Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (62), 2017
ПРОБЛЕМЫ МОДЕРНИЗАЦИИ И ПЕРЕХОДА К ИННОВАЦИОННОЙ ЭКОНОМИКЕ
Анисимов А. М.
научный руководитель НИИ Человеческого общества (Санкт-Петербург)
Руденко Е. А.
руководитель исследовательского центра Института Счёта (Санкт-Петербург), кандидат экономических наук

Запуск долгосрочного экономического роста методом структурного маневра в национальном хозяйстве РФ
В статье предлагается и рассматривается решение по запуску долгосрочного экономического роста в РФ с использованием проектной модернизационной платформы, организация которой осуществима посредством синхронизации эффектов полагаемого структурного сдвига (результаты технологического обновления в ряде ключевых секторов) и совмещенного с ним структурного маневра (набора управленческих решений на межотраслевом уровне) для нужд преобразования российской экономики
Ключевые слова: проектная модернизационная платформа, матрица межотраслевого структурного маневра, структурный сдвиг, межотраслевой баланс, экономический рост, инновации на транспорте, оздоравливающая модернизация ЖКХ
УДК 338.26; ББК 65.050, 65.262.1, 65.304, 65.9(2Рос)-56   Стр: 26 - 32

В рамках ведущейся на национальном уровне дискуссии о перспективах отечественной экономики, в 2016 г. А. Кудрин обозначил, что к 2025 г. в России должны быть достигнуты темпы экономического роста не ниже 4% в год, что соответствует ожидаемым темпам роста ВВП страны в инновационном сценарии Министерства экономического развития РФ «Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Россий­ской Федерации на период до 2030 года» [7, 10]. Инновационный сценарий развития предполагает превращение инновационных факторов в ведущий источник экономического роста, прорыв в повышении эффективности человеческого капитала. Акцент в сценарии сделан также на создание современной транспортной инфраструктуры с запуском новых высокотехнологичных транспортных проектов.
О необходимости развития транспортной инфраструктуры для возможной активизации экономического роста в отраслях народного хозяйства постоянно говорится в академических кругах [4]. Помимо транспортной инфраструктуры ученые высказываются о необходимости развития сферы ЖКХ, энергетики и другой инженерной инфраструктуры, а также науки и образования. Запуск экономического роста без развития инфраструктурного уровня экономики, порождающего наибольшие мультипликативные эффекты на все народное хозяйство, невозможен. При этом, само развитие должно носить наукоемкий, инновационный характер, что и учтено в инновационном сценарии Прогноза.
Прогноз, кроме того, ориентирован на реализацию, при определенных условиях, структурного бюджетного маневра в пользу увеличения бюджетных расходов на человеческий капитал (образование, здравоохранение, культуру) при сохранении абсолютного уровня прочих расходов, включая оборону и безопасность, на достигнутом в предыдущие периоды уровне. Маневр, как управленческое решение, в пользу социальных расходов станет возможен при росте доходов бюджета в реальном выражении. Последнее, как правило, является следствием экономического роста в отраслях народного хозяйства, поступления из которых формируют доходную часть бюджета. Искомый экономический рост, таким образом, должен проявиться сразу в наборе отраслей народного хозяйства, охватить ряд секторов, обозначенных в Прогнозе в качестве приоритетных.
Исследования позволяют ученым-экономистам сделать вывод о том, что решающее влияние на темпы и качество экономического роста, степень использования ресурсного потенциала и т.п. зачастую оказывает сложившаяся структура экономики [14]. Как утверждал В. Леонтьев, экономику страны правильно рассматривать как «систему взаимосвязанных видов деятельности» [8]. Когда структура экономики искажена, обладает явными дисбалансами и неполнотой относительно взаимоувязывания своего внутреннего потенциала и регионального разделения труда, разбалансирована с позиции эффективных межотраслевых производственно-хозяйственных связей, тогда активация внутристранового потенциала экономического роста затрудняется, поиск драйверов роста устремляется на внешний периметр (повышение экспортной ориентации промышленности, развитие промышленности за рубежом, привлечение излишнего внешнего финансирования). Наращивание объемов продукции отдельных отраслей (например, под внешний спрос) при одновременном недоразвитии других, но обладающих потенциалом, структурно не восстанавливает желательные параметры межотраслевого баланса в экономике, скорее всего, еще больше его искажает.
Для структуры экономики, при которой совершается экономический рост, требуется постоянная, разносрочная межотраслевая настройка, направленная на стратегическую преемственную сбалансированность всей системы народного хозяйства, при ставке на возможную управляемость структурного перехода. Такая стратегическая балансировка может осуществляться методом структурного сдвига в экономике и она будет проявляться как результат внедрения в экономику достижений научно-технического прогресса, вытеснения и замещения старых технологий и отраслей производства новыми [14]. Структурные сдвиги в экономике позволяют технологически «расшевелить» сразу многие отрасли народного хозяйства, спровоцировать в них положительную динамику.
Что касается текущей структуры российской экономики, то по таким признакам, как рост сбережений экономических агентов, прежде всего населения, при одновременном сохранении накопленного отложенного спроса на товары длительного потребления, увеличение непроизводительных расходов (то есть не участвующих в создании ВВП), можно сделать вывод об исчерпании ее эффективности. Отраслевой структурный сдвиг, как источник изменений в системе народного хозяйства РФ, необходим. Крайне важно смоделировать такой сдвиг, который результируется экономическим ростом в долгосрочном периоде. Для разработки планов, нацеленных на выправление структуры экономики, ученые рекомендуют использовать межотраслевой баланс производства и распределения продукции (МОБ), или метод «затраты-выпуск», который является признанным инструментом структурного анализа, и позволяет выявлять предпосылки и локализации структурных сдвигов, а также просчитывать их долгосрочные эффекты [11, 13, 14].
МОБ лежит в основе анализа структуры межотраслевых взаимосвязей и показателей в целом по системе хозяйствования, сложившейся в стране. В странах мира с развитыми экономиками (США, Япония, страны Западной Европы) МОБ используется как базовый инструмент социально-экономического планирования на государственном уровне. Государственные институты также занимают ведущие позиции при реализации утверждаемых планов, особенно если в экономиках и/или их отдельных секторах проявляются кризисы. В качестве актуального примера можно привести первые решения новой президентской администрации США по возобновлению проектов трубопроводного транспорта, реализующихся преимущественно за счет бюджетного финансирования.
Согласимся, что в сегодняшних макроэкономических реалиях российской экономики акцент на развитие механизмов рыночного саморегулирования, на чем по-прежнему настаивают многие политики и экономисты, особенно в капитало- и наукоемких отраслях народного хозяйства будет вести к укреплению позиций зарубежных инвесторов, чья корпоративная логика создания стоимости имеет мало общего с интересами перспективного развития страны, укреплением ее человеческого капитала. Государственная поддержка и участие в регулировании и традиционных, и, особенно, перспективных направлений экономической деятельности обязательна. Рыночные механизмы, сами по себе, не в состоянии ни придать импульс прогрессивным структурным сдвигам в экономике, ни обеспечить повышение ее конкурентоспособности.
Государство, будучи субъектом макроэкономической политики, должно взять на себя решение, а перед этим и конкретное описание задачи структурного сдвига в системе народного хозяйства. Учитывая успешный опыт систем планирования и управления в развитых экономиках, включая советский опыт, можно утверждать, что для моделирования и осуществления структурного сдвига в масштабах экономики страны необходимо опереться на данные МОБ, учесть современные достижения науки, фазу технологической волны, перспективные разработки, сырьевой и ресурсный потенциал, определить стратегические цели общественного и экономического развития страны. В качестве синтетической новации вышеуказанных требований для запуска структурного сдвига представляется перспективным использовать способ проектной модернизационной платформы.
Мы полагаем, что механизм такой платформы, решаемый в интересах структурного обновления позволит формировать перспективные группировки отраслей, по межотраслевому принципу планирования и управления ростом, модернизирующих отраслевую картину экономики и на структурном, и на инфраструктурном уровнях, взаимосвязанных между собой. Для поддержки экономического роста в фазе смены технологических укладов, старта новой кондратьевской длинной волны, необходимо также задействовать третий, сверхструктурный проектный уровень экономики — уровень вновь создаваемых отраслей, от которого исходят постоянные долгосрочные импульсы перспективного развития всей хозяйственной системы [2]. Авторы полагают, что источник структурного сдвига, запускающего инжекцию инноваций1, а с ними и новый экономический рост, технологически (сдвиг) и управленчески (маневр) находится как раз в таком — сверхструктурном уровне экономики.
Поскольку речь идет о запуске роста в системе народного хозяйства в целом, и с позиций низких конъюнктуры и общих темпов изменений, то импульс должен быть соответствующим этому требованию размерности. То есть, даже при наличии в стартовых позициях роста закрытых технологических разработок государственного масштаба (как в ВПК) и значения (ВПК и космос) они не составят собой всю содержательную часть структурного сдвига, номенклатура которого должна быть шире.
В группу межотраслевого структурного маневра, инициирующего масштабный фактор роста, должны также войти зарекомендовавшие себя уже прорывные инновации более широкой номенклатуры, которые с опорой на конъюнктуру роста могут быть коммерциализированы и использованы в обновляемой хозяйственной системе страны. Такие инновации должны охватывать и потребление в инфраструктурных отраслях, и присутствовать в секторе домашних хозяйств. Это позволит запустить перетекание конъюнктуры в расширенной группировке МОБ (в фазе экономического подъема) в масштабе национального хозяйства, где создаются новые отрасли, в том числе с участием государства и его возможностей в области поддержки фундаментальных исследований и НИОКР.
В сфере транспорта в последнее время набирает популярность принципиально новое для сегодняшних реалий технологическое решение по обеспечению передвижения (перемещения в пространстве) в условиях искусственно поддерживаемой разреженной среды — Hyperloop [1]. Речь идет о прорывной технологии в сфере транспортной инфраструктуры, с фундаментальным теоретическим и конструкторским заделом на длинную перспективу. В масштабе десятилетий это технологическое решение может стать отраслеобразующим сверхструктурным проектом, и, исторически, одним из самых перспективных решений российской и евразийской транспортной задачи. Реалистичность идеи вакуумного поезда стала квинтэссенцией перспективной научно-технической мысли прошлого столетия (труды академика Б. Вайнберга) и научно-технологических достижений последних 10–15 лет. Комплексная система и технологии Hyperloop рассматриваются сегодня как принципиально новый конкурентоспособный (по цене и времени) способ оперативного перемещения грузов, а в дальнейшем и пассажиров. Впервые о проекте Hyperloop в России начали говорить в 2013 году. В 2016 году разговор о проекте Hyperloop для нашей страны дал новую динамику и значительно большую конкретику. Поддержку проекту выразили Президент и Правительство РФ, а также персонально Минтранс. Осенью была анонсирована реализация пилотного проекта на участке «Хунь-Чунь — Зарубино» (МТК «Приморье-2»), и одновременно объявлено о строительстве в порту «Зарубино» зернового терминала, что, по сути, зафиксировало параметры начальной грузовой базы проекта. МосгортрансНИИпроект подтвердил, что технология Hyperloop подходит для транспортировки грузов на пилотном участке.
В обсуждениях проекта вакуумного поезда Hyperloop в 2016 году зазвучала бизнес-логика. Министр транспорта РФ М. Соколов отметил, что проект может быть легко структурирован с точки зрения рисков [5], тогда как еще 2–3 года назад проект воспринимался не более чем элемент sciencefiction. Это может означать, что проект из фазы фундаментальных научных исследований, дав положительный результат или прогноз, перешел в стадию НИР и ОКР, где будет вестись разработка материалов, технологий, уточнение параметров, но уже в логике инновационной задачи. В мире пока что не проведено ни одного теста системы и технологии Hyperloop, имитирующего работу «петли» в реальных условиях. Это означает, что всю технологию можно будет изначально, еще в стадии НИОКР, настраивать с учетом параметров, задаваемых конкретными условиями той местности, в которой участки будут прокладываться — то есть разрабатывать все решения внутри страны, с привлечением, при необходимости, партнеров. Реализация проекта на пилотном участке в Приморье должна показать возможности и ограничения масштабирования проекта. Представляется, что технология перемещения по типу Hyperloop сможет претендовать на решение задачи по развитию транспортной инфраструктуры, которая способна будет обслуживать собственные задачи страны, обеспечит товарные потоки, связывающие Западную Европу и страны АТР, и, что самое важное, повлечет за собой развитие транспортного машиностроения, высокотехнологичных производств, создание новых ТНК, имеющих перспективный доступ на мировые рынки, важность чего подчеркивал академик Д.С. Львов вначале 2000-х годов [9].
Кроме того, и это интересно для целей данной работы, на предположительную, в случае успеха пилотной части и ее масштабируемости, реализацию только двух континентальных ниток Hyperloop, например, параллельно Транссибу, потребуется значимое для экономики количество стального проката, причем новых сортаментов и инновационных покрытий, а также другой продукции металлургической промышленности, строительных материалов. Потребуется продукция нового поколения от машиностроительного сектора, причем разных отраслей — тележки, капсулы, двигатели, прочее оборудование, вся механика и техника создания и поддержания разреженной среды в трубе, и др., которые формируют ядро и транспортные свойства «наземного труботранспортопровода». Это означает, что проект сможет поддержать отечественную металлургическую промышленность, придаст ей долгосрочный импульс роста и развития, даст новый долгосрочный заказ трубной промышленности и т.д. Естественным образом возникнет и еще одна уникальная возможность в области разворачивающейся структурной модернизации — безболезненного «выключения» как прямого, так и косвенного (через посредников) морально устаревающего присутствия отечественных металлургов в секторе ЖКХ, который наряду с транспортом считается «мультипликатором» ВВП по отраслям народного хозяйства.
Известно, что коммунальная система ЖКХ РФ самая протяженная в мире — порядка 1,1 млн км сетей водоснабжения, теплоснабжения и водоотведения проложено на территории РФ, на каждого жителя страны, включая сельских, приходится примерно 7,5 м магистральной и квартальной городской «трубы» (без внутридомовой разводки). Совокупный накопленный износ инженерных коммуникаций в ЖКХ превышает 70%. К настоящему времени большая часть системы выработала нормативный срок эксплуатации и подлежит замене (или, как минимум, капитальному ремонту). Модернизация систем водоснабжения, водоотведения и очистки сточных вод в регионах России в целях обеспечения населения страны качественной питьевой водой, снижения аварийности и ресурсных потерь, в 2010 году была зафиксирована в ФЦП «Чистая вода». Идея, заложенная в ФЦП, по форсированному участию частного капитала в обновлении государственной инфраструктуры ЖКХ, без должной для этого всесторонней проработки механизмов организации, управления и контроля, не оказалась успешной. На сегодняшний день, по оценке RUPEC, высокий износ коммунальных сетей ЖКХ ведет к суммарным потерям в пересчете в денежный эквивалент до 0,5 трлн руб. в год, а это, без малого, до 3,5% годового федерального бюджета. Кроме того, наблюдается ухудшение здоровья населения вследствие потребления воды низкого качества, существующего уровня аварийности водо- и теплоснабжения, растущих показателей загрязнения вод и почв городских территорий (более 75% населения страны живет в городах) [15].
Если говорить только о материалах труб в коммунальных сетях ЖКХ, не касаясь более глубоких вопросов всей системы обращения с водными ресурсами в секторе, то в мире идет повсеместное вытеснение полимерной продукцией цельнометаллических и железобетонных трубопроводов последние 50 лет [6]. В ЖКХ России процесс замены металлических труб полимерными до сих пор носит несистемный и точечный характер. Так происходит во многом потому, что сектор ЖКХ является емким потребителем трубной металлургической продукции по программам текущих и капитальных ремонтов коммунальных сетей по всей стране. Причем в сети поставляется не только новая, но и бывшая в употреблении («восстановленная») металлическая труба. Объем российского рынка б/у металлических труб для нужд ЖКХ достигает 700 тыс. тонн в год. Применение таких труб по-прежнему законодательно не ограничено, несмотря на неоднократные попытки ввести запрет на правительственном уровне. Восстановленные стальные трубы в два раза дешевле новых. Дешевизна трубы провоцирует коррупцию в коммунальной сфере. Оборотной стороной коррупции является снижение национальных накоплений и, отсюда, недостаточность и потери инвестиций в целом в экономике, предметно — в трубной промышленности, в секторе ЖКХ. Действенное решение по замещению логики и стимулов коррупции выгодами развития производства и новой добавленной, а также потребительской стоимости — изменить продукт, который поставляется, по сути, просто ликвидировать товар, вокруг купли-продажи-поставки которого возникают схемы, угнетающие национальное развитие и подрывающие, в конечном счете, усилия по запуску Правительством РФ долгосрочного экономического роста. Ключевым результатом станет встраивание всего сектора ЖКХ и снабжающих его отраслей в современную тенденцию технологического перевооружения.
Но как на это решиться, если новая стальная труба дорогая, пластиковая труба отечественного производства в дефиците, а импортная тоже дорогая? Здесь уместно привести данные О. Калинского, директора Фонда развития трубной промышленности РФ, который оценивает рынок услуг ЖКХ в 15–20 трлн руб. в год. Эксперт замечает парадоксальную вещь: государство вкладывает огромные средства в модернизацию ЖКХ, но состояние коммунального хозяйства только ухудшается. Обозначенная цифра денежного обращения в секторе, в котором не удается пока показать преобразовательную силу и модернизационные способности Правительства РФ, равнозначна и даже превышает объем годового федерального бюджета. Такая безвыходная, на первый взгляд, ситуация сложилась при том, что отечественная нефтехимическая промышленность, развиваемая последние десять лет преимущественно частным инвестиционным ресурсом, накапливаемым на экспорте простых нефтехимических сырьевых переделов за рубеж, в состоянии произвести качественный продукт (пластиковую трубу) в требуемом объеме и сортаменте, при инвестировании в ее производство даже небольшой доли от оценочной цифры рынка услуг ЖКХ. Но понятно, что структурные инвестиции не придут в нефтехимию без волевого решения государства об их 1) аккумулировании (сбережении от нецелевой растраты), 2) перераспределении в пользу нового ядра производств и НИОКР в нефтехимической промышленности (долгосрочный платежеспособный заказ на полимерную продукцию в рамках государственной программы модернизации ЖКХ — закрепленный законом государственный заказ, плюс — государственно-частное партнерство в нефтехиме). Пока отсутствует масштабный, в том числе сформированный на основе развития отечественных технических стандартов и регламентов, платежеспособный спрос ЖКХ на продукцию нефтехимии, будет отсутствовать и стабильное внутреннее производство полимеров для изготовления, в данном случае, современных технологичных видов водопроводных труб и система эффективного управления и контроля логистики готовой продукции «с завода до места установки». В Стратегии развития химического и нефтехимического комплекса на период до 2030 года, утвержденной совместно Минэнерго и Минпромторгом весной 2014 года, зафиксирована оценка перспективного развития спроса на полимерную продукцию в ЖКХ России в объеме 1 млн тонн в год. По данным RUPEC, при условии замены труб в коммунальных сетях ЖКХ только с использованием полимеров потребление такой продукции может достигать 1 млн тонн в год, что соответствует оценкам Стратегии.
Отметим, что объем инвестиций в строящийся в настоящее время нефтехимический комплекс «Запсибнефтехим» мощностью 2 млн тонн полимеров в год, составляет порядка 9,5 млрд долл. США (или около 0,5 трлн руб., что зеркально цифре ежегодных потерь в ЖКХ только по технико-технологическим причинам), в том числе доля государства — 18,4%. Надо добавить, что в конце 2016 года ряд крупнейших ВИНК заключили с Республикой Татарстан соглашение о сотрудничестве по реализации новых проектов по глубокой переработке природного газа и развитию нефтегазохимии в Республике Татарстан и, возможно, других регионах РФ. Таким образом, нефтегазохимия наращивает ресурсно-производственный потенциал, и теперь уже при поддержке государства. Но будет ли он реализовываться на внутреннем рынке, или опять устремится за рубеж? Чтобы отечественная нефтехимия начала напитывать продукцией внутренней рынок, необходимо сбалансировать потенциальное предложение с перспективным потреблением в отраслях-реципиентах внутри экономики страны, и такая балансировка в ограниченные сроки под силу только при условии государственного регулирования экономики.
Подводя итог, отметим, что источником (фактором) структурного сдвига в транспортном комплексе может стать новый тип транспорта, в секторе ЖКХ — перспективный стандарт трубной продукции на основе полимеров. Оба фактора необходимо включить в моделируемую матрицу межотраслевого структурного маневра, поскольку они связаны между собой в масштабе национальной экономической стратегии развития. Авторы обратили внимание на то, что их связывает как минимум один интересный эффект, который можно сформулировать как «сокращение стальной магистрали в ЖКХ замещается удлинением стальной магистрали по типу Hyperloop». К ЖКХ (в матрице) следует добавить сферу строительства, что утяжелит базис формируемой проектной модернизационной платформы и, одновременно, обусловит более широкий спектр эффектов от развития продукции на основе передела углеводородов.
Для того, чтобы добиться сфокусированным управлением — структурного маневра в экономике с использованием подобной платформы, в создающийся хозяйственный контур роста необходимо встроить специализированный финансовый институт развития, который напитает все элементы описываемой хозяйственной обвязки «нефтехимия — ЖКХ — строительство — металлургия — транспорт — транспортная инфраструктура» необходимой ликвидностью. Полагаем, что это должен быть государственный банк, который в замкнутом финансово-хозяйственном контуре платформы позволит 1) аккумулировать первоначальный инвестиционный ресурс под внутренние задачи отраслей платформы, 2) даст современные и безопасные технологии управления финансовыми потоками, 3) обеспечит межотраслевые финансовые «переливы капитала», рост внутрисистемных накоплений и перевод их в инвестиции.
Проектную модернизационную платформу можно рассматривать как такой способ организации планирования и управления изменениями в системе народного хозяйства, который дает возможность реализовать в отраслях новые технологии, переходить на новые стандарты, перераспределять ресурсную и другую нагрузку между отраслями, то есть ведет к структурному сдвигу в экономике посредством структурного маневра.
Схематично матрицу межотраслевого структурного маневра, о котором идет речь, можно изобразить так, как показано на рис. 1.
Рис.1. Матрица структурного маневра (схематическое изображение)
В матрице структурного маневра сборка отраслей и проектов в них осуществлена в логике создания уникальной динамической системы в структуре МОБ, которая будет генерировать новую конъюнктуру экономического роста, перетекающую в остальные отрасли, что результируется в перспективе 20–25 лет с формированием обновленного полноценного межотраслевого баланса. Импульс структурного сдвига и маневра сможет пойти по межотраслевым цепочкам и будет пронизывать связанные отрасли народного хозяйства и их хозяйственное единство. В матрице учтены все основные элементы создания валового внутреннего продукта: производство (реальный сектор экономики, промышленность), торговля (сектор услуг), включая транспорт, экономика городского и домашних хозяйств, финансы, исследования и разработки. Это означает, что структурный маневр можно рассматривать как один из макроэкономических факторов, долгосрочно влияющих на показатель странового ВВП, а также качество национальной экономики.
В начальном состоянии межотраслевого баланса элементы анализируемой матрицы структурного маневра можно кратко охарактеризовать следующим образом (таблица 1).
Ключевые решения (и/или задачи развития) для группировки отраслей, формирующих описываемую проектную модернизационную платформу, представлены в таблице 2.

Таблица 1
ОтрасльХарактеристика
АПКЗначительная поддержка государства в прошедшие десять лет (инвестиционная, административно-управленческая) обусловила положительные результаты проведенной работы и уверенный потенциал дальнейшего роста, и/или развития сектора. Один из ключевых для матрицы структурного маневра результатов: рост урожая зерновых, возвращение Россией позиции нетто-экспортера, с экспортным потенциалом до 30 млн тонн зерна в год
Транспортный комплексРоста грузовой базы в транспортном комплексе РФ не происходит. Транспортно-транзитный потенциал российского пространства не реализуется
Транспортное машиностроениеОтрасль несет убытки, государство перешло в режим прямого субсидирования, идет производство устаревшего модельного ряда, сборочное копирование иностранных технологий 20-летней давности
Металлургическая промышленностьСнижение цен на прокат на мировом рынке, сокращение объемов российского экспорта, отсутствие крупных заказов и искусственное завышение отпускных цен на внутреннем рынке
Трубная промышленностьОсновной заказ формируют нефтегазовые ВИНКи и АК «Транснефть» и он ограничен потенциалом реализующихся проектов, в ЖКХ идут поставки б/у стальных труб
ЖКХРост износа коммунальной сетевой инфраструктуры, отсутствие значимых результатов инвестиций в сектор, отсутствие современных технологий, устаревшие стандарты обращения с водными (и энерго-) ресурсами
ЗдравоохранениеУхудшение показателей здоровья населения (одна из причин — низкое качество питьевой воды)
СтроительствоОтсутствие новых технологий прокладки инженерной инфраструктуры в крупных городах, устаревшие или теряющие перспективность СНИПы, ГОСТы
Химическая и нефтехимическая промышленностьЭкспорт сырьевых переделов с низкой добавленной стоимостью, экспорт высоких переделов за рубеж, и дефицит полимерной продукции отечественного производства, в отсутствие платежеспособного спроса на внутреннем рынке
Банковская система РФВ России существует четыре значимых специализированных государственных финансовых института, включающих функцию развития (Сбербанк РФ, ВТБ, ВЭБ, РСХБ). Их недостаточно для решения выделенной управленческой задачи, — структурного сдвига и маневра в МОБе экономики страны

Таблица 2
ОтрасльРешение / задачи развития
АПКДля устойчивых позиций на мировом рынке зерновых требуется транспортная инфраструктура и возможности оперативной переброски экспортируемой части урожаев в восточные, либо западные и юго-западные регионы, порты. Величина логистики в себестоимости товара должна быть минимальна
Транспортный комплексАнонсированы пилотные проекты по технологии Hyperloop (транспорт в разреженной среде). Растет объем торговли между развитыми экономиками ЕС и Китая (транзитный грузопоток по территории РФ минимален). Реализация технологии Hyperloop на российском / евразийском пространстве предъявит совершенно новые требования к «снабжающим» проект отраслям и одновременно сформирует перспективное предложение мировой торговле по высокоскоростной наземной логистике
Транспортное и другое машиностроениеМультизаказ по проекту транспорта в разреженной среде
Металлургическая промышленностьЕмкий долгосрочный заказ по проекту транспорта в разреженной среде, инновационные материалы, покрытия
Трубная промышленностьЕмкий долгосрочный заказ по проекту транспорта в разреженной среде (в основном, трубы большого диаметра)
ЖКХПоэтапный запрет на использование металлической трубы в коммунальных сетях. Контроль трубных компаний, серого рынка. Смена текущей технологической логики (замена металла пластиком) приведет к значительной, по масштабу, смене накопленного неэффективного управленческого слоя в секторе ЖКХ. Формирование института планирования оздоравливающей модернизации городского ЖКХ. Развитие наукоемкого сектора ЖКХ.
ЗдравоохранениеИнициативное участие Минсоцразвития в вопросах оздоравливающей модернизации ЖКХ, включая разработку новых стандартов очистки и потребления питьевой воды и проч.
СтроительствоРазработка новых технических инженерных стандартов, технологий строительства с переходом ЖКХ на пластиковые трубы в коммунальных сетях (с перспективным изменением стандарта строительства и коммунального хозяйства в части использования трубной инфраструктуры — сокращения количества «входных» в жилой дом труб)
Химическая и нефтехимическая промышленностьПокрытие долгосрочного платежеспособного спроса строительства и ЖКХ на полимерные трубы. Развитие высших переделов в третьей отраслевой вертикали: создание «умной» трубы. Дополнительно: увеличение объемов производства и поставки качественных удобрений на внутренний рынок (для поддержки тенденции роста АПК)
Банковская система РФЗапуск Российского Промышленно-строительного Банка (Роспромстройбанк) как финансового агента государства по структурному маневру в интересах осуществления стратегии комплексного экономического роста (капитал банка предоставляется государством, банк предоставляет кредитную эмиссию, по аналогии с восстановлением агропромышленного сектора, опиравшемся, в том числе, на запуск финансовой группы «Россельхозбанка»)

Представляется, что сектор ЖКХ необходимо развивать в логике высокотехнологичной отрасли народного хозяйства. В этом случае он сможет формировать заказы на инновационные разработки отечественной нефтехимии и микробиологии, биофизики, информационного сектора, здравоохранения. Так, крайне перспективно исследовать возможности полимерной трубы «с насечкой» («умной» трубы), которая по данным опытов австрийского ученого В. Шаубергера, дает ряд эффектов: «крученой (живой)» воды, самоочистки воды и проч. [17]. В самом секторе необходима структурная перестройка: с институциональной точки зрения речь должна идти о создании специализированного института планирования и управления модернизацией городского ЖКХ, в привязке к национальной платформе структурного сдвига и структурного маневра в экономике РФ. Возможно рассматривать ряд сценариев перестройки коммунального сетевого хозяйства (консервативный, инновационный, форсированный). Стабильный и долгосрочный спрос ЖКХ на продукцию нефтехимии в замкнутом контуре платформы должен стать импульсом постоянного развития высших нефтегазохимических переделов, в т.ч. научных исследований и разработок новых материалов, продукции, то есть активной деятельности в третьей, вслед за добывающей, и переработки в базовых переделах, производственной нефтегазохимической вертикали [2].
Роспромстройбанк следует создавать как банк-функцию на решение задач внутри контура модернизационной проектной платформы. Появление этого банка дополнит уже существующие крупные государственные финансовые (банковские) институты развития до пяти, и наличие всех пяти банков повысит размерность сквозного межотраслевого планирования, принятия решений и управления до требуемой для эффективной реализации матрицы структурного маневра в масштабе народного хозяйства2.
В самой матрице структурного маневра фактически оказывается встроено пять взаимосвязанных элементов в рамках общего плана, что определяет возникновение внутренней избыточной ликвидности, и поддерживает в управляемой системе экономического роста повышенное конъюнктурное давление, накапливая необходимую инвестиционную емкость, которая «подтолкнет» рост изнутри, вне управленческой и ресурсной мобилизации. Наглядно эффект показан в схематическом виде на рис. 2.
Рис. 2. Схематическое изображение идеи перетекания конъюнктуры, генерируемой в матрице структурного маневра — в межотраслевой баланс народного хозяйства
Ожидается, что мультипликативный эффект проектной модернизационной платформы будет столь сильным, что в процесс окажутся вовлечены не только прямым, но и косвенным образом практически все группы отраслей народного хозяйства. В такой среде важно создавать новые отрасли и подотрасли.
По отраслям, непосредственно встроенным в контур проектной модернизационной платформы, можно сформулировать следующие ожидаемые результаты (табл. 3).

Таблица 3
ОтрасльОжидаемый результат
АПКМинимальные финансовые и временные расходы на оперативную логистику зерновой продукции с использованием технологии транспорта в разреженной среде (Hyperloop)
ТранспортПритяжение внешнеторгового транзита технологией транспорта в разреженной среде обеспечит постоянные долгосрочные импульсы роста от мировой экономики и торговли в российскую экономику (они будут суммироваться и мультиплицироваться с финансово-кредитным плечом Роспромстройбанка). Эти импульсы (доходы от транзита) станут источниками эмиссионных и дополнительных кредитных возможностей внутристранового развития РФ
Транспортное машиностроениеНовые технологии, оборудование. Формирование экспортного плеча российского машиностроения
Металлургическая и трубная промышленностьВосстановительный рост промышленности. Производство инновационной продукции (на старте — под заказ проекта транспорта в разреженной среде)
ЖКХСтруктурная перестройка ЖКХ, разработка и внедрение новых национальных городских коммунальных стандартов. Современные технологии управления и контроля. Формирование водохозяйственных городских комплексов. Социально и народосберегающие эффекты как результат оздоравливающей модернизации ЖКХ
ЗдравоохранениеУлучшение здоровья населения, сокращение числа неизлечимых или трудно поддающихся лечению заболеваний на 1000 человек и проч., снижение гос. расходов (бюджетных) на здравоохранение, социальное страхование и т.п.
СтроительствоРазвитие технологий строительства в соответствии с новыми техническими стандартами в коммунальном хозяйстве
Химическая и нефтехимическая промышленностьСистемное использование плеча спроса. Выпуск инновационной наукоемкой полимерной продукции. Формирование экспортного плеча продукции высоких переделов. Третья отраслевая вертикаль как источник стабильного развития всего НГХ комплекса. Рост конкурентоспособности сектора
Банковская системаУправление инвестиционными накоплениями в замкнутой системе проектной модернизационной платформы, целевое инвестирование внутренних накоплений, кредитование по льготной ставке процента

В 2002 году Д.С. Львов высказал мысль о том, что нравственные начала должны стать основой будущей экономики России, и что современное государство должно быть социально-ориентированным [9]. Таким государство было до 90-х годов 20 века, а затем «в эйфории рыночных реформ» оно стало стремительно утрачивать свои социальные функции. Запустив экономический рост на основе отраслеобразования и отраслезамещения в реальном секторе и секторе услуг, российское государство сможет подготовить новые стандарты социально-ориентированного и сбалансированного хозяйства, сможет научиться проводить бюджетные структурные маневры, использовать иные инструменты создания и поддержания высокого качества жизни населения. Авторы данной статьи предлагают одно из возможных концептуальных решений поставленной задачи.
В заключение важно коснуться еще одной актуальной темы — перспектив развития регионального объединения стран Евразийского экономического союза. На сегодня экономическое будущее этого объединения является недостаточно определенным. Недостаточной является и современная теория экономической интеграции относительно евразийского мирового региона развития. Евразийский Банк развития как специализированный региональный финансовый институт, задуманный в качестве банка развития, сегодня существует в заданном статусе, но слабой мощности, с недостаточным размером собственного капитала, и не способен кредитовать емкие и длинные межрегиональные проекты, не способен вести диверсифицированную по многим секторам кредитно-финансовую политику, что вполне объяснимо и низким уровнем собственного капитала, и отсутствием валютной интеграции стран-участниц ЕАЭС, и малой базой ВВП стран евразийской интеграции относительно ВВП РФ, и другими факторами.
При этом, поскольку ВВП России составляет до 75% ВВП всех стран ЕАЭС, то реализация в системе народного хозяйст­ва России структурного маневра естественным образом будет продолжаться и в хозяйствах стран ЕАЭС. В таких условиях и евразийскую платформу роста и новой матрицы для региональной экономики логично запускать с механизма МОБ-роста, принцип которого изложен в статье. Институтом управления и планирования такой задачи может стать специализированный евразийский институт, создаваемый за рамками Евразийской Экономической Комиссии — Институт Евразийского Госплана (Институт планирования и управления перехода к новой матрице региональной экономики на основе МОБ-сформулированного и управляемого роста), формируемый странами-участницами в качестве интеграционной новации для освоения эффектов стартующей в мировой экономике длинной конъюнктурной и инновационной волны хозяйственного роста и развития.


Литература
1. Hyperloop Alpha. [Электронный ресурс]. URL: http://www.spacex.com/sites/spacex/files/hyperloop_alpha-20130812.pdf (дата обращения: 09.11.2016).
2. Анисимов А.М., Руденко Е.А. К вопросу о планировании и управлении реализацией сверхструктурных проектов в экономике на примере актуальной задачи нефтегазового комплекса // Проблемы современной экономики. — 2016. — №2. — С. 167–172.
3. Гранберг А.Г. Мир Василия Леонтьева // Экономическая наука современной России. — 1999. — № 1(5). — С.114–123.
4. Гринберг Р. Прозрение наступает? [Электронный ресурс]. URL: https://regnum.ru/news/economy/2096968.html (дата обращения: 16.03.2016).
5. Инвесторы Hyperloop рассчитывают запустить транспорт будущего в Приморье к 2021 году. [Электронный ресурс]. URL: http://epkgroup.ru/common/upload/2016/__2016.09.07.pdf (дата обращения: 06.09.2016).
6. Красницкая М.М. Трубы из ПВХ: второе рождение. [Электронный ресурс]. URL: http://www.plastic-pipes.ru/sites/default/files/publikacii/magazin-T&E-3-2009-p19-33.pdf (дата обращения: 16.12.2016).
7. Кудрин (А.) предложил сделать бюджетный маневр в пользу образования и медицины. [Электронный ресурс]. URL: https://lenta.ru/news/2016/07/13/kudrinmanevr/ (дата обращения: 09.01.2017).
8. Леонтьев В. Баланс народного хозяйства СССР. [Электронный ресурс]. URL: http://istmat.info/files/uploads/28606/planovoe_hozyaystvo_1925_-12.pdf (дата обращения: 01.11.2016).
9. Львов Д.С. Какая экономика нужна России? [Электронный ресурс]. URL: http://ecsocman.hse.ru/data/529/148/1217/02-Lvov.pdf (дата обращения: 23.11.2016).
10. Прогноз долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2030 года [Электронный ресурс]. URL: http://economy.gov.ru/minec/activity/sections/macro/prognoz/doc20130325_06 (дата обращения: 09.01.2017).
11. Садриддинов М.И. Оценка таблицы распределения товаров и услуг в экономике республики Таджикистан // Вестник НГУ. Сер.: Социально-экономические науки. — 2014. — Т.14. Вып. 4. — С.140-150.
12. Стратегия развития химического и нефтехимического комплекса на период до 2030 года. [Электронный ресурс]. URL: http://docs.cntd.ru/document/420245722 (дата обращения: 18.11.2016).
13. Суворов Н.В. Направления использования межотраслевого метода в прогнозно-аналитических исследованиях материально-вещественных пропорций воспроизводства. [Электронный ресурс]. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/napravleniya-ispolzovaniya-mezhotraslevogo-metoda-v-prognozno-analiticheskih-issledovaniyah-materialno-veschestvennyh-proportsiy(дата обращения: 24.11.2016)
14. Сухарев О.С. Оценка структурных сдвигов в экономике России. [Электронный ресурс]. URL: https://inecon.org/docs/Sukharev_seminar_20131024.pdf (дата обращения: 24.11.2016).
15. Трубные полимеры в городском ЖКХ. Исследование RUPEC. [Электронный ресурс]. URL: http://www.rupec.ru/analytics/32317/ (дата обращения: 13.11.2016).
16. ФЦП «Чистая вода» на 2011–2017 гг. [Электронный ресурс]. URL: http://docs.cntd.ru/document/902256587 (дата обращения: 08.12.2016).
17. Шаубергер В. Энергия воды. [Электронный ресурс]. URL: http://www.evgars.com/tr.htm. (дата обращения: 02.11.2016).

Сноски 
1 Шумпетеровский (инновации) и кондратьевский (конъюнктура) анализ длинных волн.
2 Можно отметить некоторую аналогию с пятью банками-агентами развития в Китайской банковской системе.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия