Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (62), 2017
ПРОБЛЕМЫ НАУКИ И ОБРАЗОВАНИЯ
Калина Н. М.
старший преподаватель кафедры общей и этнической социологии
Казанского федерального университета


Феномен трудовой занятости студентов в России:
история и современность
В статье анализируется феномен трудовой занятости студентов, получивший широкое распространение в современных социально-экономических условиях России. Трудовая занятость студентов рассматривается как следствие фрагментации и эпизодичности жизни и времени индивида, личность которого должна соответствовать быстро меняющемуся глобализирующемуся миру. Особое внимание уделено проблеме несоответствия работы студентов, получаемой в вузе специальности, что свидетельствует о слабой координации взаимодействия между социальными институтами — образованием, экономикой, государством
Ключевые слова: занятость, трудовая занятость, вторичная занятость, запросы рынка труда, особенности современного высшего образования, особенности молодежного рынка труда
ББК У24(2)920.22я73; Ю941.1я7 + Ю940.3я7   Стр: 222 - 224

Феномен трудовой занятости студентов получил широкое распространение в нашей стране с начала 90-х годов ХХ века.
Под занятостью понимается «участие <населения> в трудовой деятельности, включая учебу, службу в армии, ведение домашнего хозяйства, уход за детьми и престарелыми» [20, с. 317]. Считается, что занятость — это общественно-полезная деятельность индивидов, которая в большинстве случаев обеспечивает их заработком.
Данное определение позволяет рассматривать в качестве занятости и учебу, и труд студентов, поскольку оба вида деятельности являются общественно-полезными и предполагают наличие финансовых выплат: стипендии или заработной платы. Если «учебная» занятость студентов подразумевает систему отношений, определяющую процесс обучения в вузе, то трудовая занятость включает социальные отношения по поводу рабочих мест и участия в экономической деятельности. Нередко занятость студентов классифицируется как вторичная [6].
Под вторичной занятостью понимается дополнительная работа помимо основного занятия [13, с. 34], поэтому для студентов очной формы обучения вторичной занятостью считается любая работа, т.к. основной их деятельностью является учеба.
Проблема трудовой занятости студентов затрагивалась в отечественной социологии образования уже в 1990-е гг. Совмещение студентами учебы с работой отражено в исследованиях Т.Э. Петровой, В.И. Герчикова, А.Г. Эфендиева, О.М. Дудиной, Ю.Р. Вишневского, Д.Л. Константиновского, Г.А. Чередниченко, Н.В. Гончаровой, В.И. Чупрова, Ю.А. Зубова, В.С. Собкина, Е.М. Авраамовой и др. По утверждению Т.Э. Петровой, в середине 90-х гг. примерно половина студентов всех курсов работала (46%) [14, с. 137–139]. Различные аспекты трудовой деятельности студентов рассматривались в исследованиях пореформенного периода 1990–2000 гг. [2; 5]. По мнению Г.А. Чередниченко, «за последние 15–20 лет сложилась новая модель образовательного поведения и трудовой занятости молодежи... все большее распространение получает феномен выхода на рынок труда... еще во время учебы» [25, с. 120].
Напомним, что совмещение студентами учебы с работой имело место и в советский период, но при этом подразумевались вечерняя или заочная формы обучения [8], а трудовая занятость студентов дневных отделений функционально имела иной характер. Как отмечает В.И. Герчиков, студенческая занятость в советский и в пореформенный период имеет существенное различие: в советский период трудовая занятость для студента очной формы обучения не была жизненной необходимостью [3, с. 310–324].
В начале нынешнего столетия по данным социологических исследований около половины студентов дневной формы обучения были заняты на относительно регулярной оплачиваемой работе [2, с. 87]. В статьях, посвященных изучению данного феномена, в большей степени отражены позитивные стороны вторичной занятости. Отмечается то, что работа помогает решить студенту материальные проблемы, позволяет получить необходимый социальный опыт осуществления контактов с работодателем и опыт работы, что повышает его конкурентоспособность при трудоустройстве после получения диплома. В целом портрет работающего студента выглядит вполне привлекательным: «работающий студент — новый социальный тип, обладающий высокой трудовой мотивацией, вполне адаптированный к современным условиям развития рыночной экономики, активный субъект трансформации нашего общества» [4, с. 117–118]. При подобном представлении вторичная занятость оказывается важным элементом профессионального становления студентов в современных условиях.
Вместе с тем, у вторичной занятости имеется и другая сторона. Работающие студенты часто выполняют малоквалифицированную работу, далекую от их специальности и никак не способствующую их профессиональному росту, и не всегда получаемое материальное вознаграждение за работу является для студента жизненно необходимым.
Особенностью молодежного рынка труда является низкая конкурентоспособность молодежи, по сравнению со старшими возрастными группами. Эта проблема не так актуальна для тех, чей возраст приближается к 30 годам, однако очень остро стоит перед подростками и молодежью студенческого возраста. На сегодняшний день на рынке труда для них практически не имеется вакансий. К тому же законодательство Российской Федерации требует от работодателя соблюдения строгих норм и правил, касающихся работающих подростков, что зачастую препятствует их трудоустройству по причине «невыгодности» для работодателя.
При невозможности предложить себя в качестве квалифицированной и опытной рабочей силы ведущим мотивом вторичной занятости молодежи и особенно подростков является материальное обеспечение собственных интересов или поддержка семьи, а о приобретении трудовых навыков в большинстве случаев подрабатывающая молодежь не думает [19].
При этом следует учитывать, что вторичная занятость все же входит в серьезное противоречие с учебным процессом очной формы обучения, предполагающим регулярное посещение студентами занятий. Поэтому осмысление места вторичной занятости в жизни современных студентов, выяснение ее значении для их профессионального самоопределения является важной научно-прикладной задачей.
Постановка вопроса о трудовой занятости студентов очной формы обучения обострилась вследствие некоторой рассогласованности между содержанием Закона «Об образовании», Трудового кодекса и Примерного устава образовательного учреждения, рекомендованного Федеральным агентством по образованию, то есть нормативных документов, регламентирующих образовательную и трудовую деятельность.
Согласно закону «Об образовании РФ» 1992 г., режим занятий в вузе должен определяться Уставом образовательного учреждения [5], возможность (либо невозможность) совмещать учебу с работой для студентов-очников четко не сформулирована. В соответствии с Федеральным Законом «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» 1996 г., обязанностью студентов среди прочих других является соблюдение Устава высшего учебного заведения (Глава III ст.16 п.8), а за нарушение его положений предусмотрены дисциплинарные меры вплоть до отчисления (Глава III ст.16 п.9) [5].
В Трудовым Кодексе РФ перечислены гарантии и компенсации работникам, совмещающим учебу в высшем учебном заведении с работой, что подтверждает, как для студентов, так и для работодателей допустимость такого совмещения (Глава 26, статья 173) [21].
При всей лояльности трудового законодательства к работающим студентам, именно Типовой устав вуза, рекомендованный Федеральным агентством по образованию, как указано в пункте 6.7.3, определяет обязанности обучающихся в вузе, в числе которых: «...в обязательном порядке посещать все виды учебных занятий, определенных учебным планом, если иное не предусмотрено локальными актами вуза.» [9, c.13]. Напомним, что объем учебной нагрузки, в соответствии с государственным образовательным стандартом, составляет не более 54 академических часов в неделю (п. 3.14) [15]. Получается, что трудовая занятость студентов очной формы обучения легитимна лишь в том случае, если обучающиеся не нарушают устав своего вуза. С другой стороны, несоблюдение вышеозначенных норм посещения занятий все же представляется нам допустимым, не говоря уже о неизбежности такого несоблюдения. Таким образом, рассогласования и противоречия в правоустанавливающих документах создают коллизию, при которой юридическая проблема совмещения учебы с работой переходит в социальную.
Трудовая занятость студентов в соответствии с концепцией Т. Парсонса, предполагает анализ четырех базовых функций: адаптации, целедостижения, интеграции, латентности [12, c. 23–24].
Согласно результатам исследования, проведенного А.В. Родионовой, трудовая занятость студентов выступает средством адаптации, как системы высшего образования, так и рынка труда, к требованиям экономического развития страны [17, c.80]. На этапе ее реализации чаще всего возникают конфликты между институциональными и личными устремлениями. Успешность работающего студента в данном случае будет обеспечена поиском компромиссов между разнонаправленными силами (институциональными и личностными) при сохранении высокого уровня функциональности.
Функция целедостижения трудовой занятости студентов включает направленность системы высшего образования на трансляцию знаний и культуры последующим поколениям, с одной стороны, и направленность экономики на получение прибыли и обеспечение хозяйственной деятельности, с другой стороны. Цель трудовой занятости заключается также в агрегировании качеств и компетенций, необходимых для функционирования на рынке труда.
Представляется справедливым утверждение о том, что трудовая занятость студентов выступает как средство интеграции двух сфер общественной системы — высшего образования и экономики. При координации взаимодействия самими социальными институтами (образованием, экономикой, государством) трудовая занятость может иметь вид работы в той же профессиональной сфере, что и получаемая специальность, то есть практики в свободное от учебы время. Несоответствие работы студентов получаемой в вузе специальности свидетельствует о слабой координации взаимодействия между социальными институтами.
Трудовая занятость студентов характеризуется наличием конфликтов, как внешних, так и внутренних. Внешние конфликты — институциональные — проявляются в столкновении требований, предъявляемых к студентам работодателями и преподавателями вузов. Внутренние конфликты представляют разновидность ролевых конфликтов. По нашему предположению, трудовая занятость является следствием конфликта между состоянием высшего образования в России, его системным кризисом, и требованиями современного мира, в целом, и рынка труда, в частности легитимизация процесса трудовой занятости студентов является реакцией системы высшего образования на актуализацию экономических детерминант в глобализирующемся обществе. Развитие мирового рынка образования наблюдается на протяжении нескольких десятков лет. В конце 1960-х гг. Ф.Г. Кумбс писал о кризисе образования, который связан с огромным, по его словам, скачком в развитии жизни общества и изменениями социальных условий, происходившими начиная с середины 1940-х гг. [8].
Кризис образования был вызван значительным притоком учащихся и, как следствие, нехваткой средств на его обеспечение на фоне роста удельной стоимости обучения. Несоответствие выпуска специалистов потребностям общества привело к невостребованности специалистов с высшим образованием на рынке труда, то есть к безработице. И хотя причины процессов, вызвавших мировой кризис образования во второй половине ХХ в., и специфические условия реформирования образования в России существенно различаются, нетрудно заметить некоторые общие черты, которые отчасти и составляют особенности глобализации сферы образования.
В реалиях России отметим некоторые особенности современного высшего образования: во-первых, это устойчивый дисбаланс между выпуском специалистов и запросом рынка труда; во-вторых, несоответствие знаний, полученных в вузе, потребностям работодателей, ориентированных на готовность молодых специалистов к выполнению практических задач.
Кроме того, изменяется и отношение студентов к знанию как таковому — наблюдается переориентация интересов от фундаментальных наук к прикладным дисциплинам, а образование становится уже не терминальной, а инструментальной ценностью. Для старта успешной карьеры наличие сертификата об образовании — диплома — выступает необходимым, но недостаточным условием, поскольку молодому специалисту требуется еще и опыт работы. Это является одной из причин распространенности трудовой занятости студентов в период учебы в вузе.
А.Ю. Согомонов определяет две глобальные тенденции в высшем образовании России, которые, с нашей точки зрения, могут объяснить развитость трудовой занятости студентов:
необязательность традиционного высшего образования для социальной мобильности индивидов,
недостаточность обычного высшего образования для успешной мобильности в современном мире [19, c. 18–28].
Глобализация привела к установлению новых отношений между социальными институтами, при которых рыночные императивы значительно расширили границы своего влияния, включая и сферу образования. В ряде стран взаимоотношения между экономикой и высшим образованием с каждым годом укрепляются. Основываясь на исследовании «общества постмодернити» З. Баумана, мы можем утверждать, что трудовая занятость студентов является следствием фрагментации и эпизодичности жизни и времени индивида, личность которого должна соответствовать быстро меняющемуся глобализирующемуся миру. Если университетское образование ориентировано на линейное продолжительное развитие личности, то трудовая занятость как параллельный процесс обучения рыночным компетенциям отражает тенденцию кратковременности связей, процессов и направлений обучения индивида в современном обществе. Присущее современному миру противоречие состоит в том, что индивид все больше зависит от глобальных факторов, но действия его остаются локальными.


Литература
1. Апокин А.Ю, Юдкевич М.М. Анализ студенческой занятости в контексте российского рынка труда // Вопросы экономики. — 2008. — № 6.
2. Вишневский Ю.Р. Студент 90-х социокультурная динамика // Социологические исследования. — 2000. — № 12. — С.56–63.
3. Герчиков В.И. Феномен работающего студента вуза // Социология образования перед новыми проблемами. — М.; Омск, 2003.
4. Горюнов М.А. Работающий студент как социальный феномен // Педагогика. — 2010. — № 3.
5. Закон РФ от 10.07.1992 №  3266–1 (ред. от 12.11.2012) «Об образовании» // СПС Консультант Плюс.
6. Константиновский Д.Л, Вознесенская Е.Д., Чередниченко Г.А. Кончить курс и место достать: исследование вторичной занятости студентов // Социологический журнал. — 2001. — № 3. — С. 117–118.
7. Константиновский Д.Л., Чередниченко Г.А., Вознесенская Е.Д. Российский студент сегодня: учеба плюс работа. — М., 2002. и др.
8. Кумбс Ф.Г. Кризис образования в современном мире (системный анализ). — М., 1970.
9. Макет Устава Государственного образовательного учреждения высшего профессионального образования. С. 13. URL: http://www.ed.gov.ru/edusupp/metodobesp/prustobuch/prust/
10. Минакова С.Ф. Ищу личность. — Л., 1991.
11. Морозов Г.Б., Неволина Е.В., Лобут А.А. Работающий студент очной формы обучения: противоречие, ожидающее оптимального решения // Педагогическое образование в России. — 2012. — № 2.
12. Парсонс Т. Система современных обществ / Пер. с англ. Л.А. Седова и А.Д. Ковалева. — М.: Аспект Пресс, 1997. — С. 23–24.
13. Перова И.Т. Дополнительная занятость: Масштабы, структура, характер // Мониторинг общественного мнения: Экономические и социальные перемены. — 1999. — № 4. — С. 34.
14. Петрова Т.Э. Российское студенчество и высшее образование. — М., 1995. — С. 137–139.
15. Постановление Правительства РФ от 12 августа 1994 г. № 940 «Об утверждении государственного образовательного стандарта высшего профессионального образования» // СПС Консультант Плюс.
16. Родионова А.В. Трудовая занятость студентов в контексте обучения (На примере Санкт Петербурга) // Теория и практика общественного развития. — 2011. — № 7. — С. 80.
17. Родионова А.В. Трудовая занятость студентов в условиях реформирования системы высшего образования в России: Автореф. канд. соц. наук. — СПб., 2012.
18. Руденко Г.Г. Специфика положения молодежи на рынке труда // Социологические исследования. — 2002. — № 5. — С. 101–107.
19. Согомонов АЮ. Гражданское образование // Общая тетрадь. — 2011. — № .3 (56). — С 18–28.
20. Социологическая энциклопедия: в 2 тт. / Рук.научн. проекта Г.Ю. Семигин; гл. ред. В.Н. Иванов. — М., 2003. — Т.2. — С. 317.
21. Трудовой кодекс Российской Федерации от 30.12.2001 № 197-ФЗ (ТК РФ) // СПС Консультант Плюс.
22. Федеральная служба государственной статистики. Электронный ресурс: http://www.gks.ru/ — дата обращения 12.02.2016.
23. Федеральный закон от 22.08.1996 № 125-ФЗ (ред. от 03.12.2011) «О высшем и послевузовском профессиональном образовании» (с изм. и доп., вступившими в силу с 01.02.2012) // СПС Консультант Плюс.
24. Цылев В.Р. Вторичная занятость студентов ВУЗов на пути к профессиональной деятельности // Современные исследования социальных проблем (электронный научный журнал). — 2012. — № 4(12).
25. Чередниченко Г.А. Новое в образовании и профессиональной деятельности молодежи // Социологические исследования. — 2009. — № 7. — С. 120.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия