Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (62), 2017
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Бабакова Е. В.
аспирант кафедры общей экономической теории
Санкт-Петербургского государственного экономического университета


Экономическая система: структурный и генетический аспекты
В статье рассматриваются различные взгляды на теорию систем и системный подход. Излагается авторское видение категории «система» с рассмотрением её через атрибуты структуры и генезиса. Доказано, что методология исследования экономических систем без учета особенностей её структуры и генезиса будет односторонней и весьма ограниченной, что будет негативно влиять на возможности по её управлению и целевому развитию
Ключевые слова: система, системный подход, экономическая система, структура, эволюция
УДК 330.111; ББК 65.01   Стр: 52 - 54

Актуальным вопросом на сегодняшний день является эффективное управление экономическими системами и процессами, протекающими в них, поскольку от этого зависит благополучное развитие всей экономики страны. Любое эффективное управление в экономике строится не только на полученных опытно-прикладных результатах, но и на хорошей теоретической базе исследуемого объекта управления или процесса. Именно поэтому для понимания преобразований в экономических системах в настоящем и будущем, мы считаем важным их рассмотрение на теоретическом уровне для выявления сущностных закономерностей с целью выработки практических навыков и инструментария для дальнейшего успешного управления.
Рассмотрение экономики с точки зрения теории систем и системного подхода на сегодняшний день является в экономической теории устоявшейся нормой. Да и в целом в науке, как естественной, так и в социогуманитарной, системный подход является стержневой, основополагающей методологической основой исследований. При этом мы не отождествляем системный подход с конкретной методологической теорией или классом теорий, утверждая, скажем, что он представлен в кибернетике, а, в свою очередь, в диалектико-логической методологии его нет. В нашем понимании системный подход есть важнейший атрибут собственно научного подхода и одно без другого немыслимо. Именно в таком ключе мы и будем употреблять понятие системного подхода в нашей работе.
Кроме того, мы стоим на позиции тождества предмета и метода в науке, как частном проявлении целостности бытия, где онтология и гносеология имеют единую основу, принципы строения и развития. Ведь если объект исследования — система, то и подход к её исследованию, соответственно, должен быть системным. Раскрытие свойств исследуемой системы автоматически предполагает реализацию этого на основе системной методологии.
Реализация системного подхода требует, таким образом, как раскрытия системных свойств объекта исследования (аспект «объекта исследования»), так и достижения качества системности в методологии и организации изучения данного объекта (аспект «системности анализа») [6, с. 28].
Определившись с методологическими основаниями, переходим к введению понятия «система». Чтобы начать рассуждение, оттолкнёмся от сформированного в науке определения. Поскольку, методология изучения систем разрабатывается уже довольно давно и продуктивно, как за рубежом, начиная с Л. фон Берталанфи (1941) [1], так и в России, начиная с А.А. Богданова в его концепции «тектологии» (1910–1920) [2], то у нас есть возможность обратиться к наиболее устоявшимся современным определениям системы. Возьмём в качестве примера следующее определение: «система» (от греч. «systema» — целое, составленное из частей, соединение) есть множество элементов, находящихся в отношениях и связях друг с другом, образующих определенную целостность, единство [3, с. 355].
Анализируя это определение, мы видим, что согласно ему, в системе можно выделить следующие три момента:
● совокупность элементов (состав системы);
● связи между элементами;
● «системный эффект», делающий систему единым неделимым целым.
Теперь наша задача состоит в том, чтобы его критически осмыслить и выработать рабочее определение для целей исследования. Представленное выше определение действительно устоялось в науке, оно «оттачивалось» и «шлифовалось» десятилетиями и мы будем на него опираться, но, вместе с тем, нельзя не обнаружить его смысловую неполноту. Данное определение настоятельно требует некоторой уточняющей детализации. Вспомним, что этимологически понятие системы производно от греческого слова «соединение», «целое, составленное из частей». Сущностной характеристикой системы является структурированная, упорядоченная целостность. Именно целостность берёт научная методология за основу в системном подходе: «исходным пунктом всякого системного исследования является представление о целостности изучаемой системы» [12, с. 134].
Так вот, дело в том, что в рассматриваемом определении эта целостность выражена не полностью. Логично полагать, что целостность, если она действительная целостность, должна охватывать все значимые свойства системы. Если принять, что фундаментальными атрибутами бытия является пространство и время, то и целостность системы должна быть также выражена через её пространственные и временные характеристики. В определении системы как «целого, составленного из множест­ва частей» напрямую выражена только её пространственная характеристика. «Поставив здесь точку» в определении, мы неявно примем её за статично-структурное целое и концепция развития, которая непременно разворачивается в ходе реализации системного подхода, будет применяться к уже сформированному определению системы извне. И получится, что как будто в методе развитие есть, а в предмете его нет. В действительности же принцип развития содержится внутри системы, он — её атрибут.
Мир находится в состоянии постоянных трансформаций. И система в момент t не тождественна системе в момент t+1. Особенно это актуально для сложных саморазвивающихся систем, к которым относятся, в частности, социально-экономические системы. Поэтому в определении системы необходимо отразить и её бытие не только в пространстве, но и во времени.
По настоящему системный подход должен подразумевать охват не только пространственного континуума исследуемых объектов во всей сложности их иерархии и взаимосвязи, но и выходить на развитие (генезис) этих объектов. Понимание генезиса, то есть закономерностей полного «цикла жизни» — от зарождения до исчезновения, невозможно вне раскрытия временного, динамического аспекта бытия системы внутри её.
О принципиальной важности учёта развития экономики при её системном изучении указывают многие современные учёные-экономисты. Этот подход находит развёрнутое воплощение в концепциях эволюционной экономики. В этом научном направлении отметим О.В. Иншакова с его оригинальными идеями «экономической генетики». Обосновывая свою идею эволюционной экономики, учёный справедливо указывает, что «экономическая эволюция — это процесс, зародившийся задолго до современной хозяйственной системы... она берёт начало с эпохи или условного момента возникновения человека» [5, с. 7]. Также, этот процесс протекает и на всех уровнях иерархии экономических систем (от нано- до мега-) [Там же, с. 6]. Действительно, посмотрев на экономику только как на статичный «состав и связи в их целостности», мы никогда не сможем понять, почему этот состав и связи именно таковы, какие есть. Не обратившись к аспекту развития системы, мы, как не узнаем предпосылок её формирования, так и не сможем дать верный прогноз её развития и предложить действенные рецепты управления ею.
Принцип системности в экономической науке, включающий момент, о котором идёт речь, развивает также Д.Ю. Миропольский. Центральным понятием в его концепции является «хозяйство как целое» или «экономика как целое». «... Экономист-теоретик должен охватить экономику не только всех времён, но и всех народов» [8, с. 15] — так он формулирует научную задачу системного охвата экономики как целого. Таким образом, важно не только включить в предметное поле исследования пространство и материально-вещественный аспект экономической системы в его текущем состоянии, но и осваивать эволюционную составляющую, процесс направленной изменчивости экономики.
Таким образом, сформированная без учёта генезиса методология исследования экономических систем будет односторонней и эвристически ограниченной. Таков один из примеров причинно-следственной цепочки, в которой упущения в экономической теории могут привести к неэффективности и неупорядоченности в хозяйственной практике.
В итоге, учитывая данную важную характеристику системы, выйдем на общий принцип системного подхода как способа раскрытия свойств системы в исследуемом объекте. Напомним о тождестве принципов построения онтологии и гносеологии в исследованиях: строение метода определённым образом соответствует как прямо, так и обратно строению предмета. Поэтому говоря о принципе системного подхода, мы выходим постепенно и на определение системы как таковой.
Итак, принцип системного подхода к реальности, как мы его видим, заключается в единовременном удержании двух аспектов бытия: его целостности и его фрагментированности. Ведь система это обязательно упорядоченное структурированное целое, это единство и взаимопроникновение общего и частного. Уровень порядка определяется уровнем развития рассматриваемого целого. Не всякое целое (агрегат) может рассматриваться как система. Только выход на упорядоченность, иерархичность в рассматриваемой структуре может говорить о достижении уровня системности в строении объекта и в уровне познания его системных свойств. Чтобы подчеркнуть прикладную ценность совместной реализации моментов частного и общего в системе с точки зрения экономики, рассмотрим познавательно-деятельностные ситуации упущения одного из них, после чего перейдём непосредственно к определению системы для целей исследования.
Так, отсутствие или недостаточность уровня упорядоченности в раскрытии содержания системы приводит к познавательно-деятельностным дефектам. Их принципиально два вида. Первый дефект — синкретизм — преобладание целого в ущерб раскрытию упорядоченного структурного содержания. Синкретическое целое может содержать в себе набор противоположных и порой несовместимых элементов. Синкретизм в экономике и управлении ведёт к тому, что в рассматриваемом объекте управления не выделить какие-либо его существенные аспекты, требующие для регулирования свои специфические методы. Например, неспособность выделить в планировании основные уровни: стратегический, тактический и оперативный может породить хаотичность и неупорядоченность управленческих действий, привести к повышенным расходам и неспособности вывести предприятие или хозяйственную систему иного уровня на устойчивую траекторию развития.
Второй дефект — фрагментарность, обрывочность — преобладание детализации, сегментирования, углубления в детали в ущерб целостному взгляду на предмет анализа. Подобную, паталогически выраженную тенденцию в индивидуальном и социальном сознании также называют «клиповое мышление». Клиповое мышление рассматривают с разных сторон, мы в интерпретации данного понятия соглашаемся с мнением, характеризующим его через «раздробленность и противоречие в мышлении» [11].
В свою очередь, фрагментарность в экономической деятельности ведёт к неспособности выйти на управление объектом как сложным целым. Такая ситуация особенно характерна для попытки решить управленческую задачу междисциплинарного характера на основе узкоспециализированного подхода. Например, на основе своего профессионального инструментария финансовый менеджер в принципе не может решать вопросы развития предприятия как целого, в котором существуют как организационно-психологические, так и технико-технологические аспекты работы, учётом и управлением которыми он как специалист не владеет. В свою очередь, попытка всё же приняться за такое управление неизбежно приведёт к фрагментарности в управленческих решениях и неудовлетворительным результатам.
Таким образом, с учётом отмеченного выше мы можем выйти на более целостное, научно обоснованное понимание системы, которым и будем руководствоваться в ходе развёртывания нашего исследования.
Итак, исходя из нашего подхода, система — это структурно-упорядоченная целостность. То есть, целое, имеющее структурированное, организованное строение. А раскрыть сущность системы, то есть реализовать системный подход — значит показать исходное целое и далее, реализовав его декомпозицию, раскрыть внутренне упорядоченное содержание этого целого через её составляющие. Это определение, как мы отмечали ранее, близко к исходному, энциклопедическому варианту, но в том и особенность нашего подхода, что на этом мы его не завершаем. Мы считаем это простейшим исходным определением, содержание которого полноценно раскрывается только через очень важную его детализацию (декомпозицию) с раскрытием смысла его понятийных составляющих (концептов).
Наиболее обобщённой декомпозицией системы, удерживающей исходную целостность и последовательно его развивающей, является рассмотрение системы через атрибуты:
● структуры;
● генезиса.
Единство структуры и генезиса в реализации сущности системы особенно явно раскрывается в рамках диалектической методологии. И в этом смысле диалектика — это полноценно системная методология, действительная реализация принципа системности в научном исследовании. Здесь можно только полностью согласиться с Э.Г. Винограем, отмечающим, что в диалектической реализации системного подхода «строение, функционирование и развитие теснейшим образом связаны и взаимообусловлены» [4, с. 28].
Мы ввели понятия структуры и генезиса как атрибутов системы. Поочерёдно раскроем их содержание.
Структура есть пространственная характеристика системы. Здесь мы трактуем пространство в широком философском смысле как «вместилище форм бытия». Структура проявляется через состав и связи системы. Здесь мы опираемся на определения, уже сформулированные и достаточно устоявшиеся в отечественной методологии науки [12, с. 135]. При этом, мы включаем в структуру такие характеристики системы, как элементное строение — состав элементов, если система простая, или состав подсистем, если система сложная (при этом мы отдаём себе отчёт, что это не единственный критерий простоты-сложности системы). Сюда же мы включаем и функциональную характеристику системы как «специфику её связи с внешней средой» [7].
В целом же, структура системы имеет сложное, многогранное строение. Она включает состав частей (простых элементов или подсистем), их атрибутивные, то есть внутренне присущие им свойства и модальные характеристики как характеристики, которые меняются под действием внешних и внутренних факторов. В структуре есть отношения, связи между элементами, их переплетение и взаимное влияние друг на друга, наличие разного типа связей между элементами: ключевых и второстепенных связей, узловых связей как связей, объединяющих множество элементов. Структура, кроме того, предполагает иерархию, подчинённость одних элементов и групп элементов другим. Различные уровни системы могут вступать в различные типы отношений между собой.
При этом любая структура системы характеризуется эффектом целостности, который возникает при переходе на уровень целостного объекта и не сводится к простой сумме свойств отдельных составных частей данной структуры. Этот эффект «возникновения» новых свойств при выходе на уровень системы в целом и называется, поэтому, в науке «эмерджентным», то есть в переводе с английского, «возникающим».
Ещё раз подчеркнём, что, как правило, определения системы, которые можно встретить в современной экономической и философско-методологической литературе освещают сущность системы, исключительно через аспект структуры, отводя генезису второстепенные позиции, либо упуская его. Сейчас мы как раз переходим к его раскрытию.
Генезис есть характеристика целостного развития системы во времени. Сразу сделаем одну важную ремарку: генезис не тождественен динамике. Динамика (от греч. «сила», «мощь», «скорость») есть, по определению, изменчивость, ход развития чего-либо, а, в свою очередь, генезис (от греч. «происхождение», «зарождение») есть целостное развитие, включающее предпосылки возникновения системы, её зарождение, становление, развитие, упадок, распад и перерождение в новые формы. Таким образом, генезис есть более общее понятие по отношению к динамике. Генезис включает в себя динамику как частный момент.
Генезис системы в своём наиболее общем представлении также заключает в себе ответ на вопрос о её целевом назначении. Данный аспект наиболее проявлен и актуален в случае со сложными саморазвивающимися системами, например, социально-экономическими. Так, наличие «общего плана» [10, с. 93] или целеполагания [9, с. 41] развития, наряду с ресурсами и строением, учёные относят к основным условиям существования и функционирования системы.
Целевое назначение системы формирует особенности её развития и не может не оказывать формирующего воздействия на структуру. Генезис и есть, в частности, принцип, закономерность и порядок направленной трансформации структуры системы. Этот тезис наглядно иллюстрируется хозяйственной практикой. Если некоторое сообщество ставит перед собой целью достичь некоторых показателей: например предприятие — освоить новый вид продукции с выходом на новые рынки, или, скажем, страна ставит перед собой задачу совершить инновационный рывок, то, очевидно, что данная целевая установка (если это настоящая цель, а не демагогия), будет с неизбежностью влечь за собой последовательные структурные трансформации в данных экономических системах. Целеполагание, как аспект генезиса, тем самым, формирует и траекторию развития системы, обусловливая в определённой мере все стадии её жизненного цикла.
Таким образом, цель исследования генезиса системы — дать интегральную характеристику всего процесса её жизни. Выражаясь в терминах диалектической логики, генетический аспект системного подхода должен реализовывать в себе единство исторического и логического в анализе системы. Структурный и генетический аспекты системного подхода абсолютно равноправны и являются тесно взаимосвязанными и дополняющими друг друга. Весь процесс целенаправленного функционирования экономического обеспечения деятельности сфер производства и потребления, должен поддерживать сбалансированную, гармоничную структуру взаимосвязей между её базовыми элементами, сохраняя устойчивость в условиях внешней турбулентности и внутреннего саморазвития.
Завершая критический анализ теории систем и системного подхода с общенаучной точки зрения, отметим, что экономическая система, как частный вариант системы, является сложным объектом, требующим пристального изучения не только структурного аспекта, но и генетического, а также целевого подхода к формированию стадий её жизненного цикла. Вместе с тем, современные экономические школы так не пришли к комплексному определению экономической системы с учетом как её структурных, так и генетических особенностей. Таким образом, для современной экономической теории мы видим актуальной задачу определить, каким образом и в какой степени структурные характеристики экономической системы предопределяют её генезис и как генезис системы, в свою очередь, определяет тип её институциональной структуры.


Литература
1. Берталанфи фон Л. Общая теория систем — критический обзор // Исследования по общей теории систем. — М.: Прогресс, 1969. — С. 23–82.
2. Богданов А.А. Тектология: всеобщая организационная наука. В 2 кн. Кн. 1 Отд-ние экономики Акад. наук СССР, Ин-т экономики Акад. наук СССР; редкол. Л.И. Абалкин [и др.]. — М.: Экономика, 1989. — 304 c.
3. Большой энциклопедический словарь. В 2 т. Т. 2 / гл. ред. А.М. Прохоров. — М.: Советская энциклопедия, 1991. — 768 с.
4. Винограй Э.Г. Категориальный анализ, реконструкция и алгоритмизация системного подхода // Вестник Кемеровского государственного университета культуры и искусств. — 2010. — № 10. — С. 28–29.
5. Иншаков О.В. Экономическая генетика как основа эволюционной экономики // Вестник Волгоградского государственного университета. Сер. 3. Экономика. Экология. — 2006. — № 3. — С. 6–16.
6. Кудж С.А. Системный подход в диссертационных исследованиях // Перспективы науки и образования. — 2014. — № 3(9). — С. 26–32.
7. Лоскутов В.И. Методы экономических теорий [Электронный ресурс] — Режим доступа: https://web.archive.org/web/20160313082201/http://www.loskutov.org/Osnova/chap_3.htm (дата обращения: 08.04.2017).
8. Основы теоретической экономики: учеб. для вузов / Д.Ю. Миропольский, И.А. Максимцев, Л.С. Тарасевич. — СПб.: Питер, 2014. — 512 с.
9. Попова С.В. Декомпозиция структурных элементов ресурсного потенциала хозяйственной системы в условиях становления постиндустриальной экономики: дис. ... канд. экон. наук: 08.00.01. — Тамбов: [б. и.], 2012. — 187 с.
10. Садовский В.Н. Основания общей теории систем. — М.: Наука, 1974. — 280 с.
11. Семёновских Т.В. Феномен «клипового мышления» в образовательной вузовской среде [Электронный ресурс] // Науковедение: интернет-журнал. — 2014. — № 5(24). — Режим доступа: http:// cyberleninka.ru/article/n/fenomen-klipovogo-myshleniya-v-obrazovatelnoy-vuzovskoy-srede (дата обращения: 08.04.2017).
12. Юдин Э.Г. Системный подход и принцип деятельности. — М.: Наука, 1978. — 392 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия