обеспечения сохранности этой глобально-планетарной среды вовсе не как средства или части экономики, а как пока что абсолютно необходимого жизнеобеспечивающего фактора. А в условиях агрессивной урбанизации в дополнение к этой основной проблеме добавляется и проблема обустройства в этих условиях зон естественно-природной имитации. Такие зоны по назначению не только могут быть местами отдыха и оздоровления горожан, но и сохранять необходимое для (природного) самовосстановления биоразнообразие, поддерживать в черте города процессы газового и водного обмена и другие жизнеобеспечивающие функции.
Таким образом, человечество, достигнув своей экстенсивной деятельностью границ планетарного масштаба, столкнулось с необходимостью ограничения предпринимательской, хозяйственно-экономической свободы во избежание разрушения всей среды обитания. Конфликтный характер отношений человечества и его же среды обитания в этих предельных масштабах обрел новое качество — проявилось противоречие глобального экосистемного происхождения. Следует отметить, что эта конфликтность состоит не только в прямых, реальных ограничениях ресурсов природной среды, изымаемых для хозяйственных целей, но и в высоких рисках непоправимого экологического ущерба при техногенных катастрофах. Экономика теперь формируется с учетом экологических барьеров. Но всегда ли эти барьеры являются негативным, угнетающим фактором для экономических процессов?
«Экология — дело в основе своей не экономическое, экология фундаментально противоречит экономике, а экономика — экологии. Экология — феномен природный и отприродный, а экономика — явление неприродное, искусственное, мало того — антиприродное! Экологию надо навязывать экономике, заставлять экономику служить экологии. Экология — дело, прежде всего хозяйственное, жизнеотправительное, жизненное. Экологическая экономика — результат насильственного разрешения противоречия между природой и неприродой», считает Ю.М. Осипов [6, 105].
Капиталу в своем предельно агрессивном стремлении к стоимостной интерпретации всего и вся, было бы нелогично не распространиться на дефицитный и потребный в хозяйственной деятельности природный запас. И такая попытка теоретического, и даже с практическими рекомендациями, взгляда на окружающую среду как на некую, так называемую «природную» разновидность капитала была осуществлена в разработках экологического департамента Всемирного банка [9].
Экономика — это, прежде всего расширенное воспроизводство стоимости. Его материальная база с необходимостью потребляет такие экосистемные услуги (в соответствии с классификацией [8]), как, например, очистка воздуха и воды (детоксикация и разложение веществ, поглощение CO2 лесными массивами), защита от поражающих ультрафиолетовых лучей и т. п. Эффективность такого воспроизводства конкретным, территориально локализованным субъектом хозяйствования (предприятие, поселение, туристический центр) может существенно зависеть от экологических параметров этой территории, хотя сам субъект может вообще не участвовать в затратах на их улучшение или сохранение. Есть примеры географических зон, где целенаправленное изменение экологических условий, как правило, локальное, умножает, иногда и многократно, различные общественно признаваемые выгоды: экономиче­ские, социальные, культурные и даже просто гигиенические. Наблюдается эффект экологического рычага (экологический леверидж) — произведенные и производимые затраты на экологические мероприятия вызывают изменение оценочной стоимости городских и пригородных активов (объектов городского и пригородного хозяйства коммерческого назначения, мест жительства, зон отдыха).
Одним из наиболее интенсивно развивающихся направлений экосистемных преобразований природы является экологическое обустройство городских поселений. Эффекты экологического левериджа в крупных городах заметны особенно хорошо (см.: [4]). Совокупный эффект экологического рычага, как в сфере экономики градообразования, так и в политической и социальной сферах густонаселенных территорий, в конечном счете, значительно влияет на их конкурентоспособность, в част­ности, на инвестиционную привлекательность.
Причем город должен быть привлекательным не только для предприятий, но и для населения, являющегося одним из важнейших ресурсов, которые город может предложить предприятиям, а также для приезжих и туристов, которые не только приносят доход предприятиям города, но и являются значительным носителем информации о городе [3]. Таким образом, экологическое благополучие территории — центр притяжения для бизнеса.
Конкретные градостроительные формы и факторы, в рамках которых может быть реализован эффект экологического рычага, существенно зависят от особенностей территорий расположения поселений. Однако на теоретическом уровне были сформулированы общие принципы экологического обустройст­ва урбанизированных территорий.
С целью определения возможных путей сопряжения развития городских и региональных экосистем была предложена концепция «Экополис», которая предполагает: 1) создание такой жизненной среды в границах города, которая имеет в качестве основного средообразующего элемента внутригородские охраняемые природные территории; 2) создание таких социальных условий, которые одновременно позволили бы объединить решение задач хозяйственных, утилитарных с процессом психологически и физиологически полноценной рекреации; 3) включение городских охраняемых природных территорий в сеть (а позднее в систему) особо охраняемых территорий региона. Приоритет отдается организации таких процессов жизнедеятельности, которые в принципе сопрягаются с природными, а вещественные (геохимические), энергетические и информационные потоки встраиваются в существенные природные [1].
Оптимизация экологической ситуации в городах возможна путем создания непрерывной экологической инфраструктуры — экологического каркаса. Структуру природного (экологического) каркаса разные авторы представляют по-разному — по-видимому, в зависимости от зональных или региональных природных и техногенных условий и детализации рассматриваемой проблемы. «Согласно традиционной схеме, экологический каркас состоит из трех основных компонентов: а) ключевые территории — ядра экологического каркаса — участки, на которых расположены природные сообщества, способные к саморегуляции; б) транзитные территории — участки, обеспечивающие экологические связи между ключевыми территориями и в преобразованном ландшафте приобретающие форму «экологических коридоров»; в) буферные территории, защищающие ключевые и транзитные территории от непосредственных неблагоприятных воздействий» [7].
Уменьшение площади территорий, благоприятных в экологическом и рекреационном плане в результате расширения городов и интенсивного строительства, частично компенсируется за счет использования неудобных и нарушенных земель внутри населенного пункта и в его окрестностях (долинно-балочные земли, эродированные территории, крутые и камени­стые склоны, отвалы и карьеры и т.п.), но включаясь в городской ландшафт, вместе с водоохранными зонами, с закрепленными и обустроенными оврагами и балками, долинами крупных рек, а также малых рек, речек и ручьев, они могут выполнять роль экологических коридоров, помогая связать элементы экологического каркаса в единую систему.
Основные факторы, воздействующие на структуру и функционирование геосистем (экосистем) различного ранга, а, следовательно, и на окружающую среду, традиционно подразделяют на природные: абиотические (климатические, эдафические, геоморфологические, гидрологические условия) и биотические (флора и фауна); и антропогенные (хозяйственная деятельность человека). Все эти факторы находятся в постоянной взаимосвязи и взаимозависимости, в результате чего степень влияния их друг на друга установить довольно сложно. Так, например, основные элементы рельефа — долины рек, балки и суходолы образовались под воздействием древней водной эрозии, и в то же время их состояние (в совокупности с другими природными и антропогенными факторами) в значительной степени определяет развитие современной водной эрозии — оврагообразования.
Овраг и балку соответственно можно сопоставить с фацией и урочищем — геосистемами локального уровня, которые более просты в своей организации и менее устойчивы к внешнему воздействию, чем региональные геосистемы. Следовательно, овраги и овражно-балочные системы являются сравнительно неустойчивыми к неблагоприятным природным и техногенным воздействиям. В свою очередь, развитие водной эрозии способствует ухудшению окружающей среды человека. Вред, наносимый оврагами на урбанизированных территориях, явно ощутим: сокращается площадь продуцирующих земель, рост оврагов угрожает зданиям, коммуникациям, увеличиваются расходы на планировку и строительство, ухудшается экология за счет выноса и отложения продуктов эрозии, а также аккумуляции оврагами токсических веществ. Но влияние оврагов на окружающую среду имеет двоякий характер. Они способствуют дренированию почвы, снижению эффекта подтопления построек, разнообразят равнинный ландшафт, служат островками озеленения, могут быть использованы как места кратковременного отдыха и т.п. Ландшафтная рекультивация овражно-балочных систем позволяет уменьшить рекреационную нагрузку на пригородные леса.
В настоящее время, когда взаимоотношения между человеком и природой существенно изменились, овражно-балочные системы, которые в свою очередь являются продуктом неблагоприятного воздействия природных и антропогенных факторов, становятся все более и более зависимы от человека. Следовательно, овражно-балочные системы, особенно в городских условиях, не могут существовать и развиваться сами по себе, их развитие протекает в тесной взаимосвязи с природными и антропогенными факторами.
«В принципе, город и овражно-балочные системы представляют собой единый природно-архитектурный комплекс: городские кварталы располагаются и на бортах балки, и в ее днище, и на водораздельных пространствах. Естественно, что город вторгается в балочную систему, разрушая ее; с другой стороны — овражно-балочные системы сами диктуют архитектурный облик значительной части города, а эрозионные процессы вызывают необходимость учитывать возможные последствия развития оврагов» [2, 112].
Отрицательное влияние на природную среду оказывает техногенное воздействие на структуру и функционирование ландшафта. Отвалы пустой породы, бытового строительного и промышленного мусора, терриконы, карьеры и свалки вызывают нарушение равновесия в природе, ухудшение качества грунтовых вод, изменение воздушных потоков, ослабление регенерационного потенциала ландшафта, формируют вторичные гравигенные процессы: дают начало обвалам осыпям, размыву, развеванию грунта. С целью создания полноценных условий для отдыха населения на нарушенных территориях проводят комплекс технических, биологических мероприятий: по формированию рельефа, достаточно устойчивого и удобного для рекреационного использования, закреплению почв и растительного покрова, сохранению способности природных сообществ к самовосстановлению, повышению устойчивости и экологической эффективности естественных фитоценозов, формированию комфортной и благоприятной окружающей среды (улучшение почв, растительности, водного и воздушного бассейна, микроклиматических условий).
В результате ландшафтной рекультивации, проводимой на урбанизированной территории с учетом градостроительной деятельности и рекреационных потребностей населения, существующий ландшафт, зачастую непригодный для рекреации геоморфологических, санитарно-гигиенических, медико-биологических, эстетических и других отношений, преобразуется в ландшафт, благоприятный для различных видов комфортного, здорового и культурного отдыха.
В современной градостроительной практике при освоении новых территорий строительство жилых домов и их заселение идет более быстрыми темпами, чем создание инфраструктуры, в особенности экологической. Одна из причин — необходимость проведения дорогостоящих инженерно-технических мероприятий, особенно при рекультивации нарушенных земель и длительность срока окупаемости капиталовложений. Но их восстановление дает возможность для получения дополнительных доходов вследствие организации малого и среднего бизнеса, связанного, например, с индустрией спорта и развлечений.
Таким образом, рациональное использование овражно-балочных систем и земель, нарушенных при строительстве и промышленных разработках, их ландшафтная рекультивация и включение в экологический каркас города в определенной степени способствуют решению основной проблемы при его формировании — обеспечению непрерывности природного каркаса города и повышению социально-экономической, экологической и социальной функций урбанизированных территорий.


Литература
1. Кавтарадзе Д.Н., Губернский Ю.Д. Концепция Экополиса: эколого-гигиенический подход к планированию и созданию населенных мест // Гигиена и санитария. — 2001. — № 4. — С. 13–17.
2. Ковалев С.Н. Овражно-балочные системы в городах. — М.: Компания ПринтКоВ, 2011. — 138 с.
3. Николаева Н.А. Конкурентоспособность города: взгляд зарубежных ученых // Маркетинг в России и за рубежом. — 2001. — № 6. — С. 73.
4. Нипа С.С., Трубицына Т.Г. Аспекты гуманитарного и социального осмысления экологических проблем в условиях интенсивной урбанизации // Философия хозяйства. — 2015. —№ 4. — С. 177–185.
5. Осипов Ю.М. Хозяйственная демиургия // Философия хозяйства. — 2005. — № 4–5. — С. 335–338.
6. Осипов Ю.М. Экономика и экология // Философия хозяйства. — 2014. — № 6. — С. 102–106.
7. Соболев Н.А. Задачи восстановления и поддержания природного каркаса в степной и лесостепной зоне // Электронный журнал BioDat/www/biodat.ru. 25.10.2011. — 7 с.
8. Millennium Ecosystem Assessment. Ecosystems and Human Well-being: Synthesis Peport. Washington, DC. — 2005 — 160 pp.
9. S. Pagiola, K. von Ritter, Bishop J. Assessing the Economic Value of Ecosystem Conservation // Environmental Economics Series. — World Bank — 2004 — 58 pp.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия