Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 3 (63), 2017
ФИНАНСОВО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА. БЮДЖЕТНОЕ, ВАЛЮТНОЕ И КРЕДИТНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ, ИНВЕСТИЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ
Благих И. А.
профессор кафедры истории экономики и экономической мысли экономического факультета
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук, профессор

Аркадьев В. А.
менеджер агентства недвижимости (Санкт-Петербург)

Особенности «оборота» налога на добавленную стоимость в современной России
В статье исследованы особенности функционирования налога на добавленную стоимость (НДС) в экономике России, обращено внимание на наиболее важные аспекты налогообложения субъектов малого и среднего бизнеса. Проведен сравнительный анализ экономического влияния налогового администрирования и налоговых льгот при уплате НДС субъектами малого и среднего бизнеса в России и в других странах
Ключевые слова: налогообложение, НДС, малый и средний бизнес, налоговые льготы, издержки администрирования, издержки соблюдения налогового законодательства
УДК 336.025+334.012; ББК 65.261.4   Стр: 112 - 117

В современных условиях малый и средний бизнес (далее — МСБ) играет важную роль в обеспечении социально-экономического развития государства, что позволяет эффективнее удовлетворять спрос на товары и услуги, внедрять инновации и обеспечивать равномерное поступление налогов в бюджет. Значительное место в формировании благоприятной среды для развития МСБ занимает налоговая политика.
Однако существование различных видов налогов, с которыми сталкиваются субъекты МСБ при осуществлении хозяйственной деятельности в рамках стандартного и упрощенного налоговых режимов, обусловливает необходимость оценки этих налогов для дальнейшей разработки рекомендаций по совершенствованию налогообложения экономиче­ских агентов. В связи с этим, целью статьи является анализ основных аспектов налогообложения субъектов МСБ налогом на добавленную стоимость (далее — НДС), как одного из ключевых составляющих налоговой системы страны, а также исследование основных особенностей использования налоговых льгот при уплате НДС субъектами МСБ в других странах мира.
На современном этапе экономическая политика большинства стран мира рассматривает малый и средний бизнес как важный источник занятости, инноваций и экономического роста. Такие провалы рынка, как обратный отбор (adverse selection) в издержках, связанных с привлечением средств (lending costs) или информационных издержках (information costs) приводит к необходимости государственного вмешательства, которое, как правило, осуществляется средствами налоговой политики [1]. Однако на практике сложно отличить провалы рынка от «работы» рынка как такового и от недобросовестных транзакций. Часто проекты, предлагаемые инвесторам и банкам со стороны субъектов МСБ, имеют незначительный коммерческий потенциал и экономическую эффективность. Правительство, со своей стороны, может оказывать помощь в упрощении административного «нажима» и сокращения «барьеров», том числе — налогового бремени для МСБ. Считается, что НДС обладает функцией «возврата» для бизнеса части налогов, уплаченных ими с опережением или же с переплатой.
Как известно, НДС является способом изъятия в бюджет государства части стоимости товара, работы или услуги, которые создаются на всех стадиях процесса производства товаров, работ и услуг и вносится в бюджет по мере реализации [2]. В результате применения НДС конечный потребитель товара, работы или услуги уплачивает продавцу налог со всей стоимости приобретаемого им блага, однако в бюджет эта сумма начинает поступать ранее конечной реализации, так как налог со своей части стоимости, «добавленной» к стоимости приобретённых сырья, работ и (или) услуг, необходимых для производства, уплачивает в бюджет каждый, кто участвует в производстве товара, работы или услуги на различных стадиях [3]. Налоговая ставка НДС в России составляет 18% и применяется по умолчанию, если операция не входит в перечень облагаемых по ставке 10% или в перечень со ставкой 0% [4].
НДС заменил собой налог с оборота, который был введен в СССР в ходе реформ 1929–1933 гг., направленных на проведение индустриализации страны. Инвестиционный процесс в периоды пятилетнего планирования не был связан с займами за рубежом. Во всяком случае, внутренние займы выполняли гораздо более важную функцию, чем займы на внешнем рынке. Финансирование и кредитование предприятий «под план» позволяло довольно успешно при помощи налога с оборота возвращать в казну денежные средства, совершившие «оборот», т.е. выполнивших свою производственную функцию.
Налог с оборота был впервые «придуман» и введён в 1958 году во Франции [4, 24]. Затем он был введен практически во всех странах Западной Европы, которые приступили к строительству «общества массового потребления» и «государства всеобщего благоденствия». В настоящее время НДС взимают 137 стран. Из развитых стран НДС отсутствует в таких странах, как США, Канада, Австралия и ряде других, где вместо него действует налог с продаж по ставке от 0% до 15% в зависимо­сти от местного законодательства штатов [3, 21].
Введение НДС в России, приступившей в «лихие 1990-е» годы к строительству рыночной экономики, как и многое, принятое тогда в сфере экономики, было слепым копированием западных образцов. Вряд ли кто-либо, в том числе и анонимные «авторы» данного налога, смогут внятно объяснить, почему именно НДС сменил в реформируемой России налог с оборота [5]. Дело в том, что налог с оборота был прямым налогом, а НДС является косвенным. Формально в России плательщик НДС (в отличие от оборотных налогов или налогов с продаж), если он как покупатель, также является плательщиком НДС (то есть покупает облагаемые налогом товары или услуги для использования в производстве других товаров или услуг), он при расчете общей суммы своих обязательств перед бюджетом имеет право вычесть из суммы налога, полученной от покупателя, сумму налога, который он уплатил своему поставщику за облагаемые налогом товары, работы или услуги [5, 16]. Где-нибудь на Западе так и происходит, но в России, в особенности для малого и среднего бизнеса осуществлять такие операции довольно сложно.
При этом этот налог не только является косвенным налогом, позволяющим облагать один и тот же товар или услугу на нескольких стадиях оборота, но и регрессивным по своей сути. Его бремя ложится в итоге не на торговцев, а на конечных потребителей товаров и услуг. При этом конечный потребитель зачастую подпадает под двойное налогообложение. В платёжных документах НДС выделяется отдельной строчкой. С точки зрения конечного потребителя НДС полностью эквивалентен налогу с продаж — поскольку такой потребитель не может вычесть уплаченный продавцу налог, то для него сумма уплаченного налога — это и есть номинальное налоговое бремя [6]. При этом бизнес, в особенности малый, которому зачастую приходится быть перепродавцом и перекупщиком товаров, также страдает от НДС.
Опыт многих стран ОЭСР, в том числе даже Великобритании, довольно грамотной в коммерческом отношении стране, показывает, что при условии существования налоговых льгот для малого и среднего бизнеса, в т.ч. по НДС, они не доступны для МСБ. Причиной этого является значительная сложность администрирования таких льгот для субъектов МСБ. Как показали эмпирические исследования, в развивающихся странах, предприниматели не всегда обладают информацией о налоговых и неналоговых механизмах помощи МСБ со стороны государства [7].
Кроме того, НДС требует значительных возможностей для администрирования на уровне компании, что не всегда доступно для предприятий малого и среднего бизнеса. Неформальный сектор экономики в странах мира приводит к проблемам эффективного внедрения и администрирования НДС. Сама природа НДС, которая подразумевает значительный объем налоговых возмещений, создает проблемы, связанные с уклонением от уплаты НДС, которые сложно решить даже высокоэффективным налоговым органам. В развивающихся странах эти проблемы вызывают значительную задержку с возмещением НДС, что, в свою очередь, приводит к нехватке ликвидности компаний. И особенно это затрагивает предприятия среднего бизнеса, которые работают на национальном уровне [5].
Сокращение налогового бремени для малого и среднего бизнеса, как с точки зрения ограничения налогов, так и со стороны уменьшения издержек соблюдения налогового законодательства (tax compliance costs), часто считается важным для активно развивающихся секторов производства. Построение эффективной системы налогообложения должно учитывать неоднородность микро-, малого и среднего бизнеса. В частности, это имеет значение при определении уровня теневой экономики. Большинство исследований, которые изучают и используют макроэкономические подходы к измерению уровня теневой экономики, основанные на монетарных методах, экономико-математическом моделировании и т.п., не предоставляют необходимой информации о том, где именно налоговая служба должна сконцентрировать усилия по соблюдению налогового законодательства. Также подобная информация может привести к завышенным оценкам запланированных налоговых поступлений.
В развивающихся странах проблема теневой экономики стоит острее, чем в развитых странах, однако есть определенные исключения. Теневой сектор является значительным во многих странах со средним уровнем дохода, и часто составляет более 50% в странах с низким уровнем доходов. Соответственно, для таких стран более рациональным является налогообложение субъектов малого и среднего бизнеса прямыми налогами, а не налогами на потребление, в том числе НДС, с целью сокращения издержек администрирования.
Так, согласно исследованиям специалистов МВФ, которые рассматривали взаимосвязь между формальным и неформальным секторами экономики, в частности, влияние НДС на налоговое бремя в условиях теневой экономики для ряда развивающихся стран, позволили прийти к выводу, что последствия взимания НДС для распределения ресурсов ориентированы в большей степени на интересы малообеспеченных слоев населения, чем внешнеторговые и акцизные налоги, которые они призваны заменить [2].
Также стоит отметить, что, с точки зрения администрирования, больше проблем вызывают малые предприятия по сравнению со средним бизнесом. Усиление добровольного соблюдения налогового законодательства и самообложения (self-assessment) являются ключевыми моментами повышения эффективности налогообложения субъектов МСБ. Каждая страна должна придерживаться баланса между уровнем «администрирования» экономики и текущими потребностями, с учетом различных уровней и типов деятельности субъектов МСБ.
В целом, тенденции налоговой политики в отношении малого и среднего бизнеса оцениваются международными экспертами положительно. Власти стран больше полагается на сотрудничество и помощь, и в меньшей степени — на принудительные меры. Основные усилия сконцентрированы на регулярном упрощении и повышенном внимании к разработке направлений налоговой политики для МСБ, целью которой является сокращение уровня неформального сектора экономики [3, 14 c.3–5].
Существует значительное количество критериев, по которым могут быть классифицированы субъекты МСБ. Анализ имеющихся исследований позволил определить основные характеристики предприятий-субъектов МСБ (табл. 1.).
На практике чаще всего дифференциация ставок НДС для субъектов МСБ проводится в соответствии с размером компаний [4, 16].
При отсутствии имплементационных издержек (издержек осуществления, издержек практической реализации, implementation costs) и в условиях, когда целью является достижение эффективности, оптимальное минимально допустимое (пороговое) значение НДС должно равняться нулю; однако исключение из налогообложения определенных предприятий приведет к искажению конкуренции без получения общественной выгоды[17]. Баланс потребностей правительства в доходах, с учетом расходов, которые оно несет при взыскании налогов, с издержками соблюдения налогового законодательства подразумевает, что в условиях регрессивного характера имплементационных издержек, оптимальным будет налогообложение только тех плательщиков, размер которых превышает определенное пороговое значение, и исключение из налогообложения всех, кто находится ниже этого уровня. Однако стоит отметить, что в целом, доля поступлений от НДС, приходящаяся на субъектов МСБ, в общем объеме поступлений от НДС незначительна. Так, в странах ЕС, например, 80% НДС уплачивается 5% зарегистрированных плательщиков налога [5, 6, 18].

Таблица 1
Характеристики предприятий микро-, малого и среднего бизнеса
ХарактеристикаМикробизнесМалый бизнесСредний бизнес
Количество налогоплательщиковЗначительноеМногиеСреднее количество
Тип налогоплательщиковИндивидуальные плательщики налога; семейный бизнесСемейный бизнес с несколькими наемными работниками; высокоспециализированные самозанятые лицаЮридические лица с небольшим количеством наемных работников; партнерства
Структура собственностиВладелец, руководитель и наемный работник является одним лицом или членом семьиРуководителями являются владельцыВладельцы и руководители — разные лица
Тип транзакцийГлавным образом, наличные операции; высокий уровень работы «в тени»Наличные и безналичные операции; средний уровень работы «в тени»Безналичные операции; высокий уровень формальности
Местоположение бизнесаНепостоянноеФиксировано, однако может быть непостояннымПостоянное
Организация управленияНепрофессиональнаяОпределенная профессиональная помощьПрофессиональное консультирование на регулярной основе
Стандарты бухгалтерского учетаОтсутствие или незначительное количество учетных документовНезначительное количество учетных документовВедение бухгалтерского учета
Уровень охвата рынкаЛокальныйЛокальный/региональныйНациональный/международный
Жизненный цикл бизнесаОчень динамичный; быстрое создание и ликвидацияДинамичный; высокая вероятность ликвидацииБолее стабильное ведение бизнеса
Потенциал ростаЗначительно ограничен; обычно остаются на микроуровнеОграничен, с возможностями ростаОбычно остаются на уровне среднего бизнеса
Источник: составлено авторами по данным источников из Интернет: http://www.gruenden.ch/en/founding-process/preparation/taxation/value-added-tax/#c1184

Из вышесказанного следует, что нецелесообразно применять более низкие ставки НДС для небольших предприятий, поскольку издержки соблюдения законодательства являются для последних более обременительными: установление более низкой ставки налога никак не влияет на реальные издержки соблюдения налогового законодательства, однако сокращает общественную стоимость — поступления от уплаты налогов. Из этого следует, что для налогообложения субъектов МСБ, которые не подпадают под налогообложение НДС, целесообразно использовать более простой налог, с более низкими издержками соблюдения налогового законодательства, как со стороны плательщиков, так и со стороны налоговых органов [7, 19]. Размеры оптимального порогового значения НДС зависят от важности налоговых поступлений для правительства, ставки налога и уровня издержек администрирования и издержек соблюдения налогового законодательства.
Keen&Mintz предложили формулу для определения оптимального порогового значения НДС, в условиях постоянных издержек администрирования и издержек соблюдения налогового законодательства:
(1)
где Z — оптимальное минимально допустимое значение НДС; A — издержки администрирования; C — издержки соблюдения налогового законодательства; τ — ставка НДС; υ — коэффициент, определяющий соотношение добавленной стоимости к обороту [5].
Однако указанная формула не учитывает другие аспекты, которые влияют на определение оптимального порогового значения НДС для субъектов МСБ. Чем проще НДС с точки зрения дифференциации ставок и наличии исключений из налогообложения, тем ниже будут имплементационные издержки, и, соответственно, тем ниже будет оптимальное минимально допустимое значение НДС [8, 20].
С другой стороны, для ограничения уклонения от уплаты НДС (последнее особенно распространено в системах с высокими издержками администрирования), целесообразно сократить количество плательщиков НДС, устанавливая более высокие пороговые значения. Также стоит принять во внимание влияние на входящие ресурсы, которые субъекты МСБ, находящиеся ниже порогового значения, ощущают «посредством» НДС. С учетом этого аспекта целесообразной является возможность добровольной регистрации, а также учет потенциальных искажений (и соответствующего влияния на соблюдение принципа справедливости налоговой системы), к которым приводит применение таких пороговых значений. Последние по своему содержанию является предоставленным конкурентным преимуществом тем субъектам МСБ, которые исключены таким образом из налогообложения НДС.
Необходимость одновременного учета значительного количества факторов обусловливает целесообразность сокращения минимально допустимого значения при увеличении уровня дохода субъекта МСБ. Такая практика применяется во многих развитых странах, однако здесь следует учитывать, что фактически это означает, что оптимальное пороговое значение будет отличаться от нуля, и может быть достаточно большим, особенно в развивающихся странах [9, 10, 21, c. 66–67].
Рассмотрим теперь более подробно стратегии налогообложения субъектов МСБ в развивающихся странах и странах с транзитивной экономикой.
Значительные различия в налогообложении субъектов МСБ, как правило, в большей степени отражают определенные традиции и нерегулярные частичные реформы, чем определение роли и места налогообложения малого и среднего бизнеса в налоговой системе в целом. По мнению западных ученых-экономистов, действующие налоговые системы развивающихся стран не учитывают в достаточной мере роль налогообложения МСБ. В частности, это касается проблем обложения бизнеса НДС. Анализ современной теоретической и эмпирической литературы позволил определить подходы к взиманию НДС с субъектов МСБ, которые сейчас применяются в развитых странах мира [11, 12, 22].
Первый и основной подход — это применение минимально допустимых значений НДС, на основе вышеупомянутой методологии, как инструмент определения тех налогоплательщиков, кто может применять специальный режим. Нужно отметить, что в развивающихся странах, и в странах с транзитивной экономикой, такой порог НДС для субъектов МСБ закреплен на достаточно высоком уровне. Во многих странах Латинской Америки, и некоторых других странах мира, пороговые значения НДС отсутствуют, или очень низкие, что приводит к определенным проблемам с налогообложением предприятий МСБ. Одним из проявлений таких проблем является использование такого дополнительного инструмента как вычеты НДС. Важность применения порогового значения НДС, как инструмента исключения большинства субъектов МСБ из стандартного налогообложения, заключается в том, чтобы любое предприятие ориентировалось в методах самообложения и было в состоянии вести упрощенный бухгалтерский учет. Также такие компании должны быть способны придерживаться налогового законодательства по налогообложению дохода, иными словами вести учет по методу начисления (accrual accounting), применять амортизацию и т.д.
В целом, системы НДС основаны на принципе начисления (accrual based), когда НДС начисляется на налогооблагаемые продажи до получения наличных средств. В условиях кассового метода (cash accounting) НДС с продаж выплачивается только после получения наличных средств, и, подобным образом, возникает налоговый кредит [13, 14, 15, 23].
Применение кассового учета позволяет значительно сократить издержки соблюдения налогового законодательства для субъектов МСБ и увеличить уровень их ликвидности, позволяя им отсрочить налоговые платежи до того момента, пока они не получат оплату от потребителей. В то же время, такая схема может быть менее благоприятной, учитывая тот факт, что право на вычет входящего НДС может быть осуществлено только в течение налогового периода, в котором налогоплательщик производит оплату (включая НДС) поставщику. С этой целью использование методологии, основанной на издержках (costs-based methodology), целесообразно при установлении пороговых значений НДС для предприятий среднего бизнеса. Подобным образом компании, которые добровольно регистрируются в качестве плательщиков НДС, должны также облагаться налогом на доход на общих основаниях, т.е. выбор должен быть между тем, применять эти два налога, или не применять ни один из них [16, 17, 24].
Еще одним инструментом льготного налогообложения НДС субъектов МСБ является уменьшение частоты подачи деклараций.

Таблица 2
Частота предоставления деклараций по НДС в странах мира
СтранаКритерий использования
(годовой оборот,
если другое не обозначено)
Частота предоставления
отчетности по НДС
Австралия< $AUD 20 млнЕжеквартально
Бельгия< €2,5 млнЕжеквартально
Великобритания< £1,35 млнЕжегодно
Дания< Dkr 5 млн
от Dkr 5 до 50 млн
Раз в полугодие
Ежеквартально
Испания
Для субъектов МСБ, использующих упрощенные схемы
Ежеквартально

Ежегодно
Италия< €400 тыс. (услуги)
< €700 тыс. (товары)
Ежеквартально
Канада< $CAD 1,5 млн
от $CAD 1,5 до 6 млн
> $CAD 6 млн
Ежегодно
Ежеквартально
Ежемесячно
Люксембург< €620 тыс.
< €112 тыс.
< €25 тыс.
Ежеквартально
Ежегодно
Декларация не требуется
Новая Зеландия< $NZD 500 тыс.
< $NZD 24 млн
Каждые два месяца
Раз в полугодие
Норвегия< NKr 1 млнЕжегодно
ЮАР< R1,5 млнКаждые четыре месяца
ПольшаСубъекты МСБ, использующие кассовый метод учетаЕжеквартально
Португалия< €650 тыс.Ежеквартально
Словакия< €100 тыс.Ежеквартально
Финляндия< €25 тыс.
< €50 тыс.
Ежегодно
Ежеквартально
Франция< €783 тыс. (товары)
< €236 тыс. (услуги)
Ежегодная сумма обязательств по НДС < €15 тыс.
Ежегодно
Ежегодно

Ежеквартально
Чехия< Kč 10 млн
< Kč 6 млн
Ежеквартально
Требования относительно подачи электронной отчетности отсутствуют
Швейцария< ₣ 5,02 млн
Ежегодная сумма обязательств по НДС < ₣ 109 тыс.
Раз в полугодие
Швеция< Skr 1 млнЕжегодно
Источник: составлено авторами по [27, c. 113–114; 28]

В большинстве стран, которые применяют НДС, требуется ежемесячное представление соответствующей отчетности. Для сокращения издержек соблюдения налогового законодательства, в определенных странах субъекты МСБ имеют право реже подавать отчетность по НДС (табл. 2).
Предприятия микробизнеса работают на уровне семейного бизнеса и, как правило, используют труд наемных работников. Налогообложение самозанятых лиц в условиях, когда другие работники, которые получают такие же доходы, но в виде заработной платы, не облагаются налогом на индивидуальный доход (personal in come tax), лишено экономического смысла [18, 19, 25]. Также потенциальные поступления от налогообложения НДС субъектов микробизнеса, будут незначительны из-за наличия существенных имплементационных издержек.
Помимо этого, возникают вопросы относительно исключения из налогообложения всех предприятий, которые получают доход ниже уровня необлагаемого минимума (personal exemption). Важный аргумент включения таких предприятий в налоговую систему заключается в обеспечение их участия в политическом процессе и усилении финансовой ответственности органов власти.
Однако для обеспечения эффективности такие системы должны быть простыми и с низкими издержками администрирования и издержками соблюдения налогового законодательства. Это может быть достигнуто, в частности, путем использования системы патентов. С учетом их ограниченного потенциала по генерированию дохода и практики налогообложения, которая отличается от стандартного налогового режима, такие патенты, как правило, более эффективно администрируются местными органами власти, чем национальным правительством [20, 21, 26].
В условиях, когда размером налоговых доходов, поступающих от субъектов микробизнеса, в общей сумме налоговых поступлений государства можно пренебречь, их важность для местных бюджетов может быть значительной [22, 27].
Если речь идет о предприятиях-субъектах МСБ с оборотом, превышающим оборот предприятий микробизнеса, однако находящимся ниже порогового значения для обложения НДС, целесообразно использовать презумптивное налогообложение, основанное на объемах оборота, если такие предприятия не являются субъектами налогообложения НДС на общих условиях [27].
При определении стратегии налогообложения НДС субъектов МСБ возникают вопросы, должны ли малые предприятия платить налог на доход и нужен ли определенный налог с целью воспроизведения воздействия НДС для техкомпаний, чей оборот меньше минимально необходимого для обязательной регистрации предпринимателя как плательщика НДС.
Прежде всего, следует отметить, что предприятия, осуществляющие поставки контрагентам-зарегистрированным плательщикам НДС, могут также регистрироваться плательщиками НДС добровольно. На этом этапе проблемы возникают у компаний, исключенных из налогообложения НДС, осуществляющих продажи конечным потребителям. При отсутствии любого налога-заменителя (replacementtax), будут иметь место конкурентные преимущества в отношении тех субъектов НДС, которые обязаны его уплачивать. В свою очередь, это приведет к искажению конкуренции и вымыванию доходов [28]. Частично эта проблема нивелируется тем фактом, что при любой транзакции эти предприятия несут определенное бремя НДС, связанное с их собственными закупками. Подобное неявное налогообложение их продаж является аргументом противиспользования презумптивного налогообложения как инструмента замены НДС. Однако степень этого влияния зависит от уровня порогового значения НДС и размера теневого сектора экономики: предприятия, которые предпочитают поставлять товары контрагентам, исключенным из налогообложения НДС (либо вследствие того, что оборот последних не достаточен для обязательной их регистрации плательщиками НДС, либо по причине уклонения от уплаты НДС), имеют стимулы к уклонению от уплаты НДС, что приводит к нарушению налогового законодательства и росту соответствующих издержек его соблюдения.
В целом, вопрос полной замены НДС для предприятий-субъектов МСБ не является достаточно распространенным в современной экономической литературе. Чем больше пороговое значение для НДС и чем больше размер теневого сектора, тем больше стимулы для проведения такой политики.
Основными потенциальными заменителями НДС в таких случаях могут быть:
– налог с оборота с низкой ставкой (однако, основным негативным моментом такой политики становится каскадный эффект, избежать которого и призвано применение НДС);
– использование вычетов вместо инвойсов по НДС для предприятий, чей наличный доход подлежит налогообложению (однако, это может опять-таки привести к каскадному эффекту, если предприятия будут продолжать применять инвойсы с НДС);
– применение налогов к «источнику дохода» (with holding taxes), которые призваны усилить влияние НДС как фактора повышения производственных расходов малых предприятий (однако в этом случае стоит учесть, что, если подобные механизмы не будут работать эффективно, это может привести к росту производственных расходов и для крупных компаний, которые в полной степени соблюдают налоговое законодательство) [29, c.76–80].
Обобщенные рекомендации по применению налогообложения НДС субъектов микро-, малого и среднего бизнеса в зависимости от типа деятельности приведены нами в табл.3.
Как вывод следует отметить, что в настоящее время оптимальное решение по построению системы налогообложения НДС субъектов МСБ отсутствует. Имеются лишь определенные варианты построения прозрачной, четкой и простой системы, которая уменьшает издержки соблюдения законодательства для субъектов МСБ и издержки администрирования для налоговых органов. На данном этапе определенным остается лишь тот факт, что мотивы для использования презумптивного налогообложения с целью замены НДС в сфере малого и среднего бизнеса являются менее обоснованными, в сравнении с целесообразностью замены презумптивным налогом налога на доход.

Таблица 3
Рекомендации международных финансово-экономических организаций относительно налогообложения НДС субъектов МСБ
Тип деятельностиРекомендуемая система
МикробизнесПатент
Микро-, малый и средний бизнес, включая предприятия с оборотом, меньше минимально необходимого для обязательной регистрации предпринимателя в качестве плательщика НДССистема презумптивного налогообложения, основанная на обороте.
Применение налогов у источника
Другие предприятия малого и среднего бизнеса, с оборотом, превышающим минимально необходимый для обязательной регистрации предпринимателя в качестве плательщика НДССтандартный налоговый режим с упрощенной системой ведения финансовой отчетности и регистрации предприятий
Источник: составлено авторами

Экономико-институциональная и правовая среда каждой страны требует индивидуальных решений, при этом, эффективные налоговые режимы иногда менее зависимы от уровня и состояния правовых инструментов, чем от качества налогового администрирования. В связи с этим, направлением дальнейших исследований, является оценка и выбор режима льготного налогообложения субъектов МСБ, в зависимости от уровня развития институтов налоговой системы стран.


Литература
1. Дубянский А.Н.. Формирование эффективной денежной системы в России: исторические примеры и возможные варианты организации // Oikonomos: Journal of Social Market Economy. — 2015. — №2. — С.78–91.
2. Пашкус Н.А. Методы моделирования и прогнозирования национальной экономики. — СПб.: Изд-во РГПУ им. А.И. Герцена, 2004. — С. 64.
3. Благих И. Новый подход к исследованию инфляции // Экономист. — 2015. -№9. — С. 94–96.
4. Косов М.Е., Ягудина Э.В. Специальный налоговый режим и инновационная деятельность малого бизнеса // Международный бухгалтерский учет. — 2013. — №1. — С.38–43.
5. Пашкус Н.А., Пашкус В.Ю. Разработка управленческих решений: теория, математические модели и программная реализация. — СПб.: НИИХ СПбГУ, 2000. — С.29.
6. БлагихИ.А. Ипотечное кредитование в российской федерации // Проблемы современной экономики. — 2010. — №3. — С. 227–231.
7. Дубянский А.Н. Проблема обязательного государственного страхования в рамках концепции социального рыночного хозяйства // Oikonomos: Journal of Social Market Economy. — 2016. — №2. — С.19–24.
8. Благих И.А. Механизм кризиса в российской экономике и антикризисные действия правительства// Проблемы современной экономики. — 2015. — №3(55). — С. 31–35.
9. Благих И.А. Неоиндустриализация: следует ли ожидать перехода от теоретических дебатов к практическому действию? // Проблемы современной экономики. 2014. — №2(50). — С. 392–393.
10. Awasthi R. MSME Tax Simplification — Can it Tackle Informality? The World Bank Group, 2012.
11. Designing a Tax System for Micro and Small Businesses: Guide for Practitioners / IFC, The World Bank Group, 2007.
12. Engelschalk M. Designing a Tax System for Micro and Small Businesses: Guide for Practitioners. Washington D.C.: International Finance Corporation, The World Bank Group, 2007.
13. Feyitimi O., Temitope O., Akeem L., Oladele O. Tax Incentives and the Growth of Small and Medium Scale Enterprises in Developing Economy — the Nigerian Experience // European Journal of Research and Reflection in Management Sciences. — 2016. — Vol. 4(2). — pp. 24–42.
14. Fowkes R., Sousa J., Duncan N. Evaluation of Research and Development Tax Credit. HMRC Working Paper 17. HMRC, 2015.
15. International tax dialogue: Key issues and debates in VAT, SME taxation and the tax treatment of the financial sector / Ed. by A. Carter. — European Commission, OECD, 2013.
16. Joshi A., Prichard W., Heady C. Taxing the Informal Economy: Challenges, Possibilities and Remaining Questions // IDS Working Paper. — Vol.2013. — No 429.
17. Jousten A. SMEs and the tax system: what is so different about them? CESifo Forum, ABI/INFORM Global, 2007.
18. Keen M. Taxation and Development — Again. WP/12/220. IMF, 2012.
19. Keen M., Mintz J. The Optimal Threshold for a Value-Added Tax // Journal of Public Economics. — 2004. — Vol. 88. — pp. 559–576.
20. Keen M. VAT, Tariffs, and Withholding: Border Taxes and Informality in Developing Countries // Journal of Public Economics. — 2012. — Vol. 92. — pp. 1892–906;
21. Keen M. What Do (and Don’t) We Know About the Value-Added Tax? A Review of Richard M. Bird and Pierre-Pascal Gendron’s The VAT in Developing and Transitional Countries // Journal of Economic Literature. — 2009. — Vol. 47. — pp. 155–70.
22. Keen M., Taxing micro, small- (and medium-) sized enterprises. IMF-Japan High-Level Tax Conference, Tokyo, 2013.
23. Klemm A. Causes, Benefits, and Risks of Business Tax Incentives. WP/09/21. IMF, 2009.
24. Loeprick, J. Small Business Taxation: Reform to Encourage Formality and Firm Growth. Investment Climate in Practice: Business Taxation. No. 1. Washington DC: World Bank, 2009.
25. Sokolovska O., Sokolovskyi D. Market and Government Failures Related to the Introduction of Tax Incentives Regime // Economiesi Sociologie: Revista Teoretico-Stiintifica. –2015. — № 4. — pр. 17–26.
26. Stiglitz J. Inequality and Economic Growth // The Political Quarterly. — 2015. — Vol. 86(51). — pp. 134–155.
27. Taxation of SMEs in OECD and G20 Countries. No 23. OECD, 2015. 154 p.
28. Value Added Tax [Electronic resource] / The gruenden.ch network. — Mode of access: http://www.gruenden.ch/en/founding-process/preparation/taxation/value-added-tax/#c1184
29. Zee H. Simple Analytics of Setting the Optimal VAT Exemption Threshold // Die Economist. — 2005. — Vol. 153. — pp. 461–471.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия