Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
Подписка на журнал
Реклама в журнале
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 1 (61), 2017
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Васильев И. Г.
старший научный сотрудник Лаборатории проблем развития социального и экологического пространства и воспроизводства трудовых ресурсов региона
Института проблем региональной экономики РАН (г. Санкт-Петербург),
кандидат философских наук,


Социально-культурные компоненты сохранения и использования человеческого капитала старших поколений
В статье представлены результаты исследования социальных и социально-культурных барьеров и ограничений для современной презентации человеческого капитала старших поколений. Установлено, что доминирующим мотивом социального и трудового поведения становится максимизация отдачи накопленного трудового (профессионального), интеллектуального, социального и духовного капиталов на всех уровнях социального взаимодействия. Выполнен анализ роли социально-культурного капитала старших поколений на уровне первичного социально-культурного пространства. Исследованы различные формы этого влияния на процессы социального воспроизводства
Ключевые слова: пожилые люди, человеческий капитал старших поколений, социально-культурный капитал старших поколений, социально-культурное пространство, социальное воспроизводство, институты наследования социально-культурного капитала пожилых
УДК 316.346.32-053.9; ББК 60.542.18   Стр: 37 - 44

Исследования человеческого капитала на фоне острого и нарастающего структурного дефицита человеческих ресурсов в отечественном социально-экономическом комплексе актуализируют потребность изучения проблем, связанных с социальными и экономическими условиями жизнедеятельности различных поколений. Массовый выход многочисленных поколений 50–60-х годов рождения из трудоспособных возрастов и неизбежное перемещение их в число социальных иждивенцев происходит на фоне их замещения малочисленными поколениями. В 2012–2017 гг. убыль работающего населения сохранится на уровне более 1 млн. чел. в год [1, 61]; [2].
Необходимость «смягчения» последствий выхода поколений 50–60-х годов из сферы труда требует принятия комплекса решений не только по коррекции возрастов выхода на пенсию. Не исключена и целесообразность «разведения» понятий «пенсионный возраст» и «трудоспособный возраст», что гарантировало бы защиту от увольнения трудоспособных работников по достижении пенсионного возраста и побуждало работодателей принимать дополнительные меры социальной защиты, повышения квалификации, переобучения персонала.
Назрела общественная потребность адресного «структурного маневра» в сфере занятости применительно к конкретной социальной группе — населению старших возрастов. Содержанием и ожидаемым результатом такого маневра может стать не только расширение экономического пространства занятости пожилых, но и социального пространства их жизнедеятельности. Еще более важным результатом, трудно поддающимся экономической оценке, является межпоколенная социальная консолидация, осознание подлинной ценности накопленного человеческого капитала старших поколений.
Необходимо отметить, что модель пенсионной системы, переживающая стадию перманентного реформирования и коррекции в последние годы, еще не выдержала проверки временем и не получила общественной оценки. Можно предположить, что изменения требует не столько сама действующая модель, сколько положенные в ее основу ценности и принципы отношения общества к населению старших возрастов. Реакция власти и общества на эти явления и процессы представляет собой очевидные барьеры и ограничения в части сбережения и использования накопленного человеческого капитала старших поколений.
Для устранения этих барьеров и снятия ограничений для современной презентации человеческого капитала старших поколений принципиально важно понимание данной проблемы как комплексной, междисциплинарной и многоуровневой.
Соотношение и качество составляющих или компонент человеческого капитала старших поколений существенно отличается от аналогичных свойств человеческого капитала в других возрастах. Необходимость накопления и возрастания человеческого капитала в молодых и средних возрастных группах, основанная на природных задатках, уровне одаренности, ценностно-мотивационных и других компонентах человеческого потенциала характеризуется изменением мотивационной структуры в предпенсионном и пенсионном возрастах. Доминирующими мотивами трудового и социального поведения становятся максимизация отдачи накопленного трудового (профессионального), интеллектуального, социального и духовного капиталов на всех уровнях социального взаимодействия (семья, трудовой коллектив, социальные группы по интересам, месту жительства и т.п.)
В России уже не первый год идут споры о поднятии пенсионного возраста, пенсионной формуле для расчета последующих выплат, но забывается чрезвычайно важная характеристика работы как основы социальной идентичности человека, его включенности в социальную жизнь [3].
«Работа — это не только средство для выживания или заработка, это и возможность обозначить собственную индивидуальность, играть определенную роль в обществе, целый мир отношений, порой единственных в жизни. <...> Работа дает достоинство: как часто старики с гордостью заявляют: “Я всю жизнь работал!” <...> Когда больше не работаешь, то из жизни уходит дружба, повседневные обязанности, цели. А это, в особенности для мужчин, представляет собой серьезную человеческую проблему. Поэтому, даже если в этом нет необходимости, пожилые люди стремятся, тем не менее, найти возможность продолжать работать, делать что-нибудь, пусть даже просто штопать или аккуратно складывать одежду.
Быть занятым, полезным другим — важнейшее качество счастливой старости. Линейное разделение жизни на время учебы, работы и пенсии уходит в прошлое вместе с индустриальным ритмом жизни, ранней смертностью и переизбытком ручного труда. Сейчас пора обозначить очевидное — многие, даже самые обессиленные старики готовы участвовать в производстве социальных благ, помогать и быть востребованными обществом» [4].
Повышение эффективности отдачи накопленного капитала требует принятия комплекса соответствующих мер, одной из которых — при условии своевременного и квалифицированного применения — может как раз стать сбережение и эффективное использование накопленного капитала населения старших возрастов.
Социальное содержание проблемы в условиях рыночной экономики начинает по-настоящему осознаваться в нашей стране только в последние годы. «Майские указы» (2012) Президента РФ, в числе которых Указ №  597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики» [5], формируют основы социальной политики, давно востребованной и сложившейся в странах с развитой рыночной экономикой. Содержание этой политики, по сути восходящее к Международному плану действий по проблемам старения [6], определяется:
● возрастанием потребности в медицинском обслуживании, пенсионном и социальном обеспечении пожилых, что, соответственно, требует как дополнительных средств, так и расширения сети медицинских, социальных, геронтологических учреждений, принципиальной перестройки системы здравоохранения;
● обеспечением возможности широкой и многообразной социальной (включая и трудовую) активности пожилого населения, и в первую очередь — «молодых пожилых», желающих работать;
● превращением непрерывного образования, дополнительного образования в критически важные социальные институты, участвующие не только в формировании «нового рынка труда», но и социального единства поколений, солидарного участия населения старших возрастов в улучшении качества жизни.
Подобного рода тенденции в Российской Федерации имеют определенную специфику, опирающуюся не только на региональные различия в уровнях социально-экономического развития, многообразие этно-национальных традиций народов России. Чрезвычайно важна и необходимость сохранения культурного ядра страны, сбережения культурного кода, служащего основой национальной идентичности. Это означает возможность и необходимость выделения и специального исследования социально-культурных компонент человече­ского капитала (социально-культурного капитала) старших поколений. Комплекс стоящих перед российским обществом проблем и необходимых мер закреплен в Стратегии действий в интересах граждан пожилого возраста [7].
В Стратегии утверждается, что « граждане старшего поколения являются носителями знаний и опыта, вносят существенный вклад в совокупный интеллектуальный потенциал, в социально-экономическое развитие Российской Федерации, стремятся к осуществлению трудовой деятельности, являются создателями значимой части материальных благ, активно участвуют в процессах социального развития, сохраняют и приумножают богатство культуры страны и передают его молодым поколениям, выступают хранителями важнейших духовно-нравственных ценностей и обеспечивают связь и солидарность поколений».
Социально-культурный капитал старших поколений — это природный и накопленный посредством системы воспитания, образования, общественной (трудовой) деятельности запас духовных ценностей, знаний и жизненного опыта как важнейший ресурс социального воспроизводства.
Принципы, содержание, направления и условия использования социально-культурного капитала старших поколений в интересах социального воспроизводства определяются особенностями его структуры и социальных функций, а именно — определяющей ролью духовных ценностей, передаваемых новым поколениям. Приоритет духовно-нравственных, интеллектуальных ценностей определяется не только началами гуманизма, но и физическими возможностями пожилых. В упомянутой стратегии действий государства в интересах пожилых «с учетом особенностей продолжительности жизни, состояния здоровья и пенсионной системы к гражданам старшего поколения условно относятся:
граждане с 60 до 64 лет — это достаточно активные в экономическом и социальном плане люди, продолжающие осуществлять трудовую деятельность;
граждане с 65 лет до 80 лет — это, как правило, люди менее активные, многим из которых требуется медицинская помощь и социальные услуги;
граждане старше 80 лет — это, как правило, люди, имеющие множественные проблемы со здоровьем и зачастую нуждающиеся в уходе и помощи» [7].
В проведенном нами в Санкт-Петербурге экспертном опросе специалистов, занятых в сфере образования, культуры, реальном секторе экономики, управлении (80% опрошенных — старше 55 лет) в рамках проекта «Человеческий капитал старших возрастов — сбережение и использование» получены следующие оценки различных составляющих человеческого капитала старших возрастов (наличие потенциала у пожилых членов общества отметили 97,7% экспертов) (Таблица 1).

Таблица 1
Распределение ответов на вопрос: «В чем, по Вашему мнению, заключается человеческий капитал старших поколений?»
 % от суммы
ответов
В совокупности накопленных знаний, навыков, умений42,2
В накопленном жизненном опыте20,3
В накопленном профессиональном опыте20,3
В накопленной жизненной мудрости17,2
Итого100

В многоальтернативных вопросах, как известно, вариант ответа, получивший наибольшее количество выборов, практически тождествен безальтернативному выбору варианта ответа. Как отмечалось выше, в сбережении и использовании человеческого капитала старших поколений психологический мотив отдачи накопленного социально-культурного капитала важнее его экономического содержания. Задача формирования «общества для всех» решается именно благодаря социально-культурному содержанию человеческого капитала, а рынок труда пожилых (в особенности — старше 65 лет) в большинстве случаев следует рассматривать как инструмент и механизм социальной терапии.
В последние годы наметилась устойчивая тенденция роста занятости пенсионеров. Вместе с тем, проблема обеспечения занятости граждан старшего поколения не рассматривается как социально-культурная проблема, которая далеко не решена, в том числе в части наличия негативных стереотипов в отношении занятости указанной категории граждан и среди работодателей, и в обществе в целом (Таблица 2).

Таблица 2
Распределение ответов на вопрос: «Как Вы можете оценить отношение к людям пожилого возраста в современном российском обществе?»
 % от суммы
ответов
Равноправное, товарищеское7,5
Уважительное, почтительное22,6
Снисходительное37,7
Пренебрежительное17,0
Иное15,1
Итого100,0

«Все перечисленные характеристики отношения, — отмечает один из экспертов, — могут проявляться в зависимости от уровня общей культуры, воспитания, образования и т.д. той и иной сторон». Или ответ другого эксперта: «Отношение меняется по выгоде: если нужно повысить рейтинг государства, то вспоминают пожилых людей, потом опять все забывается».
Отношение к работающим пенсионерам существенно отличается от отношения к пенсионерам в целом (табл. 3).

Таблица 3
Распределение ответов на вопрос: «А каково в современном российском обществе в целом отношение к работающим пенсионерам?»
 % от суммы ответов
Равноправное, товарищеское37,0
Уважительное, почтительное16,7
Снисходительное27,8
Пренебрежительное11,1
Иное7,4
Итого100,0

Как видим, уровень позитивного отношения общества к работающим пенсионерам существенно выше отношения к пенсионерам в целом. А наше предположение о существовании в обществе недооценки социально-культурного потенциала населения старших возрастов получает определенное подтверждение.
Экономические и социальные реформы, переход производств на новый технологический уровень приводят к высвобождению значительного количества работников преимущественно старших возрастных групп. На вопрос «Является ли высвобождение работников потерей для общества?» эксперты ответили (табл. 4).

Таблица 4
Распределение ответов на вопрос: «Является ли высвобождение работников потерей для общества?»
 % от суммы
ответов
Да, это значительная потеря и следует принять меры для возвращения этой группы в сферу занятости25,0
Да, это потеря, но она может быть компенсирована привлечением работников более молодых возрастов7,0
Да, это потеря, но ее можно компенсировать привлечением мигрантов0,0
Да, это потеря, но ее можно компенсировать с помощью трудовой мобильности из других сфер занятости3,0
Трудно сказать, в каждой конкретной ситуации оценка может быть разной15,0
Нет, это потерей не является50,0
Итого100,0

Несмотря на то, что оценки экспертов различны для конкретных ситуаций, складывающихся в сферах их собственной занятости, утверждение половины экспертов о том, что это не является потерей для общества, характеризует наличие в обществе определенной инерции и деформации общественного сознания. Геронтологи называют эту деформацию эйджизмом. «Его наиболее распространенное определение, — отмечает Э.В. Карюхин, — проявление дискриминации по возрасту, то есть ущемление прав человека, связанное с его возрастом. Термин был предложен американским геронтологом Робертом Батлером в 1969 году. Американская школа социологии возраста вообще довольно старая: еще в XIX веке там исследовались социальные конструкции, связанные с влиянием государства и общества на возрастные страты, и, напротив, как возрастные группы, возрастная популяция, в свою очередь, влияют на общество и государство. В рамках этого динамического взаимодействия как раз и рассматривается эйджизм как феномен, связанный с довольно древней реакцией человека на возрастные параметры личностного роста человека.
Неандертальцы избавлялись от стариков ударом дубины, потому что те были препятствием к мобильности племен в поисках пищи. Эти методы негативного отношения к старым людям, сведение их к крайней степени существования, по сию пору сохранились: дубина заменилась более утонченными способами влияния, которые ведут к социальной изоляции пожилых. И понятно, что там, где уровень общественного сознания более низкий, формы эйджизма носят более яркий, более манифестантный характер» [8].
Но сегодня, — отмечает Э.В. Карюхин, — колоссальный вызов дан. Происходит смена парадигм, меняется отношение государства в социально-политической, социально-экономической сферах, меняется отношение к старым людям. Разрабатывается (разработана, как мы отмечали выше — И.В.) Стратегия действий в интересах граждан пожилого возраста. Это первый индикатор слома старой парадигмы. Также есть прорыв в СМИ темы пожилых людей, концепция активного старения, примеры обучения пожилых людей работе на компьютере, социальный туризм... На этой волне статус пожилых людей стал возрастать, и, как следствие, в общественном сознании закрепляется мысль: да, они учатся, они достигают, они активны, они путешествуют, занимаются спортом. Значит, уважение растет.[8].
Изменение сложившейся парадигмы в силу объективно существующей конкуренции за рабочие места (как корпоративной, так и рыночной) направлено на изменения экономического и социального пространства занятости пожилых, в первую очередь — на профессиональную и трудовую мобильность. Мобильность же предполагает наличие как минимум двух тесно взаимосвязанных факторов — мотивации на изменение (иногда радикальное) профессии, сферы и вида деятельности и наличие рабочего места. При наличии достаточно высокого уровня мотивации активное поведение может «создавать» не только индивидуальное (самозанятость), но и групповые рабочие места. Мотивационные ресурсы личности формируются социокультурой и первичной социально-культурной средой (об этом — ниже), а за создание рабочих мест ответственны государство и социальные институты. Остановимся вначале на результатах опроса, касающихся изменений в социокультуре.
Для определения объективных социально-экономических условий трудовой мобильности пожилых экспертам предлагался вопрос «Существуют ли, по Вашему мнению, сферы труда, наиболее целесообразные для использования труда работников старших возрастов и комфортные для них?» (табл. 5).
Принципиально важно, что все эксперты отметили отсутствие каких-либо ограничений для продолжения трудовой деятельности пожилых, что свидетельствует о наличии в обществе высокого уровня толерантности в отношении населения старших возрастов и возможного продолжения трудовой деятельности в любой подходящей сфере занятости.
Собственную реакцию экспертов и последующее поведение при возможной потере работы мы оценили в ответах на вопрос «Если бы Вы как пожилой человек, независимо от Вашего места работы и статуса, лишились работы, смогли бы вновь трудоустроиться?» (табл. 6).

Таблица 5
Распределение ответов на вопрос: «Существуют ли, по Вашему мнению, сферы труда, наиболее целесообразные для использования труда работников старших возрастов и комфортные для них?»
 % от суммы
ответов
Да, это может быть любая сфера, в любой сфере деятельности можно найти ниши для представителей старших поколений52,4
Да, это может быть интеллектуальный труд в любой сфере11,1
Да, это может быть офисный (не физический) труд в любой сфере9,5
Да, сферы воспитания/наставничества, образования, культуры19,0
Да, это может посильный (не тяжелый) физический труд4,8
Нет, я таких сфер назвать не могу0,0
Иное3,2
Итого100,0

Таблица 6
Распределение ответов на вопрос: «Если бы Вы, как пожилой человек, независимо от Вашего места работы и статуса, лишились работы, смогли бы вновь трудоустроиться?»
 % от суммы ответов
Да, наверняка13,0
Скорее всего, да28,3
Смог бы, но потребовались бы значительные усилия30,4
Вряд ли10,9
Решил бы не продолжать трудовую деятельность6,5
Трудно сказать10,9
Итого100,0

Выраженное намерение продолжать трудовую деятельность обозначили 70% наших экспертов и с разной степенью уверенности утверждают, что смогли бы трудоустроиться. По мнению участников IV Национальной конференции «Общество для всех возрастов» (Москва, 6–7 октября 2016 г.), посвященный культуре старости, акцент исследований должен быть смещён с нужд пожилого населения на его сильные стороны, обществу необходимо осознать потенциал позитивного старения, предоставлять пожилым людям выбор — начиная от того, чем заниматься, и заканчивая тем, как выглядеть. Обществу пора перестать видеть представителей старшего поколения исключительно немощными иждивенцами, отказаться от патерналистского подхода, в том числе и в лечении пожилых, ему на смену должен прийти подход «пациент решает».[9].
В нашем исследовании проблеме востребованного социокультурного сдвига и соответствующих изменений в общественном сознании были посвящены несколько вопросов. Обратимся к полученным ответам на них. Заключительный этап карьеры для продолжающего работу пенсионера или принявшего решение завершить трудовую деятельность может иметь множество вариантов в зависимости от накопленного капитала (здоровья, образования, профессиональной квалификации, социального статуса, семейного капитала и других компонентов). Культура выбора и само существование такой возможности является показателем социокультурной зрелости общества. (табл. 7).
«Работы нет никакой» — ответил 1 эксперт. За этим ответом — отсутствие реальной помощи со стороны не только государства, но и общества, которые, как мы отмечали выше, несут ответственность за формирование мотивации к продолжению трудовой деятельности.
Конкретизация этой ответственности содержится в ответах на вопрос об ответственности различных субъектов власти и управления за заботу об альтернативном трудоустройстве высвобождаемых работников старших возрастов, либо подготовке их к смене социального статуса/выходу на пенсию (показаны в табл.8 в порядке убывания значимости).

Таблица 7
Распределение ответов на вопрос: «Если бы Вы решили трудоустроиться, то что бы Вы выбрали?»
 % от суммы ответов
Работу того же профиля, профессии, специальности40,4
Аналогичную работу, но с неполной занятостью34,6
Получил дополнительное образование и сменил профессию1,9
Изменил бы сферу деятельности11,5
Занялся бизнесом7,7
Иное3,8
Итого100,0

Таблица 8
Распределение ответов на вопрос: «Кто, на Ваш взгляд, должен взять на себя заботу об альтернативном трудоустройстве высвобождаемых работников старших возрастов, либо подготовке их к смене социального статуса/выходу на пенсию?» (можно выбрать несколько вариантов ответа)
 % от суммы
ответов
Органы власти всех уровней в соответствии с их компетенциями31,1
Государственные и частные службы труда и занятости23,0
Ассоциации работников разного профиля10,8
Федеральные органы законодательной и исполнительной власти9,5
Региональные органы законодательной и исполнительной власти9,5
Муниципальные органы власти8,1
Муниципальные органы власти сельских поселений2,7
Иное5,4
Итого100,0

В варианте «Иное» эксперты ответили: «все»; «НКО»; «некоммерческие организации, ориентированные на такую деятельность»; «заботиться должен тот, кто создал проблему, все остальные оказывают содействие»; «сам работник».
Государство в соответствии с исторически сложившимся культурным кодом, закрепленным в течение многих десятилетий советского периода социально-экономического развития, продолжает оставаться главным субъектом хозяйственной жизни и в состоявшемся переходе к рыночной экономике. В новом социально-экономическом пространстве существенно возросло количество хозяйствующих субъектов, которые представляют и многообразие форм собственности, и разнообразие уровней управления, и усложнившуюся социальную структуру общества, и этнокультурное многообразие качества и стилей жизни, и другие факторы и формы социальной жизни. В этой ситуации представляется чрезвычайно важным оценить, с какими субъектами хозяйственной и иной деятельности связаны ожидания решения актуальных проблем рынка труда и жизнеустройства для представителей старших поколений (приведены в табл. 9 в порядке убывания значимости).
В оценках наблюдается относительно равномерное распределение предпочтений с некоторым преобладанием ориентаций и надежд на крупные государственные или частно-государственные объединения и профсоюзы как традиционные выразители интересов работающего населения. Эксперты расширили предложенный список субъектов, добавив: общественные ассоциации по национальному признаку (еврейские, армянские, татарские и проч.); в каждой области могут быть свои структуры; все сферы и субъекты.

Таблица 9
Распределение ответов на вопрос: «Какие субъекты хозяйственной и иной деятельности следует привлекать для повышения эффективности решения или содействия решению проблем населения старших возрастов?» (можно отметить несколько вариантов ответа)
 % от суммы
ответов
Профессиональные союзы и общественные организации по видам деятельности14,1
Крупные госкорпорации, госпредприятия13,4
Частно-государственные предприятия и объединения11,3
Предприятия среднего и малого бизнеса11,3
Различные сообщества самих пенсионеров10,6
Крупные частные корпорации и предприятия9,9
Акционерные корпорации и предприятия8,5
Некоммерческие организации7,7
Благотворительные фонды7,0
Иное6,3
Итого100,0

В увеличении разнообразия и сложности социально-экономического пространства особую роль играют социальные институты, формирующие и закрепляющие нормы, стандарты и образцы индивидуального и группового поведения. Для сохранения и использования человеческого капитала старших поколений, которое по-настоящему только начинает разворачиваться в России, необходим не только анализ возможностей уже действующих институтов, но и творческий поиск и формирование новых общественных инициатив.
Отношение экспертов к уже действующим и новым институтам представлено в ответах на вопрос об уровне ответственности различных социальных институтов за культуру презентации старости (приведены в порядке убывания значимости в табл. 10).

Таблица 10
Распределение ответов на вопрос: «Какие социальные институты должны, по Вашему мнению, отвечать за современную презентацию места и роли старших поколений в жизни современного российского общества?»
 % от суммы
ответов
Институт государства в лице законодательной и исполнительной власти18,5
Средства массовой информации15,9
Институты воспитания и образования12,6
Информационно-коммуникационные сети9,3
Семья9,3
Институты культуры7,3
Институты науки7,3
Политические партии6,6
Религиозные институты5,3
Некоммерческие организации4,6
Другие3,3
Итого100,0

Институты государственной власти, средства массовой информации и институты воспитания и образования ожидаемо получили самые высокие оценки, но в пространстве оценок нашла отражение и роль относительно новых для нашего общества институтов — информационно-коммуникационных сетей и религиозных институтов.
Выполненный анализ социокультурного пространства, влияющего на сохранение и использование человеческого капитала старших поколений необходимо дополнить анализом роли социально-культурного капитала старших поколений на уровне первичного социально-культурного пространства жизнедеятельности, первичной социально-культурной среды. Исследование различных форм этого влияния на процессы социального воспроизводства, сохранение национального культурного кода, солидарности поколений, сохранение и формирования духовно-нравственных ценностей, этнокультурного разнообразия, нового образа старости в общественном сознании становится по уже названным причинам одним из важнейших направлений местной социальной политики.
Понятие «социальная среда» означает устойчивую совокупность вещественных и личностных элементов, с которыми взаимодействует социальный субъект (личность, группа, общность) и которые оказывают влияние на его деятельность по созданию и освоению материальных и духовных ценностей и благ, на его духовные потребности, интересы и ценностные ориентации. Первичная социально-культурная среда — это сфера реализации общественных функций культуры, направленных на духовное формирование и социализацию личности. При этом социализация понимается как процесс объединения людей, а культурная направленность выступает как содержание объединения.
Региональные и местные социально-культурные общности, выступающие в качестве субъектов социально-культурной деятельности, как правило, представляют собой устойчивые группы людей, отличающихся характерными признаками и чертами, действующих совместно в социально-культурных ситуациях и функционирующих в масштабах отдельно взятого региона, муниципального района или сельского поселения.
Личностная сторона среды — это люди всех возрастов, окружающие личность, воздействующие (положительно или отрицательно) на её формирование, складывание духовных потребностей, интересов, вкусов, ценностных ориентаций. Категории «социально-культурная среда» и «личность» тесно связаны друг с другом. Личность без среды не существует, но понятие социально-культурной среды становится бессмысленным, если мы не соотносим его с личностью.
Индивид, групповое сознание, взгляды, представления, чувства, установившиеся традиции, культура речевого общения и средства массовой коммуникации, составляют духовную атмосферу и отражают сущностные характеристики отношений пенсионера, старика со средой и среды к пожилому человеку. Как предметная среда, так и духовная атмосфера представляют непосредственное окружение личности, определяя её ценностные ориентации и установки, нормы и правила поведения её в той или иной бытовой общности. В анализируемой нами ситуации социально-культурная среда является социально-культурным пространством, способствующим или препятствующим сохранению и использованию человеческого капитала старших поколений.
Преобладание потребности передачи накопленного социально-культурного капитала в мотивации поведения старших поколений по отношению к лицам всех других возрастов и в первую очередь — молодежи побуждает определить список ценностей, которые люди старшего возраста хотели бы передать новым поколениям (ответы представлены в табл.11 в порядке убывания значимости).
Честный и добросовестный труд, саморазвитие, русский язык, духовные традиции и национальное самосознание — главные человеческие качества, составляющие, по мнению экспертов, социально-культурный, духовно-нравственный капитал старших поколений.
Принято считать, что культурная среда творится профессиональными работниками культуры, художниками, дизайнерами, другими представителями творческой интеллигенции, специализированными государственными и негосударственными организациями и службами. Они призваны представить человеку некое культурное пространство, которое он осваивает. При этом в самом понятии освоения культурного пространства содержится признание необходимости активного, деятельного начала. Однако, на практике вместо такого активного освоения нередко предлагается пассивное принятие ценностей общества потребления, сформированных вне местных социально-культурных сообществ.

Таблица 11
Распределение ответов на вопрос: « Какие человеческие качества старшего поколения Вы считаете наиболее важными для передачи детям и молодежи?»
 % от суммы ответов
Стремление к честному и добросовестному труду18,7
Стремление к расширению своего кругозора, творческой самореализации, непрерывности образования16,8
Любовь к книге и чтению, знанию русского литературного языка12,9
Стремление к познанию духовных традиций национального самосознания россиян. Интерес к культурному наследию и истории России, реставрационным и археологическим работам, изучению фольклора и народного творчества9,0
Стремление к пониманию и умению ценить искусство и культуру8,4
Стремление беречь и сохранять природу7,7
Стремление к приобщению в сферу дополнительного образования (в том числе по видам искусств, научно-технического творчества, природоведения, краеведения и т.п.)6,5
Стремление участвовать в гражданской и политической жизни страны, региона, города и т.п.6,5
Интерес к национальным и этно-культурным традициям5,8
Склонности к просветительской, патриотической и военно-патриотической работе, в том числе на базе музеев, культурных центров, клубных учреждений3,9
Другие3,9
Итого100,0

Первичная социально-культурная среда — это по существу испытательный «полигон», в рамках которого отрабатываются и осваиваются различные по назначению и показаниям социально-культурные практики и технологии.
В содержание этого термина входит целый ряд важных составляющих компонентов, предполагающих активное участие старших поколений и в интересах собственного развития, и в интересах всех поколений для формирования культуры «сообщества для всех» на местном уровне;
– информационно-познавательная, просветительная составляющая характеризует приобретение знаний и понятий об истории местного культурного пространства, осознание ими необходимости непрерывной связи со своим непосредственным социальным окружением, использование накопленных знаний и опыта для улучшения качества жизни;
– досугово-творческая составляющая связана с организацией досуга для удовлетворения духовных и физических потребностей местного сообщества, обеспечением их книгами, журналами, газетами, специальными телевизионными и радиопередачами, играми; содействия в организации оздоровительных мероприятий, занятий физкультурой и спортом, посещении театров, выставок, различных культурно-просветительных, спортивных и иных мероприятий.
Цементирующей основой для сохранения и развития жизнеспособной социально-культурной среды является, как свидетельствует практика, наличие в существующей инфраструктуре города или района достаточно популярных у жителей традиционных и современных нетрадиционных досуговых центров, в которых преобладающим фактором является совместная досуговая активность населения, самостоятельное культуротворческое начало.
Социально-культурная среда — конкретное непосредственно данное каждому человеку социальное пространство, посредством которого он активно включается в культурные связи местного сообщества. Это совокупность различных условий его жизнедеятельности и социального поведения, это — его случайные контакты и глубинные взаимодействия с другими людьми, это — конкретное природное, вещное и предметное окружение, представленное как открытая к взаимодействию часть социума.
Значение первичной социально-культурной среды в процессе динамичного развития общественных отношений достаточно велико, так как она создаёт условия для формирования духовно-нравственного и интеллектуального потенциала нации и во многом определяет духовную жизнь общества.
При рассмотрении влияния социально-культурного капитала старших поколений на современную ситуацию целесообразно определить различные его формы: прямые, опосредованные и косвенные с учетом их возможностей и степени воздействия.
Нормативным закреплением прямого воздействия государства в лице органа исполнительной власти (Минкультуры) на все направления культурной политики, в том числе и в отношении пожилых граждан, является Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года, в которой культуре отводится ведущая роль в формировании человеческого капитала, создающего экономику знаний.
Как следствие, в Основах государственной культурной политики культура возведена в ранг национальных приоритетов и признана важнейшим фактором роста качества жизни и гармонизации общественных отношений, гарантом сохранения единого культурного пространства и территориальной целостности Российской Федерации[10].
Стратегия государственной культурной политики на период до 2030 года, разработанная в соответствии с Основами, рассматривает культуру как широкое межотраслевое явление, охватывающее такие сферы государственной и общественной жизни, как все виды культурной деятельности, гуманитарные науки, образование, межнациональные отношения, поддержка русской культуры за рубежом, международное гуманитарное и культурное сотрудничество, а также воспитание, самовоспитание и просвещение граждан [11].
Участие граждан старших возрастов во всех перечисленных сферах государственной и общественной жизни не только закреплено нормами права, но в отличие от советской модели культурной политики, в которой государство являлось ключевым и часто единственным субъектом культурной политики, старшие поколения представлены в качестве влиятельного субъекта национальной культурной политики.
Стратегия действий в интересах пожилых (2016) содержит цели, задачи, направления государственной политики, реализация которых должна улучшить качество жизни граждан старшего поколения в зависимости от их индивидуальной нуждаемости и потребностей, обеспечить более эффективное использование их потенциала и участие в жизни общества. Исходя из общей тенденции старения населения и сокращения трудовых ресурсов, с каждым годом будет нарастать потребность экономики в использовании труда граждан старшего поколения.
Эффективным социально-культурным механизмом поддержки социальной активности граждан старшего поколения является их включение в образовательный процесс, учитывающий роль лиц старшего поколения в процессе образования в качестве, как обучаемых, так и обучающих. В среднем формальным и неформальным образованием охвачены 30% взрослого населения страны (в странах с самыми высокими значениями этого показателя доля обучающегося взрослого населения достигает 70–80%).
Федеральным законом «Об образовании в Российской Федерации» впервые нормативно закреплено понятие непрерывного образования, которое обеспечивает возможность реализации права граждан на образование в течение всей жизни.
Увеличение доли граждан старшего поколения, участвующих в различных формах и видах образовательной деятельности, приводит к минимизации издержек, связанных с наступлением «третьего возраста» человека, обеспечивая ему здоровую и активную жизнь в период старения.
Что касается обучения в целях продолжения профессиональной деятельности граждан старшего поколения, в частности их профессионального образования, дополнительного профессионального образования или профессионального обучения, то оно должно быть в первую очередь адаптировано к потребностям граждан старшего поколения, работодателей, существующим на рынке труда вакансиям.
Вместе с тем государство по-прежнему остается основным стратегическим инвестором культуры и культурных институтов. И в ближайшие годы ситуация кардинально не изменится. Это, с одной стороны, делает государство ключевым субъектом культурной политики, обязанным четко формулировать инвестиционные задачи, сочетая это с ценностно ориентированным подходом, с другой стороны, в условиях существующих бюджетных и ресурсных ограничений требует повышения эффективности и адресности инвестиций в человеческий капитал, культуру и культурную инфраструктуру.
В Российской Федерации, где региональное и этнокультурное многообразие — историческая традиция, делегирование части полномочий и функций с более высокого властного уровня является естественным. Это в определенной мере относится и к общественным институтам, которым в соответствии с принципом субсидиарности могут делегироваться отдельные функции.
Особенностью современного подхода к гуманитарной сфере является узковедомственный подход к культуре, а также отчасти утилитарное понимание культуры как сферы услуг. Это порождает более низкий общественный статус культуры, что не соответствует подходам, зафиксированным в Основах государственной культурной политики, и стратегическим интересам Российской Федерации.
Среди других рисков и проблем, определяющих целесообразность выработки новой модели культурной политики, являются сложности межведомственного взаимодействия по вопросам развития культуры, неполное соответствие инфраструктуры культуры вызовам нового времени, недофинансирование культуры и недиверсифицированность источников ее поддержки, несовершенство системы институтов развития, наконец, необходимость учета целей, задач и приоритетов Основ государственной культурной политики и Стратегии в документах стратегического планирования, в том числе разрабатываемых в целях планирования и программирования.
Русская культура, как культура государствообразующего народа, носителя государственного языка, хранителя национального культурного кода, национального самосознания, национальной идентичности объективно является фундаментом российской культуры. От характера самоопределения национального самосознания, оценки вклада старших поколений в настоящее и будущее России в решающей степени зависит материальное и духовное благополучие новых поколений россиян. Достижения культуры старших поколений, их культурное наследие в области науки, философии, литературы, искусства являются всемирно признанными.
Для народов России русская культура была и остается мостом в мировую культуру. Разрушение этого моста, как показывает практика развала СССР и сепаратизма внутри России, изгнание из тех или иных регионов русского языка и русской культуры, унижение и дискриминация русских людей, как правило, сопровождается разгулом националистических страстей, межнациональными конфликтами. Вклад старших поколений в культурный потенциал современной России не только материально закреплен в достижениях отечественной культуры, но и является культурным капиталом — важнейшей частью человеческого капитала старших поколений. Передача этого капитала новым поколениям выступает в качестве социального императива для любого общества, осуществляется многими субъектами, в разнообразных формах и на разных уровнях.
Россия, являясь многонациональным государством, представляет собой целый мир. Отношения между народами и их культурами внутри страны становятся важным фактором ее стабильного и бескризисного развития.
Первичное социально-культурное пространство — одна из важнейших сфер использования человеческого капитала населения старших возрастов, пространство насыщения первичной среды социализации подрастающих поколений институтами дополнительного образования. Такие институты дополнительного образования, создаваемые с целью индивидуализации человеческого развития в соответствии с Концепцией развития дополнительного образования детей на 2014–2016 гг.[12], ориентированы на развитие духовно-нравственных качеств, гражданского и патриотического воспитания, национально-культурной идентичности, эстетического развития. Они призваны компенсировать недостающие возможности воспитательной работы в учреждениях общего школьного образования, оказать действенную помощь в жизненной и профессиональной ориентации, формировании инновационных качеств будущих специалистов — тех кадров, в которых остро нуждаются все сферы экономики и социальной жизни России.
Человеческий капитал старших поколений — практически готовый воспитательный и педагогический ресурс, с уже существующим рынком труда, идеально приспособленным и для носителей и для потребителей воспитательных и образовательных услуг. Недостающими компонентами для организации этого сегмента социально-культурного пространства являются необходимый уровень мотивации и инициативы органов власти и управления, формирование инфраструктуры и инвестиции.
Потребности семей в разнообразных образовательных услугах и сервисах для детей расширяются и становятся более дифференцированными. Еще более многообразными и динамичными являются интересы детей и подростков. Дополнительное образование ориентировано на удовлетворение индивидуально-групповых потребностей, которые объективно не могут быть учтены при организации общего образования.
Становясь членами высоко мотивированных детско-взрослых образовательных сообществ, педагоги, наставники, воспитатели старших поколений передают широкий социальный опыт конструктивных взаимодействий и продуктивной деятельности. Именно в творческой среде дополнительного образования, обеспечивающей возможности для раскрытия и эффективного развития способностей, формируется социально зрелая и активная личность, стремящаяся к постоянному самообразованию, самосовершенствованию и самореализации на протяжении всей жизни.
Сфера дополнительного образования при участии старших поколений создает особые возможности для качественного обновления образования в целом, в том числе для опережающего обновления его содержания в соответствии с задачами перспективного развития страны. Фактически оно является инновационной площадкой для отработки образовательных программ, моделей и технологий будущего.
Созданная в первые годы советской власти система дополнительного образования может быть названа одним из уникальных достижений российского образования. Государственный сектор сферы дополнительного образования в России уникален. Практически нигде в мире нет аналогичных по масштабу систем, финансируемых из средств бюджетов всех уровней.
Сохранение и использование лучших традиций и качественная переоценка этой системы в соответствии с задачами развития государства, интересами детей и семей, изменениями технологического и социального уклада позволит России формировать уважительное отношение к гражданам старшего поколения, создавать условия для реализации гражданами старшего поколения творческого потенциала, содействовать социальной активности граждан старшего поколения, их участию в жизни общества.
Ключевая социально-культурная роль дополнительного образования состоит в том, что мотивация внутренней активности саморазвития детской и подростковой субкультуры становится задачей всего общества, а не отдельных организационно-управленческих институтов: детского сада, школы, техникума или вуза при неизменном и активном участии старших поколений. А в XXI веке приоритетом образования должно стать превращение первичного социально-культурного пространства в пространство мотивирующее, определяющее самоактуализацию и самореализацию личности, где воспитание человека начинается с формирования мотивации к познанию, творчеству, труду, спорту, приобщению к ценностям и традициям многонациональной культуры российского народа.


Статья подготовлена в рамках проекта 16-02-00495 РФФИ «Человеческий капитал старших поколений: сбережение и использование».

Литература
1. Елизаров В.В. Демографическое развитие России и ее регионов: общее и особенное // Уровень жизни населения регионов России. — 2014. — № 1. — С. 57–72.
2. Demograficheskiy prognoz do 2030 g. [Demographic Forecast till 2030]. Available at: http://www.gks.ru/free_ doc/new_site/population/demo/progn3.htm. Дата обращения: 27.11.2016.
3. Дмитрий Рогозин. Семь уроков христианского старения. Электронный ресурс. Доступ: http://www.ageing-forum.org/ru/sem-urokov-hristianskogo-stareniya/.Дата обращения: 27.11.2016.
4. Минчакки П. Бедность пожилых людей // Сила возраста: уроки старости для семей и молодежи / Под ред. Д. Батталья; Пер. с итал. О. Уваровой, М. Челинцевой, С. Файн. СПб.: Алетейя, 2015. — С. 43–44.
5. Указ Президента РФ № 597 «О мероприятиях по реализации государственной социальной политики». Электронный ресурс. Доступ: https://rg.ru/2012/05/09/soc-polit-dok.html. Дата обращения: 27.11.2016.
6. Мадридский международный план действий по проблемам старения 2002 года. Электронный ресурс. Доступ: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declaratio/ Дата обращения: 27.11.2016.
7. Стратегия действий в интересах граждан пожилого возраста в Российской Федерации до 2025 г. Утверждена Распоряжением Правительства от 5 февраля 2016 г. № 164р. Электронный ресурс. Доступ: http://government.ru/docs/21692/. Дата обращения: 27.11.2016
8. Карюхин Э.В. Старости необходимо сменить имидж. Электронный ресурс. Доступ: https://ria.ru/disabled_position/20150928/1286194231.html. Дата обращения: 27.11.2016.
9. Национальная конференция «Общество для всех возрастов». Электронный ресурс. Доступ: http://www.ageing-forum.org/ru/event/conference-2016/programma/. Дата обращения: 27.11.2016.
10. Основы государственной культурной политики. Электронный ресурс. Доступ: http://www.nbdrx.ru/res/nmo601.pdf. Дата обращения: 27.11.2016.
11. Стратегия государственной культурной политики до 2030г. Электронный ресурс. Доступ: http://mkrf.ru/upload/mkrf/mkdocs2016/09_03_2016_01.pdf. Дата обращения: 27.11.2016.
12. Концепция развития дополнительного образования детей. Электронный ресурс. Доступ: http://government.ru/media/files/ipA1NW42XOA.pdf. Дата обращения: 27.11.2016.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия