Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (65), 2018
ЭКОНОМИКА И ЭКОЛОГИЯ
Рахимов З. Ю.
аспирант кафедры теории кредита и финансового менеджмента
Санкт-Петербургского государственного университета


Финансовые инструменты для хеджирования экологических рисков
В статье предпринята попытка определить место экологических деривативов в структуре финансового рынка и перспективы развития зеленых инструментов в условиях трансформации бирж в социально-ответственные институты. Применяется системный аналитический подход к исследованию экологических деривативов, анализируются мировые инициативы в области зеленых финансов и опыт международного сотрудничества в области устойчивого развития. Рассматриваются преимущества и недостатки зеленых инструментов, а также их применение в России
Ключевые слова: экологические риски, хеджирование экологических рисков, погодные деривативы, углеродные единицы, зеленые облигации, торгуемые индексные фонды, ESG стандарты
УДК 336.33; ББК 65.264   Стр: 163 - 166

Отличительной чертой современных обществ является их способность выявлять, оценивать и контролировать риски. Однако прогресс не обязательно устраняет риск. «Нет ничего более очевидного, чем универсальность рисков в экономической системе» [1]. Тем не менее, финансовые инновации, развиваясь от форвардных контрактов к экзотическим финансовым деривативам, способствовали развитию подходов к управлению рисками.
Экологические деривативы — это финансовые инструменты, которые могут использоваться организациями или отдельными лицами для снижения риска неблагоприятных и непредвиденных погодных условий или экологических катастроф.
Основной целью настоящей работы является анализ и оценка прямого влияния экологических рисков на финансовую стабильность государств, компаний и граждан. Анализируются особенности основных «зеленых» финансовых инструментов, рассматриваются климатические и экологические риски, с которыми сталкивается финансовый сектор.

Погодные деривативы
Климат и в частности погода существенно влияет на внутренний валовый продукт (ВВП) страны. По некоторым оценкам, потери экономики США в случае отклонения погоды от ожидаемой достигают 534 млрд долл. США, а экономики — ЕС 406 млрд евро в год [2]. В настоящее время волатильность погоды значительно увеличивается.
По данным страховых компаний (Allianz и Aon Benfield), ущерб от погодных стихийных бедствий растет все быстрее. В период с 1980 по 1989 гг. осуществлялись страховые выплаты по 15 млрд долл. США в год, с 2010 по 2013 гг. — по 70 млрд долл. США в год, а в 2017 г. они составили 150 млрд долл. США [3]. Количество экстремальных погодных явлений выросло более чем в 4 раза — с 38 событий в 1980 г. до 174 в 2016 г. [4].
Рынок инструментов управления погодными рисками позволяет компаниям учитывать погодную изменчивость или события, будь то температура, ветер, осадки при оценке финансовых активов. Погодные деривативы (weather derivatives) становятся эффективными финансовыми инструментами для управления гидрометеорологическими неопределенностями на различных рынках.
К основным погодным финансовым инструментам относятся стандартизированные индексы, учитывающие погодные факторы: индекс охлаждения (CDD — cooling degree days), индексы обогрева (HDD — heating degree days). Реже используются индексы на другие погодные факторы, такие как толщина снежного покрова (snowfall), уровень осадков (snow depth), скорость ветра или уровень охлаждения ветром (wind speed and chill).
По аналогии с другими финансовыми инструментами, погодные финансовые контракты могут быть оформлены как фьючерсы или опционы. Фьючерсы (futures) фиксируют прибыли и расходы участников рынка, а опционы (options) страхуют от падения (CDD) или роста (HDD) температуры или других факторов [5]. На биржах торгуются погодные опционы и фьючерсы на покупку (call) и продажу (put), а на внебиржевых рынках (OTC) погодные деривативы принимают различные формы — от свопов до форвардных контрактов. Ряд исследователей выделяют еще одну группу производных финансовых инструментов, к которым относят облигации катастроф (сatastrophe bonds — CAT). Они представляют собой ссуду для осуществления мер по перестрахованию. Облигации катастроф по структуре похожи на производные и отличаются от стандартных механизмов страхования.
Сегодня все больше компаний обращаются на этот рынок в поисках решений, связанных с погодными условиями. Рынок погодных деривативов предлагает инновационные продукты по всему миру. Ожидается дальнейший рост этого рынка, поскольку такие решения становятся актуальными, особенно в таких областях, как сельское хозяйство, розничная торговля и альтернативная энергетика. Если компании будут хеджировать влияние погодных рисков, используя погодные деривативы, это снизит волатильность цен на их акции. Отметим еще одну характеристику погодных деривативов — они не коррелируют с фондовым рынком. Однако, до сих пор потенциал управления климатическими рисками остается недостаточно востребованным. Не все компании, результаты деятельности которых зависят от влияющих на них погодных условий, осведомлены о том, что погодные деривативы способны защитить от финансовых потерь, вызванных изменением климата. Если уровень изменения климата превышает установленное значение, предприятие, заключившее погодный производный контракт, может потребовать выплату компенсации.

Углеродные единицы
В декабре 2015 года на Всемирной конференции ООН в Париже 195 стран с целью предотвращения негативных послед­ствий изменения климата приняли климатическое соглашение (Парижское соглашение). Ранее климатическая ситуация регулировалась Киотским протоколом 1997 года, который остается в силе до 2020 года. Киотский протокол предусматривает принятие обязательств развитыми странами по сокращению выбросов парниковых газов (CO2 — углекислого газа; SO2 — сернистого газа) и регулируется на рыночных механизмах торговли квотами «углеродные единицы».
Развитые экономики брали на себя юридические обязательства по снижению выбросов CO2. Попытка заставить экономических агентов сократить выбросы парниковых газов привела к дополнительным издержкам. Однако многие представители бизнеса применяли распространенный способ ухода от ответ­ственности, переводя производственные мощности в регионы, где нет обязательств по сокращению выбросов вредных газов. Из-за жестких количественных мер (ограничений) США — страна, которая занимает второе место в мире по объему выбросов углекислого газа, — отказалась ратифицировать протокол. Киотский протокол не налагал юридические обязательства на такие страны, как Китай и Индия. Именно этим объясняется ратификация нового соглашения по климату. Парижское соглашение предусматривает количественные ограничения для всех его участников вне зависимости от уровня развитости экономики.
Такие инициативы освещают растущий интерес институциональных инвесторов. Климатическая инициатива, поддержанная 300 инвесторами, располагающими активами под управлением объемом 22 трлн долл. США, призывает крупные корпорации предпринять следующие меры по борьбе с изменением климата: во-первых, публичное раскрытие целей; во-вторых, раскрытие рентабельности инвестиций в экологические и социально-ответственные проекты; в-третьих, сокращение выбросов парниковых газов (CO2 и SO2) [6]. Так, в 2015 году климатическая инициатива помогла сократить выбросы углекислого газа в атмосферу на 640 млн тонн, что эквивалентно закрытию 168 угольных электростанций [7].
Следует отметить, что инициативы и международные соглашения по климату сформировали новые финансовые инструменты — углеродные единицы и квоты на выбросы парниковых газов для сокращения выбросов CO2. Кроме того, углеродные рынки используются в целях мобилизации инвестиционных ресурсов для зеленых проектов. Все эти инициативы и соглашения сыграли неоценимую роль в совершенствовании системы углеродного финансирования, торговли углеродными выбросами и ускорении внедрения инновационных решений на производстве. Денежные средства, полученные от продажи углеродных единиц, инвестируются в модернизацию отечественных компаний с целями снижения выбросов CO2 и повышения энергоэффективности [8].
Инструменты, связанные с производными финансовыми инструментами (углеродные свопы, углеродные продукты, секьюритизация активов (ABS), углеродные фьючерсы, углеродные единицы), должны постепенно развиваться. Различные виды углеродных финансовых инструментов представлены в таблице 1 [9].
Страна, которая осваивает инициативу в области углеродного финансирования и создает совершенную систему экологического финансирования, в будущем займет лидирующие позиции в международной торговле углеродными единицами и экологическими деривативами.
Главный эксперт по экологически эффективной налогово-бюджетной политике в Департаменте по бюджетным вопросам МВФ, в своем докладе отмечает: «По предварительным расчетам, страны с самыми большими выбросами углерода для выполнения своих обязательств по их сокращению должны будут к 2030 году взимать от 50 до 100 долл. США за каждую тонну выбросов (в текущих ценах)». Это внушительные цифры. Например, при тарифе 50 долл. США за тонну (CO2) розничная цена одного литра бензина вырастет на 0,12 долл. США, а мировые цены на уголь возрастут почти втрое, считает эксперт [10].
Все это свидетельствует, что правительство, предприятия, финансовые институты и инвесторы в России также должны создавать и совершенствовать углеродные финансовые системы. В скором времени страны, не использующие инструменты сокращения выбросов (CO2), не смогут защитить отечественных экспортеров, так как местные компании потеряют конкурентоспособность своих продуктов на международном рынке.

Таблица 1
Виды углеродных финансовых инструментов
Виды углеродных финансовых инструментовТранзакционные сделки
Торговля квотами и кредитамиУглекислый газ (CO2), сернистый газ (SO2)
Лесные облигации
Банковские продукты и ресурсы фондовРезерв по правам на выбросы и ипотечное кредитование
Углеродные фонды и предпринимательский фонд
Зеленая торговляПрава на выбросы углерода
Права на выбросы парниковых газов
Углеродные деривативыУглеродные свопы, фьючерсы и опционы
Свопы и опционы на катастрофические риски
Источник: Li Kaifeng, Liu Chuanzhe. Construction of Carbon Finance System and Promotion of Environmental Finance Innovation in China. [J]. Energy Procedia 5. 2011. pp. 1071–1072.

Зеленые облигации
Зеленые облигации (green bonds) являются долговыми инструментами, которые используются для финансирования или рефинансирования деятельности компании, связанной с экологически выгодными проектами, включая усилия по смягчению последствий изменения климата.
В последние годы значительно выросло число листинговых зеленых облигаций. Так, по оценкам Всемирной организации бирж, около 11 бирж в настоящее время проводят листинг зеленых облигаций. С момента первого выпуска зеленой облигации в 2007 году (выпуск на сумму 600 млн евро), рынок зеленых облигаций вырос до 180 млрд долл. США в 2016 году, а глобальный долговый рынок в 2017 году достиг 90 трлн долл. США [11]. По некоторым оценкам, к 2020 году на долю зеленых облигаций будет приходиться до 15% от объема всех облигационных займов [12].
За счет использования зеленых облигаций финансируют целый ряд секторов от чистой и эффективной энергетики до низкоуглеродного транспорта и водоснабжения. Зеленые облигации распределены по следующим секторам: возобновляемые источники энергии — 46%, энергоэффективность — 20%, низкоуглеродный транспорт — 9%, а остальные 25% приходятся на проекты по смягчению последствий изменения климата и агросектор [13].
Ожидается, что рынок экологических финансовых инструментов, связанный с зеленым финансированием, будет продолжать активно развиваться в ближайшие годы. Этот рост происходит в контексте активизации усилий правительств по решению климатических и связанных с ними экологических проблем, а также в контексте более глубокого понимания инвесторами связанных с углеродоемкой деловой практикой рисков и потенциала для диверсификации инвестиционного портфеля [14].
По мнению, директора по развитию бизнеса в России, СНГ и Монголии Лондонской фондовой биржи (LSE), потенциал российских компаний по листингу зеленых облигаций огромен. Благодаря этому инструменту эмитенты смогут не только привлечь финансирование в зеленые проекты, но и расширить круг потенциальных инвесторов не только в долговые бумаги, но и в акционерный капитал [15].
Институциональные инвесторы все чаще принимают во внимание риски ESG (Environmental, social and corporate governance — стандарты интеграции экологических, социальных и корпоративных вопросов в процесс инвестирования и улучшения корпоративной финансовой результативности). На рынке насчитывается 1750 корпораций, обязующихся соблюдать принципы ответственных инвестиций ООН (подписали обязательства в июле 2017 года). Зеленые облигации включены в стратегии ответственных инвестиций, а некоторые крупные инвесторы с фиксированной доходностью, в том числе Nikko AM, BlackRock, PIMCO, Amundi, Axa AM, Mirova and Calvert, в настоящее время имеют специальные портфели ESG [16].
Международная коммерческая организация Climate Bond Initiative (CBI) в мае 2017 года провела исследования для проектов по низкоуглеродному общественному транспорту, энергоэффективным зданиям и солнечной энергетике. В докладе отмечено, что одной из особенностей green bonds являются их высокие кредитные рейтинги, что в свою очередь гарантирует инвесторам низкие риски.
По данным CBI, 45% выпущенных в 2014 году зеленых облигаций имели наивысший кредитный рейтинг AAA и около 12% — рейтинг AA. Однако у высокорейтинговых зеленых бондов имеется и оборотная сторона, о которой осведомлены все участники и аналитики финансового рынка. Такие облигации, за редким исключением, имеют низкую доходность.
Например, у зеленой облигации со сроком погашения до 2039 года (выпуск 2017 года, 22 года) дюрация равна 19, а доходность составляет 1,75% (см. рис. 1). Сравнивая зеленые облигации с бенчмарком (30-летние государственные облигации США, тикер облигации Bloomberg: GT30: GOV) c доходностью 2,9% [17], многие инвесторы будут сомневаться в экономической целесообразности покупки зеленых облигаций с таким уровнем доходности.
Для повышения заинтересованности инвесторов, финансовые аналитики предлагают стимулировать развитие рынка экологических облигаций за счет роста корпоративного сегмента. Корпоративным долговым инструментам, как правило, присваиваются менее высокие кредитные рейтинги (A- и ниже), поэтому они рассматриваются рынком как более рискованные по сравнению с квазисуверенными облигациями (с высоким рейтингом AAA) и, следовательно, имеют более высокую доходность. Согласно результатам опросов, именно таких экологических облигаций в настоящее время ждут крупные институциональные инвесторы [18].
Рис. 1. Доходность и срочность зеленых облигаций
ETF (торгуемые индексные фонды)
Многие инвестиционные банки для оценки и анализа экологических, социальных и управленческих бизнес-практик компаний разработали ESG (экологические, социальные и управленческие стратегии). Например, стандарты MSCI ESG (Morgan Stanley Capital Index) могут помочь институциональным инвесторам определить риски и возможности, которые традиционные инвестиционные исследования могут упустить. Такие стандарты повышают уверенность институциональных инвесторов в своих инвестициях [19].
Стандарты ESG продвигаются с помощью различных инструментов, связанных с фондовой биржей, например, на базе показателей ESG формируются торгуемые индексные биржевые фонды ETF (exchange trade fund).
В мире существуют более 500 специализированных индексных фондов, созданных управляющими и специализированными компаниями. В частности, FTSE Russell, MSCI, S&P, Citadel, Black Rock, совокупные активы которых составляют 1,7 трлн долл. США [20].
MSCI Inc. (NYSE: MSCI) — один из крупнейших провайдеров индексных фондов. Экологические, социальные и управленческие стратегии все более популярны в индексации и ETF отраслях, так как инвесторы стремятся применять социальные ценности к инвестиционным портфелям. Например, индекс MSCI содержит индексы ESG в биржевых фондах: 1) iShares MSCI EAFE ESG Optimized ETF (NASDAQ: ESGD) — фонд включает облигации компаний, связанных с окружающей средой и занимающихся очищением воды, утилизацией токсичных отходов, переработкой мусора; 2) iShares MSCI EM ESG Optimized ETF (NASDAQ: ESGE) — содержит акции компаний развивающихся рынков, связанных с организацией труда, улучшением здоровья граждан и их безопасности; 3) iShares MSCI USA ESG Optimized ETF (NASDAQ: ESGU) — включает акции американских компаний, связанных с зелеными проектами [21].
Программное обеспечение для оптимизации портфеля используется для максимизации доли фонда в высокорейтинговых компаниях, которая при этом остается близко к рыночному риску и доходности. Кроме того, торгуемые фонды на основе ESG полностью исключают табачные компании и производителей определенных видов оружия.

Заключение
Систематизация основных закономерностей становления и развития зеленых финансовых инструментов, начиная с момента подписания Киотского протокола, и анализ существующих экологических деривативов позволяет уточнить их содержание как инновационных финансовых инструментов, направленных на охрану окружающий среды и достижение устойчивого использования ограниченных ресурсов. Как новые формы инвестирования и хеджирования, зеленые финансовые инструменты пока находятся в начальной стадии развития — достоверно оценить целесообразность их использования и эффективность можно будет только через некоторое время.
В статье показано, как с помощью экологических деривативов можно хеджировать финансовые риски. Для диверсификации инвестиционного портфеля инвесторы подбирают активы с низкой корреляцией. Низкая корреляция между активами создает портфельный эффект, когда риск и доходность портфеля могут быть лучше инвестиционных характеристик активов, из которых он состоит. С течением времени активы с низкой корреляцией находить стало труднее, так как финансовые рынки стали более глобальными и взаимосвязанными. Таким образом, экологические деривативы становятся привлекательными финансовыми активами, поскольку они не коррелируют с фондовым рынком.
Обобщая, отметим следующее. Участники финансового рынка принимают решения, анализируя не только финансовую, но и нефинансовую отчетность ESG. Кроме того, если компании будут хеджировать свои экологические риски, используя погодные деривативы, углеродные единицы, зеленые облигации и торгуемые зеленые фонды, это снизит волатильность цен акций. Использование экологических деривативов может положительно отразится на корпоративной политике эмитента ценных бумаг. Кроме того, зеленые финансовые инструменты способствуют уменьшению риска конфликта с неправитель­ственными организациями и способствуют мобилизации инвестиционных ресурсов для зеленых проектов.


Литература
1. Arrow, Kenneth J. “Insurance Risk and Resource Allocation”, in Kenneth J. Arrow, Aspects of the Theory of Risk Bearing, Helsinki: Helsinki, Yrjo Jahnsson Lectures. — 1965.
2. Allianz Risk Transfer Group (ART). The weather business: How companies can protect against increasing weather volatility, Allianz Report. — 2013. pp. 2–3.
3. Aon Benfield. Reinsurance Market Outlook: Hurricane Harvey Highlights Protection Gap, Aon Market Outlook. — September 2017. pp. 7–9.
4. Swiss Re Economic Research and Consulting. 2016: Sigma world insurance database, Swiss Re Economic Report. — 2016. pp. 43–44.
5. Фьючерсный контракт на погоду. URL: http://elitetrader.ru/index.php?newsid=68554 (дата обращения 05.10.2017).
6. CDP. Out of the starting blocks: Tracking progress on corporate climate action, CDP Report. — 2016. URL: https://www.cdp.net/en/climate (дата обращения 02.10.2017).
7. Буденко Н.В. Реальное воздействие ESG факторов на корпоративную финансовую результативность. URL: http://csrjournal.com/17172-realnoe-vozdejstvie-esg-faktorov-na-korporativnuyu-finansovuyu-rezultativnost.html (дата обращения 03.10.2017).
8. Diederik D.S. Carbon Trading. A thesis submitted in partial fulfilment for the MSc in Mathematical Finance, University of Oxford. — April 2009. pp. 1–2.
9. Li Kaifeng, Liu Chuanzhe. Construction of Carbon Finance System and Promotion of Environmental Finance Innovation in China. [J]. Energy Procedia 5. — 2011. pp. 1071–1072.
10. Иэн Пэрри. Страны принимают обязательства взимать высокую плату за выбросы углерода // МФВ. — 2016, апрель. — С. 1–2.
11. Climate Bonds Initiative. Bonds and Climate Change: State of the Market 2016, Climate Bonds Report. — 2016. pp. 7–9.
12. Воронова Н.С. Механизмы и инструменты финансирования зеленых проектов // Эффективность экономики, экологиче­ские инновации, климатическая и энергетическая политика — 2017: Сборник статей по результатам 2-го Международного научно-исследовательского семинара. СПбГУ. Санкт-Петербург / Н.В. Пахомова, К.К. Рихтер (отв. ред.). — СПб.: Скифия-принт. — 2017. — С. 45–46.
13. James Zhan. World Federation of Exchanges (WFE). The Role of Stock Exchanges in Fostering Economic Growth and Sustainable Development, World Federation of Exchanges and the United Nations Conference on Trade and Development (UNCTAD) Report. — 2017. pp. 18–20.
14. Sustainable Stock Exchanges Initiative (SSE). Green Finance Policy Brief, UNCTAD World Investment Forum. — 2016.
15. Копылова Н. Лондонская биржа предрекает компаниям из РФ успех в размещении «зеленых бондов» // Прайм. — 2017. URL: http://1prime.ru/articles/20171020/828042721.html (дата обращения 21.10.2017).
16. Climate Bonds Initiative. Green Bond Pricing in the Primary Market: January 2016 — March 2017, Climate Bond Report. — 2017. pp. 2–10.
17. Bloomberg Markets. US Rates & Bonds. URL: https://www.bloomberg.com/markets/rates-bonds/government-bonds/us (дата обращения 20.10.2017).
18. Богачева О.В., Смородинов О.В. «Зеленые» облигации как важнейший инструмент финансирования «зеленых» проектов // Финансовый журнал. — 2016 — № 2. — С. 74–75.
19. Morgan Stanley Capital Index (MSCI). ESG Integration. URL: https://www.msci.com/esg-integration (дата обращения 25.10.2017).
20. Max Chen. What Are ESG ETFs and Sustainable Investing? ETF Trends. — October 2017. URL: https://www.etftrends.com/what-are-esg-etfs-and-sustainable-investing/ (дата обращения 24.10.2017).
21. Business Wire. MSCI Launches New Factor ESG Target Indexes. Berkshire Hathaway Company. — September 2017. URL: http://www.businesswire.com/news/home/20170928005281/en/MSCI-Launches-New-Factor-ESG-Target-Indexes (дата обращения 24.10.2017).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия