Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (62), 2017
ПРОБЛЕМЫ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ
Лыбанева М. В.
заместитель главы администрации Петроградского района Санкт-Петербурга
Благих И. А.
профессор кафедры истории экономики и экономической мысли экономического факультета
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук, профессор

Пашкус В. Ю.
доцент кафедры экономической теории и экономической политики экономического факультета
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук


Анализ ожиданий и направления сотрудничества образовательных учреждений с бизнес-сообществом в стратегическом партнерстве
В статье анализируются ожидания образовательных учреждений от сотрудничества с бизнес–сообществом. Показывается, что они носят не только разнонаправленный характер, но и наблюдается расхождение господствующей в информационном поле теории с практической деятельностью вузов и бизнес-структур. В то же время авторами утверждается, что по ряду направлений государственно-частного партнерства начинают складываться институциональные структуры, способные сблизить теорию с практикой. В частности это находит свое воплощение в совместной разработке учебных программ, профессиональных стандартов, консалтинговой, экспертной деятельности, финансирования подготовки кадров в отраслевом и территориальном разрезе и др. Ряд положений статьи носят дискуссионный характер
Ключевые слова: экономика образования, образовательные услуги, государственно-частное партнерство, модернизация высшего образования, качество образования
УДК 330; ББК У24(2)920.22я73; Ю941.1я7 + Ю940.3я7   Стр: 217 - 221

Сегодня, когда российская экономика выходит из кризиса, возникают новые вызовы и новые ожидания в сфере экономической политики государства. В условиях «повышения темпа и напряженности бизнеса… обострения конкуренции за рынки» и повышения значимости человеческого капитала растет понимание необходимости переосмысления, как инструментов экономической политики, так и нового стратегического партнерства бизнеса и образования. [1; 2; 3] Целью развития партнерства высшей школы и бизнеса в общенациональном масштабе является объединение усилий и ресурсов, используемых для повышения качества и конкурентоспособности российского высшего образования и национальной экономики в целом. Необходимость формирования стратегического партнерства бизнеса и образовательных учреждений не вызывает сомнений. Однако при этом главная проблема заключается в том, чтобы на каждом уровне и по каждому направлению сотрудничества были определены интересы партнеров, сформулированы вполне конкретные достижимые цели и найдены эффективные механизмы, адекватные экономическим особенностям региона, целям и интересам конкретного вуза и конкретного бизнеса. Только в этом случае будут созданы возможности для синергетических эффектов, направленных на придание инновационного импульса развитию экономики регионов и страны в целом. [4]
Общество рассматривает высшую школу как важнейший инструмент реализации региональных экономических стратегий и поставщика новых идей и знаний для развития экономики. Без стратегического партнерства с бизнес-средой осуществить эти цели невозможно. Целевая программа такого сотрудничества, направленного на развитие нового качества образовательных, научных и иных услуг действует во многих вузах.
Мы полагаем, что при построении отношений с бизнес-средой образовательное учреждение должно занимать позицию равноправного и сильного партнера, обладающего существенными ресурсами. Государственно-частное партнерство в образовании следует рассматривать существенно шире, чем отношения в системе «клиент–поставщик», в которых вуз является поставщиком, а компания — потребителем квалифицированных кадров. В современной экономике такой узкий сектор сотрудничества не является перспективным. По предложениям самих представителей бизнеса, высказанным в ходе совместных сессий стратегического планирования, наиболее желательный сценарий взаимодействия должен строиться по формуле «общество плюс государство, плюс вуз, плюс бизнес равно новый институт государственно-частного партнерства» [5]. Для вузов такой подход формирует возможность создавать новые, в действительности востребованные, образовательные продукты и услуги (рис.1).
Рис. 1. Взаимодействие и приоритеты общества, государства, вуза и бизнеса в эффективной модели государственно-частного партнерства в сфере образовательных услуг
Ориентация только на «клиентский» подход создает также ограничения для реализации принципа опережающего развития сектора высшего образования. Напрямую ориентироваться на сиюминутные запросы бизнеса, как в подготовке, так и в научных исследованиях — значит существенно ограничить возможности выпускников высшей школы в будущем, зачастую — пожертвовать фундаментальными исследованиями, результаты которых не имеют «прямого» экономического выхода. Все это противоречит самой сущности и предназначению вуза: создавать знания и технологии для завтрашнего дня и будущего экономики. [6] Поэтому более продуктивным представляется лидерский подход, при котором усилия партнеров направляются не столько на взаимное удовлетворение существующих нужд (хотя это, безусловно, не исключается), а на достижение совместных стратегических целей в будущем, активные совместные действия, направленные на построение этого самого «будущего», влияние на региональные и отраслевые тренды. [7; 8]
Для выявления ожиданий сторон и потребностей, которые могут быть непосредственно реализованы в партнерстве, следует формулировать не только собственные потребности, но и свое видение потребностей партнера, которые могут быть удовлетворены в сотрудничестве, а также сильные и слабые стороны каждой из сторон и как поставщика ожидаемых благ, и как партнера в совместных проектах. Совмещение результатов позволяет оценить адекватность представлений вуза и бизнеса о потребностях, возможностях и ограничениях друг друга, а также уточнить позиции и формулировки понимания самих потребностей.
Если сравнивать общую тональность позиций бизнес-среды и вуза, можно заметить сравнительную пассивность бизнеса, носящую в большей степени потребительский характер, ожидания получения от вуза определенных благ для себя и недостаточно проявленное желание вкладывать в общий результат. Возможно, это связано с недостаточно высоким интересом бизнеса к партнерству с вузом вообще, поскольку не обозначены конкретные прямые и «быстрые» выгоды и результаты от этого партнерства, которые предприятия смогут получить для себя в обозримом будущем. К сожалению, эта ситуация является отражением достаточно общей картины: большинство коммерческих предприятий не концентрируется на видении будущего своего бизнеса, методы стратегического управления являются скорее исключением, чем правилом. Сами руководители и собственники предприятий зачастую, признавая факт концентрации своих интересов на быстрых выгодах, объясняют это плохой предсказуемостью ситуации в экономике, «не любят загадывать далеко наперед». [9]
При объективном анализе можно отметить недостаточно высокий уровень информированности региональной бизнес-среды о возможностях и потенциалах вузов. И это, несмотря на достаточно мощные PR-кампании, проводимые университетами. Вероятно этот эффект связан с тем, что бизнес не принято относить к целевой аудитории вузовских PR-кампаний. [10] Обращает на себя внимание, что представление студенческой аудитории о существовании потребности регионального бизнеса в «выращивании» сотрудников для себя, готовности компаний длительно «инкубировать» и вкладывать средства в подготовку своих будущих сотрудников не находит положительного отклика у представителей бизнес-среды и скорее похоже на «детскую иллюзию». Возможно, отсутствие интереса бизнеса к такому «взращиванию» отчасти можно связать с кризисным периодом на рынке труда, на время которого приходится отмечать отсутствие в практике вузов сколько-нибудь широкого оплаченного заказа на целевую подготовку специалистов для предприятий в течение многих лет, что убеждает в том, что это не сиюминутный «кризисный» эффект. [11]
Кроме того, в российской «приватизированной» экономике наблюдается все еще недостаточно предприятий, обеспечивающих стабильный заказ на специалистов какого-либо определенного профиля. Статистические сведения по трудоустройству выпускников вузов свидетельствуют: у бизнеса, как правило, отсутствует массовая потребность и желание «выращивать специалистов», а у студентов, в особенности успешных в обучении, все меньше остается иллюзий в существовании такой потребности [12]. Приходится констатировать отсутствие осознанной общей цели для партнеров, которая была бы в действительности привлекательной для каждой из сторон. Логично предположить, что такая ситуация может быть обусловлена нестабильностью бизнес-среды, среди которой наиболее значимыми являются следующие проблемы:
1. Слабо выраженный инновационный характер экономики, недостаточно развитый новаторский производственный сектор.
2. Отсутствие долгосрочных стратегий предприятий, во всяком случае, связанных с долгосрочными перспективами индустриального характера их развития.
3. Достаточно большая доля среди региональных предприятий представительств и филиалов, имеющих ограниченную самостоятельность в принятии стратегических решений в отношении развития бизнеса, зачастую полностью подконтрольных «центру».
4. Относительно небольшая доля в регионах крупных компаний, которые могут выступать серьезными корпоративными клиентами для вузов с перспективой построения долгосрочных стабильных отношений.
5. Отсутствие в значительной доле регионов страны крупнейших «градообразующих» предприятий и отраслей, динамика развития и характер производства которых позволяли бы им выступать в качестве крупных заказчиков целевой подготовки и исследований.
С учетом специфики потребностей бизнес-среды наиболее привлекательными для ее представителей представляются образовательные программы ДПО (курсовая подготовка, краткосрочные семинары), программы высшего образования (как первого, так и второго), реализуемые по не очным формам обучения, программы «практической» магистратуры, аспирантуры, консалтинговые услуги. Закрепление позиций бренда «классических» вузов в бизнес-среде также будет, как представляется, способствовать привлечению студентов очной формы обучения через влияние представителей старшего поколения (родителей, родственников, знакомых), вовлеченных в систему партнерства. [13]
Несмотря на изначальную постановку понимания партнерства как равноправного и взаимовыгодного, можно проследить некоторые оттенки потребительской позиции и в ожиданиях университета. В частности, речь идет о желании привлекать бизнес в качестве спонсоров. Носителями данной позиции являются студенты университета, что дополнительно подтверждает недостаточную социальную зрелость, невысокий уровень готовности студентов вести диалог с бизнесом как с работодателем с позиций «взрослого», строить в действительности деловые отношения.
На основании анализа предыдущих реформ в высшей школе, практического опыта вузов и реалий бизнес-среды можно сформулировать следующие возможные выгоды от сотрудничества с бизнес-средой в рамках государственно-частного партнерства на ближайшее время:
● повышение качества и конкурентоспособности программ подготовки за счет усиления их практико-ориентированности;
● повышение показателей успешной трудоустраиваемости и занятости выпускников;
● получение дополнительных доходов за счет создания новых программ и услуг, развития новых видов деятельности, не противоречащих уставной деятельности вузов, направленных на удовлетворение потребностей бизнес-среды и развиваемых в партнерстве с предприятиями и организациями.
При выборе форм сотрудничества конкретного вуза следует ориентироваться, прежде всего, на отраслевые и региональные потребности. [14] Соответственно перечень мероприятий, предлагаемых к реализации в рамках целевых программ развития стратегического партнерства, должен основываться на анализе ожиданий сторон от сотрудничества, их реальных возможностей и ограничений; на оценке готовности партнеров к вложениям различного рода ресурсов в этот процесс; на учете специфики региональной бизнес-среды и субъективных особенностей партнеров. Адекватность запросам реальной профессиональной практики должна быть ключевым моментом при разработке учебных планов, и все студенты вуза должны иметь представление об окружающей их бизнес-среде. Усиление практико-ориентированной составляющей подготовки по профессионально-образовательным программам высшего образования университета является сегодня наиболее актуальным требованием, которое, по мнению экспертов, не может быть обеспечено силами самих учебных заведений без участия предприятий при современном уровне технологического развития.
Благодаря стратегическому партнерству, образовательные программы, разрабатываемые совместно с бизнесом, становятся ориентированными на высокотехнологичный рынок. При этом в учебных планах должно быть отражено не только выполнение образовательного стандарта, а и те возможности, которые дают развитые взаимоотношения профессорско-преподавательского персонала и бизнес-структур (в первую очередь — исследовательские и консалтинговые проекты). Наибольший интерес представляет сложный процесс «практической настройки» образовательной программы на конкретные экономические и социальные реалии с актуализацией профессиональной деятельности. В качестве основных механизмов решения проблемы практико-ориентированности в рамках основных программ наиболее востребованными являются:
● участие специалистов-практиков в учебном процессе;
● система практик и стажировок студентов в компаниях-партнерах;
● проектные и исследовательские работы студентов по заказам предприятий.
Большинство вузов имеют договоры о партнерстве и сотрудничестве с предприятиями и организациями, но только десятая часть из них являются активными партнерами. Отметим, что на примере конкретных практических ситуаций становится особенно понятно, что сотрудничают не столько «организации», а конкретные работники, которые и должны достичь согласования и практической реализации интересов. [15]
Участие специалистов-практиков в учебном процессе вуза возможно обеспечить с помощью как вполне традиционным приглашением в профессорско-преподавательский состав кафедр на почасовой основе (или на долю ставки), так и в достаточно инновационных форматах. Отметим, что сейчас, в российских реалиях, занятие специалистами-практиками штатных должностей на кафедрах не является для вузов приоритетным направлением деятельности, во-первых, из-за высокой загруженности по главному направлению деятельности, во-вторых, из-за невозможности обеспечения классических форм преподавания (невозможности из-за сложного графика вписать в расписание, сложности диалога со студентами, слабой мотивации и работе в вузе «по статочному принципу» и, в-третьих, потому, что в условиях реформы по «слиянию и поглощению» вузов, сокращению профессорско-преподавательского состава и в реалиях текущей «демографической ямы» каждому образовательному учреждению необходимо, в том числе, заботиться о сохранении рабочих мест, прежде всего, для профессиональных преподавательских кадров.
Более эффективным и продуктивным механизмом представляется нам вовлечение специалистов-практиков в учебный процесс в рамках проекта, которому можно дать условное название «приглашенные спикеры» [16]. Суть данного проекта заключается в том, что к участию в учебном процессе по дисциплинам учебных планов в рамках обычного учебного расписания приглашаются специалисты практического сектора. Участниками проекта являются линейные менеджеры, руководители среднего звена, просто хорошие специалисты-практики, успешные предприниматели. Логика подобного занятия такова: выпускник, приходя на работу в компанию, попадает в прямой рабочий контакт не с генеральным директором, а с начальником своего отдела, коллегами. Подчеркнем, что мы говорим не просто о встречах студентов со специалистами с разговором на общие темы профессии, профессиональной эффективности и т.п. — эти вопросы затрагиваются на занятиях, но косвенно, а именно об участии практиков в учебных занятиях в рамках программы. [17]
Данный проект, вероятно, не утратит своей актуальности, по крайней мере, до тех пор, пока не будет организована практика студентов непосредственно на рабочих местах. Во всяком случае, опросы и студентов и работодателей показывают неудовлетворенность тех и других существующей организацией студенческих практик. При формальных условиях технических заданий на практику, которые задает вуз, это мероприятие предприятию неинтересно, если только оно не является прямым заказчиком будущих специалистов [18].
Что конкретно не устраивает работодателя и в чем не совпадают интересы вуза и предприятия в этом процессе? Прежде всего, сроки: лето для предприятий — не всегда удобное время. Как правило, практика длится от 2 до 10 недель, что для компании неинтересно и бесполезно, т.к. практикант не успевает ни адаптироваться, ни обучиться. До «работы по специальности» (что, собственно, и ожидают студент и вуз) студента никто не готов допустить. Компания скорее склонна поручать студентам неквалифицированную работу, которую некому выполнять. Кроме того, компании рассчитывают, что организацией и контролем работы студентов должен заниматься руководитель практики от вуза (вопреки ожиданиям вуза, что специалисты предприятия будут руководителями и наставниками для студентов).
Для реальной организации практики следует, во-первых, пересмотреть ее временные рамки и перейти к гибкой системе: принимать заявки от предприятий в любое время учебного года, а студентам, по их желанию, следует разрешать проходить производственную практику в любой заинтересованной в нем компании. С предприятиями, готовыми к долгосрочным отношениям со студентами, следует переходить от практик к стажировкам, для которых следует составлять индивидуальные программы и назначать руководителя-наставника от предприятия. Зачет практики в этом случае также должен осуществляться в индивидуальном порядке [19].
Очень эффективным оказался эксперимент с объединением всех практик в одну (что не противоречит ГОСам). Предприятия в своем большинстве более довольны таким подходом, т.к. они получают почти готовых специалистов на достаточно длительный срок (6 месяцев) и на полный рабочий день. Они имеют возможность оценить будущих специалистов как кандидатов в свой штат, адаптировать их и обучить. В результате и вузы, и студенты, и предприятия имеют хорошую возможность решить свои проблемы без ущемления интересов других сторон. К сожалению, распространить такой опыт на все специальности очень сложно, поскольку такой способ организации практик требует ответственного подхода к подбору мест практики и заключению договоров с базовыми предприятиями для всех без исключения студентов, организованного контроля и руководства со стороны кафедр вузов. [20; 21]
Важнейшее значение для конкурентоспособности выпускников на рынке труда имеет наличие в вузе достаточно широкого предложения профессиональных сертификационных программ, соответствующих профессиональным стандартам. Такие программы могут предлагаться студентам не младше 4 курса, а также работающим специалистам и выпускникам, уже получившим дипломы. Линейка программ постдипломного «апгрейдинга» специалистов требует постоянной актуализации предложения на основе налаженной связи с потребителями. Это, с одной стороны, наиболее дорогие программы, приносящие вузам реальный ощутимый доход, с другой — наличие таких программ и их востребованность рынком можно рассматривать как степень высшего свидетельства полезности обществу, адекватности ответа вузов на требования практики и эффективности маркетинга. Постоянная актуализация предложения в этом сегменте невозможна без налаженной системы коммуникации с потребителями, с внешней средой.
Схема коммуникации вуза с бизнес-средой представлена на рис.2.
Рис.2. Формирование коммуникативной модели образовательных учреждений и бизнеса с целью оказания консалтинговых, экспертных и других услуг информационной направленности
Одним из важнейших аспектов создания и развития ключевых факторов успеха такого рода программ представляется кадровый, поскольку претендовать на проведение занятий на программах для такой аудитории могут исключительно высококвалифицированные специалисты экспертного уровня, которые сочетают высочайший уровень компетентности в профессиональной области с мастерским овладением самыми современными методиками практического обучения [22]. Поэтому представляется крайне важным, как для вузов, так и для бизнес-сообщества продолжение и активизацию работы для создания и развития необходимых компетенций у вузовских специалистов-экспертов. Такую настройку на практические задачи представляется возможным провести с помощью [23]:
1. Непосредственного взаимодействия в рамках коммуникативных площадок с участием профессионалов (для этого можно использовать разнообразные встречи, конференции, круглые столы, клубы и т.д.).
2. Командной работы в совместных проектах (такие проекты обычно генерируют и сами вузы).
3. Работы экспертов в компаниях (в качестве консультантов, советников, реже — на штатных должностях, в форме стажировок).
4. Выполнения научно-исследовательской (и иной профессиональной) работы в рамках полученных грантов, а также хоздоговорных проектов по заказам сферы бизнеса.
Одной из самых сложно достижимых целей представляется привлечение дополнительных средств в образовательные учреждения с помощью эффективного развития консалтинговых услуг, поскольку вузы с точки зрения профессиональной среды — это, прежде всего, как носители «книжного знания», которое весьма далеко от реальности и зачастую абсолютно бесполезного для практического применения. Отметим, что профессиональная среда (возможно из-за сокращения профессиональных коммуникаций образовательных учреждений с такой средой) считает, что образовательные учреждения (особенно — классические вузы из-за своей научности) утратили свое отраслевое лидерство (как в вопросах практического консалтинга, так и в вопросах прикладных исследований), уступив его частным консалтинговым компаниям, которым, в свою очередь, крайне невыгодно возвращение сильных игроков на рынке консалтинга, который в России в целом не слишком развит, а в регионах дело обстоит еще хуже. Поэтому развитие консалтинговых бизнес-проектов при вузах сталкивается с разнообразными (зачастую — имиджевыми) проблемами. Преодолеть их представляется возможным с помощью использования ФЗ № 217-ФЗ от 2 августа 2012 г., на основании которого в некоторых вузах начата работа по созданию экспертных центров и консалтинговых структур. Активное развитие различных хоздоговорных исследовательских проектов по заказам бизнес-структур определяется всё теми же, вышеизложенными факторами, с которыми связаны развитие инновационной составляющей экономики соответствующего региона, а также интенсивности ее развития.
Впрочем, возможности вузов адаптироваться к запросам сферы бизнеса не безграничны, что приводит к невозможности удовлетворения специфических потребностей компаний и, следовательно, необходимость поиска новых путей для их успешного удовлетворения. В этих условиях крупные корпорации создают собственные образовательные структуры, в которых готовят специалистов всех уровней — от слесарей до менеджеров инновационных проектов. В последние годы актуальной становится модель корпоративного университета как совместного образовательного центра с вузом, поскольку практика показала, что затраты компаний на создание собственных образовательных центров достаточно высоки и не всегда оправданны [24; 25]. Во многих случаях предприятиям оказывается более выгодно решать свои кадровые задачи на базе уже имеющейся инфраструктуры, вкладывая дополнительные ресурсы в ее развитие.
Следующим логичным шагом на пути интеграции усилий вузовского и бизнес-сообщества в этом направлении является создание сетевых отраслевых университетов, которые могут обеспечить принципиально новое качество подготовки и уровень научных исследований и, наконец, такие сетевые отраслевые университеты позволят развить необходимые способности, что позволит достигнуть технологического лидерства. Важным результатом в данном направлении стало образование Национального научно-технологического консорциума в сфере образовательных услуг, который объединил 82 российских вуза, что позволяет говорить о создании некого сетевого образовательного портала. Кроме того, по-прежнему актуальными задачами вузов в рамках государственно-частного партнерства, определяющего успешность дальнейшего развития партнерства с бизнес-средой, являются: [26]
● повышение профессионализма во взаимодействии бизнеса и образования. Этот процесс включает в себя большое количество практических вопросов, таких как удобные для пользователей веб-сайты вузов, разработанные и ориентированные на различные потребности стейкхолдеров (в том числе и из бизнес-среды), качество ответов на первоначальные запросы, а также уровень активности образовательных учреждений, ищущих новых потребителей своих услуг и комплементарных им товаров;
● создание единой централизованной базы данных, доступность которой должна обеспечиваться по всей стране и из подразделений разного уровня: из отделов по работе с выпускниками, различных отделов, имеющих дело с бизнес-партнерами, из различного рода административных и учебно-научных структур (например — деканатов) учебных заведений;
● новые подходы к разработке образовательной политики вузов (централизованная координация), что позволит не только развивать конструктивный диалог со всеми стейкхолдерами, но и позволит реализовать возможности создания и поддержания положительного имиджа вуза, а также построения идентичности вуза как надежного и ответственного партнера для бизнеса. Необходимо развитие коммуникаций с бизнесом на основе маркетинга отношений, что позволит бизнесу получать адекватную информацию по разным видам запросов, исходящих из различных отделов вузов, а вузам — развивать лояльность стейкхолдеров;
● развитие персонала для приобретения компетенций, необходимых для сотрудников университета: не только профессорско-преподавательского состава, но и для административного персонала, а также для управленцев;
● развитие стратегического сотрудничества с заинтересованными сторонами, что позволит расширить сетевое взаимодействие в самых различных формах.
Реализация комплекса вышеперечисленных направлений деятельности и совместных мероприятий вузов и бизнес-сообщества, как нам представляется, непосредственным образом скажется на повышении конкурентоспособности российской системы образования и ее соответствия запросам практики.


Литература
1. Благих И.А К 100-летию со дня рождения Н.Д. Кондратьева // Российская история. — 1993. — № 2. — С. 112–121.
2. Лякин А.Н. Какая промышленная политика нужна России? // Вестник Российской академии естественных наук (Санкт-Петербург). — 2012. — №2. — С. 20–23.
3. Алиаскарова Ж.А. Новая экономика: от основ к анализу факторов, влияющих на потребительский спрос // Маркетинг МВА. Маркетинговое управление предприятием. — 2016. — Т.7, вып. 2. — С. 7–21.
4. Лыбанева М.В. Формирование национальной системы образовательных услуг: проблемы взаимодействия государства, общества и бизнеса // Проблемы современной экономики. — 2015. — №2. — С.342–345.
5. Благих И.А Петербургско-ленинградская историко-экономическая школа // Экономист. — 2009. — № 6. — С. 81–93.
6. Лыбанева М.В. Преодоление конфликта интересов в сфере образовательных услуг на основе государственно-частного партнерства // Вестник НАТ. — 2015. — №2(34). Апрель-июнь. — С.69–73.
7. Волкова А.В. Управляемость государства и гражданская состоятельность // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. — 2014. — № 4–1. — С. 44–47.
8. Зюзина Л.А. Экономическая политика в идеологическом измерении // Актуальные проблемы современной экономики: от практического маркетинга и проблем регионального развития к инклюзивным институтам. — СПб.: КультИнформПресс, 2016. — С. 18–25.
9. Пашкус Н. Эффективность инновационных реформ образования в России. Теоретические подходы и методики оценки. — Saarbrucken: LAP Lambert Academic Publishing, 2011. — 250 с.
10. Ермаков Ю.В., Старобинская Н.М. Реклама как часть комплекса маркетинговых коммуникаций ВУЗа // Маркетинг MBA. Маркетинговое управление предприятием. — 2016. — Т.7, вып. 3. — С. 133–148.
11. Благих И.А., Дубянский А.Н. История экономических учений. — М.: Юрайт, 2014. — 256 с.
12. Лыбанева М.В. Актуальные направления государственно-частного партнерства в сфере науки и образования // Современная экономика России: теория, история, политика: Сборник статей / Под ред. И.А. Благих. — СПб.: КультИнформПресс, 2017. — С.43–48.
13. Беляков С.А., Клячко Т.Л. Российское высшее образование: модели и сценарии развития. — М.: Дело, 2013. — С.120–121.
14. Лыбанева М.В. Роль государства в формировании национальной модели государственно-частного партнерства в сфере высшего образования // Проблемы современной экономики. — 2015. — №3. — С.352–355.
15. Бизнес-сопровождение инновационных проектов: малые инновационные предприятия ВУЗа / Под ред. Н.А. Пашкус, Н.М. Старобинской. — СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2013. –179 с.
16. Благих И.А. Обзор международной научно-практической конференции «Уроки Второй мировой войны и современность» 2–3 сентября 2010 г. Южно-Сахалинск) // Проблемы современной экономики. — 2010. — № 3. — С. 456–457.
17. Лыбанева М.В., Антонова С.А. Актуальные вопросы подготовки кадров для индустрии гостеприимства // Вестник НАТ. — 2014. — №4(32). Ноябрь-декабрь. — С.71–74.
18. Алиаскарова Ж.А. Прорывное позиционирование как ключ к реализации обмена студентами внутри России // Заметки ученого. — 2016. — № 8. — С. 12–14.
19. Малюшин И.И. Инструменты долгосрочной экономической политики // Проблемы современной экономики. — 2015. — №3(55). — С. 122–125.
20. Мотовилов О.В. Проблемы подготовки кадров в магистратуре // Высшее образование в России. — 2016. — №2. — С. 38–45.
21. Пашкус Н.А. Критерии оценки эффективности и результативности инновационного реформирования в системе образования // Региональная экономика: теория и практика. — 2014. — № 14. — С. 60–66.
22. Лазарев Г.И., Мартыненко О.О. Стратегическое партнерство университета: опыт ВГУЭС // Университетское управление: практика и анализ. — 2010. — № 3. — С. 62–69.
23. Халин В.Г., Коростышевская Е.М. Исследовательские университеты: мировой опыт // Инновации. — 2005. — № 7. — С. 78–82.
24. Кольцова А.А., Старобинская Н.М. Повышение качества и эффективности образования в Новой экономике // Маркетинг MBA. Маркетинговое управление предприятием. — 2014. — Т. 5. — №3. — С. 137–149.
25. Нагорнов В.А., Перфильева О.В. Оценка роли вузов в региональном развитии: формирование устойчивых партнерств для взаимодействия // Вестник международных организаций: образование, наука, новая экономика. — 2010. — Том 5, вып. 4. — С. 60–86.
26. Благих И.А. Страна нуждается в новой индустриализации // Экономист. — 2014. — №10. — С.10.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия