Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (64), 2017
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Черкасова Е. М.
профессор кафедры социально-экономических дисциплин
Военно-космической академии им. А.Ф. Можайского (г. Санкт-Петербург),
кандидат экономических наук


Институциональная система факторов производства
В статье проанализированы подходы к установлению системы факторов производства. Дана характеристика институциональных факторов производства с позиции структурно-функциональной теории Т. Парсонса, как институциональных структурных компонентов организации. Доказано соответствие институциональных факторов производства факторам производства, выделяемым в неоклассической теории
Ключевые слова: факторы производства, система факторов производства, институциональная экономика
УДК 330.1; ББК 65.011   Стр: 65 - 68

Управление производственным процессом подразумевает воздействие на факторы производства. В условиях ускорения развития и перехода к постиндустриальному обществу возрастает значимость адекватного представления системы факторов производства, которые выступают в качестве переменных производственной функции. Поэтому они должны быть независимыми и выделяться в одной их системе по единому критерию. Современная проблема управления — отсутствие однозначного обоснованного состава факторов производ­ства, учитывающего современные изменения. На эту проблему указывают российские исследователи С. Глазьев, О. Сухарев, О. Иншаков, А. Карлик и др. Кроме того, в различных экономических теориях вызывают вопросы независимость факторов в одной их системе и единство критерия их выделения. Без устранения этой проблемы сложно создать эффективную систему управления производственным процессом.
Теоретико-методологическое обоснование системы факторов производства осуществляется в рамках всех теорий, исторически сложившихся в экономической науке.
Классическая экономическая теория сформировала представление о составе факторов производства — труд, земля, капитал, выделенных по единому предметному критерию. Независимость же классических факторов производства подвергалась сомнению со стороны К. Маркса, который объединял средства и предметы труда (капитал и землю) в вещественный фактор производства. А Маршалл в особый фактор производ­ства из фактора «капитал» выделяет «организацию» [1]. Позже Й. Шумпетер отверг фактор «капитал» [2]. В то же время, исследуя сущность фактора «труд», Й. Шумпетер разделяет его на две части: «исполнительный труд» и «труд по управлению» или «предпринимательскую функцию». Предпринимательская функция — функция по «осуществлению новых комбинаций» утверждается Й. Шумпетером в качестве третьего фактора производства. Введение «предпринимательской функции» как отдельного фактора, наряду с «землей» и «трудом», нарушает единство критерия, по которому должно производиться выделение факторов производства в одной их системе. Фактор «предпринимательская функция» выделяется по функциональному критерию. В современной неоклассической экономической теории распространена система факторов, включающая как классические факторы производства «труд», «земля», «капитал», так и фактор «предпринимательская способность».
С середины XX века по мере осмысления исследователями будущих перспектив перехода к постиндустриальному обществу система факторов производства стала дополняться такими факторами как «человеческий капитал» и «научно-технический прогресс», «информация», «знания» и др. (Т. Шульц, Г. Беккер, Р. Солоу, Э. Менсфилд, Д. Белл и др.). Д. Белл утверждает, что «как труд и капитал были центральными переменными в индустриальном обществе, так информация и знания становятся решающими переменными постиндустриального общества» [3]. Р. Солоу вводит «научно-технический прогресс» в состав переменных производственной функции. В отечественной науке растет количество исследователей, рассматривающих информацию в качестве фактора производства (О. Иншаков, Р. Капелюшников, А. Аузан, В. Катькало, Б. Мильнер, В. Иноземцев, Е. Майминас и др.).
Расширение состава факторов производства в рамках неоклассической экономической теории затрудняет построение системы управления. Это подтолкнуло исследователей к их группировке. Так, Э. Денисон разработал классификацию двадцати трех факторов. Из них четыре раскрывают фактор «труд», четыре — «капитал», один — «землю», четырнадцать — «научно-технический прогресс» [4]. В. Каменецкий вводит понятие «сложный капитал», состоящий из «природного капитала», «человеческого капитала» (активный капитал) и «имущественного капитала» (пассивный капитал) [5]. В теории инноваций и экономике знания осмысление факторов производства также привело к разработке категорий, раскрывающих фактор «капитал» — «интеллектуальный капитал», «интеллектуальный потенциал», «креативный капитал» и др. (А. Дынкин, В. Глухов, В. Корнейчук и др.). Эти факторы подразумевают затраты в человеческие ресурсы, вложения в НИОКР, торговую марку, патенты, ноу-хау, квалификацию менеджмента, корпоративную культуру, корпоративную архитектуру, корпоративную этику, а также в развитие личностных качеств человека, которые позволяют ему осуществлять высшую деятельность, его готовности генерировать идеи.
Таким образом, в трудах экономистов-неоклассиков наблюдается тенденция расширять систему факторов производства введением наряду с факторами «труд», «земля», «капитал», факторов «предпринимательская способность», «информация», «знания», «организация», «технология», «научно-технический прогресс», «инфраструктура» и др. Причем вводимые факторы выделяются как по предметному (труд, земля, капитал), так и по функциональному (предпринимательская способность, организация, технология, научно-технический прогресс) критериям.
Современная институциональная экономика, переосмысливая состав факторов производства вводит факторы социальной среды, трактуя их как нормы (формальные и неформальные правила) (Р. Коуз, Д. Норт, О. Уильямсон и др.). «Правила игры» по Д. Норту — это институты. При этом Д. Норт разделяет институт и организацию [6]. С его точки зрения, институт — это нормативные ограничения, формирующие возможности, а организация — это группа людей, объединенная стремлением сообща достичь какой-либо цели.
Объединить в одной системе классические факторы производства с социальными факторами предлагают системно-интеграционные теории факторов производства (О. Иншаков, Г. Клейнер). О. Иншаков в кибернетической модели «природа-человек-общество» [7] наряду с базовыми факторами «человеческий», «технический», «природный», выделенными по предметному критерию, вводит факторы, обеспечивающие их взаимодействие — «информационный», «организационный» и «институциональный», выделенные по функциональному критерию. Г. Клейнер в системно-интеграционной теории фирм [8], представляя фирму в виде «стратифицированной пирамиды», выделяет четыре «фундаментальных» трудно изменяемых составляющих: ментальные особенности участников деятельности фирмы, культурные особенности внутрифирменной среды, институциональные особенности фирмы, когнитивные механизмы, над которыми располагаются три «функциональных» составляющих, которые могут меняться рукотворным способом: организационно-управленческие и технологические особенности, поведенческие образцы фирмы, опыт рыночного функционирования. В числе составляющих выделяются те, которые в современном понимании институциональной экономикой могут совпадать, т.е. не являются независимыми переменными. Это «культурные особенности внутрифирменной среды» и «институциональные особенности фирмы». Институциональная экономика трактует институты (правила поведения) как формальные и неформальные. Они в свою очередь выступают элементами корпоративной культуры.
Уточнение системы факторов производства в современных условиях, по мнению автора, необходимо производить на базе институциональной теории путем уточнения институциональных структурных компонентов, что неразрывно связано с уточнением понятия «институт». Понятие «институт» сегодня широко применяется в гуманитарных и экономических науках. Несмотря на это его трактовки в чем-то сходятся и в чем-то различаются. Российский социолог Д.П. Гавра систематизировал трактовки института по четырем теоретическим направлениям: структурно-функциональному, институциональному, феноменологическому, бихевиористскому [9].
Все теоретические направления сходятся в том, что институт воспринимается как некая замкнутая целевая группа. Вместе с тем, исследователи по-разному выделяют институциональные структурные компоненты: в структурно-функциональной теории — это ценностно-нормативные и статусно-ролевые комплексы; в институциональной — это устойчивые образцы поведения, привычки, традиции; в феноменологической — это символы; в бихевиористской — это модели поведения. По мнению Д.П. Гавра, определение института с позиции структурно-функциональной теории является наиболее распространенным не только в западной, но и в отечественной социологической литературе.
В современной институциональной экономике институт, как «правила игры» включает неформальные ограничения (санкции, табу, обычаи, традиции и нормы поведения) и формальные правила (конституции, законы, права собственности), а также механизмы, обеспечивающие их выполнение» [10]. Такая трактовка института не учитывает другие компоненты, например, организационные и культурные, что свидетельствует об ограниченном восприятии состава компонентов организации институциональной теорией фирмы. Хотя, по мнению О. Иншакова и Д. Фролова, распространение в отечественной экономической литературе данной трактовки института обусловлено путаницей, которая возникла вследствие утвердившегося некорректного перевода на русский язык термина institution — «институция». Т.е. получается, что Д. Норт приводит определение не института, а «институции». О. Иншаков и Д. Фролов, считают, что институты — это «типовые комплексы институций», выступающие функциональными генотипами организаций [11]. В этом случае «правила игры» — это только один из функциональных компонентов фирмы, который в институциональной теории является объектом ее исследования.
Структурно-функциональная теория позволяет полнее определить структурные компоненты института и устраняет противоречие неоклассической теории в отношении единства признака, по которому производится группировка факторов производства в одной их системе. Структурно-функциональная теория позволяет выделить компоненты института по единому признаку — функциональному.
Основы структурно-функциональной теории разрабатывались Т. Парсонсом. В понимании Т. Парсонса, институт — это социальная система действия [12]. Т. Парсонс рассматривает институт как замкнутую систему и выделяет присущие ей четыре первичные функции: «воспроизводство образца, интеграция, целедостижение и адаптация». Выполнение этих функций позволяет системе сохранить свою целостность. Четырем функциям сопоставляются четыре независимых структурных компонента: «ценности, нормы, коллективы и роли». При этом Т. Парсонс утверждает, что, несмотря на независимость институциональных компонентов, «чтобы достичь стабильной институционализации, коллективы и роли должны «руководствоваться» конкретными ценностями и нормами, а сами ценности и нормы институционализируются только постольку, поскольку они «воплощаются в жизнь» конкретными коллективами и ролями». По Т. Парсонсу, «ценности занимают ведущее место при исполнении функции по сохранению и воспроизводству образца, так как они суть не что иное, как представления о желаемом типе социальной системы, которые регулируют процессы принятия субъектами действия определенных обязательств. Нормы, основная функция которых — интегрировать социальные системы, конкретны и специализированы применительно к отдельным социальным функциям и типам социальных ситуаций. Они не только включают элементы ценностной системы, конкретизированные применительно к соответствующим уровням в структуре социальной системы, но и содержат конкретные способы ориентации для действия в функциональных и ситуационных условиях, специфичных для определенных коллективов и ролей. Коллективы принадлежат к числу тех структурных компонентов, для которых наиболее важна целедостиженческая функция. Ее роль — это такой структурный компонент, который в первую очередь выполняет адаптивную функцию. С ее помощью определяется класс индивидов, которые посредством взаимных ожиданий включаются в тот или иной коллектив».
Современная трактовка структурных компонентов института по смыслу повторяет их трактовку Т. Парсонсом. В современной социологической науке [13] нормы — это правила поведения, ожидания и стандарты, регулирующие взаимодействия между людьми, указывающие на дозволенное и недозволенное поведение в определенных ситуациях. Ценности — это общие представления, разделяемые большей частью общества, относительно того, что желательно, правильно и полезно. Роль — это ожидаемое поведение, которое ассоциируется с социальной позицией человека, связанное с определенными его правами и обязанностями. Коллектив — группа людей, совместно реализующая общую цель.
Структурные компоненты института, по сути, представляют собой институциональные факторы производства. Они являются независимыми, но взаимосвязанными переменными, а их объединение производится для достижения некоторой производственной цели. При этом институциональные компоненты выделены по предметному критерию.
Институциональные факторы производства не противоречат факторам производства, выделяемым исследователями в рамках неоклассической и институциональной теорий. Сопо­ставим четыре институциональных фактора производства — ценности, нормы, роли, коллектив с распространенными в неоклассической теории факторами производства — труд, земля, капитал, предпринимательская способность и др., табл.

Таблица
Соотнесение институциональных и неоклассиче­ских факторов производства
Институциональный фактор производстваСущность институционального фактора производстваНеоклассический фактор производстваВыполняемая функция
ЦенностиМатериальные и нематериальные объекты желательные и полезные для достижения производственной целиЗемля, капитал.
Знания.
Информация
Воспроизводство
НормыПравила поведения и стандарты, указывающие на дозволенное и недозволенное поведение в определенных ситуацияхПредпринимательская способность.
Культура
Интеграция
РолиОжидаемое поведение, которое ассоциируется социальной позицией человека, связанное с определенными его правами и обязанностямиПредпринимательская способность.
Организация.
Инфраструктура.
Технология
Адаптация
КоллективГруппа людей различной квалификации, обладающая необходимой для достижения производственной цели суммой знаний и уменийТруд.
Человеческий капитал.
Креативный капитал
Целедостижение

Институциональный фактор производства «ценности» объединяет блага, позволяющие достичь цели организации. Ценности — это центральное понятие культуры, которая определяется по-разному. Например, как «исторически определённый уровень развития общества и человека, выраженный в типах и формах организации жизни и деятельности людей, а также в создаваемых ими материальных и духовных ценностях» [14]. Приведенное определение культуры разделяет ценности на материальные и нематериальные. Такое разделение используется в экономической теории применительно к активам организации. К материальным ценностям относят объекты, имеющие материальную форму, например, здания, сооружения, станки, оборудование, природные ресурсы, материалы, сырье, товар и др. Нематериальные ценности не имеют материальной формы или она не значима для их применения, например, информация. Современные кредитные деньги также относятся к нематериальным ценностям, так как полезным в них является возможность их инвестировать, а не их форма. С ценностями, в приведенном выше смысле соотносятся два фактора производства: «земля» и «капитал». В совокупности материальные и нематериальные ценности также как «земля» и «капитал», формируют необходимый для воспроизводства имущественный комплекс предприятия. Это их предназначение согласуется с функцией ценностной компоненты, по Т. Парсонсу, — воспроизводственной. Таким образом, в институциональной системе факторов производства классические факторы «земля» и «капитал» объединены в единый институциональный фактор производства «ценности».
Институциональный фактор производства «нормы» выполняет функцию интеграции и относится к факторам, характеризующим социальную среду организации. Устанавливает набор норм или правил поведения предприниматель посредством разработки нормативных документов (приказов, инструкций, распоряжений и др.). Нормы способствуют интеграции коллектива, если принимаются большинством его членов. Члены коллектива оказывают влияние на выбор норм. Последние исследования лидерства подтверждают это влияние [15]. В любом случае, именно предприниматель формализует нормы, объединяющие коллектив в целое для достижения поставленной цели. Фактор «предпринимательская способность» в большинстве учебных изданий по экономике трактуется, как способность человека эффективно объединять имеющиеся у него факторы производства. Но что конкретно предприниматель должен делать? Функция институционального фактора производства «нормы» раскрывает одно из функциональных направлений его деятельности и позволяет связать ее с конечным результатом.
Институциональный фактор производства «роли» выполняет функцию адаптации и также относится к факторам, характеризующим социальную среду организации. Адаптация выражается в способности персонала выполнять свои обязанности при достижении целей. Она напоминает стратификацию коллектива по профессиональным качествам, осуществляемую по горизонтали и вертикали. Горизонтальная стратификация разбивает членов коллектива по функциональному признаку (основной и вспомогательный персонал), а вертикальная — по уровню решаемых задач (менеджеры высшего, среднего и низшего звеньев). Заданная стратификация определяет место работников в коллективе, их роли, адаптируя их к процессу производства. В теории управления выбор организационной структуры управления и выполнение сопутствующих функций управления (планирование, организация, координация, мотивация и контроль) — это прерогатива предпринимателя. Исходя из этого институциональный фактор производства «роли» соотносится с фактором производства «предпринимательская способность».
Таким образом, два институциональных структурных фактора производства — «нормы» и «роли» — через их функции соотносятся с неоклассическим фактором производства «предпринимательская способность», раскрывая предпринимательскую функцию. Предприниматель с позиции структурно-функциональной теории выполняет две различные функции: адаптация персонала и интеграция, относящиеся к формированию социальной среды организации. В структурно-функциональной теории Т. Парсонса каждой из этих функций сопоставляются независимые переменные — роли и нормы. Они выделены по предметному критерию и раскрывают социальную среду организации. Поэтому логично в системе факторов производства заменить фактор «предпринимательская способность» двумя институциональными факторами производства «нормы» и «роли», выделенными по предметному критерию.
Институциональный фактор производства «коллектив» — это группа людей различной квалификации и различных направлений деятельности, обладающая необходимой для достижения производственной цели суммой знаний и умений. Институциональный фактор производства «коллектив», очевидно, соотносится с фактором производства «труд». Фактор труд идентифицируется с рабочей силой или совокупностью физических, умственных, психических и других способностей человека, подобранной в соответствии с целевым предназначением.
С институциональными факторами производства также соотносятся дополнительные факторы производства, выделяемые исследователями для учета современных изменений в производстве: «информация», «знания», «организация», «технология», «инфраструктура», «культура», «человеческий капитал», «креативный капитал» и др. (см. табл.).
«Знание» и «информация» относятся к ценностному институциональному фактору производства, представляют собой нематериальные ценности. «Организация», «технология», «инфраструктура» относятся к ролевому институциональному фактору производства, поскольку обеспечивают адаптацию к производственному процессу. «Культура» в понимании «корпоративная культура» относится к нормативному институциональному фактору производства. «Человеческий капитал» и «креативный капитал» относятся к «коллективу», поскольку отражают профессиональную квалификацию работников.
Система институциональных факторов производства является открытой. Каждый институциональный фактор производства может включать и другие составляющие, помимо рассмотренных в данной статье. Важно, чтобы эти составляющие соответствовали функциональному предназначению институционального фактора производства.
Итак, любая организация как институт — это совокупность отношений между членами коллектива по использованию ценностей на основе принятых ими норм и ролей для достижения цели. Согласно структурно-функциональной теории Т. Парсонса система институциональных структурных компонентов включает коллектив, ценности, нормы, роли. Они являются независимыми и выполняют соответственно функции целедостижения, воспроизводства, интеграции и адаптации. Компоненты выделены по единому функциональному критерию. Институциональные структурные компоненты объединяются для достижения целей организации и поэтому выступают объектами управленческого воздействия, институциональными факторами производства.
Институциональные факторы производства помогают сгруппировать по функциональному признаку не только факторы производства неоклассической теории, но и факторы, выделяемые ее критиками (информация, организация, культура, природа, техника и др.). Определение функционального предназначения каждого из институциональных факторов производства позволяет адекватнее оценить их вклад в конечный результат производственной деятельности. В производственной функции в основном учитывается влияние только ценностного и коллективного институциональных факторов производства (факторы «труд» и «капитал»). Влияние же нормативного и ролевого институциональных факторов производства еще следует установить.


Литература
1. Маршалл А. Принципы экономической науки. URL: http://www.finansy.ru /books/macro002/004.htm (дата обращения 15.10.2017)
2. Шумпетер Й. А. Теория экономического развития. Капитализм, социализм и демократия. — М.: Эксмо, 2007. — 864 с.
3. Белл Д. Социальные рамки информационного общества // Новая технократическая волна на Западе. — М.: Прогресс. 1986. — С. 330–342.
4. Нуреев Р.М. Экономика развития: модели становления рыночной экономики: учебник для студентов экономических вузов и факультетов. — М.: Инфра-М, 2001. — С. 152. (Высшее образование).
5. Каменецкий В.А., Патрикеев В.П. Капитал (от простого к сложному). — М.: Экономика, 2006. — 582 с.
6. Норт Д. Институты, институциональные изменения и функционирование экономики. — М.: Начала, 1997. — 180 с.
7. Иншаков О.В. Теория факторов производства в контексте экономики развития: Научный доклад на Президиуме МАОН. Москва, 2 ноября 2002 г. — Волгоград: Волгоградский гос. ун-т, 2002. — 89 с.
8. Клейнер Г. Системная парадигма и теория предприятия // Вопросы экономики. — 2002. — №10. — С. 47–69.
9. Гавра Д.П. Понятие социального института // Регион. Экономика, политика, идеология. — 1999. — № 1–2.
10. Норт Д. Институциональные изменения: рамки анализа // Вопросы экономики. — 1997а. — № 3. — С. 6–17.
11. Иншаков О., Фролов Д. Эволюционная перспектива экономического институционализма // Вопросы экономики. — 2010. — № 9. — С. 63–77.
12. Парсонс Т. Системы современных обществ. — М.: Аспект Пресс, 1997. URL: http://www.gumer.info (дата обращения 01.04.2017).
13. Волков Ю., Добреньков В., Нечипуренко В., Попов А. Социология. — М.: Гардарики, 2003. — 512 с.
14. БСЭ. Т. 13. С. 594.
15. Javidan M., Dorfman P. Overview, and Results of Phases I and II of «The Global Leadership & Organisational Behaviour Effectiveness (GLOBE)» Leadership in Russia & Global Context 2013. Conference, by NRU HSE, the Centre for Cross Cultural Comparisons & Auckland University of Technology, New Zealand». ISSN: 2324–4283. Высшая школа экономики. М. 2013. 22–24 окт.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2017
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия