Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (66), 2018
ФИЛОСОФИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ЦЕННОСТЕЙ. ПРОБЛЕМЫ САМООПРЕДЕЛЕНИЯ СОВРЕМЕННОЙ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЭКОНОМИИ
Миропольский Д. Ю.
профессор кафедры общей экономической теории и истории экономической мысли
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук


Реальный некапитализм. заметки по поводу монографии В.Т. Рязанова «(Не)Реальный капитализм»
В статье предпринят критический анализ двух положений, изложенных в монографии В.Т. Рязанова. Первое положение связано с соотношением национального и наднационального воспроизводства и, соответственно, национального и наднационального регулирования. Автор полагает, что требуется обосновать и объяснить такие моменты, как бюрократизация мировой экономики при недостаточности наднационального регулирования, необходимость наднациональной концентрации ресурсов для освоения шестого технологического уклада, преимущества международной координации над регулированием. Второе положение касается соотношения альтернативных капитализму понятий «государственное регулирование», «дирижизм», «планирование» и «социализм»
Ключевые слова: национальное воспроизводство, наднациональное воспроизводство, регулирование экономики, международная координация, дирижизм, планирование, социализм
ББК У26(0)86 + У58 + У5–971   Стр: 39 - 40

Книга В.Т. Рязанова «(Не)Реальный капитализм. Политэкономия кризиса и его последствий для мирового хозяйства и России» — яркое явление в научной жизни нашей страны за весь постсоветский период. Хотя подзаголовок монографии связывает ее с кризисом 2008–2009 гг. и его последствиями, однако по существу это обобщающий и одновременно новаторский труд по теории современного капитализма. Кроме исследования собственно кризиса и его финансовой составляющей выдвигаются идеи постмарксистского синтеза как новой методологии современной экономической науки (1, с. 10, с. 172), глобально-монополистического капитализма как стадии, пришедшей на смену государственно-монополистическому капитализму (1, с.13, с.19, с.25), изменившейся природы прибавочной стоимости (1, с.68) и собственности (1, с.80) и т.д.
В силу огромного диапазона проблем, поднимаемых в работе, мы не ставим своей целью дать в данном небольшом очерке её комплексный анализ. Мы хотели бы лишь поделиться мыслями по поводу некоторых пунктов, возникших в ходе прочтения данной книги и ее последующего обсуждения.
Первый пункт касается вопросов соотношения национального и наднационального регулирования экономики и вообще соотношения наднационального и национального воспроизводства в целом.
В.Т. Рязанов резко выступает против идеи «методологического космополитизма», выступающих антитезой «методологического национализма» (1, с.18.).
Исходная мысль методологического космополитизма заключается в том, что в современном мире ресурсы, располагающиеся на данной территории и национальное государство, находящееся на этой же территории, больше не связаны между собой. «Это закономерно ведет к тому, что само народное хозяйство, как экономическая целостность и воспроизводственное единство перестает быть главным объектом регулирующего воздействия» (1, с.19).
В монографии отстаивается взгляд, согласно которому в современном мире национальное воспроизводство остается ведущим по отношению к мировому. В качестве обоснования приводится пример ЕС в условиях кризиса. Кризис в еврозоне был обострен демонтажем национальных денежных регуляторов, которые можно было бы использовать для борьбы с кризисом. При этом, по мысли В. Т. Рязанова, демонтаж национальных денежных регуляторов не был компенсирован созданием полноценных наднациональных (1, с. 300). Это закономерно, так как в существующей модели глобализации «замена национальных регуляторов не предполагает появление «глобальных регуляторов», действующих вне рынка и заменяющих роль государства» (1, с.19).
При этом, отсутствие глобальных регуляторов странным образом сопровождается ростом мировых бюрократических структур: «Определенным парадоксом стало то, что крах советского централизованного планирования в мирохозяйственной практике сопровождался беспрецедентным ростом централизованных структур транснациональной бюрократии» (1, с. 38). Но это не «определенный « парадокс, а кричащий парадокс, который теоретическая наука должна объяснить. Получается, что мировое торжество рынка сопровождается мировым торжеством бюрократии, свойственной плану. Очень хотелось бы, чтобы в дальнейших публикациях В.Т. Рязанов дал более развернутое объяснение данного парадокса.
Вернёмся к примеру с ЕС. Автор монографии аргументированно утверждает, что бюрократическое управление слишком дорого и неэффективно (1, с.308). Соответственно, управление на уровне национальной экономики, видимо, по мысли автора, оказывается дешевле и эффективнее. Это доказывает, что уровень национального воспроизводства остается ведущим по отношению к мировому.
Кроме громоздкости и дороговизны бюрократизированного мирового управления, продолжение ведущей роли национального воспроизводства и управления В.Т. Рязанов видит в «неустранимой в обозримом будущем разнородности и разноуровневости в развитии, а также разномасштабности мирового хозяйства» (1, с.276.). Эта разномасштабность и разноуровневость сопровождается наличием противоположных интересов, культур, религий и представлений об альтернативных целях развития (1, с. 276).
Исходя из этого, В.Т. Рязанов делает вывод, что вытеснение национальных государств наднациональными управляющими центрами не имеет под собой объективной основы, и обусловлено волюнтаристскими действиями политиков и транснационального финансового капитала, «преследующих вполне очевидно свои корыстные цели» (1, с.19.).
Однако при этом автор признает, что «при нынешнем переплетении и взаимозависимости национальных экономик, безусловно, на обойтись без межгосударственных структур, что предопределяет необходимость глобальной координации...» (1, с.311). Речь идет «о замене политики ослабления экономического суверенитета государств, основанного на массированном внедрении наднациональных регуляторов, на политику международной координации самих стран...» (1, с.312.).
В данном аспекте тоже хотелось бы лучше понять позицию автора. Чем практически отличается наднациональное регулирование от координации? Не может ли получиться так, что либо координация окажется невозможной, либо она будет предполагать отказ от части национального суверенитета и передачи полномочий на наднациональный уровень?
Кроме проблемы соотношения механизмов наднационального управления и глобальной координации, существует ещё вопрос концентрации ресурсов для выхода на новый технологический уровень. В.Т. Рязанов, как отмечалось, отстаивая идею первенства национального воспроизводства, упирает на то, что все национальные экономики слишком различны. А С.Ю. Глазьев, например, полагает, что «на наших глазах формируется новая, более эффективная по сравнению с предшествующими, социально-экономическая система, центр мирового развития перемещается в Юго-Восточную Азию, что и позволяет ряду исследователей говорить о начале нового Азиатского векового цикла накопления.» (2, с. 244). По мнению С.Ю. Глазьева ядро нового мирохозяйственного уклада образуют экономики Китая, Японии, Сингапура и Южной Кореи, а такие страны как Россия, Индия, Вьетнам, Малайзия — подтягиваются к нему. (2, с. 244–245). Для опровержения таких альтерглобалистических взглядов необходимы доказательства того, что отдельная национальная экономика способна освоить переход к шестому технологическому укладу.
Второй пункт, на котором хотелось бы остановиться и который тесно связан с первым, касается альтернативы рыночно-капиталистическому варианту развития, как отдельных национальных экономик, так и мира в целом.
Книга В.Т. Рязанова посвящена капитализму. В том виде, в котором современный капитализм существует, он зашел в тупик. Однако, с одной стороны, автор не отказывает капитализму в праве на жизнь: «В способности современного капитализма при помощи экономически и социально оправданного технологического разворота выйти из очередного исторического тупика перенакопления капитала состоит его шанс на обновление и развитие» (1, с.656). С другой стороны, через всю монографию, пусть не в очень явной форме, проходит идея альтернативного пути. Отстаивая идею приоритетности национального воспроизводства, автор пишет о важности перехода к политике «нового дирижизма», которая предполагает эффективное сочетание «плана и рынка» (1, с.310.). На С. 623 В.Т. Рязанов пишет о возможности «экологического социализма»; на С. 629 поднимается вопрос о «финансовом социализме»; на С.634 со ссылкой на Кейнса упоминается о «социализации инвестиций» Далее автор утверждает, что «в идейно-теоретический и практический дискурс возвращается лево-центристский проект.» (1, с.640).
Переходя к перспективам России, В.Т. Рязанов пишет: «Спектр выбора, с одной стороны, традиционен, поскольку предполагает достаточно точное указание на альтернативные полюса — капиталистический и социалистический. ... С другой — не исключен вариант поиска будущего социально-хозяйственного устройства, ориентируясь на сближение и соединение достоинств рыночно-капиталистического и планово-социалистического способов производства» (1. с.670–671). А завершает свою работу В. Т. Рязанов, возвращением к идее дирижизма» (1, с.674).
Эти места в монографии крайне интересны, но рождают и вопросы. Первый вопрос. Как следует из контекста книги, такие понятия как дирижизм, планирование, государственное регулирование тождественны друг другу и являются некоей противоположностью капитализму. Эта противоположность может быть встроена в капитализм, может быть смешана с капитализмом как равноправное начало, может доминировать по отношению к капитализму. Но в любом варианте она — именно противоположность, а не нечто более высокое, чем капитализм.
Если это так, то как соотносятся дирижизм или планирование или государственное регулирование с таким понятием как социализм? Если дирижизм, планирование и государственное регулирование тождественны социализму, то социализм это не первая фаза коммунизма, не более высокий строй, чем капитализм. Социализм это именно противоположный капитализму строй, крайняя констелляция планирования, дирижизма, государственного регулирования; строй также противоречивый и преходящий как и капитализм. Если же встать на точку зрения, что дирижизм, планирование, государственное регулирование — это лишь противоположность капитализма, а социализм — высший по отношению к капитализму строй, то надо четко показать разницу между дирижизмом и его синонимами и социализмом.
Второй вопрос, вытекающий из первого. Можно сколько угодно рассуждать о дирижизме и социализме, западный экономист будет только посмеиваться. Посмеиваться он будет потому, что политическая экономия до сих пор так и не смогла показать экономическое устройство ни дирижизма, ни планирования, ни государственного регулирования, ни социализма. Что касается капитализма, бери хоть маржиналистскую, хоть марксистскую литературу — там есть, пусть разное, но объяснение того, как работает капитализм. Как только речь заходит о плане и социализме — появляются лишь общие рассуждения.
С нашей точки зрения, дирижизм, планирование, государственное регулирование, социализм — тождественные понятия, фиксирующие строй, противоположный капитализму. Этот строй получил своё наибольшее развитие в незападных странах. И именно этот противоположный (а не более высокий) строй образует смысл евразийской политической экономии, как политической экономии незападного мира. Это не означает, что этот противоположный хозяйственный строй может заменить капитализм и в странах Запада (при определенных, конечно, условиях).
Фундаментальным содержанием дирижизма, планирования, государственного регулирования, социализма выступают номенклатурно-объемные отношения, как противоположность товарно-денежным отношениям. Эти номенклатурно-объемные отношения также подлежат изучению в рамках евразийской политической экономии.
В монографии В. Т. Рязанова нет специального исследования этой альтернативы. Однако критика, данная автором — такая звонкая пощёчина существующему (не)реальному капитализму, что некапитализм видится вполне реальным.


Литература
1. Рязанов В.Т. (Не)Реальный капитализм. Политэкономия кризиса и его последствий для мирового хозяйства и России. — М.: Экономика, 2016. — 695 с.
2. Глазьев С. Экономика будущего. Есть ли у России шанс? — М.: Книжный мир, 2016. — 640 с.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия