Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 1 (61), 2017
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Максимов С. Н.
профессор кафедры экономики и управления городом и городской инфраструктурой
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук


«Умный город»: к вопросу о понятии и концепции
Статья посвящена критическому анализу понятия и концепции «умного города», существующих подходов к ее внедрению в практику. Автор акцентирует внимание на необходимости повышения роли городского сообщества в управлении развитием городов
Ключевые слова: «умный город», информатизация, гетерархия, город-корпорация, договороспособность
ББК У5-94я431 У28(2)2я431   Стр: 117 - 120

Рассматривая перспективы развития человеческого сообщества, многие представители современного обществознания в качестве одной из характерных тенденций определяющих будущее выделяют рост значения городов и их влияния на социально-экономические процессы. Основанием к тому является несколько важных обстоятельств.
Во-первых, уже сейчас в городах живет более половины населения планеты, а в ведущих в экономическом отношении странах эта доля уже существенно больше. Так, даже в России, которая не принадлежит к числу наиболее урбанизированных стран, она составляла в 2015 г. более 74%1 от общей численности населения. По прогнозам ряда исследователей к 2050 г. доля городского населения в мире превысит 70%2.
Во-вторых, именно в городах сосредоточена подавляющая доля научных, образовательных, промышленных и пр. организаций, именно города являются драйверами инноваций, именно здесь рождается и большая часть инноваций социально-экономического характера.
Вместе с тем, бурное развитие городов порождает и множество проблем, как технологического, так и социально-экономического характера: увеличение нагрузки на инфраструктуру, устаревание планировочных решений, обострение транспортных проблем, возрастающая экологическая нагрузка, скученность населения, устаревшие институты управления, утрата горожанами собственной идентичности и пр. Очевидно, что дальнейшая урбанизация неизбежна (хотя конкретные формы ее могут и будут, скорее всего, различны) и на этом фоне существенно возрастает интерес к проблемам городского обустройства.
Одной из наиболее распространенных в настоящее время концепций, в которой находят свое отражение представления о будущем городов и способах решения их проблем, является концепция «умного города». На наиболее абстрактном уровне парадигма «умного города» представляется, во-первых, как современный, новаторский способ достижения высокого качества жизни городского сообщества, а, во-вторых, как явление системное, интегрирующее в рамках единого городского пространства такие направления как: 1) умная экономика; 2) умная мобильность; 3) умная среда; 4) умные люди; 5) умная жизнь; 6) умное управление3.
Вместе с тем, по мере движения от высоких общетеоретических рассуждений к практике все более заметно сведение концепции «умного города» к совершенствованию системы городского управления, так что последний из приведенного перечня пункт становится первым и едва ли не единственным. Так, Интернет пестрит утверждениями типа: «В ее (концепции «умного города» — С.М.) основе лежит изменение городской инфраструктуры путем внедрения интеллектуальных систем распознавания, интегрированных с интернет-технологиями. Конечно, термин “умные города” очень общий и специалисты используют его для обозначения самых разных процессов, но он подразумевает два обязательных аспекта:
— наличие множества сенсоров для приема и обработки информации, развитых систем сбора данных и специализированного ПО для аналитики;
— наличие “умных” жителей, которые заинтересованы в применении умных и “зеленых” решений и способны ими пользоваться»4.
Если же двинуться еще далее и задаться вопросом, каковы же конкретные направления такого совершенствования, то все дело сводится к информатизации. Об этом говорят, например, те предложения и намерения, которые были высказаны представителями комитетов Администрации Санкт-Петербурга в процессе опроса, предпринятого при подготовке к работе созданной в городе Постановлением Правительства Санкт-Петербурга от 26.01.2016 № 52 Межведомственной комиссии по разработке и реализации проекта «Умный город Санкт-Петербург»5. За редчайшим исключением в этих предложениях говорится о необходимости повышения уровня компьютеризации, закупке и установке программного обеспечения, создания баз данных и пр. Наверное, все это необходимо, но ради чего? Каков общий смысл выдвигаемых предложений, как они взаимосвязаны друг с другом, в чем состоит общая цель предлагаемых мероприятий? Впрочем, характерно уже то, что в составе комиссии нашлось место только одному представителю «нечиновного люда», да и то лишь на правах ответственного секретаря. Впрочем, и им стал вовсе не представитель научного или экспертного сообщества, а один из топ-менеджеров девелоперской компании, основным проектом которой является создание города-спутника на южных подступах к Санкт-Петербургу. Вполне возможно, что руководители комитетов Администрации города (а в комиссии комитеты представлены, как правило, первыми лицами) искренне заинтересованы в реализации идей «умного города», но также очевидно, что сами они не могут уделять сколько-нибудь значительной части своего времени работе по выполнению функций, возложенных на комиссию. А возложены на нее весьма непростые и важные задачи. Упомянем лишь первые из них:
— Разработка концепции проекта «Умный город Санкт-Петербург»;
— Рассмотрение вопросов финансирования направлений реализации проекта «Умный город Санкт-Петербург»;
— Подготовка предложений Губернатору Санкт-Петербурга и Правительству Санкт-Петербурга по внедрению в практику комплекса мер, направленных на современное качественное управление городским хозяйством, а также социально-экономическое развитие и территориальное планирование Санкт-Петербурга, в рамках разработки и реализации проекта «Умный город Санкт-Петербург».
Ясно, что реализация этих функций или, по крайней мере, подготовка предложений по направлениям и механизмам их реализации, будут возложены на аппарат соответствующих комитетов, который, в силу абсолютно объективных причин принадлежности к определенной отраслевой корпорации, станут отстаивать свои «комитетские» интересы, что также вполне объективно. Вопрос, однако, состоит в том, насколько эти интересы соответствуют, или, по крайней мере, согласовываются с интересами городского сообщества, которое совсем не однородно, а глубоко дифференцировано по множеству оснований: от территориального до демографического.
Ясно, что основная активность комиссии будет сосредоточена на сфере управления и предложения ее будут соответствующие. При этом также ясно, что вряд ли речь пойдет о каком-либо серьезном пересмотре существующей системы городского управления: этому будут препятствовать те же ведомственно-комитетские интересы. В настоящее время существует определенный баланс интересов и никто не захочет ухудшать свое положение. Следовательно, речь пойдет о таких новациях, которые существенно не повлияют на существующее распределение властных полномочий. В качестве таких инноваций и выступает внедрение информационных технологий. Соответственно этому в качестве идеала «умного города» начинает выступать город, напичканный информационными технологиями, с сохранением существующей организационной структуры, методов и инструментов городского управления. С торжеством этих технологий и связывается светлое будущее «умных городов». Очевидно, однако, что сами по себе информационные технологии еще вовсе не гарантируют кардинального повышения качества жизни. В связи с этим весьма уместным представляется соображение И.Ильфа в его записных книжках: «В фантастических романах главное это было радио. При нём ожидалось счастье человечества. Вот радио есть, а счастья нет»6. Заметим также, что сами информационные технологии тоже могут использоваться по-разному: можно их использовать и для всеобщего процветания и развития гражданского общества, а можно и для тотальной слежки (см.: Дж.Оруэлл, «1984»7)
За олицетворением «умных городов» с всеобщей компьютеризацией и могуществом IT-технологий просматриваются вполне прозаические интересы разработчиков соответствующих технологий и техники вроде HP, CISCO, IBM, обещающих решить с их помощью все проблемы современных городов8.
Представляется, однако, что компьютеризация, информатизация — все это лишь средства, инструменты. При этом в большинстве случаев этим делом концепция «умного города и заканчивается», так что в итоге мы имеем, как справедливо замечает Ф.Новиков, «вертикальное городское управление, доведенное до крайности»9. На деле же, на наш взгляд, умный город — это, прежде всего, сообщество, способное к развитию и лидерству в науке, экономическом и социальном развитии в условиях глобализации и роста конкуренции в мировом масштабе.
Умный город — это городское сообщество:
— способное генерировать и реализовывать новые идеи и технологии;
— способное слышать и понимать сигналы, поступающие как извне, так и внутри городского сообщества;
— способное договариваться внутри себя во внешней среде и на этой основе;
Способное конкурировать за труд и капитал в условиях глобальной конкуренции
Если исходить из того, что стратегической целью реализации концепции умного города является повышение качества жизни населения и создания привлекательной среды для бизнеса, то во главу угла всей деятельности по внедрению элементов умного города является, во-первых, выявление параметров качества жизни и оценки уровня этого качества городским сообществом. Во-вторых, само выявление оценок качества жизни отнюдь не может быть отдано исключительно «на откуп» населению, склонному к сиюминутности и эмоциональности. Необходима формулировка параметров качества жизни на основе научного исследования этой проблемы и только на этой основе — с учетом мнения населения.
Отсюда общий алгоритм разработки концепции умного города должен быть примерно таков:
● формулирование параметров, соответствующих возможному и желаемому качеству жизни населения;
● верификация выявленных параметров путем анализа и научной интерпретации результатов исследования общественного мнения;
● уточнение параметров и их желательных и возможных значений с учетом уровня развития экономики города;
● формулирование системы критериев и показателей, отражающих возможный уровень достижения качества умного города (при этом само это понятие нуждается в уточнении);
● разработка нормативной базы, программ и планов движения к сформулированным целям;
● определение способов, технологий и инструментов, в т.ч., социальных, экономических, компьютерных, используемых для достижения поставленных целей.
Вместе с тем, сама по себе разработка концепции, как и ее принятие — это лишь введение к формированию нового качества развития городов. Нужно, кроме того, уточнить само определение того качества городов, к которому следует стремиться. Понятие «умный город» отражает лишь один из аспектов проблемы, и, по-видимому, не самый сложный. Новое качество городов достижимо только при существенной реконструкции системы городского «общежития». И главное препятствие здесь, как представляется, именно система городского управления, сложившаяся в ХХ веке и представляющая собой «кальку» с иерархических производственных структур, характерных для обществ индустриального типа, в которых деятельность человека подчинена технологическим процессам, господствующим над ним. Человеческие отношения в таком обществе становятся производными от логики и зависимости технологических процессов, а сам человек — объектом управления, «управленческим материалом»10. В странах с доминированием частной собственности и вытекающей отсюда автономности большинства населения от государства этой тенденции противостоит иная, состоящая в развитии гражданского общества как независимой от государства сферы общественных отношений. «...Гражданское общество отделяется от государства, противопоставляет себя ему и стремится поставить государственное управление в рамки определенных правил»11, что проявляет себя на различных уровнях и в разных сферах общественной жизни, в том числе и в сфере городского управления. Это не означает, что в управлении городскими сообществами в странах с развитыми демократическими устоями и традициями не существует проблем, схожих с теми, с которыми сталкиваются города на постсоветском пространстве. Как в нашей стране, так и в других странах городские власти ориентированы на то, чтобы сделать городское население в большей степени «статистом», чем активным «игроком» в системе городского управления. У нас, однако, эти проблемы усугубляются еще и тем, что гражданское общество находится в лучшем случае, в подростковом возрасте со всеми его характерными чертами: нетерпеливость и безапелляционность, нежелание выслушивать и принимать иную точку зрения, излишняя агрессивность, отсутствие навыков систематических усилий для достижения цели и пр. Все это в значительной степени осложняет поиск и нахождение новых форм организации жизни городского сообщества. Но по мере формирования в стране, а в городах, в первую очередь, расширяющегося социального слоя людей, способных к самостоятельной экономической, а затем и социальной, и политической деятельности ситуация начинает изменяться — люди начинают стремиться к активной роли в общественных процессах, в том числе и в рамках городского сообщества. Одновременно с этим происходят принципиальные изменения в технике и технологиях, повышающие уровень независимости людей в самых различных сферах. Наиболее заметны они, пожалуй, в информационной сфере, где современные средства информатизации (прежде всего, Интернет) создают возможность получения людьми информации из разнообразных источников, существенно, подчас диаметрально отличающихся в оценках и интерпретациях событий. Кроме того, те же средства предоставляют возможность людям непосредственного обмена информацией и даже инструментом координации ими своих действий. Однако, информационная сфера — это далеко не единственная область человеческой жизнедеятельности, где растет уровень автономности людей как производителей и потребителей. Благодаря появлению и быстрому развитию новых технологий в энергетике, использованию альтернативных традиционных источников энергии снижается зависимость населения от централизованных систем электро-тепло-водоснабжения, с развитием новых форматов торговли повышается автономность от традиционных товаропроводящих путей и т.д.
Все отмеченные технологические и социальные изменения ведут к тому, что городское сообщество все больше перестает быть иерархической системой с доминированием вертикальных связей и становится системой гетерархической, под которой понимается сложная система, образованная пересекающимися и разнообразными структурами управления с высокой степенью независимости отдельных элементов системы.
Городское сообщество в современных условиях эволюционизирует в сторону гетерархии, включающей в себя множество относительно автономных, но взаимозависимых групп: органы государственного и муниципального управления, бизнес-сообщества, объединения, представляющие интересы различных слоев и групп населения (градозащитники, зеленые, этнические сообщества и пр). Между этими группами существуют объективные противоречия в интересах. Власть заинтересована в собственной стабильности и упрочении своей власти, бизнес — в повышении доходности, население в комфортных условиях жизнедеятельности.
Но все эти субъекты и нуждаются друг в друге:
власть нуждается, по крайней мере, в росте доходов бюджета, который формируется за счет налогов с бизнеса и населения;
бизнес — в благоприятном предпринимательском климате с минимумом бюрократических процедур и определенных преференциях со стороны власти, в лояльности населения;
последнее — в занятости, в росте своих доходов, в социальных трансфертах со стороны власти и т.д.
Происходящие изменения ставят на повестку дня два принципиально важных для развития городов вопроса. Первый — для успешного развития городов и сохранения ими качества драйверов социального и технологического развития необходимо формирование новых общественных институций, сообществ, способных адекватно отражать интересы различных слоев и групп городского сообщества, совместно искать пути решения городских проблем, договариваться между собой с учетом различия в интересах, вести активный диалог с органами власти и брать на себя часть ответственности за городское развитие. Сегодня таких институций — ассоциаций, союзов и прочее, уже довольно много, но большинство из них ориентированы на работу исключительно с органами власти, мало обращая внимание на сотрудничество между собой, и, тем более, с населением.
Нередко и принципы самого формирования подобных институций вызывают, мягко говоря, сомнения. В качестве примера можно указать на один актуальный факт. В ноябре 2016 г. в Законодательном собрании Санкт-Петербурга был принят законопроект «Об Общественной палате Санкт-Петербурга», в соответствии с которым треть членов палаты будет утверждаться Губернатором Санкт-Петербурга, другая треть — Законодательным собранием, а еще треть — самими членами Общественной палаты12. Иначе говоря, фактически Общественная палата будет создана самими органами власти. Много ли «общественного» в таком образовании? Добавим к этому, что и без того при Губернаторе Санкт-Петербурга уже существует едва ли не десяток всякого рода общественных советов, о деятельности которых знают, очевидно, только сами члены этих советов.
Между тем, современное городское сообщество — это, прежде всего, корпорация — сообщество равных, относительно автономных и в то же время взаимосвязанных друг с другом субъектов. Именно эта корпорация (представители различных социальных и экономических групп) должна вырабатывать и определять направления городского развития. Таковы были, средневековые города, что хорошо показано, например, в работах А.А. Сванидзе13. Сегодня, на наш взгляд, наступает время их возрождения в этом качестве на новой исторической ступени и технологической базе. Принцип “Quod omnes tanget ab omni comprobare debet” — «что касается всех, должно быть одобрено всеми»14 вполне уместен и сегодня.
Вторая, связанная с первой, задача, состоит в том, что устойчивое поступательное развитие города возможно лишь при позитивном разрешении имеющихся противоречий, а, значит, учет в той или иной форме интересов этих групп. Реализация их интересов предполагает умение понимать интересы других «центров влияния», учитывать их в своей деятельности, умение идти на определенные компромиссы, умение и желание договариваться, что требует формирование у всех участников городского сообщества такого качества как договороспособность. Традиционно под договороспособностью понимается способность заключать и исполнять договора, включающая в себя две составляющие: способность достигать соглашения и способность исполнять обязательства, принятые на себя по соглашению.
Как таковое, явление договороспособности имеет достаточно ярко выраженную субъективную природу, выступая, прежде всего, как качество, характеристика поведения субъекта. Вместе с тем, это такое субъективное качество, которое формируется под влиянием внешних объективных факторов. В качестве таких факторов, способствующих развитию и упрочению договороспособности как характеристики социально-экономического поведения, можно указать на следующие:
Первое. Повышение качества правового регулирования социально-экономических отношений, имея в виду безусловную неотвратимость наказания при невыполнении обязательств и, тем более, сознательном их невыполнении.
Второе. Всемерное поощрение развития профессиональных сообществ, разрабатывающих и реально внедряющих в практику кодексы добросовестного поведения и предусматривающие реальные наказания за их неисполнение.
Третье. Формирование в городах объединений, союзов, ассоциаций и иных форм объединения экономических субъектов, представителей различных слоев и групп городского сообщества, способных выявлять, формулировать и отстаивать общие, агрегированные интересы всех объединившихся субъектов.
Безусловно, этими направлениями не исчерпываются все пути повышения уровня договороспособности в городском сообществе. Совместный поиск таких путей, очевидно, общая задача органов власти, бизнес-сообществ, всего населения городов.


Литература
1 http://countrymeters.info/ru/Russian_federation
2 http://www.ukrupnenie.com/2050/2009/12/last-generation/
3 (file:///C:/Users/BA60~1/AppData/Local/Temp/umnyy-gorod-perspektivy-i-tendentsii-razvitiya.pdf)
4 http://theoryandpractice.ru/posts/13795-songdo
5 http://docs.cntd.ru/document/822405647
6 http://tsitaty.com/%D1%86%D0%B8%D1%82%D0%B0%D1%82%D0%B0/166162
7 http://lib.ru/ORWELL/r1984.txt
8 См., например: http://www.cisco.com/c/ru_ru/about/press/press-releases/2015/07-03c.html
9 http://apparat.cc/world/death-of-smart-city/
10 См.: Кемеров В.Е. Социальная философия: учебник для студентов вузов. — М.: Екатеринбург: Академ. Проект Деловая кн., 2004. — 380 с. С.190.
11 Мухаметжанова В.С. Социальное управление в традиционном, индустриальном и постиндустриальном обществе: перспективы развития систем управления // Вестник Российского университета дружбы народов. Сер.: Социология. — 2010. — № 3. — С. 85.
12 https://regnum.ru/news/polit/2211261.html
13 http://gtmarket.ru/laboratory/expertize/2007/651
14 См.: Город в средневековой цивилизации Западной Европы. Т. 3. Человек внутри городских стен Формы общественных связей. — М., 2000. — С. 10.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия