Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (62), 2017
ОБЗОР ПО МАТЕРИАЛАМ ПАРЛАМЕНТСКИХ СЛУШАНИЙ В ГОСУДАРСТВЕННОЙ ДУМЕ НА ТЕМУ «ЗАКОНОДАТЕЛЬНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ПРИГРАНИЧНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ: СОСТОЯНИЕ И ПЕРСПЕКТИВЫ РАЗВИТИЯ»

Из доклада Травникова М.А., заместителя министра юстиции РФ

Уважаемые коллеги, мне бы хотелось сегодня выступить здесь даже не столько в качестве представителя Министерства Юстиции Российской Федерации, сколько, может быть, больше в качестве такого эксперта, который четыре с лишним года непосредственно отвечал в правительстве за налаживание приграничного сотрудничества в Российской Федерации. И вот то, о чём говорил Александр Витальевич, эти оценки, которые он давал проделанной работе, мне очень лестны и приятны, потому что я считаю, что совместными усилиями вместе с регионами, с органами исполнительной власти субъектов, с муниципалитетами, с заинтересованными организациями нам действительно удалось построить приграничное сотрудничество, причём не только на северо-западе, где у нас был хороший, мощный инструментарий, где традиционно это сотрудничество развивалось более активно, но и существенно продвинуться на направлении Казахстана, Азербайджана и, как ни грустно сейчас говорить, Украины, с которой мы сейчас находимся не в самом лучшем состоянии с точки зрения этих отношений, но где мы тоже смогли наладить и прямые контакты между субъектами, муниципалитетами, создать форум на уровне глав государств, обеспечить реализацию ряда программ, ориентированных на региональные нужды, в том числе и на обустройство пунктов пропуска и решение экологических проблем.
Закон, вокруг которого проходят сегодняшние слушания, по-настоящему можно назвать многострадальным. Этот закон только на моей памяти пытается пройти Государственную Думу больше 10-и лет, а я знаю, что, наверное, были попытки и до этого, и, наверное, толком сказать невозможно как давно этот закон пытается пробить себе путь в жизнь. Я должен признать, что в течение очень долгого периода времени я сам был скептически настроен в отношении принятия этого закона. Уже, будучи замминистра регионального развития, я подготовил три проекта отрицательных отзывов на тот проект закона, который существовал в своё время.
Справедливости ради надо сказать, что это был другой текст, чем тот, который мы обсуждаем сегодня, но, тем не менее, полной уверенности не было. Почему? Во-первых, существовал большой массив в регулировании, который на самом деле уже успешно применялся многими на этом направлении. Если взять только общерамочные законы, то здесь можно назвать и известный закон «О координации международных внешнеэкономических связей субъектов», закон о международных договорах, об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности. Но какие-то аспекты регулируются, по нашему мнению, и в Конституции, плюс огромный массив договоров был подготовлен к тому времени, часть из которых, кстати, уже пересмотрена, как, например, с Финляндией, но некоторые были в работе. Это и Казахстан, и Латвия, и Украина, Польша, и многие другие, наконец, Конвенция СНГ и знаменитая Мадридская конвенция уже теперь с тремя протоколами. Есть огромный массив отраслевого законодательства, который регулирует отдельные аспекты сотрудничества, вполне применимые к приграничному сотрудничеству. Но надо сказать, что позицию эту мы внутри Министерства регионального развития в своё время поменяли, и поменяли по двум причинам.
Во-первых, в наших контактах с органами исполнительной власти субъектов и с органами местного самоуправления мы поняли, что весь этот большой массив не всегда единообразно и целостно воспринимается теми операторами, которые призваны это сотрудничество осуществлять. То есть регулирование вроде бы есть, но комплексно оно не усваивается людьми. Нет понимания, что именно регулирует это сотрудничество. Понятно, в том числе и с точки зрения юридической техники, что мы не в состоянии упаковать весь этот огромный нормативный объём в рамках одного акта, но закон «Об основах приграничного сотрудничества», который показывает направления, задаёт рамку, регулирует наиболее базовые вещи, связанные с осуществлением, порядком вступления в контакт с иностранными партнёрами, заключением отдельных видов соглашений, он должен быть.
Второе — это необходимость имплементировать те обязательства, которые мы приняли на себя по другим международным договорам. И здесь, в первую очередь, речь идёт о том инструментарии Совета Европы, который мы на сегодняшний момент должны полностью адаптировать в качестве части нашей правовой системы, в виде Мадридской конвенции и трёх дополнительных протоколов, последний из которых был ратифицирован Россией буквально недавно, в декабре 2016 года. Эти документы содержат большое количество и терминов, и определённых форм сотрудничества, многие из которых до этого не имели аналогов, по крайней мере, прямо выраженных, в российском законодательстве. Необходимо «поженить» международный инструментарий, в том числе и терминологический, с нашим законодательством. И, как представляется, закон, проект закона «Об основах приграничного сотрудничества» во многом эту задачу может решить.
Естественно, что с принятием закона не произойдёт ситуации, при которой приграничные субъекты вдруг сразу станут самыми богатыми субъектами Российской Федерации. Действительно, вроде бы положение даёт огромные шансы, но как ни странно, наиболее сложные с социально- экономической точки зрения субъекты — это те же самые и приграничные субъекты. Но, если мы сможем продвинуться в этом законе, многим людям, наконец, станет понятно, как именно осуществлять приграничные отношения, какие формы существуют и как существующие возможности в пределах собственных полномочий, в рамках собственного предмета ведения могут быть соответствующими субъектами, органами местного самоуправления реализованы, опираясь уже на закон и предлагаемые им формы.
Мне бы хотелось, помимо этого, поделиться ещё, может быть, парой соображений из такого минрегионовского прошлого, которые в своё время мы довольно тщательно прорабатывали, но которые, наверное, по объективным причинам на сегодняшний момент либо не реализованы, либо по факту не функционируют.
Первое. В своё время Министерство регионального развития при поддержке Министерства иностранных дел и органов исполнительной власти субъектов создало межведомственную комиссию по вопросам приграничного сотрудничества, и эта комиссия позволяла, с одной стороны, сближать подходы, устраивать дискуссии, обсуждать различные такие базовые общие вещи, но также и заниматься вполне прикладными вопросами, например, отбором наиболее значимых проектов в рамках европейского инструмента соседства и партнёрства.
И при этом в презентации проектов участвовали заинтересованные организации и субъекты, а в качестве изучающих и принимающих участие в обсуждении, были федеральные органы исполнительной власти совершенно разного профиля, от отраслевых министерств до Федеральной службы безопасности. Возможно, имело бы смысл подумать о том, что, может быть, не в этой форме, но в какой бы то ни было, вот этот орган попытаться возродить.
Вторая идея, которая была и она довольно широко обсуждалась, но так, к сожалению, и не получила своего развития — это идея создания ассоциаций приграничных регионов в Российской Федерации. Сама по себе эта идея не являлась изобретением Министерства регионального развития. Мы знаем, что в Европе уже давно действует такая, с начала 70-х годов ассоциация, но есть национальные ассоциации и внутри многих стран, например, Франции и ряда других. Кажется, что такая ассоциация могла бы выполнять, как представительские функции по продвижению и обобщению интересов, представлению интересов приграничных регионов, но также оказывать и методологическую помощь, вырабатывать какие-то модельные соглашения для органов местного самоуправления, для органов исполнительной власти субъектов, заниматься оттачиванием деятельности территориальных совместных образований, таких, например, как известные ЕвРосы. Наконец, проводить те приграничные мероприятия, которые сейчас проводятся силами отдельных субъектов, но которые могли бы быть реализованы этой ассоциацией, в том числе эти знаменитые форумы, например, с Казахстаном, с участием глав государств.
В заключение мне хотелось бы сказать, что я все-таки, несмотря на то, что этот закон, может быть даже в нынешнем его варианте несовершенен, есть замечания и, наверное, какие-то дополнительные предложения, но я все-таки считаю, что нам надо его принять. И я думаю, что после дополнительной проработки ко второму чтению, мы должны выйти на то, чтобы этот закон получил свой шанс на существование. Тем более, что, по крайней мере для меня, этот вопрос уже достаточно давно решен положительно. В 2009 году, осенью, когда на государственной пограничной комиссии с участием руководителей субъектов, полпредов, практически всего состава правительства под председательством Владимира Владимировича Путина, комиссия приняла решение о том, что закон необходимо принять в весеннюю сессию 2010 года. Мне кажется, мы немного подзадержались.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия