Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (65), 2018
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Галиуллина Г. Ф.
доцент кафедры экономической теории и экономической политики
Набережночелнинского института Казанского федерального университета,
кандидат экономических наук


Модель управления территориями опережающего социально-экономического развития
В статье представлена модель управления территориями опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР), разработанная на основе институционально-синергетического подхода. Система управления ТОСЭР спроектирована в виде модели с двумя каналами обратной связи. Контур положительной обратной связи позволяет своевременно отследить системоформирующие изменения внешней и внутренней среды и создать условия для упреждающих управленческих решений. Отрицательная обратная связь нацелена на поддержание системы на заданном тренде развития, стабилизируя систему в постоянно меняющейся внешней среде
Ключевые слова: территория опережающего развития, институционально-синергетический подход, модель управления
УДК 332.02; ББК 65.05   Стр: 99 - 103

C 90-х годов прошлого века в стране в целях активизации инвестиционных вложений в российскую экономику реализуются эксперименты по созданию территорий с особыми условиями ведения предпринимательской деятельности (свободные и особые экономические зоны, инновационные территориальные кластеры, промышленные парки, технопарки, зоны территориального развития). Результаты данных опытов вызывают сомнения в эффективности выбранных моделей и методов управления особыми территориями. Из-за системных ошибок в 2005 г. были закрыты свободные экономические зоны (за исключением Калининградской и Магаданской). В 2016 г. по результатам оценки эффективности деятельности закрыты 8 особых экономических зон (ОЭЗ) и приостановлено открытие новых. С 2015 г. создаются территории опережающего социально-экономического развития, которые концептуально схожи с ОЭЗ. В связи с этим особую актуальность приобретает вопрос о разработке эффективной модели управления ТОСЭР.
Классические методы стратегического планирования, отбрасывая в сторону непредвиденные события большего масштаба («черных лебедей»), направлены в большой мере на анализ постоянно повторяющихся событий и на их учет при прогнозировании будущего. Вместе с тем, фактор неопределенности, перманентного хаоса в последнее время все активнее и активнее меняет сегодняшнюю действительность.
В рамках институционально-синергетического подхода к управлению одним из фундаментальных принципов является создание подходящих условий, в том числе соответствующих институтов и институциональных отношений. Для этого необходимо особое состояние открытой нелинейной системы — состояние неустойчивости, которое характеризуется чувствительностью к малым флуктуациям, усиливаемое посредством включения механизма положительной обратной связи. В состоянии неустойчивости фактически всегда заключается нечто, указывающее на связь микро- и макромасштабов [1]. Именно в этих случаях, в условиях хаоса, малые возмущения (управленческие воздействия) могут определить макрокартину бытия (функционирование ТОСЭР), вид макроструктуры будущего (образ желаемого будущего территории).
В некотором смысле хаос придает системе гибкость. Формирование жесткой системы наносит ей вред. Жесткая система управления — это система искусственных решений и действий, когда выгода мала и видима, а побочные эффекты в потенциале огромны и невидимы [2].
Конструктивная роль хаоса заключается в следующем:
1. Хаос необходим для выхода системы на один из аттракторов, на одну из структур.
Чтобы запустить процессы самоорганизующегося и устойчивого развития ТОСЭР, необходим обобщенный рынок (рынок не только товаров и услуг, но и научных, и технических идей, политических платформ и стратегий действий), как некий аналог саморегулирующегося хаоса на уровне элементов социальных подсистем.
2. Хаос на микроуровне необходим для установления общего темпа развития процесса в сложной структуре.
3. Хаос может выступать как механизм переключения различных режимов развития системы, переходов от одной относительно устойчивой структуры к другой. Хаос замыкает циклы взаимного переключения режимов (подъем-спад), которые противоположны по смыслу и которые дополняют друг друга. Поскольку неизбежен распад сложных структур из-за их неустойчивости вблизи момента обострения, то хаос в этом смысле предстает как средство борьбы со смертью [3].
Гибкую систему управления ТОСЭР предлагается спроектировать в виде модели с двумя каналами обратной связи (рис.1).
Положительная обратная связь отвечает за выбор направления развития в точке бифуркации и перевод развития системы на новый тренд развития, тем самым обеспечивает синергетическую самоорганизацию. Отрицательная обратная связь позволяет держать развитие территории в рамках заданного тренда, как правило, в течение небольшого промежутка времени, что создает условия для кибернетической саморегуляции.
При этом институты развития постоянно совершенствуются, не только когерентно адаптируясь к постоянно меняющейся внутренней и внешней среде, но и сами формируют изменения, которые позволяют в точке бифуркации вывести систему на траекторию развития необходимого качества.
Рис. 1. Модель управления ТОСЭР на основе институционально-синергетического подхода
Рассмотрим основные элементы подсистемы кибернетической саморегуляции:
Элемент 1 — определение базисных констант стратегии ТОСЭР и принципов опережающего развития.
На первом этапе формирования стратегии ТОСЭР предлагаем определить базисные константы, которые помогут дать реальное представление о неких векторах и границах, в рамках которых возможна дальнейшая разработка стратегии функционирования территории опережающего развития. Через систему базисных констант возможна формализация спектра основополагающих вопросов функционирования ТОСЭР и представление их в виде конструкции дихотомий (рис.2).
Рис. 2. Система базовых констант ТОСЭР в виде модели дихотомий
Выбор одного из двух возможных решений (суть дихотомии) позволит занять принципиальную позицию по наиболее острым вопросам формирования ТОСЭР, сфокусировать ресурсы и выработать каркас стратегического планирования.
Концентрация на выбранных направлениях развития (в нашем случае, одно направление из пары дихотомий) устремлена на скорейшее достижение цели — ведь всем известна работающая формула «где внимание, там и результат».
Важность определения базовых констант обусловлена еще тем, что ТОСЭР, как искусственно созданная система, состоит из специфичных элементов, работа которых должна быть направлена исключительно на достижение главной цели (части системы, не участвующие в достижении основной цели, прекращают свое существование). С другой стороны, ТОСЭР, как система, функционирует в определенной среде и взаимодействует с другими системами через установленные связи. Предприятия, ставшие резидентами ТОСЭР, зачастую не обнаруживают устойчивых связей с региональной средой и другими предприятиями региона. А это порождает риски: изменений целевых установок контрагентов (прежде всего представителей рынков сбыта); изменений физических условий перемещения товарных, финансовых и трудовых ресурсов между субъектами; внезапно наступивших и непредвиденных изменений окружающей субъект среды [4].
Разработка базовых констант при формировании концепции ТОСЭР должна проводиться с привлечением широкого круга исследователей, активных представителей бизнес-сообщества. Полученный результат, закрепленный законодательно на федеральном уровне, сделает политику власти в отношении создания ТОСЭР более открытой, последовательной и прозрачной, что немаловажно как для действующих, так и для потенциальных инвесторов.
В правительственных документах, регламентирующих создание территорий опережающего социально-экономического развития [5], заявлены два принципа: принцип отбора предложений о создании ТОСЭР и федеральное управление ТОСЭР.
На наш взгляд действующие принципы и принципы, предложенные Дьяковым М.Ю. [6], важно дополнить принципами опережающего развития (табл.1).

Таблица 1
Принципиальные положения модели функционирования территорий опережающего социально-экономического развития
Действующие принципыПринципы опережающего развития территорий
1. Отбор из предложений, выдвигаемых региональными органами власти1. Рациональность размещения ТОСЭР на конкретной территории
2. Ориентация на синергетическую эффективность
2. Федеральное управление ТОСЭР3. Непрерывный реинжиниринг производственных систем
Предложенные Дьяковым М.Ю.4. Лидерство на основе инновационно-прорывной технологии организации деятельности
2. Системность5. Устойчивое развитие
3. Непрерывность6. Многообразие функций
4. Последовательность7. Проектность на основе внедрения инновационных технологий
5. Территориальность8. Проектирование из будущего в настоящее (форсайт-проектирование)

В дальнейшем при реализации проекта по созданию и функционированию ТОСЭР предложенные принципы и система дихотомий могут изменяться, дополняться, но это будет реакция на сложности с достижением поставленных целей.
Элемент 2 — оценка сегодняшнего состояния каждой из ТОСЭР — измерение фактического уровня потенциала развития территории (количественное измерение потенциала).
ТОСЭР заявлены как «локомотивы» опережающего развития. При этом в 2015–2016 гг. они создавались только на Дальнем Востоке и в монопрофильных муниципальных образованиях со сложным социально-экономическим положением. В связи с этим приобретает особую актуальность оценка потенциала опережающего развития территорий, получивших статус ТОСЭР [7].
Элемент 3 — ключевые показатели результативности (запаздывающие индикаторы). Они дают возможность устанавливать причинно-следственные связи между целями и показателями для выявления закономерностей, а также взаимного влияния одних показателей на другие [8].
Элемент 4 — оценка, контроль, сравнение фактических результатов с индикаторами результативности и фиксация соответствующих отклонений.
Элемент 5 — анализ отклонений, в том числе причин отклонений, и корректировка параметров системы или индикаторов результативности.
Основные элементы подсистемы синергетической самоорганизации:
Элементы I — на основе бенчмаркинга территорий с особыми режимами ведения предпринимательской деятельности разработать/улучшать стратегию функционирования создаваемых ТОСЭР.
На первом этапе с учетом анализа зарубежного и отечественного опыта деятельности территорий с особыми условиями ведения предпринимательской деятельности необходима классификация создаваемых ТОСЭР по ключевым признакам потенциала опережающего развития и выработка соответствующей модели функционирования ТОСЭР для каждой из групп. В дальнейшем бенчмаркинг позволит своевременно выявлять возможные риски изменения внутренней и внешней среды и вносить соответствующие изменения в стратегию функционирования ТОСЭР.
Классификация и дальнейший бенчмаркинг приобретают особую актуальность в связи с планами правительства открыть к концу 2018 года как минимум 100 ТОСЭР.
На 25 декабря 2017 года вышли постановления Правитель­ства РФ о создании 18 ТОСЭР на Дальнем Востоке и 31 ТОСЭР в монопрофильных муниципальных территориях и закрытых административно-территориальных образованиях.
Условия функционирования дальневосточных территорий и территорий в моногородах во многом схожи, но есть и отличия. ТОСЭР в моногородах создается в пределах муниципального образования, а на Дальнем Востоке новый институт развития может занимать территорию нескольких муниципальных образований. В 12 из 18 дальневосточных территориях предусмотрены вложения федерального бюджета в строительство инфраструктуры и во всех предусмотрены условия свободной таможенной зоны — этого лишены резиденты ТОСЭР в моногородах.
Если говорить о существующем потенциале развития, то сложившаяся производственная специализация большинства дальневосточных территорий — это добыча полезных ископаемых и биоресурсов (табл. 2).

Таблица 2
Специализация создаваемых дальневосточных ТОСЭР
Территория опережающего развитияПостановление Правительства РФ о создании ТОРРегион Дальневосточного федерального округаСпециализация
1Амуро-Хинганская№ 847 от 27.08.2016Еврейская автономная областьГорнодобывающая промышленность
2Белогорск№ 875 от 21.08.2015Амурская областьСельское хозяйство
3Беринговский№ 876 от 21.08.2015Чукотский автономный округГорнодобывающая промышленность
4Большой Камень№ 43 от 28.01.2016Приморский крайСудостроительный комплекс
5Горный воздух№ 200 от 17.03.2016Сахалинская областьТуристический комплекс
6Индустриальный парк «Кангалассы№ 877 от 21.08.2015Республики Саха (Якутия)Промышленное производство
7Камчатка№ 899 от 28.08.2015Камчатский крайПромышленно-логистическая деятельность
8Комсомольск№ 628 от 25.06.2015Хабаровский крайАвиастроение
9Курилы№ 992 от 23.08.2017Сахалинская областьПереработка водных биоресурсов
10Михайловский№ 878 от 21.08.2015Приморский крайСельское хозяйство
11Надеждинская№ 629 от 25.06.2015Приморский крайПромышленно-логистическая деятельность
12Нефтехимический№ 272 от 7.03.2017Приморский крайНефтехимический комплекс
13Николаевск№ 464 от 19.04.2017Хабаровский крайПереработка водных биоресурсов
14Приамурская№ 879 от 21.08.2015Амурская областьПромышленно-логистическая деятельность
15Свободный№ 673 от 03.06.2017Амурская областьГазохимическая промышленность
16Хабаровск№ 630 от 25.06.2015Хабаровский крайПромышленно-логистическая деятельность
17Южная№ 201 от 17.03.2016Сахалинская областьСельское хозяйство
18Южная Якутия№ 1524 от 28.12.2016Республики Саха (Якутия)Горнодобывающая промышленность

В моногородах преобладают обрабатывающие виды деятельности, а именно машиностроение и металлургия. По закону в перечень разрешенных видов деятельности для резидентов ТОСЭР моногородов запрещено включать код деятельности градообразующего предприятия. Но, как правило, если территория исторически связана с обрабатывающими производствами, то и приходят резиденты соответствующего профиля, так как есть кадры, ресурсы именно для таких или схожих производств (рис.3).
Рис. 3. Моноспециализация городов, где созданы ТОСЭР
Если проанализировать более детально социально-экономическое положение территорий, то возникает понимание, что они сильно отличаются по потенциалу опережающего развития и возможным стратегиям функционирования.
Исходя из разнообразия потенциала развития создаваемых ТОСЭР и на основе анализа зарубежного и отечественного опыта реализации особых экономических зон предлагаются следующие классификационные признаки:
1. Географическое положение территории:
– пограничные территории (до 200 км до границы);
– срединные территории;
– периферийные территории.
2. Преобладающий уровень передела добавленной стоимости:
– низкая степень переработки ресурсов;
– высокая степень переработки ресурсов;
– интеллектуально-емкая высокотехнологичная конечная продукция.
3. Уровень агломерационной активности:
– входят в существующие агломерации;
– возможно формирование агломерации в радиусе 100 км с численностью населения свыше 1 млн человек;
– возможно формирование агломерации в радиусе 500 км с численностью населения свыше 5 млн человек;
– периферийные территории.
Элементы II — определение фазы организационного развития, на которой находится ключевой резидент ТОСЭР (качественное измерение потенциала создаваемой ТОСЭР), на основе концепции организационного развития, основные положения которого сформулированы И. Ансоффом.
С позиций теории организационного развития в модели функционирования ТОСЭР в качестве основного положения принимается признание зависимости уровня управленческих воздействий от динамики, характера и особенностей эволюции внешней среды.
Согласно теории И. Ансоффа [9] эволюция системы управления ТОСЭР будет зависеть от типа неопределенности внешней среды и соответствующего типа организации ключевого резидента (согласно законодательству ТОСЭР создаются только при наличии ключевого инвестора — это одно из основных отличий от режима создания особых экономических зон).

Таблица 3
Классификация развития организации по И. Ансоффу
Фазы нестабильности внешней средыИ. Ансофф
ПовторяющаясяТрадиционный
РасширяющаясяПроизводство
МеняющаясяМаркетинг
НепостояннаяСтратегический
НепредсказуемаяГибкий

Элемент III — определение системы ключевых показателей деятельности (опережающие индикаторы). Совокупность качественных и количественных показателей отдельных рисков (источников, факторов рисков).
Элемент IV — анализ отклонений существующего потенциала от необходимого, а также анализ внешних и внутренних параметров системы, влияющих на её развитие. На этом этапе выявляются разрывы двух видов:
1. Между планированием и реальным воплощением планов в действительности.
2. Между плановым эффектом от воплощения и эффектом, который образуется в действительности.
Элемент V — Корректировка стратегических направлений, мероприятий, желаемого образа территории. Выявляются разрывы третьего вида: между разнообразием возможных альтернатив и выбором одной из них, составляющей основу социально-экономического развития территории, под которую формируются необходимые ресурсы.
В представленной модели отрицательная обратная связь (подсистема кибернетической саморегуляции), выполняя функцию стабилизации и устойчивости системы, играет роль системы безопасности в условиях кризиса, рецессии, спада и других нежелательных тенденций, препятствующих социально-экономическому развитию территории.
Положительная обратная связь (подсистема самоорганизации) обеспечивает развитие территории путём формирования желательного образа будущего, выбора стратегических направлений развития, путей их достижения и т.п. Используемые инструменты: стратегический анализ, форсайт метод, метод анализа иерархий, прогнозирования развития нелинейных систем (методы фрактальной геометрии, методы нелинейного программирования и др.) и т.д.
При этом могут быть реализованы следующие ситуации:

где NПОС — мощность положительной обратной связи,
NООС — мощность отрицательной обратной связи.
В первом случае (1) — система развивается, находится в режиме с обострением, во втором случае (2) — система законсервирована в развитии и в третьем случае — система находится в бифуркационном (неустойчивом) состоянии.
Положительная обратная связь, как элемент развивающихся систем, включает институты, инструменты развития системы, механизм упреждающих управленческих решений (учитывая изменения внешней среды и уменьшая при этом разрывы адекватно и своевременно корректирует функционирование ТОСЭР). Отрицательная обратная связь, которая выполняет функцию стабилизации стационарного режима функционирования и включает в себя институты, механизмы, инструменты сохранения выбранного тренда развития.
Отличительной особенностью представленной системы управления ТОСЭР является не только наличие положительной обратной связи, но и то, что её мощность должна доминировать над отрицательной обратной связью. В случае, когда доминирует отрицательная обратная связь, система законсервируется, так как отрицательная обратная связь выполняет функцию стабилизации и фиксации. В то же время реальная жизнь требует непрерывного обновления и опережающего социально-экономического развития территории.
Институционально-синергетический подход — это искусство управления сложными системами, которое гармонично сочетает хаос (свободу) и порядок. На основе этого подхода возможно создание системы управления ТОСЭР, которая призвана создавать такие институты и институциональные отношения, при которых развитие территории станет «непрерывно обновляться, извлекая выгоду из непредсказуемых событий, потрясений, стрессоров и переменчивости» [2], а не подсчитывать от них убытки. Полученный мультипликативный эффект функционирования ТОСЭР позволит перевести в дальнейшем и развитие страны на более качественный уровень. При этом важным является не только перевод управляемой системы на новый тренд, но и выбор наилучшего из возможных вариантов развития, то есть получение синергетического эффекта.


Статья подготовлена при финансовой поддержке РГНФ. Проект «Стратегия формирования и функционирования территорий опережающего развития на основе реализации территориальной промышленной политики» № 16-02-00073.

Литература
1. Онучин С.В. Факторы нестабильности в экономике // Проблемы современной экономики. — 2014. — № 3 (51). — С. 98–102.
2. Нассим Николас Талеб Антихрупкость. Как извлечь выгоду из хаоса — М.: Колибри, 2016. — 786 с.
3. Курдюмов С.П., Князева Е.Н. Основания синергетики: синергетическое мировидение. Изд. 3-е, доп. — М., Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2014. — 256 с.
4. Ефременко В.Ф. Системный анализ «Территорий социально-экономического развития» // Власть и управление на Востоке России. — 2017. — №1 (78). — С. 18–19.
5. О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации. Федеральный закон от 29.12.2014 г. №473-ФЗ [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс» (дата обращения: 01.12.2017).
6. Дьяков М.Ю. Территория опережающего развития как инструмент рационального использования природного капитала // Сибирская финансовая школа. — 2017. — № 2. — С.20–24.
7. Галиуллина Г.Ф., Кузнецов Б.Л., Шарамко М.М. Территория опережающего социально-экономического развития в моногороде: необходимые условия реализации // В сборнике: Российские регионы в фокусе перемен. Сборник докладов XI Международной конференции. В 2-х томах. — 2017. — С. 137–149.
8. Левашов С.П., Шкрабак В.С. Модель системы контроля и управления профессиональными рисками работников организации // Аграрный научный журнал. — 2014. — № 6. — С. 50–57.
9. Ансофф И. Стратегическое управление: сокр. пер. с англ. / Науч. ред. и автор предисловия Л.И. Евенко. — М.: Экономика, 1989. — 313 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия