Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (66), 2018
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Пецольдт К.
профессор кафедры маркетинга технического университета г. Ильменау (Германия),
доктор экономических наук;

Коваль А. Г.
доцент кафедры мировой экономики
Санкт-Петербургского государственного университета,
кандидат экономических наук


Современные вызовы теории системной трансформации в экономике
В статье проведен критический анализ теории системной трансформации, рассматривающей взаимозависимость развития экономической и политической систем. Выделяются недостатки в теоретических подходах, основанных на дуализме и процессах линейной и однонаправленной трансформации. Подчеркивается необходимость более детального изучения смешанных экономик в современных условиях
Ключевые слова: экономическая система, экономическая трансформация, системная трансформация, смешанная экономика
УДК 330.88; ББК 65.011   Стр: 55 - 59

Изменения политической и экономической систем стран мира являются магистральной тенденцией рубежа ХХ–XXI вв. С одной стороны, процесс трансформации в некоторых государствах Восточной Европы и Центральной Азии все еще не завершен. С другой стороны, также можно наблюдать существенные преобразования в экономиках стран Юго-Восточной Азии, Латинской Америки и Ближнего Востока.
Однако трансформационные теории опираются, в первую очередь, на анализ политических и экономических изменений в Центрально-Восточной Европе, а также ряд исследований посвящены российской специфике процесса трансформации [1]. Традиционно в теориях системной трансформации изучается переход к рыночной экономике. В них не предусмотрены ни возможность смешанной экономики, ни смены рыночной экономики на плановый экономический уклад.
На сегодняшний день теоретические объяснения процессов трансформации полагаются, прежде всего, на динамику политических и экономических факторов [2]. В трансформационных преобразованиях, в основном, рассматриваются переходы от авторитарного режима к демократии, от плановой к рыночной экономике[3]. Если рассматривать возможность трансформации в обратном направлении, то переход к плановой экономике должным образом не изучен [4].
Доминирующие теории трансформации в полной мере не отражают протекающие процессы преобразований в таких регионах, как Центральная Азия или Латинская Америка. Даже в научном сообществе появляется все больше критики в адрес теорий трансформации в виду их узкого подхода. Несмотря на довольно широкие дискуссии, до сих пор не удалось найти консенсуса относительно создания трансформационной парадигмы [5]. В последние годы преобладает мнение, что пришло время создать междисциплинарную трансформационную теорию с более широким взглядом на смешанные экономики.
Системный подход к трансформации. Система представляет собой комплекс элементов, которые взаимосвязаны и взаимозависимы и обладают структурным единством [6]. Страны представляют собой особый вид социальных систем. Структура социальной системы может быть описана с помощью теорий систем Парсонса [7] и Лумана [8], которые выделяли соответствующие подсистемы в качестве основных элементов. Парсонс выявлял четыре подсистемы: система ценностей и институтов, политическая и экономическая системы. Луман описывал значительно больше подсистем, но и у него можно встретить как политическую, так и экономическую подсистемы. Эти две подсистемы играют центральную роль в развитии трансформационной теории.
Политическая подсистема включает в себя правительство, а также другие государственные структуры, например, администрацию и местные власти. В отличие от правительства, государство и его институты являются постоянной структурой, которая необходима для управления страной и которая может быть использована при радикальных политических изменениях. Режим является дополнительным компонентом политической системы. Виды режима (например, демократия или диктатура) определяют принципы, ценности, правила и нормы, в соответствии с которыми функционирует политическая система [9]. Изменение режима является значимым, так как из его идеологических направлений формируется политика управления в отношении других подсистем. Трансформация политической подсистемы влечет за собой изменение режима.
Экономическая подсистема также является одной из важных составных частей социальных систем. К ее компонентам относятся правовые нормы хозяйственной деятельности и обычаи и практики в коммерческих сделках [10]. Кроме того, они включают в себя механизмы производства и распределения товаров и услуг, которые относятся к экономической системе / порядку.
Таким образом, согласно теоретическому подходу Клейнера, экономическая система, с одной стороны, представляет собой «макросистему», взаимодействующую с другими «макросистемами» — государством и обществом, а, с другой, пространственно-временную арену возникновения, функционирования, трансформации и ликвидации экономических систем разного уровня и локализации [12]. В данном исследовании особое внимание уделяется не механизмам трансформации экономической системы как таковой [13], а взаимодействию между макросистемами, которое приводит к трансформации всей социальной системы страны.
Каждая социальная система имеет определенные рамки своего действия. Для государства ими могут быть границы с соседними странами, а также международные институты. Международные институты, обладая регулятивными функциями, оказывают прямое воздействие на трансформацию подсистем. Соседние государства также могут повлиять на трансформационные процессы, так как они являются примером политического и экономического развития для страны, находящейся в стадии трансформации. Это, в частности, продемонстрировали преобразования в арабском мире [14].
Под трансформацией понимается переход социальной системы страны от одного политического и экономического порядка к другому [15]. В трансформационном процессе особая роль отводится ее участникам. Они инициируют изменения и управляют ими. К наиболее важным участникам трансформации относятся правительства стран, которые инициируют преобразования, население, которое может, например, начать революцию, или отдельные индивидуумы. Вопрос о возможных причинах приведения в действие изменений тесно связан с участниками. Они существуют во всех подсистемах социальной системы. Например, когда население теряет доверие к политической подсистеме или когда она не в состоянии удовлетворить его запросы, это может привести к трансформации. Также общественное недовольство социальной несправедливостью или экономической нестабильностью страны может инициировать изменения экономической подсистемы. Трансформационный процесс всей социальной системы основан на взаимодействии ее подсистем, подвергающихся трансформации по внутренним причинам.
В случае политической системы выделяют два основных типа режима: автократия и демократия. Автократия характеризуется низкой степенью политической свободы, политического равенства и правового контроля. В свою очередь, демократия обеспечивает свободу, равенство и контроль [2]. При рассмотрении экономической системы выделяют два типа экономического порядка: рыночная и плановая экономика. К основным различиям между ними относятся контрольно-производственное распределение, а также соответствующее планирование и координация системы.
В идеальной рыночной экономике право распоряжения, например, средствами производства, принадлежит частным экономическим субъектам, которые несут ответственность за планирование хозяйственной деятельности, что свидетельствует о децентрализованном планировании. В плановой экономике право распоряжения, как и планирования, сосредоточено в руках государства. Существенной особенностью рыночной экономики является полная независимость всей хозяйственной детальности от государственного влияния [10]. На практике государство активно вмешивается и в рыночную экономику. Например, с помощью субсидий или инвестиций в частные компании, функционирующие в экономике. Плановую экономику невозможно реализовать в идеальном виде. Например, в идеальной модели плановой экономики существует национальное ценообразование, в реальности же цена определяется спросом на товар. Эти примеры показывают, что идеальных экономических систем не существует. В связи с этим фактом возникает вопрос: как рыночная и плановая экономика реализуются на практике? Другими словами, как из этих двух систем образуются смешанные формы и каким образом протекает трансформация?
Недостатки трансформационных теорий. Центральная проблема текущих исследований трансформации — это предположение о степени взаимосвязи между политической и экономической подсистемами. Превалирует мнение, что политика и экономика взаимозависимы. Похожая гипотеза может быть найдена в системной теории Парсонса, что неверная комбинация политической и экономической подсистем вызывает напряжение между ними и ведёт к трансформации всей социальной системы.
Парадигма взаимозависимости ведёт к существенным ограничениям комбинаций политической и экономической подсистем. Рыночная экономика подходит только демократическому режиму, плановая экономика — авторитарному. В итоге, это предположение приводит к тому, что трансформация одной подсистемы ведёт к трансформации другой. Например, введение плановой экономики в демократическом режиме изменит режим к диктатуре. Прямое последствие взаимодействия подсистем в научной литературе — дилемма одновременности, которая подразумевает, что для перехода к рыночной экономике необходимо сначала иметь демократию.
Данный подход был широко распространен при рассмотрении трансформационных процессов в Центрально-Восточной Европе. Однако в рамках парадигмы взаимозависимости подсистем сложно объяснить другие сложившиеся системы сегодня и в исторической ретроспективе. Так, например, в 1960–1970-х гг. так называемые хунты сменили демократические правительства во многих латиноамериканских странах. Несмотря на ожидания парадигмы взаимозависимости, они верили в «силы свободного рынка», проводя авторитарную политику [16]. Определенная попытка обратной трансформации наблюдалась в странах данного региона при «левом повороте» [17].
К другому недостатку в исследованиях системной трансформации можно отнести предположение об однонаправленности трансформационных процессов. Многие авторы смотрят на трансформацию как на развитие в сторону либеральных политической и экономической систем. Рыночная экономика и демократия — это «нормативно-позитивная цель развития» процесса трансформации [18].
Взгляд на трансформацию как на улицу с односторонним движением не выдерживает критики через призму исторических фактов и текущих трансформационных процессов. Захват нацистами власти в Германии в 1933 г. продемонстрировал переход от демократии к тоталитарному режиму. Одновременно происходил постепенный переход от рыночной экономики к плановой. В 60–70 х гг. XX в. в некоторых государствах Латинской Америки произошел переход от демократического режима к военной диктатуре, однако перехода от рыночной экономики к плановой не произошло. В 1990-х гг. все страны, где была установлена военная диктатура, незамедлительно вернулись к демократическому режиму. Тем временем, сейчас мы наблюдаем в данном регионе признаки отказа от демократии [19], а также и от ряда принципов рыночной экономики в некоторых странах [20].
Классические теории трансформации строятся на принципе дуализма, который, в свою очередь, базируется на двух основных доктринах. Во-первых, речь идет о невозможности совмещения плановой и рыночной экономики, так называемая доктрина несовместимости, согласно которой рыночная и плановая экономика взаимоисключают друг друга и не комбинируются. Смешанные формы обоих систем нестабильны и нежизнеспособны, поэтому они автоматически стремятся перейти к определенному экономическому порядку (рыночная или плановая экономика) [21]. Вторая доктрина связана с автоматической трансформацией рыночной экономики в плановую в процессе государственного вмешательства, так называемое развитие по спирали [4]. Согласно дуалистическому подходу, смешанные формы плановой и рыночной экономики не могут существовать, в таком случае основанные на рынке системы стремятся стать плановыми, если правительство вмешивается в экономические процессы.
Однако дуалистическая доктрина не работает на практике. Один из самых распространённых примеров, опровергающих дуализм, социально-рыночная экономика Федеративной Республики Германии. У Германии есть целый ряд механизмов государственного вмешательства в экономическую деятельность. Он включает, в частности, субсидии, государственные инвестиции в частные компании, регулирование цен. Хотя данные примеры характеризуют лишь частичное вмешательство, в дуалистической теории такая система не была бы жизнеспособна. Мельчайшее вмешательство в рыночную экономику в результате привело бы к плановой экономике. В Германии этого не происходит. Также нельзя сказать, что все страны с переходными экономиками завершили свой переход и достигли рыночной экономики. Интересен и пример Китая, который в процессе трансформации достиг так называемого «рыночного социализма» [22]. Таким образом, стоит отметить, что классический подход к изучению системной трансформации имеет несколько недостатков, которые затрудняют анализ преобразований, происходящих в прошлом и имеющих место в настоящее время. Необходимо проводить более глубокий анализ причин процесса трансформации.
Перспективы развития теории системной трансформации. Теория общественного выбора подтверждает взаимосвязь между политической и экономической подсистемами [23], однако, так ли высока степень взаимодействия между ними. Каждая экономическая система имеет в своём строении индивидуальные характеристики. То же самое применимо для политического режима: нет демократии в чистом виде, как и диктатуры. Невозможно существование только двух моделей социальных систем: рыночная экономика/демократия и плановая экономика/диктатура.
Решением данного противоречия может быть пространственно-временной анализ трансформации. С одной стороны, можно утверждать, что комбинации элементов различающихся политических и экономических систем возможны только в краткосрочном периоде процесса трансформации. Однако, пример Китая доказывает обратное. Политическая система Китая всё ещё далека от демократии, но и не носит тоталитарный характер. КНР демонстрирует скорее умеренную авторитарную политику, проводя соответствующие конституционные реформы [24]. Экономическая подсистема приближается к рыночной экономике, но не признана таковой [25]. Оценка социальной системы Китая демонстрирует, что комбинации конфликтующих политических и экономических систем стабильны в течение времени.
С другой стороны, взаимосвязь политической и экономической подсистем наблюдается в процессе происходящих преобразований, то есть парадигма взаимозависимости работает, но при этом не происходит трансформации к двум «экстремальным» типам социальных систем. То есть можно выделить некие модели «смешанных экономик», которые сочетали бы в себе черты, характерные для разных экономических и политических подсистем. Однако, здесь все равно возникает вопрос, к какому типу социальной системы смешанные экономики ближе, поскольку большинство авторов склоняется к тому, что смешанные экономики — это лишь разновидности рыночной [26].
Однако, что движет трансформационными процессами? Если происходит взаимодействие между политической и экономической подсистемами, то возможно форма данной взаимосвязи зависит от тех механизмов, которые приводят в движение трансформационные процессы внутри подсистем.
Изучая процессы политической трансформации, стоит отметить, что преобладающая в настоящее время парадигма основана на опыте Восточной Европы и концепции неолиберализма. Согласно концепции неолиберализма, целью любой трансформации политической системы может быть только демократический режим. Основа неолиберальной гипотезы в том, что поиск свободы — единственная движущая сила изменений. Однако, ряд авторов пришли к выводу, что основой преобразований скорее является желание населения процветать [27]. Преобразования в обществе происходят из-за примитивного человеческого желания увеличить личное благосостояние, оно же и определяет направление трансформации. Индивидуальная свобода лишь дополняет материальное благосостояние населения. Таким образом, эта концепция основана как на экономических, так и на политических потребностях, а не исключительно на свободе личности.
Этот подход оказывает существенное влияние на возможные направления трансформации политической системы. Если удовлетворение потребности в свободе может быть скорее гарантировано демократией, то потребность в повышении материального благосостояния достижима и посредством автократического режима. Таким образом, выбор политического режима зависит от потребностей населения, и предопределённого направления трансформации не существует. Эта гипотеза подтверждается и теорией общественного выбора, когда меняется политический режим, например, через выборы или другие способы делегирования полномочий правительству. Поведение голосующих в процессе преобразований, однако, определено не только экономической ситуацией, но и различными потребностями.
Кроме того, режим не может удовлетворить потребности всех индивидуумов. Бесконечные вариации потребностей, которые формируют спрос на тот или иной политический режим, привели бы к перегрузке политической системы [9]. Однако есть возможность сократить данную вариативность, действуя через институты (например, профсоюзы). По существу, только удовлетворение потребностей общества рассматривается важным требованием для выживания политической системы [28].
Исходя из этого, вышеизложенную гипотезу можно конкретизировать следующим образом: политическая система стабильна до тех пор, пока она удовлетворяет соотвествующие потребности населения. Если этого не происходит, система становится нестабильной и разрушается. Текущая политическая система заменяется таковой, которая, по мнению населения, может лучше соответствовать их потребностям. Однако в данном случае оказывает значительное влияние система ценностей, поскольку политические требования зависят от культуры. Хотя мы можем предположить, что потребности в мире или здоровье могут быть интерпретированы одинаково в разных культурах, существуют другие потребности со значительными культурными различиями, основанные на разном наборе ценностей [29]. Например, в Северной Америке свобода самовыражения намного важнее, чем в Исламском мире. Политическая система должна соответствовать релевантным требованиям, которые неоднородны для каждой страны и культуры, что, соответственно, влияет на направление ее трансформации.
Пример Латинской Америки иллюстрирует данную гипотезу. До захвата власти военными в 1960–1970-х гг. большинство латиноамериканских стран испытывали социальное, политическое и экономическое напряжение. Демократические правительства не смогли решить эти проблемы, поэтому военные были вынуждены вмешаться. Несмотря на то, что новые правители практиковали авторитарную политику, они смогли удержать военную диктатуру в Латинской Америке в восьми из десяти стран в 1963–1979 гг. и частично остались у власти через десятилетие [30]. Этот пример показывает, что экономические потребности людей оценены ими настолько высоко, что они даже готовы принять потерю своей свободы, если альтернативная система пообещает решить проблемы. И хотя хунты с их политикой, в конечном итоге, провалились, они показали, что политическая трансформация от демократии к автократии возможна.
Ориентация на потребности лучше объясняет процессы политической трансформации и взаимодействие с экономической системой. Стремление улучшить свою жизненную ситуацию, то есть повысить материальное благосостояние, является причиной почему люди готовы поддерживать авторитарные режимы в ущерб собственной свободе. Более того, удовлетворение потребностей как основа для изменения системы предполагает разные направления трансформационных процессов и позволяет расширить более узконаправленный неолиберальный подход к трансформации. Зависимость потребностей от культуры также подчеркивает важность социокультурной подсистемы для политических преобразований. Что происходит в данном случае в экономической подсистеме?
Смешанные экономики и системная трансформация. Исключительное желание удовлетворить существующие потребности населения является основой политических системных изменений. Равносильно значимо для экономической системы принимать во внимание данные предпосылки. Население признает только ту экономическую систему, которая способна удовлетворять его потребности. Подобное допущение предполагает, что граждане государства могут оказывать активное влияние на формирование экономической системы. Это влияние может осуществляться, по крайней мере, в демократических режимах с помощью выборов. Граждане, чтобы добиться удовлетворения своих потребностей, могут оказывать давление на правительство посредством регулярно проводимых выборов. Хотя в автократиях выборы представителей власти не предусмотрены, граждане, для того чтобы добиться выполнения своих требований, могут прибегнуть к протестам, забастовкам или, в крайнем случае, к применению силы. Таким образом, влияние граждан на формирование экономической системы возможно, как в демократиях, так и в автократиях. Следовательно, вполне убедительным является предположение, что изменения в экономических системах зависимы от нужд граждан. По аналогии с политическими системными изменениями, корректировка экономических изменений является потенциально возможной и может осуществляться не только в условиях рыночной экономики.
Таким образом, экономическая система остается стабильной, пока могут быть удовлетворены потребности населения. Когда же этого не происходит, система становится нестабильной и разрушается. Прежняя экономическая система заменяется новой, заставляющей население верить в то, что его потребности могут быть удовлетворены наилучшим образом.
Примером таких изменений могут служить события, произошедшие в Германии в 1920-е гг. Мировой экономический кризис привел к высокому уровню инфляции и безработице. Проводимая правительством экономическая политика только усугубила ситуацию. Как результат, обнищание большей части населения привело к потере веры в рыночную экономику в Германии [31]. Неспособность правительства стабилизировать обстановку наряду с обещаниями Гитлера поспособствовали тому, что Национал-социалистическая немецкая рабочая партия имела значительный успех на выборах. После окончательного прихода к власти, экономическая политика национал-социалистов (наряду с другими факторами) привела, с точки зрения населения, к улучшению его положения. Вслед за тем, постепенный переход от рыночной к централизованной экономике максимально примирил население. Потребность экономической свободы отошла на второй план, уступив место потребностям материальным, следствием чего стало установление системы плановой экономики. Преобразования, основанные на удовлетворении потребностей, могут в результате привести к выбору экономической системы, противоречащей предыдущей трансформационной парадигме.
Свободный выбор экономической системы имеет свои проблемы. Дуализм допускает исключительно две альтернативы: абсолютная плановая экономика или свободная рыночная экономика. Независимо от того, что идеальные формы обеих систем далеки от реальности, абсолютно невероятным представляется то, что хотя бы одной из них удастся удовлетворить все потребности человека. Финансового благосостояния, например, в системе рыночной экономики можно достичь раньше. Удовлетворение потребности в справедливости, напротив, прямо достижимо через распределение благ в условиях плановой экономики. Здесь единственным решением проблемы остается третья прочная экономическая система: смешанная форма (смешанная система) обоих экономических порядков (смешанная экономика или смешанная система экономики) [32].
Смешанная система требует отказа от дуалистичного типа мышления. Вместо этого, теоретической основой здесь служит новая политическая экономия. Внутри любой экономической системы могут сосуществовать элементы плановой и рыночной экономики. Ни рыночная, ни плановая экономика до сих пор не могли существовать без элементов другой системы в каждом случае. Таким образом, возможности смешанных систем опровергают гипотезу развития по спирали.
Осталось выяснить, возможна ли комбинация двух систем без искажения каждой из них. Иными словами, возможно ли их слияние? Как приводилось ранее, чем больше экономическая система в своих элементах приближается к плановой, либо к рыночной экономике, тем более нестабильной и неэффективной она становится. Чем сильнее доминирует одна из экономических моделей, тем выше стабильность всей существующей системы. Такой подход совершенно не допускает противоречий. Однако едва ли представляется возможным определить точное распределение элементов плановой и рыночной экономик внутри экономических подсистем и выявить, какие элементы являются определяющими в смешанной системе. Соотношение элементов обоих систем также должно быть принято во внимание, к примеру, для анализа перехода от плановой и рыночной экономики к смешанной.
Таким образом, экономическая система страны может проявлять черты как плановой, так и рыночной экономики. Доля соответствующих элементов может быть сколь угодно высокой, равно как и их краткосрочное равномерное распределение. Изменения, направленные на удовлетворение потребностей, допускают трансформацию экономической системы. Это позволяет отвергнуть общепринятую парадигму, согласно которой экономические изменения могут происходить только в условиях рыночной экономики. Смешанная экономическая система принимает во внимание комбинацию элементов противоположных систем (рыночная/плановая экономика) [10]. Это лучше отражает современные преобразования, нежели дуалистический подход. В итоге, можно выделитьне не два, как до сих пор, a 4 типа экономических систем, которые представлены в табл. 1.

Таблица 1
Типы экономических систем
 Плановая экономикаПлановая экономика с элементами рыночной (смешанная система)Рыночная экономика с элементами плановой (смешанная система)
Рыночная экономика
Право распоряжатьсягосудар­ственноепреимущественно государственноепреимущественно частноечастное
Система планирования и контроляцентрализованнаяпреимущественно централизованнаяпреимущественно децентрализованнаядецентрализованная
ПримерСеверная КореяКитайВенесуэлаСША

Наши примеры показывают, что все типы экономических систем являются реальными, а не идеальными моделями. Стоит отметить, что предложенные смешанные экономические системы можно себе представить на континиуме между двумя экстремальными полюсами. Один полюс — это плановая система, а второй — рыночная. Но между ними находятся, так называемые, смешанные экономические системы. В зависимости от числа преобладающих элементов (либо плановых, либо рыночных) эти смешанные системы можно подразделять на два типа. Так как не представляется возможным определить точное число плановых или рыночных элементов в смешанных системах, то критерием для их группировки является преобладание тех или иных элементов.
Заключение. Подводя итог, можно сказать, что классическая теория трансформации воспринимает переход к демократии и рыночной экономике как единственно верный и возможный, однако современная политико-экономическая ситуация выявляет необходимость более комплексного подхода. Рассмотрение только двух альтернативно существующих идеальных моделей социальных систем: демократия/рыночная экономика и автократия/плановая экономика ограничивает понимание современных процессов системной трансформации.
В отличие от дуалистического подхода, необходимо принимать во внимание смешанные формы, объединяющие элементы обеих систем. Однако, с учетом принципа взаимозависимости, только умеренные, точнее говоря, равнонаправленные системные комбинации остаются стабильными в долгосрочном периоде. То есть сложно себе представить стабильную политико-экономическую систему с преимущественно частной собственностью и централизованной системой планирования и контроля.
Необходимо принимать во внимание, что процесс перехода от одной системы к другой обусловлен, в первую очередь, потребностями населения в материальном благосостоянии, а не в свободе выбора. Анализ опыта преобразований в разных странах служит ценным вкладом в развитии исследований трансформационных систем. Нами созданная новая трансформационная теория дополняет прежний подход, одновременно улучшая понимание актуальных политических и экономических процессов, происходящих в различных регионах мира. Следует отказаться от рассмотрения трансформации в одном направлении. Исторические процессы могут быть лучше объяснены посредством смешанных экономических систем.
Несмотря на то, что трансформационная теория смешанных систем является только первым шагом в объяснении общественных и экономических изменений в различных географических рамках, она создает основу для дальнейшей исследовательской работы. Важной задачей будущих исследований должна стать попытка включить в анализ подсистему культурных ценностей. Особый интерес представляет, например, насколько отличаются потребности населения разных регионов, исходя из различий в их культурах, и как это отражается в трансформационных процессах. На основе этого могут быть сделаны более детальные выводы о характере и направлениях трансформации. Наряду с этим и другие факторы, возможно, играют определяющую роль для поддержания стабильности политического и экономического порядка. Это демонстрирует необходимость в дальнейших исследованиях системных трансформационных процессов.


Статья подготовлена в рамках проекта РФФИ №17–02–00688 «Трансформация внешнеэкономической политики России в меняющихся геополитических условиях».

Литература
1. Минакир П.А. Системные трансформации в экономике. — Владивосток: Дальнаука, 2001.
2. Merkel W. Systemtransformation — Eine Einführung in die Theorie und Empirie der Transformationsforschung, 2. Auflage. — Wiesbaden, 2010.
3. Brinkmann M. Ordnungspolitik und Transformation. — Bayreuth, 1995.
4. Rasek A. Der Determinismus der Interventionsspirale. Zur Zwangsläufigkeit der Transformation einer marktwirtschaftlichen in eine planwirtschaftliche Ordnung // Oberender P. (Hrsg.) Theorie und Praxis der Transformation von Wirtschaftssystemen. — Bayreuth, 1998, S. 93–107.
5. Pezoldt K. Internationales Marketingmanagement im Osten Europas — Ein theoriegeleitetes Modell zur Ableitung praxisinduzierter Konzepte für die Erschließung von Transformationsmärkten. — Berlin, 2006.
6. Hügli A., Lübcke P. Philosophielexikon. Personen und Begriffe der abendländischen Philosophie von der Antike bis zur Gegenwart, 4. Auflage. — Hamburg, 2001.
7. Parsons T. Das System moderner Gesellschaften. — München, 1972.
8. Luhmann N. Soziale Systeme: Grundriß einer allgemeinen Theorie, 4. Auflage. — Frankfurt am Main, 1993.
9. Easton D. An Approach to the Analysis of Political Systems // World Politics. — 1957. — 9(3), S. 383–400.
10. Peters H.R. Wirtschaftssystemtheorie und Allgemeine Ordnungspolitik, 4. Auflage. — Oldenburg, 2002.
11. Hoppe K.H.,Pezoldt K. Erfahrungen deutscher Expatriates in der GUS // OsteuropaWirtschaft, 1995, S. 169–177.
12. КлейнерГ.Б. Системная экономика как платформа развития современной экономической теории // Вопросы экономики. — 2013. — №6.
13. Смелик Н.Л. Противоречия механизма трансформации экономической системы // Проблемы современной экономики. — 2015. — №2(54).
14. Asseburg M. (Hrsg.) Proteste, Aufstände und Regimewechsel in der arabischen Welt. Akteure, Herausforderungen, Implikationen und Handlungsoptionen. — Berlin, 2011.
15. Herrmann-Pillath C. Was ist und wie betreibt man wirtschaftskulturelle Transformationsforschung? // Hцhmann H. H. (Hrsg.) Wirtschaftskultur in Osteuropa. — Bremen, 2004.
16. Boris D. Zur Politischen Ökonomie Lateinamerikas. Der Kontinent in der Weltwirtschaft des 20. Jahrhunderts. — Hamburg, 2001.
17. Пецольдт К., Коваль А.Г. Трансформационные процессы в Латинской Америке: причины и тенденции // Латинская Америка. — 2012. — №9.
18. Wagner A. Der Bertelsmann Transformation Index: Kapitalistische Marktwirtschaft als Projekt? // Wernicke J. & Bultmann T. (Hrsg.): Netzwerk der Macht — Bertelsmann. Der medial-politische Komplexaus Gütersloh, 2. Auflage. — Marburg, 2007, S. 463–470.
19. Birle P. (Hrsg.) Lateinamerika im Wandel. — Baden-Baden, 2010.
20. Коваль А.Г. Институциональный анализ экономических реформ в Латинской Америке в конце XX — начале XXI в. // Институты и экономическое развитие: отечественный и зарубежный опыт/ под ред. М.А. Румянцева, Г.В. Борисова. — Москва: РГ-Пресс, 2013, с. 414–436.
21. Eucken W. Grundsätze der Wirtschaftspolitik, 6. Auflage. — Tübingen, 1990.
22. ЭллманМ. Что исследование переходных экономик дало мейнстриму экономической теории? // Вопросы экономики. — 2012. — №8.
23. Behrends S. Neue Politische Ökonomie. — München, 2001.
24. Lackner H. Zum rechtsstaatlichen Entwicklungspotential der VR China // Recht der Internationalen Wirtschaft. — 2010. — 56 (12).
25. Попова Л.В. Внешнеэкономическая стратегия Китая: проблемы формирования и реализации. — Санкт-Петербург: Издательский дом СПбГУ, 2012.
26. Радаев В. В. Смешанная экономика как объект анализа // Вестник Московского университета. Сер. 6. Экономика. — 2005. — №6.
27. Lachmann W. Volkswirtschaftslehre 1, Grundlagen, 4. Auflage. Berlin. — 2003.
28. Fuhse J. Theorien des politischen Systems. David Easton und Niklas Luhmann. Eine Einführung. — Wiesbaden, 2005.
29. Düfler E., Jöstingmeier B. Internationales Management in unterschiedlichen Kulturbereichen. — München, Wien, 2008.
30. Werz N. Hugo Chavez und der «Sozialismus des 21. Jahrhunderts». Ein Zwischenbericht // Ibero-Analysen. — 2007. — 21.
31. Herder-Dorneich P. Perestroika und Ordnungspolitik — Modelle der Systemreform in Teilschritten, 2. Auflage. — Baden-Baden, 1990.
32. Halm G. N. Economic Systems. A Comparative Analysis, 3rd ed. — London, 1970.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия