Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 1 (61), 2017
СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ ГОСУДАРСТВ ЕВРАЗИИ И ДРУГИХ ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН
Цзян Сюйянь
аспирант кафедры теории кредита и финансового менеджмента
Санкт-Петербургского государственного университета


Трансформация юаня в мировую резервную валюту
В статье охарактеризованы основные этапы превращения юаня в мировую резервную валюту: 1) с 1979 г. по 1993 г. сформировался двойной режим обменного курса, сосуществовали официальный курс и рыночный курс; 2) в 1994–2005 гг. был осуществлен переход к единому управляемому плавающему режиму обменных курсов на рыночной основе; 3) с 2005 г. по август 2015 г. введен регулируемый плавающий обменный курс, основанный на рыночном спросе и предложении; 4) с 1 октября 2016 г. юань включен в корзину валют, составляющих специальные права заимствования
Ключевые слова: Китай, КНР, валютная политика, двойной режим, официальный курс валюты, рыночный курс валюты, плановая экономика, иностранная валюта, валютный режим, валютообменные сертификаты, система удерживания части валютной выручки, валютный контроль
ББК У26(5Кит)229.5   Стр: 152 - 155

Введение. До начала провозглашения политики открытости все внешнеэкономические операции в КНР осуществлялись строго в соответствии с директивами правительства. Правительство устанавливало планы на экспорт и импорт, чтобы поддерживать баланс во внешней торговле. Также были установлены строгие правила обмена валюты — обязательная продажа валютной выручки государству и осуществление валютных расчетов субъектов внешнеэкономической деятельности только через Банк Китая. Ведение внешней торговли на основе плановых директив означало, что валютный курс был условным и практически не являлся учётным механизмом для планирования экспортно-импортных операций [6, с. 5].
После провозглашения политики реформы и открытости, эволюция валютной политики, а вместе с ней и трансформация юаня, прошла три основных этапа: 1) с 1979 г. по 1993 г. сформировался двойной режим обменного курса, сосуществовали официальный курс и рыночный курс; 2) в период 1994–2005 гг. был осуществлен переход к единому управляемому плавающему режиму обменных курсов на рыночной основе; 3) с 2005 г. по август 2015г., при этом введен регулируемый плавающий обменный курс, основанный на рыночном спросе и предложении, ориентированный на валютную корзину. Длительное время курс юаня был привязан к доллару США.
В настоящее время валютная политика КНР переходит к новому этапу, который характеризуется включением (с 1 октября 2016 г.) юаня в состав корзины валют, составляющих специальные права заимствования. Юань получил признание в качестве резервной валюты наравне с долларом, евро, фунтом, и иеной.
Основная цель настоящего исследования состоит в анализе этапов превращения юаня в мировую резервную валюту в процессе создания рыночной экономики и адекватного совершенствования валютной политики.
Валютная политика на начальном этапе перехода к рыночной экономике (1979–1993). В условиях плановой экономики осуществлялось полное изъятие иностранной валюты и её централизованное перераспределение, из-за этого сдерживалась активность экспортных предприятий и развитие внешней торговли. Это вовсе не способствовало увеличению валютных резервов страны. После провозглашения политики «реформ и открытости» сформировался двойной режим обменного курса: при международных расчётах использовался официальный курс, при расчётах внутри Китая использовался рыночный курс.
С октября 1980 г. Госсовет постановил, что часть торговой и неторговой выручки может быть оставлена за предприятиями или передана местному правительству, после того как предприятие продало соответствующую часть выручки государ­ству. Такая система называлась в КНР системой удерживания части валютной выручки. Одновременно в октябре 1980 г. был создан валютный рынок свопов. Иностранная валюта, оставленная у организации, свободно торгуется по рыночному курсу на валютном рынке свопов. Такое нововведение стало дополнением к единой системе планового распределения, что положительным образом сказалось на увеличении экспортных операций.
С 1979 до 1983 г. курс юаня к доллару в среднем составлял 1,72. Из-за такого завышенного валютного курса юаня у внешнеторговых компаний не было желания и стимулов увеличить экспорт. Для стимулирования экспорта китайские власти с 1984 г. начали проводить преобразование валютной политики страны.
В результате, во-первых, китайское правительство провело постепенную девальвацию юаня по отношению к американскому доллару, чтобы стимулировать экспорт. С 1980 по 1994 гг. в стране прошла серия контролируемых девальваций юаня. Если в 1984 г. официальный курс юаня к доллару составлял 2,327, то через 9 лет постепенной девальвации в 1993 г. официальный курс юаня к доллару — 5,762 [11].
Во-вторых, была введена система, по которой внешнеторговые компании и местные власти могли оставлять значительную часть валютной выручки для осуществления импорта. Юридическим и физическим лицам было разрешено открывать валютные депозиты в американских и гонконгских долларах, марках, иенах и фунтах стерлингов [9].
В-третьих, в 1988 г. было поддержано развитие валютного рынка свопов, которые давали возможность экспортерам переводить свою валютную выручку в юани по более выгодному курсу.
Все эти меры, направленные на стимулирование экспорта, также способствовали росту конвертируемости китайской национальной валюты.
Благодаря введению системы удерживания части валютной выручки, организации могли на валютных рынках свопов осуществлять валютообменные операции с той частью выручки, которая оставлялась в их распоряжении; по сравнению с высокоцентрализованной системой распределения валюты предреформенного периода в двойной системе обменного курса при сосуществовании официального курса и рыночного курса рынок играл большую роль в распределении иностранной валюты в стране, что оказалось довольно эффективным для стимулирования роста экспорта, а также повышения эффективности внешней торговли [8, с. 11].
До 1994 г., если иностранные граждане и организации хотели приобретать товары и услуги в материковом Китае, они должны были покупать так называемые валютообменные сертификаты. Они были номинированы в юанях, но в обращении у них были привилегии, поэтому их реальная покупательная способность была выше, чем номинал в юанях, поскольку они могли быть обменены на иностранную валюту по нерыночным (более высоким) курсам. В 1994 году валютообменные сертификаты были выведены из оборота.
Валютная политика КНР в период 1994–2005 гг. Со второй половины 1992 года на валютном рынке свопа с введением рыночного курса юань резко обесценился: если обменный курс юаня с начала 1992 года к доллару составлял 7,4, то в июне — около 10,9, а в некоторых регионах даже превысил 11. Причины создавшегося положения были следующими: 1) различные виды спекуляций и образование «чёрных» рынков; 2) отмена максимального лимита цены иностранной валюты на валютном рынке свопа при полной зависимости от регулирования рынка. Все это привело к нестабильности цен и валютным потрясениям.
В 1993 г. за 1 доллар США по официальному курсу в среднем давали 5,7 юаней, по рыночному — 9,04, а на черном рынке — до 15 юаней. Поэтому нужно было создать всекитайскую единую систему валютного рынка, при которой системе следовало ввести одинаковые правила и цены, а все иностранные валюты продавать на одном рынке.
В результате проведенной в 1994 г. реформы валютной системы:
1) отменен двойной режим обменного курса, введен единый и управляемый плавающий режим обменного курса юаня на основании рынка;
2) отменена система удерживания части валютной выручки, продажа валютной выручки и покупки валюты разрешена только в банке;
3) стала постепенно реализовываться конвертируемость юаня по текущим счетам;
4) была создана китайская валютная торговая система и единый межбанковский валютный рынок.
В 1994 г. курс юаня по отношению к американскому доллару снизился до уровня 8,62 юаней за 1 доллар, что было положительно воспринято Центральным банком Китая, поскольку политика Центробанка была направлена на ослабление национальной валюты с целью поддержания внешней торговли и экономического роста. С 1995 г. монетарные власти сохраняли фиксированный курс юаня по отношению к американскому доллару на уровне 8,28 юаней за 1 доллар.
С 1 января 1994 года в Китае формально был введен единый и управляемый плавающий режим обменного курса на основании спроса и предложения рынка, при котором Народный банк Китая допускал колебания курса юаня в пределах установленного валютного коридора. В случае неблагоприятной макроэкономической ситуации Народный банк Китая потенциально мог использовать валютную интервенцию в качестве способа поддержания стабильного курса. На самом деле юань сохранял абсолютную привязку к американскому доллару. После роста инфляции в среднем на 18,63% (1993–1995 гг.) политика фиксированного валютного курса с жёсткой привязкой к доллару эффективно помогала контролировать уровень цен на экспортируемые товары и на внутреннем рынке, она считалась положительной в период азиатского кризиса 1998 г., так как предотвратила обесценивание валюты [7].
С 1 апреля 1994 г. государством для китайских предприятий была введена система обязательной покупки и продажи валюты в банке, которая заменила систему удерживания части валютной выручки. Китайские предприятия должны были продавать государственным банкам всю валютную выручку, взамен они могли приобретать иностранную валюту у банков по текущим курсам в необходимом количестве, но при этом они должны были предоставить банку контракт на импорт и платежное требование от иностранного банка[8, с. 12]. Предприятиям с иностранным капиталом по-прежнему разрешалось хранить денежные средства на банковских счетах в любой валюте или обменивать валюту на валютном рынке свопов. С июля 1996 г. предприятия с иностранным капиталом могут продавать и покупать валюту в банке по своему желанию.
Китайская валютная торговая система и единый межбанковский валютный рынок начали функционировать с 1 апреля 1994 г.
До 1994 года юань не являлся конвертируемой валютой и использовался только на территории материкового Китая. В 1993 г. монетарные власти заявили о намерении сделать юань конвертируемой валютой. В 1994 г. юань вышел на мировой валютный рынок, стал частично конвертируемой валютой по текущим счетам. С 1996 г. разрешена полная свободная конвертация юаня в иностранные валюты для проведения текущих платежей (оплаты счетов, выплаты и репатриации прибылей и дивидендов, выплаты заработной платы иностранным работникам и процентов по долгам в иностранных валютах). А все конверсионные операции с капиталом (займы за рубежом и возвращение принципала, репатриация капитала ликвидированных фирм) должны были получить одобрение администрации валютного контроля для своего совершения.
Свободная конвертация юаня по текущим операциям была важна, поскольку не только способствовала расширению сферы влияния юаня, делая его более стабильной валютой, приближая к международным нормам, но и укрепляла к нему доверие со стороны иностранцев, это давало им законные гарантии получения прибыли, снижало риски, связанные с валютными операциями. Что не менее важно, это было очередным большим шагом в подготовке к вступлению в ВТО.
Целью валютной политики было сделать юань полностью конвертируемой валютой. Тем не менее, частично из-за азиатского финансового кризиса, произошедшего в 1998г., правительство КНР решило, что финансовая система материкового Китая не сможет сдержать стремительный отток спекулятивного капитала за границу, и как результат –конвертируемость все еще оставалась целью, которую предстояло достигнуть [6, с. 9].
Валютная политика КНР на современном этапе (2005 г. — 11 августа 2015 г.). 21 июля 2005 г. Центральный банк Китая объявил о введении режима регулируемого плавающего обменного курса, основанного на рыночном спросе и предложении и ориентированного на корзину валют. Это значит, что формально тренд движения китайской валюты определяется рыночными силами. При этом стоимость юаня начинает определяться в соответствии с корзиной валют, хотя ни составляющие корзины валют, ни их весомость не были объявлены. По заявлению китайских властей курсу юаня было позволено изменяться в пределах 0,3% относительно доллара и 1,5% относительно других валют, при этом каждый день должна была объявляться цена закрытия, которая считалась центральной точкой валютного коридора на день вперед [6, с. 13]. НБК устанавливал коридор, в рамках которого юань мог изменяться. Сначала коридор был 0,3% в день, затем 0,5%, потом 1%, на 15 марта 2014 г. — 2%. Сразу после этого объявления юань укрепился на 2%, с 8,27 за доллар до 8,11 за доллар. В июле 2008 г. во время мирового кризиса на фоне понижения стоимости многих мировых валют, после трех лет непрерывного укрепления юаня китайское правительство объявило, что остановило его ревальвацию и установило курс юаня на отметке 6,85 юаней за 1 доллар США. Юань был ревальвирован по отношению к доллару на 18% [6, с. 14]. В июне 2010 г. курс юаня снова начал расти, 16 октября 2013 г. курс юаня по отношению к американскому доллару поставил рекорд, достигнув уровня 6,0995 юаней за 1 доллар. Таким образом, с 2005 г. до начала 2014 г. юань подорожал на 30%.
6 августа 2008 г. были внесены существенные изменения в «Закон о валютном регулировании», обобщившие все изменения валютной политики за 10 лет. Китай отказался от привязки юаня исключительно к доллару США и ввел систему плавающего валютного курса. С этого момента курс юаня стал устанавливаться в соответствии со спросом и предложением, однако за государственным управлением валютного регулирования оставалось право регулировать операции на валютном рынке в соответствии с изменениями в экономике и кредитно-денежной политике страны [8, с. 15]. Новые правила также предоставили предприятиям право выбора оставлять всю валютную выручку на счетах выручки, либо обменивать ее на юани.
Права на иностранную валюту физических лиц и в настоящее время существенно ограничиваются.
9 июля 2014 г. программа «Студия новостей» центрального телевидения Китая выпустила в эфир сообщение: несколько отделений Банка Китая осуществляют трансграничный расчёт в юанях — так называемую операцию «юхойтун» (буквально: отличная операция перевода), которая отличается от операции «приобретение иностранной валюты» и операции «перевод иностранной валюты». Операция «юхойтун» позволяла обходить валютную квоту, состоящую в том, что ежегодно каждый резидент Китая может свободно приобрести 50 тыс. долл. США и перечислить их за границу.
Центральное телевидение Китая обвинило Банк Китая в отмывании денег, растрате и подпольной банковской деятельности в качестве незаконного теневого банка.
По объяснениям руководства Банка Китая, операция «юхойтун» представляет собой трансграничный расчет в юанях, которым занимаются Гуандунский филиал Банка Китая и зарубежный филиал Банка Китая. Гундунский филиал за определенный процент переводит огромные суммы юаней клиента зарубежному филиалу, и уполномочивает зарубежный филиал Банка Китая обменять эти суммы юаней на указанные клиентом иностранные валюты по согласованному курсу, затем эти валюты перечисляются на зарубежный счет клиента. При этом Банк Китая заявил: «перемещенные деньги с помощью программы “юхойтун” предназначены для того, чтобы помогать китайским клиентам эмигрировать в другие страны или скупать на них зарубежную недвижимость» [10].
Чтобы понять, легальна или нет «юхойтун», нужно разобраться в законодательстве.
Так, «Инструкция по управлению валютными средствами физических лиц» вступила в законную силу с 1-го первого февраля 2007 г. Согласно второй статье этой инструкции, физическое лицо имеет право продавать валютные средства и приобретать (скупать) валюту. При этом годовая общая сумма купли-продажи для физического лица не должна превышать в эквиваленте 50 тыс. долл. США в год. Государственное управление валютного контроля КНР может регулировать годовую общую сумму на основании международного платежного баланса [1]. Согласно статье 37 «Критериев по управлению валютными средствами физических лиц», вступивших в действие с 1 февраля 2007 г., физическими лицами на таможенной территории Китая являются все граждане КНР; физическими лицами за границей являются иностранные граждане (в том числе лица без гражданства) и соотечественники в Гонконге, Макао и Тайване [3].
Согласно статье 14 «Инструкции по управлению валютными средствами физических лиц» [1], физическое лицо в пределах территории КНР перечисляет валютные средства за границу для текущих расходов по следующим правилам:
А) при переводе иностранной валюты с валютного сберегательного счета за границу:
● если сумма, перечисляемая в течение дня, не превышает в эквиваленте 50 тыс. долл. США, то операция может быть исполнена по действующему удостоверению личности в банке;
● если сумма свыше 50 тыс. долл. США, то требуется подтверждение реальным документом (договором), отражающим объем торговли по счету текущих операций.
Б) при переводе наличной иностранной валюты за границу:
● если сумма, перечисляемая в течение дня, не превышает в эквиваленте 50 тыс. долл. США, то данную операцию можно исполнять по действующему удостоверению личности в банке;
● если сумма, перечисляемая в течение дня, свыше 50 тыс. долл. США, то можно оперировать:
1) с реальными документами, отражающими объем торговли по счету текущих операций;
2) с «входящей пассажирской таможенной декларацией на товары КНР», скрепленной подписью и печатью таможни КНР;
3) с квитанцией о снятии наличной иностранной валюты со счета, открытого в банке гражданином.
В июле 2009 года Народный Банк Китая, Министерство финансов, Министерство торговли, Главное таможенное управление, Государственная налоговая администрация, Комиссия по банковскому регулированию и контролю совместно издали «Критерии пилотной программы по применению переводов в китайских юанях в трансграничной торговле» [4]. Согласно «Критериям», уполномоченные компании, расположенные в регионах, участвующих в пилотной программе, имеют право использовать трансграничный расчет в юанях, для них не существует ограничение по максимальной сумме перевода. «Критерии» не касаются переводов физических лиц. С 2009 г. трансграничный перевод в юанях торговых предприятий и финансовых учреждений постепенно развивается.
11 июня 2014 г. Центральный Банк КНР издал «Инструкцию о реализации Указания Канцелярии Госсовета по поддержке стабильного роста внешней торговли» [2]. В шестом пункте этого документа говорится о том, как применять расчет в юанях в персональной трансграничной торговле, физические лица применяют китайские юани в качестве расчетной валюты для осуществления трансграничной торговли товарами и услугами, а банковские финансовые учреждения могут предоставлять им услуги по этим расчетам при представлении действующего удостоверения личности или лицензии для бизнеса. Однако в документе не определяли лимит суммы трансграничного расчета в юанях, также не определяли сферу применения переведенных юаней за границу путем трансграничного расчета персональной торговли.
Таким образом, услуга «юхойтун» действует в «серой зоне».
По упомянутым нормативным статьям и при неосвобожденном капитальном счете, можно сказать, что программа «юхойтун» предстаёт как финансовая инновация. Ее достоинства являются следующими:
1) «юхойтун» обеспечивает безопасность денежных средств клиентов, им не надо использовать нелегальные каналы перемещения денежных средств;
2) с помощью «юхойтун» людям удобнее эмигрировать и скупать недвижимость за границей;
3) Банк Китая в этой операции может перечислить большую сумму денег сразу, кроме того, можно контролировать переводы и избежать статистических пропусков.
Одновременно в этой операции существует недостаток. Клиент должен предоставить свидетельство источника перевода большой суммы денежных средств, жестко запрещено изготовление поддельных документов на приобретение имущества.
Согласно статье 7 «Критериев по управлению валютными средствами физических лиц», вступивших в действие с 1 февраля 2007 г., когда банк и физическое лицо исполняют личные валютные операции, не должны избегать надзора за валютной квотой в размере 50 тыс. долл. США в год с помощью разделения суммы, которая нужна физическим лицам [3].
Приведем пример. Гражданин Китая собирается купить квартиру в США, которая стоит 1 млн долл. Банк США требует первоначальный взнос в размере 40%, поэтому китайцу нужно приобрести 400 тыс. долл. США. В соответствии с дейст­вующей валютной квотой — не свыше 50 тыс. долл. США для каждого человека в год — китайцу нужно собрать право на покупку валютных средств от 8 граждан. Обычно банк молчаливо признает такое действие, которое влияет на успешную деятельность банка. Однако при этом не только физическое лицо нарушает закон, но и китайский банк. Государственное управление валютного контроля КНР опубликовало «Уведомление о дальнейшем совершенствовании управления покупкой и продажей валютных средств физического лица» [5]. По этому уведомлению, если банк обнаружил, что граждане Китая используют валютные квоты других физических лиц, то он не должен проводить такие операции.
Заключение. До начала проведения политики открытости все внешнеэкономические операции осуществлялись строго в соответствии с директивами Правительства. С началом политики открытости Правительство все еще держало под контролем развитие рыночной экономики, в том числе и валютной системы. Но контроль в Китае обслуживает рыночную экономику, придерживается рыночных закономерностей, и поддерживает стабильность экономики страны и региона, особенно в условиях финансового кризиса 1998 г. В процессе эволюции валютной системы КНР, механизм формирования обменного курса юаня стал более гибким и эффективным, соответствует особенностям экономики каждого этапа, и способствует развитию национальной экономики страны. Вмешательство государства в эволюцию валютной системы является своеобразной характерной чертой китайской экономики.
Хотя с 2005 г. сформировался режим регулируемого плавающего обменного курса, основанного на рыночном спросе и предложении, и ориентированного на корзину валют, но курс юаня недостаточно рыночный, и по-прежнему существует привязка юаня к доллару США, которая в 2014 г. привела к большой переоценке юаня по отношению к валютам основных партнеров и конкурентов. Это не только снижает экспортный потенциал Китая, но и влияет на репутацию юаня на международном уровне и его превращение в мировую резервную валюту. Поэтому в августе 2015 г. китайские власти опять провели реформу системы формирования обменного курса — на основании котировок валютных брокеров в зависимости от вчерашнего рыночного курса и изменения спроса/предложения на валюту. Этот важный шаг в сторону рыночного ценообразования юаня является значительным элементом для достижения долгосрочной и финальной цели валютной политики — превращение юаня в резервную валюту. Кроме того, валютную квоту для физических лиц пора отменить, поскольку она уже не удовлетворяет потребностям развития стремительно глобализирующейся рыночной экономики.
В целом, рассмотренные три этапа валютной политики, проводившейся в связи с созданием рыночной экономики, менее чем за четыре десятилетия подготовили переход к превращению юаня в мировую резервную валюту.


Литература
1. Инструкция по управлению валютными средствами физических лиц(Государственное управление валютного контроля КНР [2007] № 1 от 05.01.07). — URL: http://www.safe.gov.cn/wps/wcm/connect/Safe_WEB_Store/Safe_WEB/zcfg/zhfg/jbfg/node_zcfg_jbfg_store/25bfa400485642cba44db6362e8d3913?digest=riyiFMOyFoPTDXG_4sdCzw (дата обращения: 21.12.2016) [个人外管理法施]
2. Инструкция о реализации Указания Канцелярии Госсовета по поддержке стабильного роста внешней торговли (Народный Банк Китая [2014] № 168 от 11.06.14). — URL: http://taiyuan.pbc.gov.cn/eportal/fileDir/publish/879FF0D.pdf (дата обращения: 21.12.2016) [中国人民行关于 落《国务院办公厅关于支持外贸稳定增长的若干意见》的指导意见]
3. Критерии по управлению валютными средствами физических лиц (Указание Народного Банка Китая [2006] № 3 от 30.11.06). — URL: http://www.pbc.gov.cn/bangongting/135485/135491/135597/999472/index.html (дата обращения: 21.12.2016) [个人外汇管理办法]
4. Критерии пилотной программы по применению переводов в китайских юанях в трансграничной торговле (НБК и др. [2009] № 10 от 05.01.07). — URL: http://www.chinatax.gov.cn/n810341/n810755/c1229013/content.html (дата обращения: 21.12.2016) [跨境贸易人民币结算试点管理办法]
5. Уведомление о дальнейшем совершенствовании управления покупкой и продажей валютных средств физического лица» (Государственное управление валютного контроля КНР [2009] № 56 от 19.11.09). — URL: http://taiyuan.pbc.gov.cn/eportal/fileDir/publish/879FF0D.pdf (дата обращения: 21.12.2016) [关于进一步完善个人结售汇业务管理的通知]
6. Ван Сивэн. Структурные и системные вопросы валютного рынка Китая и предложения по их реформированию. Изд-во: Внешнеторговый университет, 2006. — С. 5, 9, 13, 14 [王希文;中国外汇市场存在的结构性与制度性问题及改革建议;对外贸易大学; 2006年]
7. Се Бэйсан. Об инфляции с 1993 г. по 1995 г. — URL: http://www.360doc.com/content/13/1127/16/67028_332604365.shtml (дата обращения: 21.12.2016) [谢百三; 论1993–1995年之通胀]
8. Чжан Цянь. Эффективность валютного рынка Китая в связи с реформой валютного курса в 2005 году. Изд-во: Нанкинский университет технологии и инжиниринга, 2012. — С. 11, 12, 15. [张倩; 2005年汇改以来中国外汇市场有效性研究; 南京理工大学;2012年]
9. В 1984 г. разрешено открывать валютные депозиты в иностранной валюте для граждан КНР. — URL: http://www.rijiben.com/history7237/ (дата обращения: 21.12.2016) [1984年— 开始办理中国境内居民定期外币存款业务]
10. Некоторые размышления о бизнесе «юхойтун» Банка Китая. — URL: http://finance.ifeng.com/a/20140714/12712096_0.shtml (дата обращения: 21.12.2016) [有关中国银行“优汇通”业务的几点思考]
11. Центральный банк Китая. — URL: http://www.pbc.gov.cn/rmyh/108976/109428/index.html (дата обращения: 21.12.2016).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия