Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (65), 2018
ЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ РЕГИОНОВ И ОТРАСЛЕВЫХ КОМПЛЕКСОВ
Мошков А. В.
главный научный сотрудник Тихоокеанского института географии
Дальневосточного отделения РАН (г. Владивосток),
доктор географических наук


Пространственные особенности формирования территориально-отраслевой структуры экономики субъектов Дальневосточного федерального округа Российской Федерации
В статье рассматриваются пространственные особенности формирования структурных различий в экономике субъектов Дальневосточного федерального округа. Приводятся расчеты обобщенной характеристики этих различий с помощью индекса В. Рябцева. Отмечена прямая зависимость между уровнями производства валового регионального продукта на душу населения, доходов населения и долей промышленности (добыча полезных ископаемых, обрабатывающие производства, производство и распределение электроэнергии, газа и воды) в структуре валового регионального продукта субъектов Дальневосточного федерального округа
Ключевые слова: валовой региональный продукт, территориально-отраслевая структура, Дальневосточный федеральный округ, виды экономической деятельности, структурные различия, валовой региональный продукт на душу населения, доходы населения
УДК 338:911.3; ББК 65.04   Стр: 127 - 132

В последнее время социально-экономическому развитию Дальневосточного федерального округа (ДФО) Российской Федерации уделяется много внимания на всех уровнях территориального управления страной.
В экономике России и субъектах ДФО в последние годы происходят существенные изменения территориально-отраслевых структур, связанные с необходимостью адаптации предприятий к условиям экономических санкций и ограничениями на международных рынках финансов, товаров и услуг. Эти процессы оказывают существенное влияние на эффективность производства и уровень жизни населения, но пока они не получили всестороннего теоретического обобщения. В связи с этим важно изучить пространственные особенности формирования структуры экономики субъектов ДФО и определить тенденции развития территориально-отраслевой структуры субъектов, учитывая его социально-экономический потенциал и уникальное экономико-географическое положение в динамично развивающимся Азиатско-Тихоокеанском регионе. Изучение структурных изменений региональной экономики предполагает анализ её состава, территориального строения, выявление сходства и различия между элементами структуры.
Основы изучения территориально-производственной структуры советской (российской) экономики были заложены в работах Н.Н. Баранского, Н.Н. Колосовского, Ю.Г. Саушкина, А.Е. Пробста, М.К. Бандмана, А.Т. Хрущева, И.М. Майергойза, П.Я. Бакланова, М.Д. Шарыгина, Н.Т. Агафонова, А.И. Трейвиша и др. [23]. Этими исследователями были заложены основы экономико-географического подхода к изучению структуры как отдельных отраслей (видов деятельности), так и территориально-производственных (сочетаний) комплексов, которые формируются с учетом рационального использования всей совокупности природных, экономических и социальных условий развития территории. [1, 2, 4, 9, 10, 15, 22, 26, 28, 21, 17].
Большой вклад в изучение пространственной экономики внес А.Г. Гранберг [11], который проводил исследования территориальных структур хозяйства на двух иерархически построенных структурах (отраслевой и территориальной). В его работах присутствуют результаты не только общего анализа размещения производительных сил СССР в целом и отдельных регионов (союзных и автономных республик, краев и областей), но и по широтным зонам страны.
Значительный вклад в изучение территориальной структуры хозяйства, в том числе и в региональном управлении внес П.Я. Бакланов [4]. По его мнению, территориальные структуры хозяйства следует рассматривать как сетевые двухслойные образования (первый слой — формируют предприятия, их локальные сочетания и связи, второй — вычленяемые территориальные зоны влияния). В дальнейших работах П.Я. Бакланова приводятся результаты применения метода экономико-географического анализа пространственной дифференциации территориальных структур хозяйства по широтным и меридиональным зонам макрорегиона (на примере Тихоокеанской России) [7, 8].
Проблемы оценки динамики социально-экономического пространства России, рассматривается в работах В.Л. Бабурина [3] и В.Е. Шувалова [29]. Региональные особенности реформирования экономики России, различные этапы формирования территориальной структуры хозяйства страны рассмотрены в работах П.А. Минакира [16, 13].
Результаты анализа процесса формирования промышленности в России и современные мировые тенденции территориальной организации промышленного производства в мире, рассмотрены в работах А.И. Трейвиша [24] и А.В. Федорченко [25]. В работах А.П. Горкина приводятся методология и результаты изучения географии постиндустриальной промышленности мира [12]. Результаты изучения особенностей трансформации различных форм территориальной организации промышленного производства и модернизации экономики России в условиях рынка представлены в работах В.И. Часовского [27]. Проблема изучения роли различных факторов в изменении территориальной структуры промышленности регионов России, в частности, динамики современной структуры промышленного производства в разрезе различных видов экономической деятельности и территориальных социально-экономических зон, рассмотрены ещё недостаточно полно.
Постановка задачи. Пространственные особенности территориально-отраслевой структуры экономики субъектов Дальневосточного федерального округа (ДВФО) Российской Федерации формируются под воздействием совокупности социально-экономических, природно-ресурсных факторов и условий [5, 6, 8]. Для «северных» субъектов ДВФО (Республика Саха, Магаданская область, Чукотский автономный округ, Камчатский край) важнейшими факторами формирования структуры экономики выступает богатейший природно-ресурсный потенциал и слабая инфраструктурная освоенность территории, низкая плотность населения. Для «южных» субъектов ДВФО (Амурская и Сахалинская области, Приморский и Хабаровский края, Еврейская автономная область) ведущими факторами формирования и развития структуры экономики выступают природно-ресурсный потенциал, выгодное экономико-географическое положение относительно ведущих мировых центров Азиатско-Тихоокеанского региона.
Особенно актуально изучение региональных особенно­стей формирования и развития территориально-отраслевых структур экономики субъектов Российской Федерации. При этом, важно изучить уровень различия структуры субъектов от структуры экономики Российской Федерации в целом и от структуры экономики федерального округа, которые возникают под влиянием совокупности социально-экономических и экономико-географических факторов. Уровень различия отраслевой структуры валовой добавленной стоимости субъектов РФ позволяет говорить о сбалансированности их экономики, которая обеспечивает высокий уровень жизни населения, за счет роста эффективности производства, развития производственной и социальной инфраструктуры, создания благоприятных условий жизнедеятельности в субъектах Российской Федерации.
Исходные данные и методы исследования. В качестве исходных материалов использовались данные Федеральной службы государственной статистики, в том числе официальная статистическая информация, отражающая отраслевую структуру добавленной стоимости за период 2006–2014 гг. по Российской Федерации в целом, ДВФО и его субъектам. Социально-экономические показатели характеризуют различную социально-экономическую дифференциацию в отраслевой и территориальной структурах производства. Эти различия отражаются на эффективности производства и уровне жизни населения. [20]. Изучение особенностей сложившихся различий в структуре экономики субъектов ДВФО позволяет получить обобщенную характеристику этих различий. Для этого может быть использован индекс В. Рябцева, поскольку значения этого показателя существенно не зависят от числа градаций структур, что особенно важно, учитывая значительную дифференциацию структуры экономики федеральных округов Российской Федерации. Оценка структурных различий производится путем нахождения максимально возможной величины расхождений между компонентами структуры, т.е. производится соотношение фактических расхождений отдельных компонентов структур с максимально возможными значениями [14, 19]:


где di1 , di0 — удельные веса отдельных элементов (двух сравниваемых видов экономической деятельности) в субъекте (di1) и в ДВФО в целом (di0);
n — количество видов экономической деятельности в структуре валовой добавленной стоимости.
Для оценки структурных различий в экономике субъектов Дальневосточного федерального округа Российской Федерации нами была проанализирована сложившаяся простран­ственная дифференциация субъектов ДВФО по видам экономической деятельности за 2014 г. (табл. 1).
При анализе особенностей отраслевой структуры субъектов ДВФО хорошо выделяются две группы субъектов, для которых характерна сложившаяся совокупность факторов и условий формирования структуры экономики [6]. Во-первых, «северные» субъекты ДВФО (Республика Саха (Якутия), Магаданская область, Чукотский автономный округ, Камчатский край), при формировании структуры экономики которых ведущую роль играют природно-ресурсные факторы и экономико-географическое (транспортное) положение. Суровые природно-климатические условия для жизни населения и ведения экономической деятельности, большая удаленность от освоенных регионов страны, низкая плотность населения, слабо развитая инфраструктура и другие факторы, во-многом определяют особенно­сти сложившейся отраслевой структуры экономики: 1) высокую долю таких видов экономической деятельности, как добыча полезных ископаемых и производства и распределение электроэнергии, газа и воды, а также транспорта; 2) низкую долю обрабатывающих производств, сельского и лесного хозяйства, сферы услуг, социальной инфраструктуры (образование, здравоохранение). Во-вторых, «южные» субъекты ДВФО, где ведущими факторами развития структуры экономики выступают достигнутый научно-производственный потенциал, сравнительно высокая плотность населения, а также транспортная и инфраструктурная освоенность территории, выгодное экономико-географическое положение (близость субъектов к крупнейшим экономикам Азиатско-Тихоокеанского региона — Китай, Япония, Республика Корея). Эти факторы обуславливают высокую долю обрабатывающих производств, производственной и социальной инфраструктуры в структуре валовой добавленной стоимости субъектов южной зоны ДВФО.
Основные результаты. Особенности пространственной структуры экономики России можно оценить через динамику структурных различий в федеральных округах страны за период с 2005 по 2014 г. (табл. 2, 3).

Таблица 1
Отраслевая структура валовой добавленной стоимости, произведенной в Российской Федерации и в Дальневосточном федеральном округе Российской Федерации в 2014 г. (в текущих ценах, в процентах к итогу)
Виды экономической деятельностиРоссийская ФедерацияДальневосточный федеральный округСубъекты Дальневосточного федерального округа
Республика Саха (Якутия)Камчатский крайПриморский крайХабаровский крайАмурская областьМагаданская областьСахалинская областьЕврейская автономная областьЧукотский автономный округ
Всего100,0100,0100,0100,0100,0100,0100,0100,0100,0100,0100,0
Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство4,83,52,24,25,34,87,01,20,99,91,6
Рыболовство, рыбоводство0,22,40,112,24,41,40,03,12,60,10,6
Добыча полезных ископаемых10,628,644,54,21,14,411,217,265,71,742,9
Обрабатывающие производства17,45,11,69,09,49,43,82,02,15,90,2
Производство и распределение электроэнергии, газа и воды3,74,04,06,64,34,45,79,41,36,111,7
Строительство7,05,66,83,85,74,88,010,24,18,92,3
Оптовая и розничная торговля; ремонт автотранспортных средств, бытовых изделий и пр.19,011,47,59,619,815,112,111,55,69,98,5
Гостиницы и рестораны1,11,00,72,21,61,20,91,00,51,10,3
Транспорт и связь9,313,910,17,620,025,722,86,63,718,34,6
Финансовая деятельность0,50,20,20,10,30,30,20,10,10,20,0
Операции с недвижимым имуществом11,56,04,35,68,47,34,85,95,26,91,4
Государственное управление и обеспечение военной безопасности5,88,26,318,69,19,89,916,23,815,712,5
Образование3,33,95,35,73,74,55,55,31,54,85,1
Здравоохранение и предоставление социальных услуг4,34,84,78,75,45,56,38,12,28,37,1
Предоставление прочих коммунальных, социальных и персональных услуг1,51,41,71,91,51,41,62,20,72,21,2
Источник: [20].

Таблица 2
Оценка структурных различий отраслевой структуры валовой добавленной стоимости субъектов Дальневосточного федерального округа Российской Федерации, от отраслевой структуры Дальневосточного федерального округа в целом и Хабаровского края (по индексу В. Рябцева), 2005 г.
Субъекты Дальневосточного федерального округаОтличие от структуры Российской ФедерацииОтличие от структуры Дальневосточного федерального округаОтличие от структуры Хабаровского края
Индекс Рябцева (IРяб.)Уровень структурных различий*Индекс Рябцева (IРяб.)Уровень структурных различий*Индекс Рябцева (IРяб.)Уровень структурных различий*
Российская Федерация0,000
Дальневосточный федеральный округ0,367значительный0,000
Республика Саха (Якутия)0,533весьма значительный0,206существенный0,588весьма значительный
Камчатский край0,389значительный0,499значительный0,328значительный
Приморский край0,279существенный0,442значительный0,123низкий
Хабаровский край0,227существенный0,349значительный0,000-
Амурская область0,405значительный0,227существенный0,194существенный
Магаданская область0,437значительный0,241существенный0,346значительный
Сахалинская область0,687весьма значительный0,381значительный0,729противоположный тип структур
Еврейская автономная область0,450значительный0,485значительный0,294существенный
Чукотский автономный округ0,531весьма значительный0,236существенный0,550весьма значительный
Составлено по: [20]. * — по шкале оценки меры существенности структурных различий по индексу В.Рябцева [14, 19].

Таблица 3
Оценка структурных различий отраслевой структуры валовой добавленной стоимости субъектов Дальневосточного федерального округа Российской Федерации от отраслевой структуры Дальневосточного федерального округа в целом и Хабаровского края (по индексу В. Рябцева), 2014 г.
Субъекты Дальневосточного федерального округаОтличие от структуры Российской ФедерацииОтличие от структуры Дальневосточного федерального округаОтличие от структуры Хабаровского края
Индекс Рябцева (IРяб.)Уровень структурных различий*Индекс Рябцева (IРяб.)Уровень структурных различий*Индекс Рябцева (IРяб.)Уровень структурных различий*
Российская Федерация0,000
Дальневосточный федеральный округ0,367значительный0,000
Республика Саха (Якутия)0,547весьма значительный0,209существенный0,623весьма значительный
Камчатский край0,403значительный0,484значительный0,384значительный
Приморский край0,268существенный0,461значительный0,127низкий
Хабаровский край0,302значительный0,414значительный0,000
Амурская область0,348значительный0,302значительный0,162существенный
Магаданская область0,382значительный0,267существенный0,402значительный
Сахалинская область0,685весьма значительный0,395значительный0,803противоположный тип структур
Еврейская автономная область0,375значительный0,571весьма значительный0,207существенный
Чукотский автономный округ0,576весьма значительный0,254существенный0,659весьма значительный
Составлено по: [20]*- по шкале оценки меры существенности структурных различий по индексу В. Рябцева [14, 19].

Предлагается три варианта оценки различий структуры субъектов ДВФО: 1) структурные различия субъектов ДВФО определяются в сравнении с отраслевой структурой валовой добавленной стоимости Российской Федерации; 2) со структурой Дальневосточного федерального округа в целом и 3) с наиболее экономически развитым субъектом ДВФО, в котором расположен административный центр округа (Хабаровским краем).
В табл.2 приводятся результаты оценки структурных различий отраслевой структуры валовой добавленной стоимости федеральных округов Российской Федерации от структуры ДВФО в целом, а также федеральных округов от структуры Центрального федерального округа (по индексу В. Рябцева) за 2005 г.
Первый вариант оценки уровня отличия структуры валовой добавленной стоимости субъектов ДВФО — их отличие от структуры Российской Федерации в целом, выделяется три группы субъектов: 1) весьма значительный — Республика Саха (Якутия), Сахалинская область и Чукотский автономный округ; 2) значительный — Камчатский край, Амурская и Магаданская область, Еврейская автономная область. Следует отметить, что и структура ДВФО в целом, также относится к этой группе; 3) существенный — Приморский и Хабаровский края. Таким образом, наиболее сбалансированная структура экономики (в наибольшей степени схожа со структурой экономики Российской Федерации в целом) у субъектов, расположенных в южной части ДВФО — Приморского и Хабаровская краев. В первую очередь, за счет высокой доли в их структуре валовой добавленной стоимости таких видов экономической деятельности, как промышленность, транспорт и связь, строительство, сфера услуг. И, наоборот, наименее сбалансированная отраслевая структура валовой добавленной стоимости у субъектов, расположенных в северной части ДВФО, у которых очень высокая доля таких видов деятельности, как добыча полезных ископаемых, производство и распределение электроэнергии, газа и воды.
Второй вариант оценки отличия субъектов ДВФО — их сравнение со структурой Дальневосточного федерального округа в целом. В этом случае, можно отметить, что уровень различия существенно снижается. Выделяется всего две группы субъектов, по уровню различия их структуры от структуры ДВФО: 1) значительный — Камчатский, Приморский, Хабаровский края, Сахалинская область и Еврейская автономная области. Их структура валовой добавленной стоимости значительно отличается от структуры ДВФО; 2) существенное (или наименьшее) отличие характерно для следующих субъектов — Республика Саха (Якутия), Амурская и Магаданская области, Чукотский автономный округ. Отраслевая структура валовой добавленной стоимости этих субъектов в наибольшей степени соответствует структуре ДВФО в целом, т.е. субъекты этой группы имеют структуру менее сбалансированную, чем субъекты первой группы.
Третий вариант сравнения структуры субъектов ДВФО — сравнение со структурой валовой добавленной стоимости Хабаровского края (субъекта ДВФО, чья структура в наибольшей степени соответствует структуре экономики Российской Федерации и где расположен административный центр округа). В этом случае, разброс полученных значений структурных различий очень высокий: от противоположного типа структур, до низкого. Наибольшие отличия от структуры валовой добавленной стоимости Хабаровского края отмечаются у Сахалинской области, Республики Саха (Якутии) и Чукотского автономного округа, в структуре экономики которой очень высокая доля добычи полезных ископаемых. И, наоборот, наименьшее отличие от структуры Хабаровского края — у Приморского края.
За период с 2006 по 2014 гг. уровень различия структуры валовой добавленной стоимости субъектов ДВФО практически не изменился, что подтверждает тезис о высокой степени инерционности структуры валовой добавленной стоимости субъектов ДВФО. [7]. В табл.3 приводятся результаты анализа структурных различий субъектов ДВФО в 2014 г.
При первом варианте оценки уровня структурных различий, когда сравнивается отраслевая структура валовой добавленной стоимости субъектов ДВФО и структура Российской Федерации в целом, в 2014 г. (по сравнению с 2005 г.) значительно увеличилось отличие структуры Хабаровского края. В крае, за рассматриваемый период, практически в два раза сократилась доля сельского хозяйства, охоты и лесного хозяйства (8,2% до 4,8%), а также обрабатывающего производства (с 15,0% до 9,4%), и возросла доля транспорта и связи (с 13,0% до 25,7%), в отраслевой структуре валовой добавленной стоимости, при том, что в структуре валовой добавленной стоимости Россий­ской Федерации в этих видах деятельности за рассматриваемый период значительных изменений не произошло. В частности, доля сельского хозяйства, охоты и лесного хозяйства снизилась с 5,2% до 4,8%, обрабатывающего производства (с 18,5% до 17,4%), транспорта и связи (с 10,6% до 9,3%) [20].
Во многом возросшее значение транспорта и связи в структуре валовой добавленной стоимости Хабаровского края объясняется увеличением объемов грузооборота между восточными субъектами России и странами Азиатско-Тихоокеанского региона через морские порты края (Советская Гавань, Ванино).
При втором варианте оценки структурных различий субъектов ДВФО от структуры Дальневосточного федерального округа можно отметить возросшее отличие структуры Амурской области Еврейской автономной области. Например, в Амурской области значительно возросла доля обрабатывающих производств (с 4,0% до 9,4%) и снизилась доля сельского хозяйства, охоты и лесного хозяйства (с 9,4% до 4,8%). В Еврейской автономной области также, как в целом по стране и в ДВФО, значительно снизилась доля сельского хозяйства, охоты и лесного хозяйства (с 16,8% до 9,9%) и транспорта и связи (с 25,3% до 18,3%). [20].
За период с 2005 по 2014 гг. структурные различия в некоторых субъектах, расположенных в южной части ДВФО, значительно возросли. У субъектов, расположенных в северной части ДВФО различия со структурой экономики Российской Федерации и ДВФО в целом сохранились на прежнем уровне, в первую очередь, за счет сохранения в структуре экономики «северных» субъектов ДВФО лидирующих позиций в валовой добавленной стоимости добывающих видов экономической деятельности и сферы услуг.
Таким образом, для структуры экономики субъектов ДВФО, расположенных в северной части округа, характерна высокая доля промышленных видов экономической деятельности (добыча природных ресурсов, производство и распределение электроэнергии, газа и воды), при небольшой доле сельского и лесного хозяйства, сферы услуг. Для субъектов, расположенных в южной части ДВФО, также характерна высокая доля промышленных видов деятельности (преимущественно обрабатывающие производства) и сферы услуг.
Такая структура экономики субъектов ДВФО обеспечивает разный уровень их социально-экономического развития (табл. 4).
Уровень социально-экономического развития регионов страны в значительной степени зависит от особенностей его структуры валовой добавленной стоимости. [30]. В частности, величина валового регионального продукта на душу населения и среднедушевых доходов населения в субъектах ДВФО находится в прямой зависимости от доли промышленности и сферы услуг и в обратной зависимости от доли сельского хозяйства в валовой добавленной стоимости субъекта округа. [18].
При сравнении величины валового регионального продукта на душу населения и среднедушевых доходов населения в субъектах ДВФО со среднероссийскими показателями выделяются высокими значениями (выше 1,00) Сахалинская и Магаданская области, Республика Саха (Якутия) и Чукотский автономный округ. В этом случае отмечается прямая зависимость между размерами среднедушевых доходов населения в субъекте ДВФО и долей промышленных видов деятельности в валовой добавленной стоимости. В 2014 г. лидирующие позиции в Российской Федерации по размерам среднедушевых доходов на душу населения занимали Чукотский автономный округ, Сахалинская и Магаданская области, Республика Саха (Якутия). Именно в этих субъектах ДВФО отмечается высокая доля промышленности в отраслевой структуре валовой добавленной стоимости. Например, в Сахалинской области на добычу полезных ископаемых, обрабатывающие производства, производство и распределение электроэнергии, газа и воды приходилось в 2014 г. 69,1% валовой добавленной стоимости области, в Республике Саха (50,1%), Чукотском автономном округе (54,8%), Магаданской области (28,6%). Для этих же субъектов характерна низкая доля сельского хозяйства в отраслевой структуре валовой добавленной стоимости.
В 2014 г. наиболее высокая доля сельского хозяйства отмечена в валовой добавленной стоимости Еврейской автономной области (9,9%), Амурской области (7,0). При этом среднее значение этого показателя по ДВФО в целом достигало в 2013 г. 3,5%. Эти субъекты никогда не были лидерами в Российской Федерации по размерам валового регионального продукта на душу населения и среднедушевых доходов на душу населения.
Проявляется, хотя и слабовыраженная, прямая зависимость между высокими среднедушевыми доходами населения и значительной долей отраслей сферы услуг в валовой добавленной стоимости субъектов ДВФО. Например, в Приморском крае на долю сферы услуг (торговля, финансовая деятельность, операции с недвижимостью, гостиницы и рестораны, образование, здравоохранение и предоставление социальных услуг и др.) в 2014 г. приходилось 63,3% валовой добавленной стоимости, а в Хабаровском крае — 45,1%. При этом, размер показателей валового регионального продукта на душу населения и среднедушевых доходов населения в Приморском и Хабаровском краях в 2014 г. даже несколько превышал среднероссийский уровень.
При сравнении величины валового регионального продукта на душу населения и среднедушевых доходов населения в субъектах ДВФО со средними значениями этих показателей по ДВФО, а также при сравнении с их значениями в Хабаровском крае, выделяются своими высокими показателями следующие субъекты округа — Сахалинская и Магаданская области, Республика Саха (Якутия) и Чукотский автономный округ.
Таким образом, положительные тенденции в перестроении экономики субъектов ДВФО (рост валового регионального продукта на душу населения и доходов занятого населения) связаны в первую очередь с высокой долей в структуре занятого в экономике населения и в производстве валовой добавленной стоимости таких видов экономической деятельности, как промышленность и сфера услуг.
Заключение.
1. Пространственные особенности территориально-отраслевой структуры экономики субъектов Дальневосточного федерального округа (ДВФО) Российской Федерации формируются под воздействием совокупности социально-экономических, природно-ресурсных факторов и условий.
2. Важнейшей пространственной особенностью структуры экономики ДВФО является формирование под влиянием территориальной совокупности экономико-географических, природно-ресурсных факторов на его территории двух типов субъектов.
3. Выделяются «северные» субъекты ДВФО, важнейшими факторами формирования структуры экономики которых выступают богатейший природно-ресурсный потенциал и слабая инфраструктурная освоенность территории, низкая плотность населения. В отраслевой структуре валовой добавленной стоимости этих субъектов отмечается высокая доля промышленных видов экономической деятельности (добыча полезных ископаемых, производство и распределение электроэнергии, газа и воды) и сравнительно низкая доля обслуживающих видов деятельности (сфера услуг, образование, здравоохранение и пр.). В «южных» субъектах ДВФО ведущими факторами формирования и развития структуры экономики выступают природно-ресурсный потенциал, выгодное экономико-географическое положение относительно ведущих мировых центров Азиатско-Тихоокеанского региона. В отраслевой структуре этих субъектов также велика доля промышленных видов деятельности (обрабатывающие производства), а также транспорта и связи, строительства, сфера услуг и пр.
Сложившееся соотношение видов деятельности в валовой структуре добавленной стоимости субъектов ДВФО достаточно устойчиво и сохраняется с 2005 по 2014 гг.
4. Изучение пространственных особенностей сложившихся различий в структуре экономики субъектов ДВФО позволяет получить обобщенную характеристику этих различий. Для этого может быть использован индекс В. Рябцева, поскольку значения этого показателя существенно не зависят от числа градаций структур, что особенно важно, учитывая значительную дифференциацию структуры экономики федеральных округов Российской Федерации.
5. Уровень социально-экономического развития субъектов ДВФО в значительной степени зависит от особенностей их структуры валовой добавленной стоимости. Положительные тенденции в перестроении экономики субъектов ДВФО (рост валового регионального продукта на душу населения и доходов занятого населения) связаны в первую очередь с высокой долей в структуре занятого в экономике населения и в производстве валовой добавленной стоимости таких видов экономической деятельности, как промышленность и сфера услуг.

Таблица 4
Уровень социально-экономического развития субъектов Дальневосточного федерального округа Российской Федерации, 2014 г.
Субъекты Дальневосточного федерального округаПо сравнению с Российской Федерацией (РФ = 1,00)По сравнению с Дальневосточным федеральным округом (ДВФО = 1,00)По сравнению
с Хабаровским краем
(Хабаровский край = 1,00)
Валовой региональный продукт на душу населенияУровень доходов населенияВаловой региональный продукт на душу населенияУровень доходов населенияВаловой региональный продукт на душу населенияУровень доходов населения
Российская Федерация1,001,00 1,151,021,14
Дальневосточный федеральный округ1,281,151,001,000,790,99
Республика Саха (Якутия)1,711,231,331,071,681,08
Камчатский край1,131,330,881,161,111,17
Приморский край0,821,020,640,890,810,89
Хабаровский край1,021,140,790,991,001,00
Амурская область0,720,960,560,840,710,84
Магаданская область1,611,651,251,431,581,45
Сахалинская область4,021,613,131,393,951,41
Еврейская автономная область0,610,790,470,690,600,69
Чукотский автономный округ2,772,062,161,792,731,81
Составлено по: [20].


Статья подготовлена при поддержке гранта РГО-РФФИ «Географические предпосылки и ограничения формирования сетевых многофункциональных транспортных структур в Дальневосточном макрорегионе России» (№ 17-05-41044).

Литература
1. Агафонов Н.Т. Территориально-производственное комплексообразование в условиях развитого социализма. — Л.: Наука, 1983. — 188 с.
2. Алаев Э.Б. Эффективность комплексного развития экономического района. — М.: Наука, 1965. — 173 с.
3. Бабурин В.Л. Эволюция социально-экономического простраства России // География социально-экономического развития. — М.: Изд. Дом «Городец», 2004. — С. 496–514.
4. Бакланов П.Я. Территориальные структуры хозяйства в региональном управлении. — М.: Наука, 2007. — 239 с.
5. Бакланов П.Я., Мошков А.В. Пространственная дифференциация структуры экономики регионов Арктической зоны России // Экономика региона. — 2015. — №1(41). — С. 53–63.
6. Бакланов П.Я., Мошков А.В. Структурные трансформации хозяйства в Тихоокеанском регионе России // Экономика региона. — 2016. — № 2. Т.12. Вып. 1. — С. 46–63.
7. Бакланов П.Я., Мошков А.В. Инерционность территориальных структур хозяйства в регионах Дальнего Востока // Вестник МГУ. Сер. 5. География. — 2017. — №2. — С. 3–10.
8. Бакланов П.Я., Мошков А.В. Географическая дифференциация территориальных структур хозяйства в Тихоокеанской России // География и природные ресурсы. — 2017. — № 1. — С. 5–15.
9. Бандман М.К. Территориально-производственные комплексы: теория и практика предплановых исследований. — Новосибирск: Наука, 1980. — 256 с.
10. Баранский Н.Н. Избранные труды: Становление советской экономической географии / Редкол.: В.А. Анучин и др. — М.: Мысль, 1980. — 287 с.
11. Гранберг А.Г. Региональная экономика и региональная наука в России: десять лет спустя / А.Г. Гранберг // Регион: экономика и социология. — 2004. — № 1. — С. 57–81.
12. Горкин А.П. Географии постиндустриальной промышленности (методология и результаты исследований, 1973–2012 гг.) — Смоленск: Ойкумена, 2012. — 348 с.
13. Дальний Восток России: экономический потенциал / Под ред. П.А. Минакира. — Владивосток: Дальнаука, 1999. — 594 с.
14. Зарова Е.В., Чудилин Г.А. Региональная статистика. Учебник. — М.: Финансы и статистика, 2006. — 624 с.
15. Колосовский Н.Н. Производственно-территориальное сочетание (комплекс) в советской экономической географии // Вопр. географии. — 1947. — № 6. — С. 133–168.
16. Минакир П.А. Экономика регионов. Дальний Восток // Отв. Ред. А.Г. Гранберг. — М.: Экономика, 2006. — 848 с.
17. Мошков А.В. Структурные изменения в территориально-отраслевых системах российского Дальнего Востока. — Владивосток: Дальнаука, 2008. — 268 с.
18. Мошков А.В. Особенности изменений в структуре занятого населения федеральных округов России / Региональные исследования. — 2016. — Вып.4 (54). — С.45–55.
19. Перстнёва Н.П. Критерии классификации показателей структурных различий и сдвигов // Fundamental Research. Economic sciences. — 2012. — № 3. — P. 478–482.
20. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2016. М.: Росстат, 2016. — 1326 с.
21. Романов М.Т. Территориальное устройство хозяйства и населения на российском Дальнем Востоке. — Владивосток: Дальнаука, 2004. — 232 с.
22. Саушкин Ю.Г. Экономическая география: история, теория, методы, практика. — М.: Мысль, 1973. — 559 с.
23. Социально-экономическая география в России / Под общей ред. П.Я. Бакланова и В.Е. Шувалова. Русское географическое общество. — Владивосток: Дальнаука, 2016. — 326 с.
24. Трейвиш А.И. Промышленность в России за 100 лет // Россия в окружающем мире: 2002 (Аналитический ежегодник). — М.: Изд-во МНЭПУ, 2002. — С. 11–38.
25. Федорченко А.В. Современные тенденции территориальной организации промышленного производства. — М.: Пресс-Соло, 2003. — 176с.
26. Хрущев А.Т. География промышленности СССР. — М.: Высш. шк. — 1990. — 223 с.
27. Часовский В.И. Рыночные формы организации промышленного производства в модернизации экономики России // Региональные исследования. — 2015. — Вып. 1(47). — С. 63–71.
28. Шарыгин М. Д. Регионоведение: учебное пособие / Перм. гос. нац. исследов. ун-т. — Пермь, 2015. — 376 с.
29. Шувалов В.Е. Районный подход к изучению социально-экономического пространства России // География социально-экономического развития. — М.: Изд. Дом «Городец», 2004. — С. 481–495.
30. Kuznets S. Economic Growth and Income Inequality / S. Kuznets // American Economic Review. 1953. Vol. 45. № I.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия