Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
Проблемы современной экономики, N 3 (63), 2017
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Сивцева Т. В.
зав. лабораторией теплотехнических и гидравлических процессов в автотранспорте
кафедры эксплуатации автомобильного транспорта и автосервиса Автодорожного факультета
Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова (г. Якутск)

Ноговицын Р. Р.
профессор кафедры менеджмента в горно-геологической отрасли
Финансово-экономического института
Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова» (г. Якутск),
доктор экономических наук

Романов А. Р.
соискатель кафедры менеджмента в горно-геологической отрасли
Финансово-экономического института
Северо-Восточного федерального университета им. М.К. Аммосова» (г. Якутск)


Эколого-экономическая оценка введения международного углеродного налога для промышленных предприятий Якутии
В статье отражена значимость поглощения диоксида углерода (СО2) лесным массивом Якутии для учета при формировании углеродного налога за негативные воздействия на окружающую среду промышленных предприятий в целях пополнения бюджета различных уровней (федерального, регионального, муниципального) и способствующего обеспечению устойчивого развития региона Российской Федерации в рамках реализации международного Парижского Соглашения
Ключевые слова: углеродный налог, парниковые газы, климатические фонды, ответственность и полномочия в охране окружающей среды, Республика Саха (Якутия)
УДК 504.75.05; ББК 65.5   Стр: 164 - 166

Оглашенное в ночь на 2 июня 2017 года решение о выходе США — второго глобального эмиттера парниковых газов из Парижского климатического соглашения, по которому 195 стран дали согласие на условие не допустить повышения средней температуры на планете к 2100 году более чем на два градуса по Цельсию по сравнению с доиндустриальной эпохой, вновь обратил внимание мирового сообщества к проблемам борьбы с изменением климата в мире, в частности к экономической оценке этой борьбы.
Поясняя свое решение, Президент США Дональд Трамп отметил: условия, на которых США приняли на себя обязательства в рамках Парижского соглашении, были крайне невыгодны для американской экономики. Тем самым подтверждается, что направление борьбы против выбросов парниковых газов имеет экономический подтекст.
В настоящее время, развитые страны стремятся к развитию «безуглеродной» энергетики для ограничения импорта энергетических ресурсов.
Парижское соглашение было ратифицировано Россией 22 апреля 2016 года. Оно соответствует основным принципам Климатической доктрины РФ, предполагающей реализацию единой государственной политики России в отношении изменений климата. В рамках ратифицированного соглашения Россия взяла на себя три основных обязательства: сократить объем выбросов к 2020 году до 75% от уровня 1990 г. и к 2030 году — до 70%; совместно с другими странами удерживать темпы приро­ста температуры на не более 2% и оказывать содействие развивающимся странам в обеспечении технологиями [1].
Национальная модель углеродного регулирования должна быть выработана к июню 2018 года, когда согласно скорректированному плану будет представлена концепция проекта федерального закона «О государственном регулировании выбросов парниковых газов» [2]. К слову, до настоящего времени российское законодательство не имеет определения парниковых газов, они не несут прямой угрозы здоровью, поэтому не относятся к веществам, эмиссия которых подлежит регулированию по Федеральному закону № 7-ФЗ «Об охране окружающей среды» от 2002 года [3].
Основным механизмом реализации принятых обязательств является введение в РФ «углеродного налога» — платы за выбросы диоксида углерода, которая будет отчисляться в специальный климатический фонд.
Углеродный налог, представляющий собой платежи за выбросы парниковых газов, является составной частью быстро растущей мировой «зеленой» финансовой системы (green finance). Уровень углеродного налога зависит от нормативно заданной государством цены на углерод, только после этого регионы РФ рассчитывают свои примерные объемы выбросов. По состоянию на апрель 2015 г. объем их сбора оценивался в 14 млрд долл. [4]. В настоящее время углеродный налог введен в Австралии (23 австралийских доллара за 1 т в эквиваленте CO2), Европейский союз (30 евро за 1 т в эквиваленте CO2) и др.
Эксперты считают, что отрасли промышленности со значительными удельными выбросами подпадают под радикальные меры в рамках Парижского соглашения. Как известно, в России эти отрасли являются основой российской экономики. К примеру, топливно-энергетический комплекс по итогам 2015 г. экспортировал 63% произведенной продукции, что составляет 27% ВВП. Общеизвестно, что большая часть доходов федерального бюджета формируется за счёт поступления от нефтегазовых компаний. Следует отметить, что данные меры могут спровоцировать закрытие множества предприятий, а также ликвидацию целых отраслей промышленности.
Республика Саха (Якутия) относится к регионам с сырьевым укладом по всем основным экономическим показателям (структуры ВРП, промышленности и экспорта, доли налоговых поступлений от продукции минерально-сырьевого комплекса (МСК) и др.) [5]. Вследствие реализации подобной концепции (в том виде, которая декларируется) появляется угроза и для Якутии, относящейся к важнейшим минерально-сырьевым и горнодобывающим регионам России, занимающей ряд ведущих позиций, в первую очередь, в добывающих отраслях: добыча алмазов (1 место в РФ и в мире) и угля (5 место в РФ), объем ВРП на душу населения (5 место в РФ), инвестиции в основной капитал на душу населения (6 место в РФ).
В связи с этим, нами проведена оценка выбросов углерода в Якутии на территории производ­ственной деятельности крупных промышленных предприятий с учетом международных требований, на основе методологии IPCC (МГЭИК) [5]. Для этого был сделан расчет общего объема выбросов углекислого газа, выделяемого промышленными предприятиями в Республике Саха (Якутия) в период с 2010–2016 гг. (табл. 1).
Вместе с тем, мы считаем, что Республика Саха (Якутия) среди субъектов Российской Федерации имеет большие перспективы в сфере поглощения углерода лесными экосистемами криолитозоны, так как Якутия является одним из крупнейших регионов России по лесопокрытой площади и запасам древесины. Общая площадь лесного фонда равна 256,1 млн га, в том числе покрытая лесной растительностью в 158 млн га [6]. Это огромный резервуар поглощения углерода в виде надземной и подземной биомассы растений и их остатков, гумуса и торфов.
На сегодняшний день в Якутии Институтом биологических проблем криолитозоны СО РАН (ИБПК СО РАН) совместно с Северо-Восточным федеральным университетом им. М.К. Аммосова (СВФУ) создана уникальная в мире и России международная сеть научно-исследовательских мониторинговых станций по изучению климатических и биогеохимических циклов Sakha Flux Net в мерзлотной зоне на северо-востоке России. Согласно оценкам работ Т.Х. Максимова, по многолетним данным методом эдди-корреляции, годовой сток углерода в лиственничном лесу оценивается 2,0±0,5 т С га-1 год-1, а в тундровой — 0,7±0,2 [7]. На основе сопоставительного анализа нами рассмотрено соотношение выбросов углерода производственных объектов компаний и поглощения их лесами Якутии.
Парижское соглашение, в отличие от Киотского протокола, не определяет никаких искусственных ограничений по учету поглощения при расчете национального вклада, поэтому данное соглашение является для России особенно важным документом, регламентирующим борьбу по изменению климата. Например, на сегодня не учитывается поглощение углерода другими категориями природных поглотителей, в том числе территориями с вечномерзлым грунтом. Свойства вечномерзлого грунта по поглощению CO2 еще до конца не изучено. При этом площадь распространения вечной мерзлоты в России превышает 11 млн км2, что составляет до 65% территории страны. Почти вся территория Якутии (а это более 3 млн км2) находится в зоне сплошного распространения многолетней мерзлоты.
На примере Якутии нами наглядно доказано, что выбросы углерода от промышленных объектов компании полностью поглощаются природной средой территории. Поэтому при внедрении углеродного налога, помимо реформирования национальной налоговой системы, мы считаем необходимым перераспределение полномочий в сфере охраны окружающей среды, в частности в межбюджетных отношениях. Перераспределение поступления налоговых доходов за счет налога на углерод, с учетом показателей поглощения углерода на данной территории, будет стимулировать поддержание в пределах нормативов загрязнения окружающей среды, а также покрывать понесенные затраты на восстановление природы, в том числе промышленными предприятиями.
Все эти особенности следует учитывать при формировании экологической политики России на ближайшие годы, в том числе при разработке проекта федерального закона «О государ­ственном регулировании выбросов парниковых газов».

Таблица 1
Общий объем выбросов углекислого газа, выделяемого промышленными предприятиями в Республике Саха (Якутия) в 2010–2016 гг., тонн
Муниципальные районы2010201120122013201420152016
Алданский205,41225,06223,57206,41207,40201,413377,73
Нерюнгринский850,441030,151123,961060,381041,091059,901096,39
Ленский244,85388,75423,74443,91510,82123,64153,76
Нюрбинский40,8125,1423,3224,4823,8957,1564,94
Мирнинский321,98368,16361,58185,20169,65181,72176,88
Усть-Майя6,0831,7331,9132,9136,8835,2135,20
Оймяконский21,29141,27142,5071,1394,2789,4477,68
Источник: Составлено авторами на основе данных Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по потреблению промышленных предприятий Якутии.

Таблица 2
Расчет объема поглощения углерода от промышленных объектов компании природной средой на территориях муниципальных районов
Муниципальные районыПреимущественный тип лесовПлощадь лесного фонда, тыс. гаУдельный объем поглощения, (тайга) т/гаОбъем поглощенного углекислого газа, тыс. т
1МирнинскийТайга16 0302,235 266,00
2НюрбинскийТайга4 793,72,210 546,14
3ЛенскийТайга7 465,72,216 424,54
4АлданскийТайга15 567,62,234 248,72
5НерюнгринскийТайга11 689,22,2250 716,24
6Усть-МайяТайга9 331,92,220 530,18
7ОймяконскийТайга8 914,72,219 612,34
Источник: Составлено авторами на основе данных Территориального органа Федеральной службы государственной статистики и данных Т.Х. Максимова [7].


Литература
1. Стеценко А.В. Углеродный рынок для бореальных лесов // На пути к устойчивому развитию России: Бюллетень ин-та устойчивого развития Общественной палаты РФ. — 2014. — № 68. — С. 37.
2. Церемония подписания Парижского соглашения по климату // Цели в области устойчивого развития. Электронный ресурс: http://www.un.org/sustainabledevelopment/ru/about/climate-change. (дата обращения: 02.06.2017 г.)
3. Об охране окружающей среды [Электронный ресурс]: федер. закон от 10.01.2002 № 7-ФЗ (ред. от 19.07.2011). — Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34823/ (дата обращения: 18.05.2017).
4. Порфирьев Б. «Зеленые» тенденции в мировой финансовой системе // Мировая экономика и международные отношения. — 2016. — Т.60. — № 9. — С. 5–16.
5. Сивцева Т.В., Батугина Н.С., Гаврилов В.Л. Роль горно-промышленного комплекса в экономике Республики Саха (Якутия) // Минеральные ресурсы России. Экономика и управление. — 2014. — № 3. — С. 59–66.
6. Сивцева Т.В., Ноговицын Р.Р. «Экономические проблемы регионов и отраслевых комплексов» электронный ресурс. — http://m-economy.ru/art.php?nArtId=5422. (дата обращения: 05.06.2017 г.)
7. Максимов Т.Х. Круговорот углерода в лиственничных лесах Якутского сектора криолитозоны: Автореферат на соискание ученой степени доктора биологических наук, 2007. — Красноярск, 2007.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия