Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
Подписка на журнал
Реклама в журнале
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (62), 2017
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Макаров В. В.
заведующий кафедрой экономики и управления в связи
Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций им. проф. М.А. Бонч-Бруевича,
доктор экономических наук, профессор

Мохов А. С.
аспирант кафедры экономики и управления в связи
Санкт-Петербургского государственного университета телекоммуникаций им. проф. М.А. Бонч-Бруевича


Создание системы «Умный город» как пример качественно нового уровня технологических возможностей и повышения конкурентоспособности
В статье показаны ключевые тренды инновационного развития, связанные с начатым в 2014 г. процессом формирования и развития Национальных технологических инициатив Программы инновационного развития госкорпораций, ставшие действенным инструментом межотраслевой кооперации и интеграции науки, производства и образования при поддержке государства. Одним из примеров подобных технологических инициатив стало формулирование амбициозной масштабной задачи, решение которой позволит выйти не просто на качественно новый уровень технологических возможностей и конкурентоспособности, но и обеспечит создание условий для получения сопряженных результатов в целом ряде смежных отраслей. Этой задачей является построение многофункциональной системы «Умный город». Интеграционные проекты, подобные проектам создания систем типа умного города, имеют важнейшее значение для формирования инновационной экономики России или экономики знаний. Комплекс соответствующих технологических компетенций позволит России не просто сформировать собственную системную компетенцию в сфере создания умного города, но и стать одним из игроков-лидеров этого глобального рынка
Ключевые слова: «умный город», межотраслевая кооперация, технологические платформы, импортозамещение, интеграционные проекты, региональные инновационные системы, сетевое взаимодействие
УДК 338.49; ББК 65.011   Стр: 170 - 172

Программы инновационного развития госкорпораций (их порядка сорока) стали действенным инструментом межотраслевой кооперации и интеграции науки, производства и образования при поддержке государства. Структурно такие программы представляют собой портфель проектов в разрезе как основной профильной деятельности, так и инфраструктурного характера, связанных с развитием вспомогательных и обеспечивающих компетенций корпоративных объединений.
В 2009 г. был внедрен инструмент, апробированный Европейским Союзом, так называемые технологические платформы, которые представляют собой интеграционную «площадку» для выстраивания тесных кооперационных связей между наукой, образованием и бизнесом при активном участии государства и региональных органов управления [8].
Большие надежды инновационного развития связаны с начатым в 2014 г. процессом формирования и развития Национальных технологических инициатив (НТИ). По замыслу идеологов данного инструмента НТИ представляют собой комплекс мер государственной поддержки по развитию отраслей, которые к 2035 г. позволят России занять достойное место в глобальной мировой экономике.
С 2015 г. начат процесс формирования технологических дорожных карт перспективных технологических рынков, которые соответствуют набору требований, сформулированных специально созданной межведомственной рабочей группой.
Следует ожидать в относительно недалеком будущем, что логические и функциональные связи между такими инструментами координации и интеграции усилий организаций науки, промышленности и образования как технологические платформы, инновационные территориальные кластеры, национальные технологические инициативы и дорожные карты технологического развития будут интегрированы в единое информационное пространство в целях обеспечения стыковки логических связей и выстраивания информационных потоков между всеми заинтересованными участниками инновационных процессов. Лидирующая роль в выстраивании такого единого информационного пространства, очевидно, принадлежит государству [10]. Совокупность инструментов координации и стимулирования, а также формируемых для этих целей институтов и специализированных организаций образует национальную инновационную систему (НИС).
Согласно широко распространенной в экспертной среде точке зрения, НИС также можно рассматривать как совокупность Региональных инновационных систем (РИС), однако на практике не следует игнорировать существенные диспропорции в обеспечении ресурсами и властными полномочиями между региональными и федеральными центрами власти. Властные и ресурсные возможности в значительной своей части аккумулированы в центральном регионе РФ, а также в ряде других стратегических регионов. Диспропорции в ресурсном обеспечении регионов сводят к минимуму возможность формирования НИС на основе механистического объединения потенциалов РИС. Однако, идея формирования НИС путем сетевого взаимодействия РИС представляется вполне жизнеспособной в случае, если рассматривать сеть как совокупность узлов, потенциал которых колеблется от незначительного (регионы со слабо развитой инновационной инфраструктурой) до максимального (центральный регион). Кроме того очевидно, что на начальных этапах своего формирования и развития такая сеть НИС не будет самоорганизующейся системой и функции координатора будут аккумулированы у центрального региона. При этом как идеология формирования, так и соответствующие ей стратегия и структура будут иметь сетевой характер [7].
Для достижения ощутимых «прорывных» результатов, значимых с точки зрения признания национальных российских компаний-лидеров полноправными игроками глобального рынка, необходимо достижение соответствия таких результатов уровню и масштабности задачи. Сама по себе цель — достигнуть соответствующих высот сродни по масштабу таким задачам, как: выход в космос; высадка на Луне; создание атомной бомбы; освоение мирного атома и т.п. Каждое из подобного рода достижений позволило выйти на качественно более высокий уровень конкурентоспособности стране, осуществившей соответствующий «прорыв». Идеология, заложенная разработчиками НТИ (Национальных технологических инициатив), технологических платформ и инновационных территориальных кластеров, позволяет ожидать получение соответствующего значимого результата.
Одним из примеров формулирования амбициозной масштабной задачи, решение которой российскими участниками соответствующей инициативы позволит выйти не просто на качественно новый уровень технологических возможностей и конкурентоспособности, но и обеспечит создание условий для получения сопряженных результатов в целом ряде смежных отраслей, является задача построения многофункциональной системы «Умный город». Данная система представляет собой комплекс аппаратно-программных средств, внедряемых практически во все сферы управления современным мегаполисом, позволяющих рационализировать большую часть процессов, минимизировать негативные последствия участия человека в таких процессах, устранить полностью или минимизировать негативное влияние на окружающую среду, создать наиболее комфортные и безопасные условия для раскрытия созидательного потенциала человека[6]. Данная концепция развития городской среды получила широкое распространение по всему миру и в большинстве развитых стран уже реализовано множество проектов внедрения как отдельных элементов систем умного города, так и их комплексов, охватывающих такие ключевые блоки, как: умное (городское) управление; умная энергетика; интеллектуальные (городские) транспортные системы; интеллектуальное здравоохранение; интеллектуальные системы обеспечения безопасности (жизнедеятельности граждан и бизнеса); и т.п.
Примечателен тот факт, что по заверениям зарубежных гуру и экспертов в сфере создания умных городов их создание в России не следует ожидать ранее 2025 года. При этом ряд городов РФ уже претендуют на признание в качестве таковых, например Москва. К настоящему моменту не существует какого-то единого документа или стандарта, признаваемого безоговорочно мировым сообществом, который позволил бы однозначно идентифицировать тот или иной город как «умный». Однако в экспертном сообществе такой свод качественных признаков уже сформировался. Важным является наличие этапов в процессе становления города умным. Установлены как содержательные (функционально-технологические), так и иные характеристики. В мире уже созданы даже международные ассоциации умных городов. Москва также входит в одну из таких ассоциаций.
Процесс разработки концепции и далее системы (аппаратно-программного комплекса технических средств) «Умный город» предполагает вовлечение в него целого ряда участников, таких как: городское правительство; местные сообщества; местный бизнес; архитектурно-строительный кластер; представители кластера предприятий транспорта; представители кластера предприятий и организаций жилищно-коммунальной сферы; сферы связи и ИКТ [4]; и т.д. и т.п. Уже непосредственно на этапе разработки концепции системы «Умный город» ее разработчики должны учитывать, что по своей архитектуре такой комплекс аппаратно-программных средств представляет собой иерархическую сеть пользовательских узлов (в соответствии с их функционалом: для городского правительства; для ЖКХ; для энергетиков; для транспортников; для силовых структур и т.п.), с одной стороны, и, с другой стороны, сеть элементов сбора, обработки и передачи всевозможной информации о состоянии объектов городской среды. При этом такая система должна предусматривать возможность оперативного автоматизированного реагирования на всевозможные ситуации и, в том числе, чрезвычайного характера. Совершенно очевидно, что как с технологической, так и с организационно-экономической точек зрения реализация проектов по внедрению систем умного города представляет собой крайне сложную задачу [11].
Особенностью реализации проектов по внедрению систем умного города, реализованных в США, Европейском Союзе, Юго-Восточной Азии является то, что в их осуществлении ведущую роль выполняли специализированные компании [9]. К настоящему моменту можно констатировать тот факт, что глобальный рынок (интеграции) систем типа «Умный город» уже не только сложился, но и поделен между ограниченным числом глобальных корпораций. Технологическая реализация такого рода проектов невозможна без участия компании-интегратора, которой отводится ключевая роль. Отличительной особенностью глобальных компаний — игроков рынка систем «Умный город» является то, что они не только способны успешно реализовать функцию системного интегратора, но при этом сами являются функциональными элементами глобальных корпораций, в составе которых находятся компании-разработчики и производители всех технических средств, которые предполагается внедрять. Т.е. фактически компании-интеграторы лоббируют те технические «решения», которые составляют основу многообразных систем и подсистем умного города. Очевидно, что такая комбинация компании-интегратора с поставщиками решений представляет собой мощнейшее конкурентное преимущество на глобальном рынке [4].
К настоящему моменту основным аргументом зарубежных экспертов по системам умного города, лоббирующих интересы глобальных международных корпораций, является утверждение о том, что в России нет национального интегратора такого уровня, который способен разработать и внедрить систему уровня умный город. При этом они подразумевают наличие у такого интегратора не только собственных подразделений-разработчиков и собственного производства, но и положительного опыта уже реализованных подобных проектов. Ситуация в действительности такова.
Однако вывод, который делают наши геополитические конкуренты, далек от наших реальных стратегических и экономических интересов. Нам заявляют: у вас нет собственного интегратора, он вам и не нужен, так как уже существуют интеграторы (иностранные), имеющие положительный опыт. Наши стратегические интересы заключаются в прямо противоположных выводах:
1. Компетенция по разработке и созданию умного города относится к системной компетенции, так как предполагает интеграцию усилий предприятий и организаций большого множества отраслей, как непосредственно, так и опосредованно участвующих в создании, модернизации и эксплуатации всего имущественного комплекса города. В случае передачи такой системной компетенции иностранной компании задача получения соответствующей системной компетенции становится недостижимой [2];
2. Так как внедрение систем умного города предполагает, в том числе, решение задач обеспечения комплексной безопасности (граждан, объектов инфраструктуры, промышленности), которые следует относить к критически важным, то передача соответствующей функции и решения данных задач компаниям-нерезидентам представляется недопустимой;
3. Поскольку проект создания умного города предполагает вовлечение в него огромного числа поставщиков из самых разных отраслей промышленности, то его реализация позволяет стимулировать все те отрасли, которые являются участниками кооперации; важно использовать подобного рода интеграционные проекты, чтобы осуществлять на их основе импортозамещение и стимулирование инновационных изменений на предприятиях смежных отраслей [3].
Интеграционные проекты, подобные проектам создания систем типа умного города, имеют важнейшее значение для формирования инновационной экономики России или экономики знаний [1]. Лидирующую роль в таких проектах ни в коем случае нельзя отдавать компаниям-нерезидентам. Западный мир дистанцировался от нас настолько, что мы, к сожалению, уже не можем рассматривать наших западных партнеров в качестве добросовестных. Если в период «перестройки» глобальные транснациональные корпорации скупали наши предприятия, чтобы затем их фактически ликвидировать, лишая нашу промышленность соответствующих технологических компетенций, то сегодня нас пытаются убедить в том, что некоторые компетенции нам попросту не нужны. А так ли это? Что касается интеграционных проектов создания умного города — точно нет. Отсутствие в настоящий момент в России собственной мощной компании-интегратора с собственными подразделениями разработчиков и производств можно вполне успешно компенсировать на основе формирования кооперационной сети с тем же набором участников.
Примечательно, что такая кооперационная сеть в России сформирована. В Санкт-Петербурге в 2014 г. при поддержке Министерства экономического развития РФ был создан инновационный кластер информационных технологий, радиоэлектроники, приборостроения и средств связи. Входящие в кластер предприятия и организации собраны по принципу взаимодополнения для решения задач разработки и внедрения любых систем, входящих в интегрированную систему умный город [5]. Данный инновационный территориальный кластер уже инициировал ряд проектов непосредственно в Санкт-Петербурге и ряде других городов России. Результативность сетевого взаимодействия участников данной кластерной инициативы во многом зависит от активности, последовательности и эффективности ключевого участника — государства, которое на этапе формирования такой стратегически значимой компетенции, как способность создавать умные города, должно оказывать преференции собственному национальному производителю, а не потворствовать бездумно стремлению иностранных «партнеров» оставить Россию за рамками клуба глобальных игроков на данном рынке. Приглашая к участию в подобных проектах такие компании, как IBM, Siemens, и им подобные, государство осознанно формирует как сам рынок, так и конкурентную среду в нем. Важно, чтобы на данном рынке были представлены российские игроки, а партнеры-нерезиденты не проводили демпинговую политику [7].
На основе рассмотренного примера крупного масштабного проекта можно увидеть функциональные и логические связи между теми сетевыми инструментами, которые были рассмотрены в данной статье. Примечательно, что перечень национальных технологических инициатив, утвержденных правительством РФ, процентов на 80 непосредственно соотносится с функциональными подсистемами умного города. Практически это означает, что если долгосрочные намерения правительства, формализованные в концепциях этих НТИ, будут воплощены в реальность, то комплекс соответствующих технологических компетенций позволит России не просто сформировать собственную системную компетенцию в сфере создания умного города, но и стать одним из игроков-лидеров этого глобального рынка.


Литература
1. Макаров В.В, Блатова Т.А. Информационно-коммуникационные технологии как индикатор развития экономики знаний // Российский гуманитарный журнал. — 2014. Т. 3. — № 4. — С. 275–281.
2. Макаров В. В., Гусев В. И., Синица С. А. Методический подход к оценке информационных ресурсов // Информационные технологии и телекоммуникации. СПбГУТ. — 2013. — № 3(3). — С. 72–78.
3. Макаров В.В., Долгов Д.В. Проектно-ориентированное управление инновационными изменениями в организациях // Министерство образования и науки Российской Федерации, Гос. образоват. учреждение высш. проф. образования «С.-Петербургский государственный университет экономики и финансов». — СПб., 2004. — 28 с.
4. Макаров В.В. Обеспечение конкурентоспособности оператора связи путем инновационного развития // Электросвязь. — 2011. — № 9. — С.30–33.
5. Макаров В.В., Иванова Н.О. Классификация инфокоммуникационных предприятий на основе их инновационного потенциала // Проблемы современной экономики. — 2016. — № 1. — С. 76–79.
6. Мальцева У.В., Макаров В.В. Информационные технологии в практике управления качеством // Инновации. — 2011. — № 12(158). — С. 116–119.
7. Шестернина М.В. Синергетический подход формирования российской сетевой экономики // Вестник Уфимского государ­ственного авиационного технического университета. — 2013. — № 4 (Т. 17). — С. 202 -214.
8. Brodar K, Klacmer Calopa M, Pihir I. Impact of ICT on the structural and contextual organizational elements: Case of the Varaždin County // J Info Org Sci.2009; 33(2), рр.243–54.
9. W. Paenpluem and N. Thammakoranonta, The relationship between information and communication technologies adoption and management in Thai’s business organization // Proc. International Proceedings of Economics Development and Research. Vol. 43. IACSIT Press. Singapore. 2012. pp. 57–61.
10. Petrariu I.R, Bumbac R., Ciobanu R. Innovation: a path to competitiveness and economic growth. The case of CEE countries // Theoretical and Applied Economics 2013, Vol. XX, No. 5 (582), pp.15–26.
11. «Умный дом»: идеология или технология? [Электронный ресурс] — Режим доступа: www.intelkey.ru/system/for/articles/intel-house.htm (дата обращения: 17.02.2017).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия