Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 2 (62), 2017
АГРОЭКОНОМИКА
Осовин М. Н.
старший научный сотрудник лаборатории инновационного развития
производственного потенциала агропромышленного комплекса России
Института аграрных проблем Российской академии наук (ИАгП РАН) (г. Саратов),
кандидат экономических наук


Приоритетные направления научно-технического развития АПК:
современное состояние и возможные точки роста
На основе сопоставления данных российской и международной статистики, аналитических отчетов Министерства сельского хозяйства, рейтинговых показателей ФАО и Всемирного банка проведен анализ современного состояния агропромышленного комплекса России (АПК), выделены ключевые проблемы, препятствующие переходу комплекса на инновационный путь развития. Показано, что в большинстве развитых стран концепция научно-технической модернизации комплекса является неотъемлемым компонентом стратегии обеспечения продовольственной безопасности населения и повышения результативности сельскохозяйственного товаропроизводства. Предложен перечень перспективных направлений научно-технического развития национального АПК, эффективное масштабирование которых может способствовать росту конкурентоспособности отечественных товаропроизводителей, созданию новых высокопроизводительных рабочих мест, повышению инвестиционной привлекательности предприятий АПК и их выходу на перспективные рынки продовольственной продукции
Ключевые слова: агропродовольственный комплекс, научно-техническое развитие, производственный потенциал, инновации, продовольственная безопасность
УДК 338.436.32; ББК 65.32   Стр: 232 - 236

В условиях глобального изменения климата, интенсивного вывода из использования эродированных земель бывшего сельскохозяйственного назначения, все большего дефицита воды для орошения, снижения естественного плодородия почв и роста угроз биотерроризма, проблема обеспечения населения планеты продуктами питания на уровне рациональных норм потребления становится все более актуальной. По оценкам ФАО в 2015 г. количество голодающих в мире составило 795 млн человек [1], и при росте населения на 1,13% в год спрос на продовольственные товары неизбежно продолжит увеличиваться. Чтобы избежать глобального голода, к 2050 г. необходимо увеличить производство продуктов питания еще на 940 млн т. зерновых и 200–300 млн т мяса в год [2], что усиливает нагрузку на агропродовольственный комплекс и диктует необходимость внедрения в производственный процесс целого комплекса нетипичных для сельского хозяйства технологий.
Несмотря на отсутствие стабильности на мировых продовольственных рынках, темпы роста производства агропродовольственного комплекса России в последние два года составляли 2–3%. У стран-членов Евразийского экономического союза (ЕЭАС), включающего помимо России — Белоруссию, Казахстан, Армению и Таджикистан, данный показатель достиг — 4%. В рамках союза в 2016 г. урожай зерновых культур превысил на 14,2% объем предыдущего года, увеличилось производство мяса (6,1%), растительных масел (5,9%), муки (3,4%), сыров и творога (2,7%) [3]. В 2015 г. индекс производ­ства продукции сельского хозяйства России во всех категориях хозяйств составил 103%, в том числе продукции растениевод­ства — 102,9%, животноводства — 103,1% [2].
Согласно выступлению главы Министерства сельского хозяйства РФ А. Ткачёва, экспорт сельскохозяйственной продукции приносит России больше, чем продажа вооружения, на долю АПК приходится до 6% объема ВВП страны, а объем продукции сельского хозяйства в 2015 г. достиг 5 трлн руб. [4]. Таким образом, благодаря природно-климатическим условиям и агропочвенному потенциалу, агропродовольственный комплекс России обладает уникальными возможностями, позволяющими ему в перспективе стать мировым лидером по производству пищевой продукции. Чтобы не упустить открывшегося окна возможностей, необходим детализированный анализ современного состояния развития АПК, позволяющий выявить возможные точки роста его производственного потенциала, сформировать перечень приоритетных для отрасли инвестиционных проектов и оценить уровень доступных сельхозтоваропроизводителям технологий для повышения производительности труда.
В последние годы в нашей стране отмечены одни из самых высоких темпов прироста урожайности, за период с 2005 по 2013 гг. по ряду культур они составили 15–20%, однако средняя урожайность зерновых с 1 га убранной площади в 2015 г. достигла лишь 23,7 ц, что в несколько раз ниже показателей США — 72,4 ц/га, Канады — 39,5 ц/га, Китая — 58,1 ц/га, Японии — 60,2 ц/га трехлетней давности (табл.1). Аналогичная ситуация складывается и с картофелем: Россия — 145 ц/га, Австрия — 286 ц/га, Германия — 398 ц/га, Дания– 400 ц/га, США — 466 ц/га. По оценкам специалистов, низкая продуктивность отечественного растениеводства, прежде всего, связана с дефицитом качественного семенного материала, а также недостаточностью применения пестицидов направленного действия, что приводит к заболеванию растений, засорению полей и распространению вредителей в новые, ранее не типичные для них районы.

Таблица 1
Урожайность сельскохозяйственных культур (ц/га) [5]
 Зерновые и зернобобовыеПшеницаРожьКартофель
 20132013/ 200520132013/ 200520132013/ 200520132013/ 2005
Россия221,1922,31,1618,91,201451,17
Австрия59,90,9753,71,0742,51,112860,83
Болгария44,21,3142,51,3418,81,211210,78
Бразилия43,51,7127,51,4015,31,142781,26
Германия72,71,10801,0759,81,173980,95
Дания62,91,0372,81,0160,41,254001,02
Индия24,61,1831,51,212281,21
Италия48,70,9238,21,0529,61,002490,99
Канада39,51,2935,91,3124,51,013251,14
Китай58,11,1450,61,1832,51,631711,18
Велико­британия64,30,9273,80,93550,824010,92
США72,41,1431,71,1217,31,024661,07
Франция701,0272,51,0449,21,044341,03
Швеция511,0557,80,9156,81,083381,09
Япония60,20,9938,60,943130,99


Поскольку отрасль животноводства обладает большей инвестиционной привлекательностью, она испытывает значительно меньшие трудностей по сравнению с растениеводством. С 2010 года поголовье свиней возросло на 4,3 млн единиц, а поголовье птицы в хозяйствах всех категорий составляет на текущий момент 547 млн единиц. Однако дальнейшее обострение геополитических отношений со странами Западной Европы и введение все более жестких ограничений для свободной международной торговли может привести к стагнации в данном сегменте сельскохозяйственного товаропроизводства. Для предотвращения подобного развития событий необходим поиск альтернативных рынков сбыта, а в качестве ориентира научной общественностью все чаще предлагается обратить внимание на Индию и Вьетнам — страны Южной и Юго-Восточной Азии, чье собственное сельское хозяйство пока не в состоянии в полной мере обеспечить быстрорастущее население достаточным количеством продовольствия.
Безусловно, крупная экспортная экспансия способна существенно повлиять на состояние агропродовольственного комплекса, но решение проблемы продовольственной безопасности заключается не в эффективном доступе на глобальные рынки продовольствия, оно определяется долей национальной продукции АПК на внутреннем рынке. В качестве примера стоит привести производство минеральных удобрений. В 2015 г. оно составило 19,9 млн т, и эта отрасль занимала одно из лидирующих мест в структуре российского экспорта (60–80% производимого объема отправляется за рубеж) [2]. Согласно данным Всемирного Банка (World Bank) [6] в ряде развитых европейских стран (Великобритания, Франция, Швеция, Италия) наблюдается постепенное сокращение количества потребляемого удобрения, что связано с ростом популярности здорового образа жизни и повышением спроса на продукцию органиче­ского земледелия, тогда как в развивающихся странах (Беларусь, Бразилия, Индия, Болгария и др.) наблюдается обратный эффект (табл.2). В России за период с 2002 по 2014 гг. также произошло увеличение данного параметра с 13,6 до 15,7 кг на 1 гектар пашни, но удельный вес площади сельхозугодий, обеспеченных нормативным внесением минеральных удобрений во всей посевной площади страны, составил в 2014 г. лишь 47%. Таким образом, экспортоориентированное производство приносит значительный вклад в бюджет страны, но не способствует повышению производительности национального агропродовольственного комплекса.

Таблица 2
Потребление удобрений (кг на 1 га пашни) [6]
Страна20022014Изменение
Великобритания319,1243,4-75,7
Япония333,5240,6-92,9
Беларусь136,0214,978,9
Бразилия120,8175,254,4
Франция211,3151,5-59,8
Индия100,3151,250,9
США112,5137,625,1
Болгария113,8133,119,3
Италия171,1130,9-40,2
Австрия234,0103,9-130,1
Швеция99,992,8-7,1
Мексика65,383,618,3
Армения34,542,37,8
Аргентина30,236,05,8
Россия13,615,72,1

Другой немаловажной причиной, не позволяющей в ближайшей перспективе увеличить эффективность производ­ственного потенциала АПК, является состояние материально-технической базы комплекса (табл.3). По сравнению с 2005 г. количество тракторов, зерноуборочных комбайнов, дождевальных и поливных установок сократилось практически в два раза. В 2014 г. средний возраст оборудования и машин по всем отраслям экономики РФ для коммерческих и некоммерческих организаций составлял 10,4 и 11,2 лет, для сельского хозяйст­ва — 11,7 и 9,4 года [7]. Для модернизации парка сельхозтехники необходимо обновить более 270 тыс. единиц тракторов, 57 тыс. зерноуборочных и 10 тыс. кормоуборочных комбайнов, при этом отрасль отечественного машиностроения продолжает испытывать значительные финансовые трудности, а большин­ство производственных мощностей простаивают вследствие отсутствия импортных комплектующих.

Таблица 3
Парк основных видов техники в сельскохозяйственных организациях РФ [8, 9]
 20052006200720082009201020112012201320142015
Тракторы, тыс. шт.480,3439,6405,7364,4330,0310,3292,6276,2259,7247,3233,6
– на 1000 га пашни, шт.65554444433
Нагрузка пашни на один трактор, га.181187197210226236247258274290307
Зерноуборочные комбайны, тыс. шт.129,2117,6107,795,986,180,776,672,367,964,661,4
– на 1000 га посевов, шт.44333333322
Приходится посевов на один зерноуборочный комбайн, га.253270291317344327354369399408422
Дождевальные и поливные машины и установки, тыс. шт.8,67,56,765,75,45,35,25,25,75,9

Еще более критическая ситуация складывается в сегменте производства продукции конечного потребления, где около 60% оборудования для пищевой промышленности поступает из-за рубежа. Рост экспорта продукции АПК с 3 млрд долл. в 2000 году до 16,2 млрд долл. в 2015 г. произошел за счет увеличения объема вывозимого зерна, семян подсолнечника и подсолнечного масла. Вместе с тем, экспортируя продукцию неглубокой степени переработки, Россия сохраняет лидирующие позиции в рейтинге стран, импортирующих продукты питания. Даже в условиях действия внешнеэкономических санкций объем импорта продовольственных товаров снизился лишь до 26,5 млрд долл., а доля импортной продукции в розничной торговле продолжает составлять 25–30% [2].
К перечню негативных факторов, существенно влияющих на производительность труда в агропродовольственном комплексе, также следует отнести уровень развития человеческого капитала сельского населения, общую тенденцию к снижению численности его трудоспособной доли и, как следствие, растущий дефицит квалифицированной рабочей силы. По сравнению с 2005 г. численность занятых в сельском хозяйстве сократилась на 1,3 млн человек и составляет 6,2 млн человек или 9,2% от экономики в целом, при этом в структуре общей численности работников, прошедших профессиональное обучение в 2013 году, их доля не превышает 1,2%, а суммарная доля занятых с профессиональным образованием (высшим, средним и начальным) составляет лишь 49,6% [10] (табл.4).

Таблица 4
Среднегодовая численность занятых и численность работников, прошедших профессиональное обучение (млн чел.) [11, 12]
 201020132014
Среднегодовая численность занятых в экономике — всего67,567,967,8
в том числе: сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство6,66,46,2
Прошедших профессиональное обучение4,94,3
в том числе: сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство0, 0570,051
Источник: Труд и занятость, Сельское хозяйство / Росстат, 2015.

Общая невосприимчивость российской экономики и общества к инновациям и низкая заинтересованность бизнеса в финансировании долгосрочных исследовательских проектов обусловливают растущую зависимость национальной науки от бюджетного финансирования, однако в структуре затрат на фундаментальные и прикладные исследования доля сельскохозяйственных наук занимает одно из последних мест (1,6%). В этих условиях перед руководителем любого научного учреждения ставится непростая задача — не только объединять под своим началом творческие коллективы, но и выступать в качестве менеджера, способного связать тематику НИР учреждения с запросами практики, соблюдать грамотный баланс между выполнением фундаментальных и прикладных работ. Вместе с тем, по данным Росстата с 2005 по 2014 гг. выпуск квалифицированных рабочих и служащих по специальности «сельское хозяйство» сократился на 58,9%, а за последние 20 лет количество исследователей, осуществляющих научную деятельность в области сельскохозяйственных наук, уменьшилось с 18,2 тыс. чел. до 11,3 тыс. чел [13].
Таким образом, повышение эффективности производственного потенциала АПК является задачей с множеством уравнений, но решение одного из них приведет лишь к частичному улучшению ситуации в целом. Для того чтобы избежать догоняющего сценария развития событий и из страны-экспортера сырьевых ресурсов войти в когорту лидеров по производству продуктов питания, необходимо уже сейчас начать отслеживать все зарождающиеся мировые тренды по интеграции в производство пакета технологий, разработанных и апробированных в смежных с АПК отраслях.
Одним из успешных примеров автоматизации отдельных блоков сельского хозяйства является опыт республики Казахстан [14] по созданию системы электронной сертификации и идентификации животных и продуктов переработки животного сырья. Согласно полученным данным становится возможным полностью отследить всю продуктовую цепочку от момента выдачи субсидий на покупку племенного скота до состава кормовых добавок, используемых при откорме, сроках ветеринарно-санитарного досмотра и т.д. Данная процедура существенно ускоряет процедуру контроля за качеством конечной продукции.
В рамках ЕАЭС в августе прошлого года обсуждались направления дальнейшего расширения сквозной цифровизации сельского хозяйства, то есть создания единой технологической платформы, объединяющей помимо производителей и потребителей сельхозпродукции, еще и предприятия торговли, переработки, выстраивающей логистические схемы транспортировки, фиксирующей ценовую информацию, координирующей работу налоговых, таможенных и иных, уполномоченных властью органов в сфере сельского хозяйства.
Данная технологическая платформа является уникальным инструментом инновационной инфраструктуры, обладающей потенциально мощным воздействием не только на процесс сокращения трансакционных издержек, но и благоприятно влияющей на оздоровление экономики в целом. В перспективе она способна играть решающую роль при выборе научными коллективами наиболее востребованных направлений для исследования, сократить затраты на внедрение перспективных разработок, а также повысить инвестиционную привлекательность АПК для представителей бизнеса, поскольку прибыльные проекты становятся прозрачными на всех этапах их жизненного цикла [15].
Ядром данной технологической платформы является электронная карта земель, созданная в рамках применения геоинформационных технологий. Интерпретация данных, полученных от спутников дистанционного зондирования, позволяет обрабатывать огромные массивы информации, отражающей сведения, как о местности, так и о режиме землепользования, вести строгий агрохимический мониторинг, контролировать ход выполнения ряда сельскохозяйственных операций в дистанционном режиме. Дополнительная детализация картографического материала дает возможность учитывать качественные особенности и степень эродированности почв, поверхность рельефа (экспозиции склонов), визуализировать схему перемещения техники.
Комбинация полученных сведений существенно облегчает принятие управленческих решений, составление технологических карт возделывания культур, прогнозирование урожайности, оценку потерь и расчет плановой себестоимости продукции. Таким образом, использование многослойных электронных карт инициирует переход от традиционных способов ведения сельского хозяйства к ландшафтно-адаптивному или точному земледелию.
Важность данного вопроса была не раз подчеркнута в рамках деловой программы 18-й Российской агропромышленной выставки «Золотая осень», когда под эгидой Министерства сельского хозяйства РФ был проведен круглый стол на тему: «Государ­ственные задачи информатизации АПК. Использование данных ВСХП 2016 в целях совершенствования аграрной политики» [16]. В прозвучавших докладах были представлены примеры использования ГИС-технологий для повышения эффективности сельхозпроизводства, в частности, генерируемые автоматизированной системой формы отчётности уже сейчас являются одним из условий предоставления субсидий, направленных на поддержку сельхозтоваропроизводителей Самарской области. Более того, в целях выполнения президентского Указа от 21 июля 2016 г. «О реализации научно-технической политики в интересах АПК» экспертами Фонда развития интернет-инициатив (ФРИИ) при участии департамента информационных технологий Минсельхоза России была разработана «дорожная карта» по внедрению высоких технологий в отрасли. Согласно данному документу, к 2019 г. 30% российских сельхозпредприятий смогут самостоятельно проводить аэрофотосъемку посевных площадей с помощью беспилотников (дронов) [17]. Данная технология ускорит процесс обработки и передачи информации, облегчая работу руководителя, агрономов и всех диспетчерских служб предприятия.
В целях координации дальнейшего развития национального АПК в Минсельхозе РФ создан Аналитический цент, ответ­ственный за сбор первичных данных, а в сентябре прошлого года появился отдельный Департамент развития и управления государственными информационными ресурсами агропромышленного комплекса, призванный упорядочить информацию о состоянии АПК, оценить сбалансированность регионов по производству и потреблению сельскохозяйственной продукции, а также определить инвестиционный потенциал, как отдельных компонент, так и отрасли в целом. Первоочередной задачей данного подразделения является интеграция разрозненных интернет-порталов, посвященных растениеводству, ветеринарии, животноводству и т.д. в едином тематическом источнике [18]. Подобная инициатива уже доказала свою состоятельность в ряде развитых стран и уже не первый год выступает в качестве альтернативы системе информационно-консультационного обслуживания сельхозтоваропроизводителей.
Для России это направление, с нашей точки зрения, может стать весьма востребованным. К концу 2015 г. лишь 63% региональных консультационных центров обладали возможностью ведения собственного вэб-сайта, при этом список публикаций по аграрной тематике представлен лишь на 23 из них, необходимая в работе руководителей сельхозпредприятий нормативно-правовая информация — на 18, а сведения о современных научно-технических разработках — на 6 [19]. Таким образом, формирование централизованной базы данных позволит, с одной стороны, сфокусировать деятельность профессиональных консультантов на выполнении индивидуальных заказов, требующих более неформального подхода к решению проблемы и проведения специальных выездных (полевых) исследований, а с другой — обобщить собранную из закрытых источников информацию о реальном состоянии дел в АПК за длительный промежуток времени.
Ретроспективный детализированный анализ конъюнктуры агропродовольственного рынка раскрывает все преимущества результативного или комбинированного подходов при диагностике производственного потенциала на уровне конкретного предприятия. Регламентное информирование о соотношении спроса, предложения и сопутствующих им цен на продовольственные товары предоставляет возможность уже на этапе планирования не только рационально распределять всю совокупность технических, трудовых и материально-энергетических ресурсов, необходимых для достижения поставленных целей, но и грамотно соотносить позицию организации по отношению к ее основным конкурентам. Более того, внедрение в информационную систему дополнительного программного пакета, отвечающего за мониторинг общих тенденций развития отрасти, позволит синхронизировать периоды роста каждого из ее элементов — от крупных агрохолдингов до небольших сельхозпредприятий, стимулируя, в частности, кооперативное движение последних.
Мировая сельскохозяйственная практика предлагает немало инновационных научно-технических решений для повышения урожайности сельскохозяйственных культур, в том числе за счет технологии генно-инженерной модификации растений и животных, но в Послании Президента России Федеральному Собранию РФ от 3 декабря 2015 г. поставлена немного иная глобальная задача — к 2020 г. стать крупнейшим поставщиком здоровых, экологически чистых, качественных продуктов питания.
По оценкам экспертов мировой рынок экологических товаров и услуг показывает ежегодный прирост на более чем 5%, а его емкость оценивается в 500 млрд долл. [20]. Разработанный в настоящее время пилотный проект по строительству пяти объектов термической обработки отходов является успешным примером реализации экологических инноваций в России. Однако, с нашей точки зрения, для осуществления прорыва в области экологии необходима разработка технологического решения для борьбы с процессами опустынивания и деградации земель сельскохозяйственного назначения, консолидация всех усилий государства на создании системы оповещения об экстремальных природных явлениях, технологии восстановления загрязненных почв, а также масштабная популяризация среди руководителей сельхозпредприятий всех преимуществ экологически-чистого производства. Речь идет не о полностью органическом земледелии, привлекательном для агротуризма, но не решающем проблему продовольственной безопасности страны, а о применении всего комплекса природосберегающих технологий (очистительные сооружения, ветрогенераторы, солнечные батареи и т.д.), предотвращающих выбросы в атмосферу значительных объемов вредных веществ.
Безусловно, в современных условиях только крупные предприятия АПК могут позволить себе вкладывать средства в создание опытных площадок для тестирования высоких технологий, но даже при стабилизации экономики их естественный трансфер к малым формам хозяйствования невозможен без развития информационно-коммуникационной инфраструктуры страны. По данным Международного союза электросвязи, за последнее десятилетие во всем мире удельный вес пользователей сети Интернет увеличился с 6,5 до 43% населения, а еще через восемь лет доля цифровой экономики составит порядка 40% [21]. В последние годы наблюдается бурный всплеск интереса к применению интернет-технологий в агропродовольственном комплексе, повсеместно появляются электронные товарные биржи и торговые площадки, позволяющие в кратчайшие сроки размещать предложения о поставке мелких или среднеоптовых партий продовольственных товаров. Чтобы удовлетворить растущие потребности населения, проживающего на удаленных от крупных населенных пунктов территориях, страны Евросоюза планируют потратить к 2020 г. более 270 млрд евро, и данные инвестиции не кажутся им чрезмерными. Возможность широкополосного доступа в глобальную сеть только в Германии создаст 1 млн дополнительных рабочих мест, а по некоторым прогнозам к 2025 г. 40% мирового рынка труда будут составлять фрилансеры [22, 23].
Согласно официальный статистике, информационная инфраструктура России развивается также достаточно интенсивно. Если не учитывать мегаполисы (г. Москва, г. Санкт-Петербург) и регионы с малой плотностью населения (Ханты-Мансийский авт. округ, Ямало-Ненецкий авт. округ), то в качестве лидеров по уровню развития информационного общества выступают Тюменская, Новосибирская и Свердловская области — крупнейшие промышленные центры страны [24]. С 2009 по 2015 гг. на 38% и 36% выросли группы российской интернет-аудитории, проживающие в селах и городах с населением менее 100 тыс. человек. На конец указанного периода процентное соотношение жителей, обладающих доступом к сети в данных группах, составило 56 и 67% [25]. В перспективе рост данного показателя должен оказать позитивное влияние на процесс закрепления молодежи в сельской местности за счет создания рабочих мест по несельскохозяйственным специальностям в режиме удаленного доступа.
Таким образом, применение высоких технологий постепенно стирает грань между образом жизни городского и сельского жителя, а в современной социально-экономической литературе производство продуктов питания принято рассматривать уже не только как деятельность, осуществляемую исключительно на сельских территориях и сельским же населением. Рост крупных городов привел к понятию урбанизированного сельского хозяйства. По данным ООН, с 1950 г. доля жителей городов выросла с 30% до 54%. К 2050 г. она превысит 66%, и многие мегаполисы уже не смогут обеспечивать себя продуктами с небольшим сроком хранения за счет ресурсов прилегающих территорий. Для предотвращения дальнейшего усугубления ситуации, правительством ряда развитых стран разрабатываются проекты высокотехнологических теплиц, предлагается максимально эффективно использовать все незастроенные участки земли, постоянно обсуждается вопрос о необходимости промышленного синтеза белка и более комплексного применения микробиологических рецептов в пищевой промышленности. Более того, еще в 1999 г. был создан Центр автоматической идентификации (Auto-ID Center), занимающийся радиочастотной идентификацией (RFID) и сенсорными технологиями, благодаря которому получила распространение концепция «Интернет-вещей» (Internet of Things).
Под Интернетом-вещей подразумевается вычислительная сеть физических предметов, оснащённых встроенными технологиями для взаимодействия друг с другом или с внешней средой без участия человека. Считается, что подобное явление способно перестроить экономические и общественные процессы будущего, поскольку при анализе данных исключается дублирование или сознательная фальсификация предпосылок для принятия решения. Одним из примеров применения Интернета-вещей в АПК является система наблюдения за сельскохозяйственной техникой на основе GPS навигации, собирающая сведения не только о скорости и направления объекта мониторинга, но также контролирующая текущий расход или объем топлива в баке. Подобные датчики также применяются в холодильном оборудовании, передавая информацию о ее весе, температуре или влажности продукции на выделенный сервер. Масштабное применение данной технологии может свести к минимуму потери продуктов питания при хранении, транспортировке и в розничной торговле, которые составляют по данным ФАО 1,3 млрд т в год [2].
Таким образом, применение нетрадиционных для АПК технологий провоцирует революционные изменения на всех этапах производственного процесса и коренным образом меняет потребительские предпочтения населения, но для их практического воплощения необходимо избежать распыления уже существующих ресурсов и остановить свой выбор на отдельных прорывных направлениях научно-технического развития комплекса:
– формировании единого информационного пространства АПК, обеспечивающего интеграцию федеральных, региональных и муниципальных источников данных в общем накопителе;
– разработке пакета программ, обеспечивающих обработку собранной информации и осуществляющих поиск синхронных точек роста среди малых предприятий АПК;
– развертывании телекоммуникационных сетей нового типа (4G) на удаленных от крупных городов территориях;
– расширении спектра государственных услуг, получаемых сельхозтоваропроизводителями в электронном виде;
– популяризации среди сельского населения технологий получения дополнительного образования и повышения квалификации в режиме удаленного доступа;
– более широком применении базовых технологий точного земледелия (ГИС-технологии, станции метеонаблюдения, GPS датчики и т.д.);
– разработке логистической структуры перераспределения доли производимых минеральных удобрений между внутренним и внешним рынками;
– акселерации НИОКР в области селекции, семеноводства и племенного дела;
– развитии технологий рециклинга отходов сельскохозяйст­венного производства;
– форсированном внедрении системы электронной сертификации и идентификации скота и продуктов переработки животного сырья.
С нашей точки зрения, в условиях все более радикально обостряющихся экономических, социальных, экологических и технических вызовов комбинация всех из вышеперечисленных элементов стратегии научно-технического развития АПК способна не только удовлетворить быстро растущий спрос населения страны в качественных, экономически доступных продуктах питания, но и насытить мировой агропродовольственный рынок отечественными конкурентоспособными товарами.


Литература
1. Число голодающих в мире сократилось до минимума [Электронный ресурс]. URL: http://www.vestifinance.ru/articles/57884 (дата обращения: 03.04.2017 г.)
2. Прогноз научно-технического развития агропромышленного комплекса Российской Федерации на период до 2030 года [Электронный ресурс]. URL: http://www.mcx.ru/documents/file_document/v7_show/37653.156.htm (дата обращения: 01.02.2017 г.)
3. Прогноз развития АПК в ЕАЭС оптимистичный, но зависимость от импорта сохраняется [Электронный ресурс]. URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/nae/news/Pages/24-01-2017.aspx (дата обращения: 12.03.2017 г.)
4. Информатизация бизнеса не ИТ-компании — текущие реалии и перспективы, мнения и опыт экспертов [Электронный ресурс]. URL: http://habrahabr.net/habr/320518/ (дата обращения: 03.04.2017 г.)
5. Урожайность сельскохозяйственных культур: международные сравнения / Росстат [Электронный ресурс]. URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b15_38/IssWWW.exe/Stg/12-06.doc (дата обращения: 03.04.2017 г.)
6. Fertilizer consumption (kilograms per hectare of arable land) [Электронный ресурс]. URL: http://data.worldbank.org/indicator/AG.CON.FERT.ZS (дата обращения: 12.03.2017 г.)
7. Средний возраст машин и оборудования по отраслям экономики по коммерческим /некоммерческим организациям / Росстат/ URL: http://www.gks.ru/free_doc/new_site/technol/osn-fond.htm (дата обращения: 03.04.2017 г.)
8. Обеспеченность сельскохозяйственных организаций тракторами и комбайнами по Российской Федерации / Росстат. URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/enterprise/economy/# (дата обращения: 03.04.2017 г.)
9. Парк основных видов техники в сельскохозяйственных организациях по Российской Федерации / Росстат/ URL: http://www.gks.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/enterprise/economy/# (дата обращения: 03.04.2017 г.)
10. Былина, С.Г. Индикаторы определения качества человеческого капитала сельского населения как фактора развития информатизации АПК / С.Г. Былина // Региональные агросистемы: экономика и социология. — Саратов: Изд-во ИАгП РАН. — 2013. — № 2.
11. Труд и занятость в России. 2015: Стат.сб. / Росстат — M., 2015. — 274 c.
12. Численность работников, получивших дополнительное профессиональное образование, прошедших профессиональное обучение, по видам экономической деятельности / Росстат / URL: http://www.gks.ru/bgd/regl/b15_36/IssWWW.exe/Stg/07-11.doc (дата обращения: 03.04.2017 г.)
13. Выпуск квалифицированных рабочих и служащих по профессиям / Росстат / http://www.gks.ru/bgd/regl/b15_36/IssWWW.exe/Stg/07-03.doc (дата обращения: 03.04.2017 г.)
14. ЕЭК призывает переходить от информатизации к цифровизации процессов в сельском хозяйстве и смежных отраслях [Электронный ресурс]. URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/nae/news/Pages/18-08-2016-1.aspx (дата обращения: 12.03.2017 г.)
15. Осовин, М.Н. Роль современных информационных технологий в организационно-экономических процессах управления сельскохозяйственным производством / М.Н. Осовин // Региональные агросистемы: экономика и социология. — Саратов: Изд-во ИАгП РАН. — 2010. — № 1.
16. Государственные задачи информатизации АПК. Использование данных ВСХП 2016 в целях совершенствования аграрной политики [Электронный ресурс]. URL: http://mcx.ru/documents/document/v7_show/36832..htm (дата обращения: 07.04.2017)
17. Российских фермеров оснастят дронами и интернетом вещей [Электронный ресурс]. URL: http://www.rbc.ru/technology_and_media/07/03/2017/ (дата обращения: 03.04.2017 г.)
18. Прозрачность — ключ к эффективному управлению АПК [Электронный ресурс]. URL: https://www.pnp.ru/economics/2017/01/20/minselkhoz-sozdal-edinuyu-informacionnuyu-sistemu-ob-agropromyshlennom-komplekse-strany.html (дата обращения: 12.03.2017 г.)
19. Методика оценки эффективности использования информационного ресурса информационно-консультационной службой (ИКС). — М.: ФГБНУ ВИАПИ имени А.А. Никонова, 2016. — 154 с.
20. Евразийские технологические платформы могут разрабатывать продукцию будущего [Электронный ресурс]. URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/nae/news/Pages/16-01-2017-2.aspx (дата обращения: 03.04.2017 г.)
21. Риск инноваций в ЕАЭС должен поощряться [Электронный ресурс]. URL: http://www.eurasiancommission.org/ru/nae/news/Pages/18-11-2016-3.aspx (дата обращения: 03.04.2017 г.)
22. ИТ в госсекторе Евросоюза [Электронный ресурс]. URL: http://www.tadviser.ru/index.php (дата обращения: 12.03.2017 г.)
23. Осовин М.Н. Анализ состояния и динамики развития информационной инфраструктуры агропромышленного комплекса России // Информационная безопасность регионов. — 2014. — № 1(14). — С. 57–61.
24. Минкомсвязь России представила рейтинг регионов по уровню развития информационного общества [Электронный ресурс]. URL: http://minsvyaz.ru/ru/events/35027/ (дата обращения: 03.04.2017 г.)
25. Интернет в России: динамика проникновения. Осень 2015 [Электронный ресурс]. URL: http://fom.ru/SMI-i-internet/12497 (дата обращения: 03.04.2017 г.)

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия