Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 1 (65), 2018
ЭКОНОМИКА И УПРАВЛЕНИЕ В СФЕРЕ УСЛУГ
Овчаренко Н. П.
врио зав. кафедрой сервиса и туризма Школы экономики и менеджмента
Дальневосточного федерального университета (г. Владивосток),
кандидат технических наук

Руденко Л. Л.
доцент кафедры сервиса и туризма Школы экономики и менеджмента
Дальневосточного федерального университета (г. Владивосток),
кандидат технических наук

Павленко И. Г.
доцент кафедры менеджмента предпринимательской деятельности
Института экономики и управления
Крымского федерального университета им. В.И. Вернадского» (г. Симферополь),
кандидат экономических наук


Формирование трансграничных рынков на примере индустрии гостеприимства прибрежного региона трансграничного типа
В статье проведен анализ и структуризация научных подходов к определению сущности понятия «трансграничный рынок». Исследованы типы трансграничных отношений, рассмотрены различные уровни трансграничных районов. Определено значение трансграничных районов для создания конкурентных преимуществ для развития индустрии туризма региона
Ключевые слова: трансграничный рынок, индустрия гостеприимства, туризм, прибрежный регион
УДК 339.13.012; ББК 65.049   Стр: 180 - 182

Границы территорий на протяжении всей истории развития человечества, особенно в XIX веке, представляли собой столкновение между культурами и конкретными местами, которые имеют географическое значение в формировании государств, тесно связанных с территориальным контролем. [10]. Любая граница должна быть исторически легитимна в том смысле, что прошлое рассматривается как источник традиции, сформированной на благо нынешних и будущих интересов. Именно по этой причине геополитические границы редко бывают статичными. Для Тимоти Д. [14] границы представляют собой, возможно, лучшую лабораторию для изучения процесса глобализации, потому что — это пространства, где сталкиваются политические субъекты, где сближается экономика и культурные традиции. Некоторые границы разделяют территории на разные культурные группы, некоторые — на аналогичные социальные группы. Это определяющий фактор для истории границ и степени взаимодействия жителей. Когда культура и язык различны по обе стороны границы, создается дополнительный барьер коммуникации. Существуют также ментальные границы, в результате чего формируются правительства, которые создают границы с глубоким смыслом делимитации [5].
Фактически, как и все регионы, принадлежащие к социальной организации, границы государства являются социальными конструкциями, объединяющими материальные и концептуальные / ментальные элементы[13].
Целью данного исследования является изучение перспектив формирования трансграничного рынка на основе интеграции индустрии туризма Республики Крым в индустрию гостеприимства прибрежных регионов. Особую актуальность вопросу развития трансграничного туристического сотрудничества придает факт незначительной доли размещенных в коллективных средствах размещения Республики Крым иностранных граждан (не стран СНГ) — 3,9% от общего числа размещенных в 2014 году и 1,6% в 2015 году [17]. Развитие трансграничного сотрудничества будет способствовать повышению имиджа приграничных регионов, углублению непосредственного партнерства между туристическими системами прибрежных регионов и повышению целевой аудитории туристского региона. Достижению цели исследования будет способствовать анализконцепций трансграничных районов, их видов, а также определение предпосылок создания трансграничного туристического региона в пределах приграничных регионов Республики Крым.
Существенный вклад в изучение границ и регионов, ими разделяемых, то есть трансграничных районов, внес О. Мартинес [8]. Он разделил трансграничные районы на два общих типа по определенным структурам оппозиции: национальные районы, которые не устанавливают никакого контакта с прилегающей трансграничной областью, как внутренние границы внутри страны; транснациональные районы, которые сохраняют важные связи с соседней страной. Национальные и транснациональные трансграничные районы можно подразделить на более мелкие группы, основанные на местных обстоятельствах, таких как этническая конфигурация или степень трансграничного контакта.
Основываясь на этом разделении, позднее Д. Тимоти [15] выделил различные шкалы границ в трех измерениях на основе двумерного деления, предложенного О. Мартинесом [8], по отношению к взаимодействию пограничных жителей.
1. Национальные или международные границы составляют первый уровень политического контроля, хотя некоторые границы определяют резкое изменение языка, религии, политического отношения, культурных и социальных традиций.
2. Субграничные границы между штатами, провинциями, регионами и отделами можно рассматривать как второй уровень границы.
3. Третий уровень границ включает города и деревни. Этот уровень границы оказывает меньшее воздействие на взаимодействие людей, но имеет не меньшее значение [15].
Оба автора связали свои классификации с различными типами населения, проживающего в трансграничных районах. Это знание очень полезно с точки зрения понимания отношений между группами внутри национальных государств и для идентификации трансграничных моделей [8].
До О.Мартинеса и Д. Тимоти Д. Матцнеттер [9] также предложил три типа трансграничных отношений в отношении туристических зон: две туристические зоны, разделенные границей, но на некотором расстоянии друг от друга; область туризма на одной стороне границы; районы туризма, разделенные границей. В первом случае связь между этими двумя районами приводит к увеличению транзита туристов, и это, в свою очередь, может генерировать другие туристические события вдоль маршрута [16].
Периферийные области, по мнению Д. Холла [4], имеют две важные характеристики: изоляцию и отсутствие властных структур, что часто приводит к ощущению отчуждения. Они географически удалены от массовых рынков, в связи с чем транспорт и связь имеют для туризма очень важное значение. Как правило, они не включены в основные маршруты и изолированы от остальной части туристического сообщества. Эти периферийные области обычно имеют более общие черты со смежными трансграничными областями, чем с центром [12]. Для Т. Софилда [13], эти периферийные регионы часто сохраняют высокие эстетические показатели в результате того, что они недостаточно развиты по отношению к их основным областям. Следуя аргументам Д. Холла [3] и Т. Софилда [13], мы видим, что Крым по своей природе является периферийным регионом, полуостровом. Но он вдвойне изолирован, т.к. не признается множеством иностранных государств. Южная часть Крыма в той же ситуации, с той лишь разницей, что выход к морю обеспечивает наличие морских границ в Черном море с Румынией, Болгарией, Турцией, Грузией.
Для Д.Тимоти [14]масштабы туризма в трансграничных районах огромны, потому что самые популярные места в мире расположены недалеко от границы или лежат прямо на ее территории. По мнению Р. Батлера [1], трансграничные районы представляют собой одни из самых девственных ландшафтов и создают мифический образ, привлекающий туристов.
Таким образом, трансграничные районы могут иметь некоторые конкурентные преимущества для развития индустрии туризма. Следуя этому аргументу, для некоторых ученых контраст в политике, экономике, культурах и ландшафтах представляется частью туристической привлекательности этих областей. Более того, туризм почти всегда связан с пересечением какой-то политической, национальной или международной границы. Политика, различия в административных структурах с обеих сторон и физические границы могут повлиять на туризм. Эти составляющие влияют на мотивацию путешествия, процесс принятия решений и развитие инфраструктуры, а также маркетинг, продвижение и имидж места. Одновременно развиваются имиджевые образы стран, их жителей и стереотипы в отношении этнической принадлежности, культур и религии [15].
При сопряжении туризма и территории границ множество интересов и уникальных взаимоотношений становятся очевидными. Д. Тимоти [15] предложил концептуальную структуру, которая была впоследствии пересмотрена [14]. Он разделил эти отношения на, во-первых, границы как достопримечательности и направления туризма, во-вторых, границы в качестве барьеров для поездок и роста туризма, и, в–третьих, границы в качестве транзитных линий.
Для К. Лорда и др. [7] трансграничное потребление не является синонимом туризма, который не требует пересечения национальной границы. Для этих авторов [6]трансграничный туризм анализируется и понимается с более широкой точки зрения, а не рассматривается в контексте тематических исследований. Для Б. Уортингтона и П. Седаката [16] трансграничный туризм, помимо рассмотрения его с геополитической точки зрения, должен анализироваться также с точки зрения международных отношений и политических изменений.
Трансграничное сотрудничество имеет очевидное значение для взаимного укрепления индустрии туризма в соседних странах. Специфика сотрудничества в области трансграничного туризма должна рассматриваться с большой осторожностью и с пониманием фундаментальных понятий. Например, должно быть ясно, что соглашения о сотрудничестве в планировании туризма влекут за собой очень тесные контакты со всеми участниками, как из государственного, так и из частного сектора, а также с множеством отраслей, которые принимают участие в планировании туризма. Такое сотрудничество может привести к эффективному диалогу и переговорам в целях создания взаимоприемлемых интересов и направления предложений по развитию туризма в данном регионе.
Взаимозависимость элементов, которые вместе составляют туристические направления, а также баланс воздействия туризма на различные группы интересов, лучше всего понять с точки зрения мягкой, открытой, системной модели. Каждый пункт назначения имеет уникальное сочетание характеристик, которые определяются его географическим положением, культурой и историей. Они вместе со степенью зависимости района от туризма и сезонными и структурными характеристиками отрасли влияют на опыт, как посетителей, так и жителей. Теория системы утверждает, что на эффективность операций туристского региона будут влиять изменения любого из элементов, из которых он составлен. Вот почему система (пункт назначения) должна планироваться, организовываться, управляться, координироваться и постоянно оцениваться.
Туристский регион в его самых простых условиях, является особым географическим регионом, в котором посетитель пользуется различными видами путешествий [2]. Туристские регионы определяются конкурентными туристическими единицами, характеризующимися рынками и потребностями гостей, местными факторами и компаниями или продуктами [11].Только создавая уникальные конкурентные преимущества, можно убедить акционеров, вовлеченных в традиционно ориентированные туристские регионы, в преимуществах глобализации: оптимизации организационных услуг, специализации посредством сотрудничества, качественного наступления поставщиков и смежных отраслей и меньшей зависимости от небольшого числа рынков посредством интернационализации.
В свете этого, трансграничное сотрудничество в области туризма между Республикой Крым и прибрежными регионами следует рассматривать как возможность использовать инновационный подход, а инновации являются рычагом развития. Используя инновации и опираясь на них, мы можем обеспечить конкретные конкурентные преимущества на международном туристическом рынке. Развитие туризма в данном регионе требует скоординированного участия всех административных уровней (государственных, региональных, местных или судебных и муниципальных) в соответствии с их ответственностью и компетентностью в рамках системы туризма. Партнерские отношения между одноуровневыми административными учреждениями одинаково важны, особенно когда речь идет о природных или культурных ресурсах, расположенных в трансграничных регионах двух или более стран. Эти партнерства могут помочь предотвратить эксплуатацию или плохую валоризацию ресурсов, а также экономические, социальные и экологические диспропорции, которые часто возникают на противоположных сторонах государственных границ.
Безусловно, примером перспективного туристского региона может служить Республика Крым — уникальный и стратегически важный регион Российской Федерации в Азово-Черноморском регионе. Неповторимый исторический путь развития территории, многонациональный и поликонфессиональный состав населения, культурное многообразие определили особое место Республики Крым в культурном пространстве России и возможность сотрудничества с другими регионами, обеспечиваемую общим историческим прошлым и схожестью культурных традиций. В то же время Республика Крым является одним из крупнейших туристических и санаторно-курортных центров России, в регионе располагаются основные судостроительные мощности России в Черном море, Республика Крым является крупным производителем продовольствия, что делает регион выгодным и равноправным партнером в трансграничном сотрудничестве.
Комплекс внутренних проблем, мировые экономические, технологические и геополитические вызовы требуют от Республики Крым выработки собственной стратегической линии социально-экономического развития.Отраслями специализации экономики Республики Крым являются: санаторно-курортный и туристский комплекс; сельское хозяйство; производство пищевых продуктов; виноделие; рыболовство; производство товаров неорганической химии (соды, соли, диоксида титана)], судостроение.
Основными предпосылками для создания трансграничного туристического региона Республики Крым являются:
– приоритетность туризма для развития приграничных территорий каждой из стран-участниц;
– положительная динамика туристических потоков за последние несколько лет, рост объемов взаимных туристических обменов в рамках трансграничных регионов;
– природно-климатические особенности и природно-ресурсный потенциал, которые обеспечивают возможность развития различных видов туризма в пределах приграничных регионов, как летом, так и зимой;
– наличие общего исторического прошлого, уникальных архитектурных и культурных памятников, что представляет ценность для развития познавательного туризма в трансграничном регионе и создает условия для открытия совместных трансграничных туристических маршрутов;
– благоприятное географическое положение на пересечении транзитных международных путей (автомобильных, железнодорожных и авиационных), что будет способствовать оптимизации потоков путешествующих;
– значительное количество средств размещения туристов, которые имеют относительно низкие коэффициенты загруженности в течение года, а сотрудничество на основе внедрения кластерной модели развития туризма в трансграничном регионе позволит активизировать туристические предприятия и обеспечить высокий уровень использования мощностей средств размещения в трансграничном регионе за счет создания комплексного туристского продукта.
Наряду с положительными сдвигами, связанными с развитием туризма, в туристической сфере пограничногорегиона есть немало проблем:
– отсутствие научно обоснованных рекомендаций относительно рационального использования природных территорий региона;
– разрыв между существующими требованиями туристов и квалификацией работников туристских, санаторно-курортных учреждений;
– несоответствие качественных характеристик и организационно-экономических механизмов функционирования рекреационной и транспортной инфраструктуры;
-неудовлетворительное состояние подъездных путей к объектам туристских посещений;
– отсутствие действенных государственных механизмов, направленных на популяризацию туристского продукта региона на внутреннем и международном рынках туристических услуг, несоответствие подавляющего большинства заведений размещения международным стандартам.
Для улучшения ситуации развития туризма на Крымском приграничье целесообразно проведение следующих практических мероприятий:
– обеспечить соблюдение экологических норм и мероприятий в рамках экологической политики в секторе туризма, независимо от размеров конкретного предприятия или вида туристско-рекреационной деятельности;
– обеспечить надлежащее управление деятельностью в секторе туризма и рекреации в таких охранных районах, как природные национальные, ландшафтные и другие парки, а также на других территориях, взятых под охрану;
– целесообразно планировать развитие других видов экономической деятельности (например, сельского хозяйства) так, чтобы они не приводили к уничтожению и деградации туристско-рекреационных ресурсов, имеющих значение для туристской индустрии;
– обеспечить развитие таких основных объектов инфраструктуры, как сеть автомобильных дорог, система водоснабжения, что будет способствовать удовлетворению потребностей не только туристской индустрии, но и других сфер деятельности региона;
– повышать качество предоставляемых услуг в Республике Крым, особенно, относительно других прибрежных регионов;
– принимать меры по смягчению последствий сезонного характера туристской деятельности путем создания возможностей для обеспечения занятости населения в периоды малой активности в местах посещения, значительно зависящих от туризма;
– обеспечить широкое распространение понимания экономических выгод от туризма среди местного населения с тем, чтобы жители были глубоко заинтересованы в сохранении ресурсной базы индустрии туризма.
Перспективы развития крымского трансграничного сотрудничества в области туризма могут оказаться успешными, особенно в регионах с высоким потенциалом для развития рекреационного и краеведческого туризма. Трансграничное сотрудничество на приграничных территориях в области туризма будет способ­ствовать повышению их имиджа, углублению непосредственного партнерства между туристическими предприятиями и организациями приграничных регионов и страны в целом, изучению и внедрению опыта других государств в области регионального регулирования и стимулирования отрасли, налаживанию контактов с иностранными представительствами, общественными организациями и т.д. Наиболее распространенными направлениями развития туризма на трансграничной территории являются: рекреационный, культурно-исторический, сельский и экологический. Таким образом, индустрия туризма Республики Крым имеет широкие возможности для развития и сотрудничества.


Исследование выполнено при поддержке Программы развития федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования «Крымский федеральный университет имени В.И. Вернадского» на 2015–2024 годы по проекту «Поддержка академической мобильности работников университета на заявительной основе» в 2017 году»

Литература
1. Butler R.W. The development of tourism in frontier regions: Issues and approaches in Shaul Krakover, Y Gradus. Tourism in frontier areas. — United States: Lexington Books, 1996.
2. Goeldner C.R., Ritchie J.R.B. Tourism: Principles, practices, philosophies. — New Jersey: Hoboken, 2006. — 590 p.
3. Hall C.M., Page S. J. Progress in Tourism Management: From the geography of tourism to geographies of tourism — A review // Tourism Management. — 2009. — 30 (1). — p.3–16.
4. Hall D. Sustainable tourism development and transformation in Central and Eastern Europe. // Journal of Sustainable Tourism. — 2000. — 8 (6). — p. 441–457.
5. House J. W. The frontier zone: A conceptual problem for policy makers. // International Social Science Journal. — 1980. — 32 (1). — p. 69–98.
6. Lord K.R., Putrevu S., Shi Y.-Z. Cultural influences on cross-border vacationing. // Journal of Business Research. — 2008. — 61 (3). — p. 183–190.
7. Lord K.R., Putrevu S., Parsa H.G. The Cross-border Consumer: Investigation of Motivators and Inhibitors in Dining Experiences // Journal of Hospitality & Tourism Research. — 2004. — 28 (2). — p. 209–229.
8. Martinez O. J. The Dynamics of border interaction: new approaches to border analysis. In Global Boundaries. — London: Routledge, Edited by Clive H, Schofield, 1994. — p. 1–15.
9. Matznetter J. Border and tourism: Fundamental relations // Tourism and Borders: Proceedings of the Meeting of the IGU Working Group-Geography of Tourism and Recreation. — Frankfurt: Institutfьr Wirtschaftsund Sozial geographie der Johann Wolfgang Goethe Universitдt. — 1979. — p. 61–73
10. McNeill D. The Europeanisation of Europe in New Europe: Imagined Spaces. — London: Hodder Education, 2004. — 216 p.
11. Pechlaner H. The Competitiveness of Alpine Destinations between Market Pressure and Problems of Adaption // Tourism. — 1999. — Vol. 47. — No. 4. — p. 332–344.
12. Perkmann M. Cross-Border Regions in Europe: Significance and Drivers of Regional Cross- Border Co-Operation // European Urban and Regional Studies. — 2003. — 10 (2). — p.153–171.
13. Sofield T.H.B. Border tourism and border communities // Tourism Geographies. — 2006. — 8 (2). — p. 102–121.
14. Timothy D. J. Relationships between Tourism and International Boundaries // Tourism and borders: contemporary issues, policies and international research. New direction in tourism analysis. — Burlington: Ashgate, 2006. — P. 9–18.
15. Timothy D. J. Tourism and political boundaries. — London: Routledge, 2001. — 240 p.
16. Worthington B., Sedakat P. Kaliningrad? The last piece in the Baltic jigsaw? // International Journal of Tourism Research . — 2005. — 7(2). — p.123–134.
17. Численность размещенных лиц в коллективных средствах размещения / Единая межведомственная информационно-статистическая система (ЕМИСС)[Электронный ресурс]. — Режим доступа: https://fedstat.ru/indicator/31560 (дата обращения: 02.06.2017).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия