Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (66), 2018
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Рубаник В. Е.
профессор Департамента правового регулирования экономической деятельности
Финансового университета при Правительстве РФ (г. Москва),
доктор юридических наук


Проблема реформирования отношений собственности как один из главных факторов институциональных преобразований в социально-экономической системе современной России
В статье выявляются некоторые общие тенденции, закономерности и специфика развития отношений собственности и их правового регулирования в России в период с 1991 г. по настоящее время, а также влияние этих факторов на социально-экономическую жизнь в РФ. Подчёркивается своеобразие целей и задач, выдвигавшихся государственными органами в правовом регулировании общественных отношений, акцентируется внимание на определённом преобладании публично-правовых начал в ущерб частно-правовому регулированию, приведших, в конечном итоге, к возникновению целого ряда проблем в государственно-правовой и социально-экономической жизни российского общества. Предлагаются направления преодоления негативных явлений, и, в частности, акцентируется внимание на необходимости продолжения реформирования отношений собственности в современной России
Ключевые слова: собственность, право собственности, институциональные трансформации в России, правовое регулирование отношений собственности
УДК 330.3; 347.2; ББК 623.1-3   Стр: 65 - 68

В результате кардинальных системообразующих преобразований, осуществляемых в России с 1991 г., предыдущие принципы планово-командной, административно управляемой советской социально-экономической системы были в значительной степени разрушены или трансформированы. Однако, как это со всей очевидностью подтверждается мировым опытом, эффективными и долговременными могут выступать только эволюционные преобразования, — потому в качестве не менее очевидного выступает и то, что из текущего состояния российского общества, сохраняющего отголоски «революционности» в трансформациях, необходимым является перевод его в состояние поступательного эволюционного реформирования и целенаправленного усиления частноправовых начал в регулировании отношений собственности. Переход к этому состоянию, в свою очередь, также должен быть эволюционным, и, как это предполагается рядом учёных, такой процесс эволюционного перехода России к «развитому капитализму» может растянуться ещё на 20–30 лет.
По состоянию на сегодняшний день обоснованная научная теория превращения «постсоциалистического» российского общества в «развитое капиталистическое» отсутствует, более того, горький опыт последних лет свидетельствует, что как в политике, так и в экономике в значительной степени отсут­ствует и научная методология мышления. Вследствие этого часть политиков принимали, а кое-где и по сей день принимают важные решения не на основе научного знания о развитии общественных процессов, а на основании своей интуиции и эмоций. Вследствие подобных подходов большинство таких решений оказывались ошибочными.
Само нынешнее существование российского общества в значительной степени продолжают обеспечивать основные фонды, которые остались от советской экономики, — энергетические, транспортные, горнодобывающие, металлургические, химические, машиностроительные комплексы, угольные шахты, трубопроводы — практически не возобновлялись и не обновлялись, потому на сегодня они в основном являются изношенными и разукомплектованными. Так, выступая в Совете Федерации, глава Счётной палаты РФ Т.Голикова сообщила, что степень износа основных фондов превысила 55% в таких сферах, как добыча полезных ископаемых, здравоохранение, предоставление социальных услуг, транспорт и связь1. А на 14- м Международном форуме по промышленной безопасности заместитель начальника Центра «Антистихия» МЧС России А.Данилов привёл следующие цифры: уровень износа основных средств в энергостроительной отрасли находится в пределах 70%, в лесной отрасли основные фонды изношены на 40%; износ фондов ЖКХ превысил 60%; системы канализации в России в среднем изношены на 65%; электросети имеют физический износ в среднем 58%2. Департамент информации Счётной палаты приводит данные о том, что износ основных фондов в отдельных отраслях промышленности достигает 80%; по сравнению с 1970 годом средний возраст оборудования отечественной промышленности увеличился почти в два раза. В 1970-м году в РСФСР возраст до пяти лет имело 40,8% производственных мощностей, а в современной Российской Федерации — лишь 9,6%3.
По этим причинам частота и тяжесть аварий на производстве постоянно растут, а специалистами всё чаще обращается внимание на то, что ресурса производственных мощностей, которые ещё остались в России, хватит на непродолжительный период, после чего, если не будет проведен комплекс безотлагательных мероприятий, страна может оказаться парализованной.
П.Сигал отмечает, что «бизнес пока, увы, осторожно относится к обновлению мощностей ... Скептический настрой предпринимателей поддерживает также понимание отложенного эффекта таких мер. Фактически, даже в случае улучшения экономических условий и снижения ключевой ставки, позитивный эффект будет заметен только спустя несколько лет, поскольку основной поток доходов будет расходоваться для поддержания текущей деятельности, а не для увеличения масштабов бизнеса»4. Складывающаяся ситуация очень походит на замкнутый круг: задача достижения экономического роста требует обновления фондов, а бизнес совершенно не стремится основные фонды обновлять, поскольку имеет весьма сильные сомнения в экономическом росте.
Одним из возможных путей к преодолению этих явлений называется продолжение реформирования общественных отношений собственности, начатое ещё с конца 1980-х гг.
Очевидно, что институт права собственности в обществе выступает в качестве гаранта экономической и политической независимости каждого его члена. Ранее мы обращались к этому вопросу5, и так же, как и ранее6, полагаем, что потенциал демократии в любой социально-экономической системе прямо зависит от возможности общества обеспечить участие граждан в политической жизни с помощью реализации ими своих правомочий собственника.
Значение системы института права собственности, которая продолжает формироваться в России, для обеспечения стабильности социально-экономических процессов и устойчивости современного общества в целом предопределяется рядом обстоятельств:
● оптимальная организация системы института права соб­ственности в России служит важным мотиватором к реструктурированию и повышению эффективности экономики;
● структура отношений собственности, которая историче­ски складывалась в России в течение всего предшествующего периода, определялась специфичностью национального общественно-экономического и политического развития, и, соответственно, именно из этого должны исходить конкретные законодательные концепции и модели государственного (и в целом — социального) регулирования отношений собственности в российском обществе;
● чёткая структура нормативно-правового урегулирования отношений собственности в современном обществе, где права всех субъектов (как российских, так и иностранных юридических лиц, как граждан РФ, так и иностранных граждан, а также апатридов) будут в достаточной степени защищены законом, представляет собой одно из важнейших условий для привлечения инвестиций в российскую экономику;
● модель регулирования отношений собственности в обществе формируется в тесной взаимосвязи (и при взаимовлияниях) с развитием всех аспектов экономико-социальной эволюции общества, потому их государственное регулирование требует комплексного подхода;
● принципы, модель и система социального, в том числе нормативно-правового регулирования отношений собственности в обществе выступают в качестве одной из основных институциональных составляющих поступательного экономического роста;
● именно чёткая определённость и стабильность, а не по­стоянные изменения в распределении правомочий собственника имеют первостепенное значение для того, чтобы экономика, по­строенная на рыночных основах, функционировала устойчиво.
В современной юридической и экономической литературе чёткость, стабильность и предсказуемость развития института права собственности рассматриваются как важнейший фактор экономического роста и прямо связываются с благополучным политическим и социальным развитием. Однако роль чётко определенных правомочий собственника может варьироваться в зависимости от субъекта права собственности, то есть принадлежности объекта к государственной, частной собственности или иной форме собственности. В условиях социалистической модели хозяйства существовала система правовых санкций по защите государственной собственности. В условиях переходной российской экономики зона неопределённости в сфере охраны права собственности расширилась, потому что сохраняющая атавизмы прежних подходов система защиты государственной собственности в значительной мере не является чёткой и однозначной, а формирующаяся система защиты права частной собственности, несмотря на ставшие почти ритуальными заклинания о её действенности, надо признать, всё ещё находится в стадии складывания.
Отсутствие цивилизованной системы, длительной, выработанной поколениями, культуры и полностью внятного (присущего развитым демократиям) механизма урегулирования отношений собственности как установленных законом способов передачи права собственности, предопределяет далеко не единичные нарушения прав собственников, использование экономических проблем в политических целях, развитие нерыночных отношений между экономическими субъектами, рост коррупции и целый ряд иных негативных явлений, явно не улучшающих общий социально-экономический климат в стране.
Как показывают многочисленные исследования, админи­стративные механизмы принуждения руководителей предприятий к эффективной деятельности — то ли через угрозу начать процедуру банкротства предприятия, то ли освобождение его директора, — эти механизмы практически не действуют, из-за чего подавляющая значительная часть предприятий, которые находятся в государственной собственности, работают неэффективно. Доходит до того, что даже в оборонной промышленности банкротятся крупные госпредприятия — как, например, это происходит с одним из крупнейших российских производителей бронетехники — Курганмашзаводом (КМЗ). В письме главы «Ростеха» С.Чемезова на имя курирующего ВПК вице-премьера Д.Рогозина говорится о том, что «текущее финансово-экономическое состояние АО «Курганмашзавод» и группы зависимых компаний критическое», а по итогам исполнения гособоронзаказа за 2017 год у предприятия образовался убыток порядка 7 млрд руб. ... КМЗ сорвал сроки «изготовления имущества по экспортному контракту в интересах иностранного заказчика» и уже есть проблемы с исполнением гособоронзаказа на 2018 год: для него требуется дополнительное финансирование в объеме до 16 млрд руб.7
Публикации в средствах массовой информации и судебная хроника пестрят сообщениями о том, что абсолютное большинство руководителей предприятий нарушают законы и не выполняют обязательства. Подобное приобрело настолько широкое распространение, что практически уже стало общественной нормой и частью морали.
Руководители предприятий в своей совокупности являются одной из важных политических сил в современном российском обществе, и участие в недавних президентских выборах директора совхоза им. Ленина П.Н. Грудинина является ярким подтверждением тому. Однако привлечение отдельных руководителей к предусмотренной законом ответственности за те или иные правонарушения воспринимается всеми другими как реальная угроза также и для них, потому что они являются такими же нарушителями. В ответ сообщество руководителей уменьшает политическую поддержку органов власти и в ряде случаев тайком организует массовые выступления против властных институтов и их представителей. Вследствие чего органы власти нередко побаиваются начинать процедуру банкротства предприятий и привлекать к ответственности их руководителей.
В ряде случаев чиновники и руководители предприятий совместно участвуют в разворовывании общественных ресурсов, из-за чего государственные чиновники не могут карать своих соучастников. Часть чиновников (в том числе офицеров правоохранительных и контролирующих органов) и директората привыкли к разворовыванию общественных ресурсов и стали считать это нормой, а коррупция начала выступать основой их морали. Вместе с тем, подобное «злодейство» директоров и чиновников во многом предопределяется и определяется теми свойствами современной российской социально-экономической и правовой систем, от которых она и не смогла избавиться с советских времён, и которые приобрела уже в последние годы. Отсюда упоминавшееся поведение чиновников и директората в данной системе может считаться полностью «нормальным», что, вместе с тем, никоим образом не отрицает его абсолютной противоправности. Правоохранительные же органы нередко преследуют коррупционеров и воров избирательно, значительной частью — в политических целях.
Отсутствие на предприятиях похищенных ресурсов, например, горюче-смазочных материалов, запасных частей, оборотных средств и тому подобное, как правило, своим следствием имеет снижение объёмов всего производства — поэтому общие понесенные убытки оказываются во много раз большими, чем непосредственная цена украденных ресурсов. В целях разворовывания бюджетных средств чиновники во многих случаях инициируют осуществление дорогих и в общем малополезных для общества в целом проектов, в которых и разворовываются ресурсы. Из-за этого общие убытки государственного и местных бюджетов также многократно превышают совокупную стоимость похищенных из них ресурсов. Так, по данным Счётной палаты, общий объём госзакупок в 2015 г. составил 25 трлн руб., при этом только за 9 месяцев было выявлено нарушений более чем на 34 млрд руб.8
Руководители государственных предприятий нередко подрывают или саботируют производственную деятельность своих предприятий с целью уменьшения их инвестиционной привлекательности и приватизационной цены. По действующему законодательству процедура банкротства предприятий является очень сложной по форме и содержанию и длительной по времени. Банкротство предприятий из-за этого становится слишком проблематичным и влечёт значительные бюджетные расходы на последующее социальное обеспечение работников. В случае банкротства те основные фонды предприятий, которые можно продать, чаще всего продаются, после чего многие из производств в своём полном технологическом цикле практически не могут быть возобновлены. Подобное также вынуждает соответствующие государственные органы воздерживаться от процедуры банкротства предприятий.
Не является секретом, что соответствующее действующему законодательству налогообложение доходов предприятий и граждан является больше чем чрезмерным. Но часть прибыли, которая государством оставляется субъекту налогообложения после взимания с него налогов, является крайне недостаточным стимулом для расширения или простой активизации предпринимательской деятельности. В результате таких подходов предприниматели значительную часть организационных и других усилий направляют на сокрытие доходов своих предприятий, перевода их в «тень». Из-за этого очень большая доля коммерческих соглашений является полностью или частично нелегальными, а значит их выполнение юридически не обеспечивается государством. Эти обстоятельства значительно уменьшают вероятность их выполнения участниками подобных соглашений, что, в свою очередь, намного увеличивает риски и расходы (и ещё больше уменьшает желание предпринимателей осуществлять легальную деятельность). Для осуществления нелегальных соглашений сложилась специальная инфраструктура, опосредствующая цепочками посредников, бартерных, банковских операторов и тому подобное, которыми присваивается значительная часть прибыли, что имеет своим следствием увеличение расходов, и, соответственно, — цены товара. В качестве другого негативного аспекта выступает то, что большое количество сотрудников контролирующих и правоохранительных органов втягивается в коррупцию и взяточничество, способствуя сокрытию доходов предприятий разных форм собственности.
Силовое обеспечение выполнения большинства нелегальных соглашений осуществляют организованные группы, так называемые «крыши», в которых нередко участвуют сотрудники правоохранительных органов. Весьма часто участники нелегальных соглашений подергаются шантажу и вымогательству, не имея возможности обратиться за реальной защитой своих прав и охраняемых законом интересов в правоохранительные органы. Это ещё больше увеличивает риски и расходы и значительно уменьшает само желание предпринимателей осуществлять легальную деятельность.
Невозможность легализовать свои доходы заставляет предпринимателей выводить деньги за границу, делая это чаще всего нелегально, что значительно уменьшает инвестиций в отечественную экономику. Согласно исследованиям социологов, доминирующие в сегодняшнем российском обществе моральные установки считают уклонение от уплаты налогов нормой. Так, согласно опросу Левада-Центра, уклонение от уплаты налогов считают неприемлемым только 53% респондентов, при этом 24% из них полагают, что это вообще не вопрос морали9. Увы, но российская налоговая система в её нынешнем варианте оказывается неспособной поощрить или же просто заставить большинство предпринимателей платить налоги в полном объёме, что и вызывает к жизни обсуждение государственными мужами вопроса о повышении ставки подоходного налога.
Значительная часть населения современной России является обнищавшей и имеет низкую покупательную способность. Вследствие технико-технологических параметров производственной базы многие отечественные товары в значительной степени являются неконкурентоспособными. Значительная часть предприятий не имеет чётких целей и обоснованных планов своего развития, для достижения которых инвесторы были бы готовы вложить значительные капиталы. В результате ни текущее производство, ни перспективное развитие не инвестируются в достаточных размерах. К тому же всё ещё остающаяся значительной прослойка руководителей, сформированных как организаторы производства в советский период, не имеют достаточной для сегодняшних условий предпринимательской квалификации.
Кредиты, получаемые от международных финансовых институтов, используются недостаточно эффективно, из-за чего и у государства в целом, и у местных органов власти, и у отдельных предприятий накапливаются огромные долги, что влечёт за собой выплату по этим обязательствам больших сумм в качестве процентов. Существующие правовые механизмы принуждения должников к уплате долгов действуют недостаточно эффективно, что поощряет руководителей предприятий к невыполнению долговых обязательств, в том числе и относительно заработной платы своим работникам, что в последнее время приобретает массовые размеры.
Судебная система, невзирая на проведенные реформы, действует недостаточно адекватно к сегодняшним условиям. Механизмы исполнения судебных решений, как вообще, так и по имущественным взысканиям в частности, показывают свою недостаточную эффективность. Определённая часть судейского корпуса восприняла распространённую в обществе коррупционную мораль и не чурается вынесения решений по делам за взятки. В качестве другой стороны медали выступает то, что невзирая на принятые нормативно-правовые акты по этим вопросам, судьи продолжают оставаться практически не защищёнными, подвергаются угрозам и относительно самих себя, и относительно своих семей, вследствие чего под действием этого страха во многих случаях принимают вынужденные неправосудные решения. К сожалению, через недостаточный уровень общей правовой культуры в современном российском обществе отсутствует должное понимание функций судебной системы и их решающей важности в построении и функционировании демократического правового общества.
В борьбе за ресурсы широко применяются противоправные методы. Процесс перераспределения общественных ресурсов тянет за собой ряд конфликтов — межгрупповых, межнациональных, межрегиональных, межконфессиональных. В процессе этого перераспределения материальные ресурсы концентрируются, как правило, в распоряжении сильнейших участников, из-за чего степень концентрации капиталов и ресурсов становится очень высокой, что ведет к образованию и господству олигархии в обществе. Росстат приводит данные о том, что в 2016 г. на 10% наиболее состоятельных россиян приходилось 46% национального дохода. Если сравнивать с другими странами, то в Китае на десятую часть населения приходится 41% национального дохода, в Европе этот показатель составляет 37%, в США и Канаде — 47%. В то же время доход ниже уровня прожиточного минимума имели 19,8 млн жителей России, то есть около 13,5% всего населения страны. Учёные Высшей школы экономики подсчитали, что с октября 2014 г. по май 2017 г. реальные доходы россиян обвалились на 19,2%10.
При этом, по данным многочисленных социологических исследований, часть среднего класса в общем составе населения является очень незначительной. Однако проблему представляет не сама численность среднего класса как такового, а достаточно чёткая тенденция к уменьшению этой численности — согласно исследованиям Sberbank CIB, средний класс в России за по­следние два года сократился на 14 миллионов человек11.
Подобное явление предопределяет отсутствие необходимой социально-экономической базы для построения демократической системы. Проблемой является и то, что значительная часть населения отчаялась не только в возможности, но и в необходимости перехода к капитализму, в честности и ответ­ственности как конкретных деятелей, так и политических и государственных институтов в целом. Уровень жизни большой части населения, особенно в Нечерноземье, на Урале, в Дальневосточном регионе упал ниже признанных наукой минимальных физиологичных показателей, что вызывало уже неодиночные протесты, которые нередко приобретали достаточно агрессивные формы. Следствием возмущения населения стало и определённое распространение нацистской идеологии, которая не может не вызывать тревогу.
Е.И. Головаха и Н.В. Панина обоснованно показали, что в результате резких общественно-политических изменений немало людей на постсоветском пространстве потеряло ориентацию в современном мире. Возник феномен так называемого «амбивалентного сознания» — одновременной ориентации на противоположные, часто несовместимые ценности. Не имея чётких критериев и определённых ориентиров, люди с амбивалентным сознанием очень легко поддаются разнообразным внешним импульсам, потому их ответ на любой хотя бы и важнейший, вопрос в большой степени зависит от того, кто и как этот вопрос сформулировал, в каком контексте и тому подобное12.
По нашему мнению, подобная мировоззренческая амбивалентность громадной массы постсоветских людей открывает перед господствующей элитой колоссальные возможности для всевозможных манипуляций. Заметим также, что длительное время господствующая в России номенклатура направляла усилие не на то, чтобы способствовать построению гражданского общества и формированию экономически независимого и сознающего свои интересы и права гражданина, а — наоборот — на последовательное разрушение фундамента независимого от государства общества, углубление общей мировоззренческой дезориентированности и сохранение общественной амбивалентности широких масс. Известно, что манипулировать амбивалентным населением намного легче благодаря характерному для него страху перед любыми конфликтами, его внутренней готовности в целом покорно воспринимать какие угодно решения власти. Однако, известно и то, что конфликт самых разнообразных интересов является нормальным состоянием существования любого общества, и продвижение к демократии как раз и означает не замалчивание, пренебрежение или неоправданное подавление конфликтов, а лишь формирование всё более совершенных механизмов их постоянного обсуждения и урегулирования — как на уровне государства, так и на уровне гражданского общества.
Современное российское законодательство о собственно­сти, несмотря на все усилия учёных-цивилистов и представителей других отраслей юридической науки, не может характеризоваться иначе, как переменчивое, громоздкое, содержащее огромное количество неопределённостей, коллизий и противоречий. Государство через административные и в меньшей мере экономические рычаги понуждает субъектов хозяйственной деятельности к выполнению ряда установленных им обязательных процедур в чётко определенных самим же государством формах — бухгалтерского учёта, лицензирования, сертификации и тому подобное. Эти процедуры, как правило, во многом излишни и неоправданно сложны, противоречивы и трудоёмки, нередко чинят прямые препятствия производственной деятельности, создают условия, способствующие росту коррупции. Государство значительно ограничивает рамки для предпринимателей и граждан вообще свободно и по своему усмотрению распоряжаться их собственностью — например, жестко регулирует платежи в иностранной валюте, ограничивает внешнеторговые операции, замораживает банковские резервы, что опять-таки препятствует развитию свободного предпринимательства, которое, как известно, является одним из необходимых условий построения демократического общества.
Коррупция, произвол чиновников, чрезмерное налогообложение, переменчивое и коллизионное законодательство, низкая эффективность судебной системы самым существенным образом снижают инвестиционную привлекательность российской экономики для иностранных инвесторов — а ко всему прочему, ещё и западные санкции вносят свой далеко не безобидный вклад (но это — отдельная тема, требующая своего анализа). Поэтому реальные иностранные инвестиции в российскую экономику не только малы в сравнении с её потенциалом, но и получили явную тенденцию к сокращению. Так, согласно статистике ЦБ России по платёжному балансу за 2017 год, приток прямых иностранных инвестиций за этот период сократился на 25%, и только за четвёртый квартал 2017 г. нерезиденты, работавшие на отечественном рынке, вывели из российской экономики 1,6 млрд долларов13.
Сюда добавляются также преступно полученные и незаконно легализуемые за рубежом капиталы отечественных предпринимателей и чиновников. Например, по сведениям международной неправительственной организации «Tax Justice Network», за период с 1990 по 2015 гг. из России в офшоры незаконно выведено около 1,5 трлн долл. США14. Ю.Г. Торбин, О.В. Янчуркин и В.Г. Маматов отмечают, что «по итогам 2015 г. в тройку лидеров по объёму прямых инвестиций в Россию вошли три офшорные зоны — Багамские, Британские Виргинские и Бермудские острова. Вместе с тем такие офшоры, как Кипр, Люксембург, напротив, вывели из России почти все сделанные ранее инвестиции»15. В связи с этим указанные авторы приходят к обоснованному выводу о том, что данные инвестиции являются не чем иным, как легализованными преступными доходами.
Вследствие несовершенства законодательного регулирования в соответствующих сферах в жилищно-коммунальном хозяйстве излишне расточаются тепло, электроэнергия, природный газ, вода. Достаточно значительная часть населения не оплачивает жильё и коммунальные услуги, ввиду чего значительная доля местных бюджетов вынужденно расходуется на дотации жилищно-коммунальным хозяйствам, что лишает финансирования другие виды местных расходов. Подобное ставит вопрос о назревшей необходимости реальных изменений в отношениях собственности и в этой сфере общественной жизни.
Таким образом, закономерности развития и трансформации отношений собственности в условиях современной России имеют в настоящее время, в значительной мере, трансформационный характер, то есть способность к обратимости, которая может привести к значительным социально-экономическим потрясениям, вплоть до разрушения существующей модели хозяйственной жизни и в целом — социально-экономического уклада.
Можно констатировать и то, что в переходной экономике современной России несколько усиливается тенденция к демократизации отношений собственности, но реализуется она как-то анархически. Разрушение же старой структуры отношений собственности и достаточно замедленное складывание новой порождают у собственников иллюзию вседозволенности — в результате возникает реальная опасность превращения демократизации отношений собственности в их «анархизацию». Только постижение и практическое использование законов социально-экономической жизни, в частности закономерностей развития и трансформации отношений собственности, даёт возможность направить переходные процессы в нужное русло, обеспечить их надлежащее законодательное урегулирование, повысить эффективность реформаторских действий и минимизировать неминуемые издержки при осуществлении масштабных социально-экономических преобразований в обществе.


Сноски 

1 См.: http://www.vestifinance.ru/articles/91840. — 18.04.2018.
2 Износ основных средств производства в России достиг критического уровня. — [См.: http://torgprominfo.com/news/iznos-osnovnyx-sredstv-proizvodstva-v-rossii-dostig-kriticheskogo-urovnya/ — 18.04.2018].
3 Износ оборудования как угроза национальной безопасности России. — [См.: http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/wa/Main?textid=2816&level1=main&level2=articles. — 19.04.2018].
4 См.: http://www.yktimes.ru/%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%BE%D1%81%D1%82%D0%B8/iznos-osnovnyih-fondov-prevyisil-50/ — 19.04.2018.
5 См., напр.: Рубаник В.Е. Частная собственность в системе общественных отношений России и Украины: вектор исторического выбора // Проблемы современной экономики. 2004. № 4. С. 36–37.
6 Рубаник В.Е. Собственность и право собственности: юридические, философские, социологические, экономические подходы в их историческом развитии. В 3 книгах. Книга 2. Эволюция восточнославянской традиции права собственности в ХХ веке. Москва: РуСайнс, 2017. 194 с.
7 https://www.kommersant.ru/doc/3607202. — 19.04.2018.
8 Миллиарды откатов. Как делают состояния на госзакупках. — [См.: http://www.aif.ru/money/corruption/milliardy_otkatov_kak_delayut_sostoyaniya_na_goszakupkah. — 19.04.2018].
9 Сулакшин С.С. Нравственность российского общества и факторы влияния (интернет, телевидение). — [См.: http://rusrand.ru/analytics/nravstvennost-rossijskogo-obschestva-i-faktory-vlijanija-internet-televidenie. — 19.04.2018].
10 Жизнь в России: бедные стали нищими. — [См.: https://www.gazeta.ru/business/2017/12/14/11466530.shtml. — 19.04.2018].
11 Средний класс уходит в небытие. — [См.: https://utro.ru/articles/2016/10/20/1301619.shtml. — 19.04.2018].
12 Подробнее см.: Головаха Е.И., Панина Н.В. Социальное безумие: история, теория и современная практика. М.: Абрис, 1994. 168 с.
13 Иностранный бизнес уходит из России с рекордной за три года скоростью. — [См.: https://www.finanz.ru/novosti/aktsii/inostranny-biznes-ukhodit-iz-rossii-s-rekordnoy-za-3-goda-skorostyu-1013231154. — 19.04.2018].
14 More than $12 Trillion Stuffed Offshore, from Developing Countries Alone. — [См.: http://www.taxjustice.net/2016/05/09/17103/ — 15.05.2016.
15 Торбин Ю.Г., Янчуркин О.В., Маматов В.Г. Противодействие легализации и незаконному выводу за рубеж банковских активов. — [См.: http://отрасли-права.рф/article/21656. — 19.04.2018].

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия