Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (62), 2017
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Соболева С. А.
студент кафедры статистики и эконометрики
Санкт-Петербургского государственного экономического университета


Зеркальная статистика внешней торговли как инструмент анализа теневой экономики
В статье показано наличие существенных различий между величинами российского экспорта крабов в Японию и японскими показателями их импорта из России. Доказано, что зеркальное сопоставление данных таможенной статистики может использоваться как один из методов выявления и оценки объемов теневых операций во внешней торговле
Ключевые слова: теневая экономика, незаконная торговля, зеркальное сопоставление данных, нелегальный промысел, добыча краба
УДК 330.45; ББК 65.051   Стр: 80 - 81

Теневая экономика — одна из сложнейших проблем современного общества. Согласно определению ОЭСР теневая экономика включает деятельность, продуктивную в экономическом смысле и вполне законную, но намеренно скрываемую от органов государственной власти с целью избежать уплаты налогов и отчислений на социальное страхование, а также уклониться от выполнения некоторых правовых стандартов и соблюдения определенных административных процедур [1].
Распространение теневых операций, происходящее в последние годы во многих странах мира, ставит задачу выявления и оценки масштабов соответствующих секторов экономики. Современные методы наблюдения теневой сферы подразделяются на прямые и косвенные. Прямые методы включают выборочные обследования домохозяйств, опросы населения, анализ административной информации и другие. Косвенные методы предполагают сопоставление статистических показателей, расхождения в которых указывают на существование теневой активности (доходы и расходы, официальная и полная занятость, объем выпуска и спрос на деньги и т.п.). Ни один из методов нельзя рассматривать как наилучший или единственно возможный. Они должны применяться комплексно и взаимно дополнять друг друга [2]. В рамках данного исследования будет использован один из косвенных методов, а именно: сопоставление зеркальных данных таможенной статистики об экспортно-импортных операциях между торгующими странами по одному и тому же виду товара.
Расхождение данных таможенной статистики двух стран довольно часто встречается при анализе международной торговли. Нельзя однозначно утверждать, что наличие расхождений является исключительно следствием существования теневой экономики. Выделяются различные причины статистических разрывов: методологические (использование странами различных стандартов и правил учета торговых операций), технические (пересчет валют сделки для сравнения стоимостных показателей), и наконец, прочие (умышленное искажение данных и т.п.) [3].
Чаще всего несовпадение цифр говорит о различиях статистической методологии в странах-партнерах [4]. Это может привести к значительным расхождениям данных при отсутствии заметной теневой деятельности [5]. Однако, в определенных условиях крупные несовпадения должны рассматриваться как «маркер» существования теневого сектора. К таким условиям относятся: во-первых, одинаковые подходы к статистическому учету продукта в торгующих странах; во-вторых, простой и прозрачный для наблюдения процесс производства поставляемой продукции; в-третьих, прямые поставки произведенных товаров из страны в страну. В таких случаях, если расхождения данных начинают значительно превышать объемы экспорта/импорта или имеются их необъяснимые колебания, можно говорить о существовании теневого сектора.
Попытаемся проверить данную гипотезу и сравнить величины российской таможенной статистики об экспорте крабов в Японию с зеркальными цифрами о японском импорте. В крабовой торговле обе страны используют одинаковые статистиче­ские методы учета, процесс производства (добычи) относительно прост, а затраты времени на транспортировку невелики, т.е. соблюдаются все три названные выше условия.
Информация об объемах экспорта России в Японию и импорта Японии из России содержится в открытых базах данных Федеральной таможенной службы РФ и Министерства финансов Японии. Попробуем сопоставить японские и российские показатели торговли замороженным и живым крабом на основе стандартной товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности (ТН ВЭД) с использованием двух шестизначных кодов (030614, 030624).
Японская статистика по закупкам живого и замороженного краба из России доступна с 1990 года (табл. 1).

Таблица 1
Импорт российского краба Японией по данным японской таможенной статистики
 1990199520002005201020152016
Тонн9 61056 78378 12275 10334 54114 87118 194
тыс.иен18 06562 22364 55745 44929 45227 28935 286
Источник: Trade Statistics of Japan, Ministry of Finance [6]

Российская таможенная статистика по экспорту живого и замороженного краба в Японию в открытом доступе предоставлена только за последние четыре года (табл. 2).

Таблица 2
Японские данные об импорте крабов из России и российские об экспорте в Японию (тонн)
 1995 г.2000 г.2005 г.2010 г.
Япония *56 78378 12275 10334 541
Россия **н. д.2 4763992 906
 2013 г.2014 г.2015 г.2016 г.
Япония *31 43726 55114 87118 194
Россия ***1 3673 3124 0864064
Источник:
* Trade Statistics of Japan [6]
** Всемирный фонд дикой природы (WWF) [7]
*** таможенная статистика Российской Федерации [8]

За эти годы импорт краба прошел несколько стадий. В 1990-х годах начался резкий рост поставок, пик был достигнут в начале 2000-х, после чего началось снижение до показателей, сопоставимых с началом исследуемого периода. С точки зрения статистических расхождений можно предложить следующую периодизацию:
1990–2005 годы: появление значительного разрыва в российских показателях экспорта в Японию и японских данных об импорте из России;
2005–2008 годы: стабилизация и закрепление разрыва на достигнутом уровне;
2008–2013 годы: начало сокращения разрыва;
2013–2016 годы: быстрое сближение показателей таможенной статистики.
Очевидно, что на протяжении 1990-х, 2000-х и начала 2010-х годов отмечались чрезвычайно высокие объемы импорта российского краба, а также существовали значительные расхождения в фиксируемых двумя странами величинах поставок. Как правило, японские данные многократно превышали российские. Так например, по расчетам российских специалистов только за период 1994–2002 гг. указанная разница достигла 52,1 млрд. долларов, а в сумме японские данные превысили российские в 135 раз [10]. Факт значительных расхождений был подтвержден также и экспертами Всемирного фонда дикой природы (World Wild life Fund, далее WWF) в ходе обширного исследования, имеющего целью предотвратить истребление краба в российских территориальных водах [7].
В середине 2000-х годов российская таможенная служба регистрировала небольшие объемы краба, экспортируемого в Японию, тогда как японский импорт неизменно демонстрировал значения, превышающие российские данные в 20–30 раз. Только с 2009 г. разрыв между цифрами российской и японской таможенной статистики начал постепенно сокращаться. Однако, даже при уменьшении статистических расхождений, в 2009–2013 гг. японский импорт российского краба в среднем был в 15 раз больше официального российского экспорта в Японию. Такие масштабные расхождения невозможно было объяснить простыми несовпадениями статистических методологий. А вот анализ существующих публикаций по вопросу японо-российской крабовой торговли позволял уверенно говорить о наличии крупного теневого сектора [9].
Тем не менее, с 2013 г. разрыв в статистических данных быстро сокращался. Уже в 2015 г. японский импорт превосходил российский экспорт не более чем в три раза. Подобные расхождения вполне возможно было отнести на счет процедурных несовпадений, факторов логистики и технологических особенностей регистрации продукта. Следовательно, подошел к концу длительный период существования значительных и необъяснимых с точки зрения статистической методологии разрывов в таможенной статистике двух стран.
Все временные отрезки, указанные в приведенной выше периодизации, соответствовали принятию тех или иных мер по предотвращению роста теневой экономики в области добычи и внешней торговли крабами. После распада СССР молодое российское государство не смогло эффективно контролировать и управлять рыбным хозяйством в своих территориальных водах. Из-за слабости внутренних институтов, а также из-за высокого зарубежного спроса на морские биоресурсы начался резкий рост незаконного, несанкционированного и нерегулируемого промысла краба в территориальных водах России. Это привело к огромным объемам незаконных поставок в Японию.
С начала 2000-х гг. правительство систематически наращивало усилия для пресечения браконьерства и нерегистрируемого импорта. В частности, большие надежды возлагались на установленную в 2008 г. обязательную регистрацию добытых крабов в российских пунктах таможенного контроля. Однако реакция участников теневой деятельности свела на нет усилия государственных органов и доказала низкую эффективность одностороннего ужесточения контрольных процедур.
Постепенно осуществлялся переход от простых превентивных мер к заключению международных договоров и взаимному ужесточению правил внешней торговли. В 2010-х гг. Россия начала активно привлекать к решению проблемы нелегального крабового промысла влиятельные международные организации. Так например, работники WWF провели ряд исследований, которые позволили определить размеры теневого сектора и установить основные методы нелегального предпринимательства в крабовой индустрии [7]. В результате, Россия получила доказательства широкого распространения браконьерского промысла и заручилась поддержкой международного сообщества в борьбе с ним. В 2010–2014 гг. были подписаны соответствующие двусторонние соглашения с Японией, Южной Кореей, КНР и США, разработан «Национальный план действий по предупреждению, сдерживанию и ликвидации незаконного, несообщаемого и нерегулируемого промысла», усилен надзор российских силовых структур за промыслом в море. В результате, в 2013 году незаконная добыча краба заметно снизилась по сравнению с периодом 2006–2007 гг. Сокращение теневого сектора продолжалось, а к декабрю 2015 года, по мнению Ассоциации добытчиков крабов Дальнего Востока России, проблема незаконного промысла оказалась практически решена [11].
В случае с поставками российских крабов в Японию применялась единая номенклатура и правила статистического учета, имел место относительно простой и «прозрачный» для статистического наблюдения процесс производства (добычи), осуществлялись прямые и быстрые поставки продукции из районов промысла в японские порты. Все это позволяет заключить, что существенные расхождения российских и японских данных об экспорте и импорте крабов, характерные для периода 1990-х — середины 2010-х годов, действительно отражали существование теневого сектора в данной сфере экономического взаимодействия двух стран. Следовательно, при выполнении перечисленных условий метод зеркального сопоставления статистических данных об экспорте и импорте одного и того же товара может использоваться для обнаружения и оценки масштабов теневой экономики.


Статья подготовлена в рамках межвузовского проекта «Методы наблюдения теневой экономики», начатого на экономическом факультете СПбГУ в июне 2016 г., научный руководитель — А.В. Белов, д.э.н., профессор Университета префектуры Фукуи, Япония.

Литература
1. The OECD Glossary of Statistical Terms — URL: https://stats.oecd.org/glossary/detail.asp?ID=2789 (дата обращения: 28.01.2017)
2. Рябушкин Б.Т. О подходах к статистическому измерению параметров теневой и криминальной экономики в российских условиях. — М.: Финансы и статистика, 2010.
3. Трошина Л.Н., Кислицына М.А. Зеркальные сопоставления импорта в статистике внешней торговли // Деньги и кредит. — 2008. — № 2. — С.32–34.
4. Валиев В.М., Кожошев А.О., Мехдиев М.М., Мамедов Ф.О. Проблемы в сопоставимости данных во взаимной торговле // Фундаментальные Исследования. — 2016. — № 12. — С. 140–148.
5. Мантусов В., Тебекин А. Кривое зеркало. Почему таможенная статистика российского импорта расходится с данными стран-экспортеров? // Финансовая газета. — 2015, 17 дек. URL: http://fingazeta.ru/discuss/51390/ (дата обращения: 30.01.2017)
6. Trade Statistics of Japan / Ministry of Finance — URL: http://www.customs.go.jp/toukei/srch/indexe.htm (дата обращения: 14.03.2017).
7. Нелегальный российский краб: исследование торговых потоков (перевод с английского). — М., Всемирный фонд дикой природы (WWF). 2015.
8. Федеральная таможенная служба РФ — URL: http://stat.customs.ru/apex/f?p=201:3:2133445691922626::NO (дата обращения: 14.03.2017).
9. Belov A. Over a Century of Political and Industrial Changes: How to Overcome Path Dependence in Japan–Russia Trade? // The Journal of Comparative Economic Studies. — 2016. Vol.11. Р. 81–103.
10. Белов А.В. Некоторые проблемы развития японо-российской торговли // Проблемы современной экономики. — 2004. — № 3(11). — С.132–135.
11. Фишнет.ру (FISHNET.RU). Электронное издание. 11 декабря 2017. Браконьерские поставки краба на рынки АТР неуклонно падают. — URL: http://fishnews.ru/interviews/491 (дата обращения: 29.01.2017).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия