Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
Подписка на журнал
Реклама в журнале
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 4 (60), 2016
ТЕКУЩАЯ БИБЛИОГРАФИЯ
Селищева Т. А.
профессор кафедры экономической теории и истории экономической мысли
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук, профессор


Новый взгляд на методологию исследования глобального кризиса
Рецензия на монографию: Дятлов С.А. Энтропийная экономика: методология исследования глобального кризиса. — М.: ИНФРА-М, 2016. — 403 с.
В статье анализируется содержание монографии, посвященной исследованию междисциплинарного, энтропийно-синергийного теоретико-методологического подхода к исследованию экономических систем на национальном и мировом уровнях, позволяющего по-новому оценить сущность и закономерности развития глобального кризиса. Рассматриваются основные положения субстанционально-информационной парадигмы и новой концепции созидательного порядка в экономических системах. Делается вывод о значительном вкладе автора в развитие теории энтропийной экономики в условиях усиления глобальной гиперконкуренции
Ключевые слова: информация, энтропийная экономика, управляемый хаос, глобальный кризис, гиперконкуренция, субстанционально-информационная парадигма
УДК 330.34; ББК 65.9(2)-97   Стр: 268 - 269

В рецензируемой монографии дается новое толкование сущности современного глобального кризиса, который рассматривается как системный (не циклический) кризис, как кризис мировоззренческо-ценностный, организационно-управленческий, финансово-экономический, имеющий информационную природу.
Научная парадигма, используемая для описания индустриально-рыночной эпохи и постулирующая стихийный характер развития экономики и общества, как доказывает автор монографии, устарела. Либерально-рыночная теория (экономикс) не способна объяснить новые закономерности, присущие информационно-сетевой экономике. Именно поэтому в экономической науке формируется новое научное направление — энтропийный подход к исследованию социально-экономических процессов и явлений, активным сторонником которого является автор рецензируемой монографии и который справедливо замечает, что «наступило время ... вырваться из порочного круга догм либерально-рыночого фундаментализма и на основе новой научной парадигмы, адекватной информационно-сетевой эпохе, создать новый порядок ...в экономической науке» [1, c. 7].
Автор монографии обосновывает и разрабатывает основные положения новой научной парадигмы — субстанционально-информационную парадигму социально-экономического развития, в основу которой положен междисциплинарный подход, позволивший рассматривать информацию как фундаментальную общенаучную категорию и как основу разнообразных системно-организованных явлений. Информация, в понимании автора монографии, — есть атрибут сознания, которое принадлежит активно действующему и самореализующемуся творческому субъекту — живой человеческой личности и которое диалектически связано с материей в рамках единой, целостно существующей реальности. Автор доказывает, что «в человеческом обществе в принципе нет и не может быть спонтанно возникающих, неуправляемых, стихийно протекающих процессов» [1, c. 29]. По его мнению, целесообразная информация является субстанциональной основой существующей экономической реальности и мерой упорядоченности или хаоса социально-экономической системы. Функционирование и развитие экономической системы является не стихийным, а программируемым и управляемым процессом, т.е. экономика — это всегда управляемая система. Управление экономической системой — это целесообразный отбор информации определенного качества и количества. Экономические отношения людей, согласно рассматриваемой парадигме, носят информационный характер; человек — существо информационное (сознательное, нравственное); процесс воспроизводства — есть информационное взаимодействие, а «порядок и хаос в социально-экономических системах всегда детерминированы действиями тех или иных субъектов управления, отношения между которыми могут быть описаны законами информации и закономерностями информационного обмена». [1, с. 45].
Логически стройно новая парадигма социально-экономического развития, разработанная Дятловым С.А., дополняется во 2-й главе выводом о том, что экономическая динамика, циклические колебания в экономике имеют информационную природу. При этом автор выдвинул новую гипотезу о существовании в экономическом развитии сверхдлинных волн (длительностью в сотни лет), в основе которых лежит сверхдлинный информационный цикл, связанный с обновлением и сменой способа сбора, накопления, обработки, производства, передачи, обмена и использования обществом целесообразной информации [1, c. 67]. В рецензируемой монографии автором проводится оригинальный информационный анализ структуры экономической системы по принципу «Русской матрешки» [1, с. 70–81]. Каждому уровню соответствует своя цель, но есть интегральный критерий оценки всей системы, который является доминантой развития и главным условием ее устойчивости и целостности. Каждый уровень системы имеет свою информационную емкость. Уменьшение неопределенности системы достигается путем целевого программирования будущих, заранее заданных параметров и режимов ее функционирования. Особое внимание автор уделил структурным уровням организации глобальной финансово-экономической системы. При этом он подчеркивает различия понятий «мировая экономика» (взаимозависимые, но самостоятельные государственно-национальные образования) и «глобальная экономика» (когда национальные экономики перестают быть самостоятельными центрами принятия мега- и макрорешений не только на глобальном, но и на национальном уровне). Мировое хозяйство, доказывает автор монографии, на современном этапе трансформируется в глобальное. Представляет собой мегаобразование, имеющее наднациональные институты принятия управленческих решений, устанавливающие контроль над мировым рынком ресурсов, финансово-валютным механизмом регулирования и сконцентрировавшее властные полномочия, управляющие и детерминирующие функции применительно к национальным подсистемам. Автор монографии делает вывод о том, что «глобальная современная экономика является информационно-сетевой, интеллектуально-психологической экономикой с присущими ей гиперконкурентными технологиями и методами информационно-психологического, программируемо-управляемого воздействия на сознание, психику и волю людей» со стороны стран-лидеров и усиливающих тем самым энтропию глобальной экономической системы [1, c. 79].
Согласно субстанционально-информационной парадигме социально-экономического развития, предложенной в рецензируемой монографии, автором анализируются трансформационные признаки экономических систем на этапе глобальной информационно-сетевой экономики и делается вывод, что «главным фактором в современной обостряющейся конкурентной борьбе являются опережающие доминантные инновации и новые методы ведения гиперконкурентной борьбы» [1, c. 83], которой посвящены 4-я и 5-я главы монографии.
В монографии глобальная инновационная гиперконкуренция определена как «динамичный всеохватывающий процесс информационного (информационно-идеологического, научно-образовательного, сервисно-технологического, организационно-управленческого) соперничества на глобальных рынках между ведущими высокотехнологичными компаниями-лидерами, представляющими, как правило, наиболее развитые страны мира» [1, c. 94]. Гиперконкуренция повышает энтропию экономической системы. При этом вводится новое понятие «глобальные инновационные гиперконкурентные компании» (ГИГК), определяемые как новый тип вертикально и горизонтально-сетевым образом интегрированные компании с новыми интегративными функциями, задачами и методами гиперконкурентной борьбы в глобальной информационно-сетевой экономике. При этом выделяются такие характеристики ГИГК, как: глобальность; виртуализация и инфосетизация бизнес-деятельно­сти; инновационность; гиперконкурентность; гибкость; мобильность; интегративность [1, c. 96]. ГИГК являются инновационно-технологическими базовыми элементами экономик наиболее развитых стран мира (например, Google, Micrisoft, IBM, Apple, Intel, , Samsung и др.) и их важнейшей функцией, как подчеркнуто в рецензируемой монографии, является способность созидательно разрушать (конкурентно трансформировать) национальные, региональные, моно- и олигополистические рынки. Именно ГИГК предопределяют глобализационные преимущества мировых стран-лидеров в современных условиях (США, ЕС, Японии, Кореи, КНР), что обеспечивает им государственную поддержку, а также поддержку наднациональных (глобальных) институтов управления. Происходит переход к управляемому гиперконкурентному развитию глобальных рынков со стороны глобальных (наднациональных) институтов и центров управления [1, c. 102–107]. ГИГК, доказывает автор монографии, получают и присваивают инновацонную гиперконкурентную прибыль, глобализационную интеллектуально-статусную и инновационно-информационную ренту, в связи с чем возрастает значение регулирования и защиты прав интеллектуальной собственности [1, c. 116–132]. При этом ГИГК отличаются от крупных традиционных компаний, чья деятельность базируется на традиционных ресурсах.
Раскрывая субстанционально-информационную парадигму социально-экономического развития, автор рецензируемой монографии декларирует, что социально-экономические системы могут находиться в состоянии порядка или энтропии (хауса), а также в переходных состояниях (неустойчивость, эволюционный хаос; жесткий революционный хаос) [1, c. 139–140]. Если информация — это мера упорядоченности системы, то энтропия — мера дезорганизованости, хаоса, ее неупорядоченности. Экономическая система может осуществлять переход от хаоса к порядку и наоборот. Автор построил иерархию взаимосвязанных субординированных доминант (иерархию доминирующих воздействий), что дает возможность планировать и прогнозировать будущее состояние экономической системы через управление и коррекцию параметров системы. Результатом такого управления системой является новый синергийный порядок в структуре системы и ее переход на новый уровень с большей информационной емкостью и энергоресурсным потенциалом.
Ключевым элементом субстанционально-информационной парадигмы социально-экономических систем является теория управляемого хаоса [1, с. 143–155], которой в монографии уделено достаточно внимания. Международная среда рассматривается автором как пример хаотической системы. Теория управляемого хаоса характеризуется автором как «инструмент в миропроектной борьбе». В качестве механизма «создания хаоса» называются такие средства, как содействие либеральной демократии; поддержка рыночных реформ; повышение жизненных стандартов у населения, прежде всего элит; вытеснение ценностей и идеологии. В основу организации управляемого хаоса «положена перестройка массового сознания и мировоззрения посредством жесткого воздействия современных средств манипуляций духовной сферой человека с применением информационных и социально-культурных технологий». [1, c. 151]. Это, доказывает автор монографии, — мировая информационно-психологическая война. Цель «управляемого хаоса», — «демонтаж ныне существующих национальных государств, традиционных культур и цивилизаций», а технология «управляемого хаоса» — это новый, неконтролируемый в настоящее время международными организациями механизм для установления мирового порядка в интересах применяющей его стороны. Управляемый хаос ведет не только к неэквивалентному перераспределению мировых ресурсов и мирового богатства, но также — глобальной прибыли и глобальной информационно-статусной ренты. В качестве примера технологий управляемого хаоса приводятся, так называемые, «бархатные революции» в Восточной Европе, развал Югославии, распад СССР; программируемые энтропийные трансформации социально-политической и финансово-экономической систем стран Северной Африки, Ближнего Востока, Украины.
На основе глубокого анализа зарубежных и отечественных публикаций автор монографии дает классификацию открытых социально-экономических систем: синергийного типа (снижают свою неупорядоченность через целесообразность и организованность) и энтропийного типа (нечеткое управление, нечетко заданная доминанта развитии). Это позволяет автору выявить причины возникновения, тип, характер развертывающегося системного мирового экономического кризиса, определить меру увеличения или уменьшения порядка в открытой социально-экономической системе, сформулировать принципы и закономерности преодоления ее энтропийного неравновесия и энтропийной деградации. В главе 10 раскрывается системный характер и энтропийная природа мирового финансово-экономического кризиса; дается характеристика финансово-денежной энтропии (вводится понятие «энтропийные» деньги); анализируется энтропийная модель развития российской экономики и делается вывод о необходимости перехода к синергийной модели экономического развития, в частности, перехода к стратегии инновационной реиндустриализации, которой посвящена глава 12. В монографии изложена концепция неоиндустриализации в России, предложен новый инструментарий в форме «ресурсно-инвестиционного золотого рубля» [1, c. 311–323]. Подчеркивая, что развитие экономической системы — всегда управляемый и программируемый процесс, автор считает, что целеполагание в системе может быть позитивным и негативным и использует понятия «управляемый устойчивый экономический рост» и «управляемый «программируемый кризис». Это дает основание автору монографии утверждать о необходимости усиления национальной безопасности и логически перейти в главе 11 к рассмотрению субстанционально-информационной концепции безопасного развития экономической системы. В монографии анализируется острейший валютно-финансовый кризис в ноябре-декабре 2014 года в России, который носил, как доказывает автор монографии, рукотворно-управляемый характер.
Большое внимание уделено в монографии роли духовно-нравственного начала в развитии социально-экономических систем (1, главы 13–14). Подчеркивается, что современный кризис в российской социально-экономической системе объясняется, в том числе, такими энтропийными явлениями, как коррупция, бездуховность, безнравственность, безответственность. Безнравственная экономика, доказывает автор, по определению является неэффективной, энтропийной системой.
Монография «Энтропийная экономика: методология исследования глобального кризиса» представляет собой комплексное научное исследование новой субстанционально-информационной парадигмы социально-экономического развития, с позиций которой дается оригинальный анализ современного глобального кризиса. По нашему мнению, результаты исследования Дятлова С.А. обладают новизной, интересны, актуальны, развивают новое направление в научном исследовании — энтропийный подход к изучению социально-экономических систем и представляют интерес для всех заинтересованных в осмыслении причин, механизма и последствий глобального кризиса.


Статья поддержана грантом РГНФ 16-02-0531а «Инновационно-синергийная концепция трансформации механизма регулирования российской экономической системы в условиях глобальной гиперконкуренции»

Литература
1. Дятлов С.А. Энтропийная экономика: методология исследования глобального кризиса. — М.: ИНФРА-М, 2016. — 403 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия