Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (66), 2018
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Горбашко Е. А.
проректор по научной работе, зав. кафедрой экономики и управления качеством
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук, профессор

Титова А. В.
помощник проректора по научной работе
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
кандидат экономических наук


Мировые рейтинги социально-экономического развития: ретроспективный анализ, современные тенденции и перспективы
В статье исследованы индексы, используемые для оценки уровня социально-экономического развития и благосостояния населения стран в мировых рейтингах. Проведён анализ корреляционных зависимостей выбранных для исследования индексов и показателей их составляющих. Показана невозможность применения исследованных итоговых индексов в целях оценки социального благополучия и устойчивости развития государства. Сформулированы рекомендации по разработке итоговых показателей, призванных обеспечить выбор оптимальных траекторий развития для отдельного государства и глобального сообщества
Ключевые слова: глобализация, индекс глобальной конкурентоспособности, индекс инклюзивного развития, рейтинг счастья, цели устойчивого развития — 2030, глобальное сообщество, инклюзивность, преемственность поколений
УДК 330.341; 303.024.3; ББК 65.5   Стр: 86 - 91

Успешное социально-экономическое положение, рост эффективности функционирования и повышение благосостояния являются приоритетными направлениями развития, как отдельных индивидуумов, так и различного рода социальных групп, государства и общества в целом. Количество накопленных благ, в том числе материальных и человеческих ресурсов являлось основной характеристикой успешности и уровня развития социальных групп (племен, народов, первых государств) с древних времен [11]. Подобный подход к оценке позиции страны в целях обеспечения позиции передовой державы оставался основой при выборе технологии развития производственных, экономических и социальных отношений в течение длительного периода времени. При этом уделялось внимание различного рода аспектам, таким как: объём внешнеторгового оборота (политика меркантелизма); накопленные в стране блага (монетаризм); военный потенциал страны (мировые войны конца 20-го века). Несмотря на то, что именно эти аспекты были основой успешного развития, конкретные показатели, необходимые для анализа динамики экономического роста и сравнения уровня социального и экономического развития различных государств не рассчитывались. Показатель, оценивающий объём производства в государственном масштабе — валовый внутренний продукт (ВВП) — был предложен только в 30-х гг. 20-го века и стал основной мерой уровня развития государства.
Показатель ВВП, предложенный для оценки экономического роста в 1934 г. С. Кузнецом, отображает количество произведенной продукции и проданных страной услуг. До недавнего времени считалось: чем выше уровень ВВП, тем больше страна производит и продает, тем богаче становится и тем лучше живут ее граждане. Но, как показала практика, это не отражает действительного характера ситуации развития экономик. Руководствуясь оценкой экономической ситуации по ВВП, организации стремятся увеличить общую прибыль, при этом зачастую не обеспечивают комфортные условия гражданам [12]. Осознание данного факта привело к поиску новых показателей, оценивающих уровень не только экономического, но и социального развития, а также способности страны создавать благоприятные условия для успешной жизнедеятельности последующих поколений:
– «Зелёный ВВП» (Green GDP), наряду с измерением экономического роста оценивает экологические последствия.
– Мера экономического благосостояния (Measure of Economic Welfare — MEW), помимо ВВП, включает ценность свободного времени, неоплачиваемый труд и экологический ущерб, причиненный окружающей среде промышленными предприятиями.
– Индекс человеческого развития (Human Development Index, HDI), представляет собой комбинацию трех индикаторов: индекса ожидаемой при рождении продолжительности жизни; индекса грамотности; индекса дохода, оценкой которого служит скорректированный реальный ВВП на душу населения.
– Индекс счастливой планеты (Happy planet index, HPI) — представляет собой ещё одну разновидность индекса благосостояния, которая ставит благосостояние нации в основу измерения прогресса страны. Данный индекс рассчитывает счастье населения, а не их материальное благополучие [10].
– Индекс глобальной конкурентоспособности (Global Competitiveness Index), оценивающий уровень производительных сил страны и возможности, создаваемые для успешного социально-экономического развития в будущем [7].
– Индекс инклюзивного развития (Inclusive Development Index) — характеризует общий уровень жизни в стране и равенство благосостояния и возможностей для всех слоев населения [8].
– Мировой рейтинг счастья (World Happiness Score), рассчитывается на основе анкетирования населения государства [3].
– Индексы достижения целей устойчивого развития. Индексы достижения целей и задач устойчивого развития рассчитываются со времени формирования концепции в 1970-е гг. Ряд исследовательских отчётов охватывает более ранние периоды, так, например, Индекс действительного (истинного, подлинного развития) [1] и Индекс показателей устойчивого развития [6] охватывают временные ряды с 1950-го года, индекс «Биологический след» [9] — с 1962-го года. В исследовании Роберта Кейтса, Томаса Париса и Энтони Лейзеровица рассмотрено 12 индексов, характеризующих устойчивое развитие, рассчитываемых в период до 2005 [4]. С появлением агенды и формулированием целей устойчивого развития миллениума (на период 2000 — 2015 гг.) показатели устойчивости стали рассчитываться в отношении достижения данных целей. С 2015 года рассчитываются показатели достижения новых целей устойчивого развития — целей — 2030.
Основной целью исследования является проверка гипотезы о целесообразности расчёта и практического использования значительного количества индексов в целях обеспечения успешного развития страны с последующим формированием рекомендаций по выбору индексов или совершенствованию методологии и методов их расчёта с учётом проведенного анализа. Помимо того факта, что расчёт показателей сопряжен со значительными затратами материальных и трудовых ресурсов, необходимо оценивать релевантность получаемой на основе расчёта индексов информации, а также возможность её применения в целях оптимизации социально-экономического функционирования: страны, занимающие позиции лидеров становятся объектами для подробного изучения в целях заимствования лучших практик. В настоящей статье мы последовательно рассмотрим четыре индекса, выбранных для анализа, покажем результаты анализа корреляционных зависимостей между итоговыми индексами и между показателями их составляющими, дадим рекомендации по совершенствованию итоговых индексов и использованию данных индексов на практике.
Характеристика индексов социально-экономического развития. В представленном исследовании авторами выбраны наиболее популярные, рассчитываемые в настоящее время и охватывающие наибольшее количество стран индексы, характеризующие уровень социально-экономического развития: индекс глобальной конкурентоспособности; индекс инклюзивного развития; индекс достижения целей устойчивого развития, а также индекс, оценивающий достижение глобальных целей мирового уровня и рейтинг счастья, такой как рейтинг, характеризующий качество жизни и удовлетворенность ею, рассчитываемый по результатам анкетирования граждан.
Индекс глобальной конкурентоспособности (The Global Competitiveness Index), далее ИГК. В настоящее время основным средством обобщённой оценки конкурентоспособности стран является Индекс глобальной конкурентоспособности, созданный для Всемирного экономического форума профессором Колумбийского университета Ксавье Сала-и-Мартином (Xavier Sala-i-Martin, Columbia University) и впервые опубликованный в 2004 году. Индекс глобальной конкурентоспособности включает 113 переменных, объединённых в 12 контрольных показателей, определяющих национальную конкурентоспособность. Исходными данными для расчета индекса являются, во-первых, результаты глобального опроса руководителей компаний, во-вторых, общедоступные источники (статистические данные и результаты исследований, осуществляемых на регулярной основе международными организациями). Контрольные показатели объединены в четыре группы, первые две группы создают фундамент для успешного социально-экономического развития, в то время, как следующие две относятся к «усилителям эффективности»:
1. Поддерживающая среда — включает такие показатели, как качество институтов, инфраструктуру, макроэкономическую стабильность, технологическую готовность (уровень технологического развития).
2. Человеческий капитал: здравоохранение и начальное образование.
3. Рынки: эффективность рынка товаров и услуг, функционирование рынка труда, развитость финансового рынка, размер внутреннего рынка.
4. Инновационная экосистема: динамизм бизнеса (конкурентоспособность компаний), инновационный потенциал.
Таким образом, Индекс глобальной конкурентоспособности учитывает не только уровень социально-экономического развития страны в настоящий период времени, но и возможности развития страны в будущем, как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе. В число стран-лидеров по данному индексу входят: США, Великобритания, Швейцария, Германия, Сингапур, Нидерланды, Швеция, Дания, Канада, Финляндия. При этом только Швейцария, Швеция и Дания будут входить в 10-ку лидеров по следующим рассматриваемым индексам. Россия занимает 37 место [7].
Индекс Инклюзивного развития (Inclusive Development Index), далее ИДИ. ИДИ был предложен на Всемирном экономическом форуме в Давосе в 2017 году и представляет собой проект системной инициативы ВЭФ по формированию будущего развития мировой экономики, целью которого является информирование и обеспечение устойчивого и всеобъемлющего экономического прогресса посредством углубленного сотрудничества между государственным и частным сектором экономики на основе идейного лидерства, глубокого анализа и стратегического диалога.
ИДИ представляет собой ежегодную оценку экономических показателей и состоит из 12 критериев, разделенных на три группы:
● рост и развитие (включая рост ВВП, занятости, производительности труда, ожидаемой продолжительности жизни);
● инклюзивность (медианный доход домохозяйств, уровень бедности и неравенства);
● преемственность поколений (межпоколенческая справедливость) и устойчивость (уровень сбережений, демографической нагрузки, государственного долга и загрязнения окружающей среды).
Страны-лидеры в раках данного индекса: Норвегия, Люксембург, Швейцария, Исландия, Дания, Швеция, Нидерланды, Австралия, Новая Зеландия, Австрия. Россия: занимает 13 место среди 78 развивающихся стран [8].
Индекс достижения целей устойчивого развития (Global Index, Sustainable Development Goals), далее ЦУР. В 2015 году всеми государствами-членами Организации Объединенных Наций были приняты новые Цели устойчивого развития, описывающие универсальную систему ценностей, целей, показателей и индикаторов. Новые цели и задачи носят комплексный и неделимый характер и обеспечивают сбалансированность всех трех компонентов устойчивого развития: экономического, социального и экологического. 25 сентября 2015 года 193 страны приняли следующие 17 глобальных целей:
1. Повсеместная ликвидация нищеты во всех её формах.
2. Ликвидация голода, обеспечение продовольственной безопасности, улучшение питания и содействие устойчивому развитию сельского хозяйства.
3. Обеспечение здорового образа жизни и содействие благополучию для всех в любом возрасте.
4. Обеспечение всеохватного и справедливого качественного образования и поощрение возможности обучения на протяжении всей жизни для всех.
5. Обеспечение гендерного равенства и расширение прав и возможностей всех женщин и девочек.
6. Обеспечение наличия и рациональное использование водных ресурсов и санитарии для всех
7. Обеспечение доступа к недорогостоящим, надежным, устойчивым и современным источникам энергии для всех.
8. Содействие неуклонному, всеохватному и устойчивому экономическому росту, полной и производительной занятости и достойной работе для всех.
9. Создание прочной инфраструктуры, содействие обеспечению всеохватной и устойчивой индустриализации и внедрению инноваций.
10. Снижение уровня неравенства внутри стран и между ними.
11. Обеспечение открытости, безопасности, жизнестойкости и устойчивости городов и населенных пунктов.
12. Обеспечение рациональных моделей потребления и производства.
13. Принятие срочных мер по борьбе с изменением климата и его последствиями.
14. Сохранение и рациональное использование океанов, морей и морских ресурсов в интересах устойчивого развития.
15. Защита, восстановление экосистем суши и содействие их рациональному использованию, рациональное управление лесами, борьба с опустыниванием, прекращение и обращение вспять процесса деградации земель и прекращение процесса утраты биологического разнообразия.
16. Содействие построению миролюбивых и открытых обществ в интересах устойчивого развития, обеспечение доступа к правосудию для всех и создание эффективных, подотчетных и основанных на широком участии учреждений на всех уровнях.
17. Укрепление средств достижения устойчивого развития и активизация работы механизмов глобального партнерства в интересах устойчивого развития.
В настоящей статье исследуется Индекс достижения целей устойчивого развития с учетом эффекта спилловеров (побочных эффектов), рассчитываемый с 2017 года. С точки зрения группы независимых экспертов секретариата Сети решений в области устойчивого развития и независимой организации Bertelsmann Stiftung, включение в расчёт эффекта спилловеров позволяет учитывать взаимовлияние траекторий социально-экономического развития стран. «Такие спилловеры следует понимать и измерять, поскольку страны не могут достичь целей, если другие не выполняют свою роль. Например, рост уровня моря будет отрицательно воздействовать главным образом на малые островные развивающиеся государства до тех пор, пока все страны не сократят выбросы парниковых газов, а африканские слоны и носороги не исчезнут, если спрос на слоновую кость и рога не будет ограничен за пределами Африки» [5].
Страны — лидеры: Швеция, Дания, Финляндия, Норвегия, Чехия, Германия, Австрия, Швейцария, Словения, Франция. Россия занимает 62 место [5].
Мировой рейтинг счастья (World Happiness Score), далее РС. Первый Всемирный доклад о счастье был опубликован в апреле 2012 года в поддержку Встречи высокого уровня ООН по вопросам счастья и благополучия. В июне 2016 года ОЭСР взяла на себя обязательство «переопределить составляющие роста и поставить благополучие людей в центр усилий государств». При расчёте рейтинга счастья особое внимание уделяется социальным основам счастья для людей и народов. Исходными данными для расчёта являются результаты анкетирования более чем 3000 респондентов в каждой из более чем 150 стран по вопросам, предлагающим оценить качество их текущей жизни и уровень удовлетворенности.
Страны-лидеры по рейтингу счастья: Норвегия, Дания, Исландия, Швейцария, Финляндия, Нидерланды, Канада, Новая Зеландия, Швеция, Австралия. Россия занимает 39 место [3].
Методология исследования. В настоящем исследовании использованы результаты исследований, представленных в официальных отчётах по четырем выбранным индексам. В связи с тем, что каждый индекс рассчитывается для определённой совокупности стран, в выборку для проведения анализа были включены только те страны, для которых рассчитаны все анализируемые индексы, таким образом, первоначальная выборка составила 106 стран. Необходимо отметить, что, несмотря на наличие информации по итоговому индексу, показатели, применяемые для его расчёта также отсутствуют для ряда стран, в связи с чем из исходной совокупности было удалено ещё 8 стран, для которых отсутствовала информация по восьми и более показателям. Для расчёта ряда показателей корреляции выборка была сокращена в связи с отсутствием данных по ряду стран (объём выборки для данных показателей указан в таблицах парной корреляции). Для рассматриваемых индексов был проведен анализ коэффициентов парной корреляции в целях оценки влияния каждого отдельно взятого фактора на итоговый результат (индекс), при этом проведена как оценка влияния факторов на собственный итоговый показатель, так и на иные анализируемые итоговые показатели.
Таким образом, данное исследование носит, в том числе, поисковый характер, т.е. ставит своей целью не только проверку гипотез о согласованности индексов и факторов их составляющих, но и постановку новых исследовательских задач. Основные проверяемые гипотезы:
1. Согласованность поведения индексов по странам и группам стран. В том случае, если поведение индексов показывает высокую степень корреляции, мы можем говорить о сильной взаимосвязи между уровнем экономического, социального развития, показателями устойчивого роста и удовлетворенностью населения, при низкой корреляции гипотеза не подтвердится. Тем не менее, данная ситуация может быть обусловлена и тем фактом, что для большинства индексов, за исключением рейтинга счастья, большую часть изменчивости результата будут объяснять факторы экономического или, наоборот, социального порядка.
2. Равнозначность вклада различных факторов в изменчивость признака-результата (итогового индекса) и сравнение корреляционных зависимостей между показателями, формирующими рейтинг и итоговыми значениями индексов. Высокая степень корреляции будет однозначно говорить о согласованности факторов-признаков, о возможности использования итогового индекса для оценки уровня социально-экономического развития, с учетом его расчёта по выбранным показателям. Низкая корреляция будет свидетельствовать о необходимости проведения дополнительных исследований (например, классификация показателей с высоким и низким коэффициентами корреляции, согласованность поведения коэффициентов корреляции между признаками-факторами одного индекса и признаком-результатом другого) и о невозможности применения итогового индекса для ранжирования страны, без учёта показателей его составляющих.

Результаты исследования. Результаты анализа коэффициентов парной корреляции показали достаточно высокий уровень взаимосвязи, т.е. для большого количества стран уровень конкурентоспособности, инклюзивности, удовлетворенности населения и устойчивости развития ведут себя похожим образом, иными словами, уровень развития страны в разных сферах взаимосвязан. Самая слабая, но в достаточной степени значимая корреляционная зависимость наблюдается между Рейтингом счастья и Индексом достижения целей устойчивого развития (см. таблицу 1). Расчёт коэффициентов корреляций для разных групп стран (развитых и развивающихся) показывает слабые корреляционные зависимости для ряда индексов. Если для развивающихся стран сохраняются достаточно высокие коэффициенты, то для развитых стран коэффициенты корреляции для ряда индексов являются очень слабыми. Интересна разница корреляционной зависимости между индексом конкурентоспособности и индексом достижения целей устойчивого развития для развитых и развивающихся стран. Необходимо понимать, что в результате анализа коэффициентов парной корреляции возможно оценить лишь взаимовлияние факторов, не выделяя фактор-причины и фактор-следствие. Поиск гипотезы о причинах низкой зависимости между конкурентоспособностью и устойчивостью в развитых странах, на фоне высокой взаимосвязи для развивающихся стран может стать предметом следующего исследования. Возможно, данный факт обусловлен тем, что устойчивое развитие, в настоящее время более выгодно развивающимся странам, так как они часто получают финансирование от развитых стран, что учитывается при расчёте показателей. Возможно, конкурентоспособная экономика в современном понимании конкурентоспособности в меньшей степени обеспечивает достижение целей устойчивого развития, чем менее развитая.

Таблица 1
Коэффициенты корреляции итоговых индексов благосостояния
Переменная 1Переменная 2Все страныСтраны с развитой экономикойСтраны с развивающейся экономикой
ИГКРС0,680,540,42
ИГКИДИ0,720,330,60
ИГКЦУР0,760,060,69
ИДИРС0,690,530,49
ЦУРРС0,590,130,40
ЦУРИДИ0,720,300,63
Число стран1063076

Следующий этап исследования заключается в проверке степени согласованности входящих в итоговый индекс показателей и сравнении коэффициентов корреляции. Данные расчёты произведены для скорректированной выборки из 98 стран. Результаты анализа зависимости показателей, составляющих глобальный индекс конкурентоспособности и итоговых индексов представлены в табл.2. Сортировка произведена по убыванию коэффициента корреляции для индекса конкурентоспособности.

Таблица 2
Коэффициенты корреляции показателей, составляющих индекс конкурентоспособности и результирующих индексов
Подгруппа показателяПоказательИГКРСИДИЦУР
Поддерживающая средаИнфраструктура0,940,760,790,90
Человеческий капиталОбразование и навыки0,930,780,830,93
Инновационная экосистемаДинамизм бизнеса (Конкурентоспособность компаний)0,920,760,730,76
Инновационная экосистемаИнновационный потенциал0,920,750,730,74
Поддерживающая средаКачество институтов0,890,680,740,72
РынкиРазвитость финансового рынка0,870,760,700,66
Поддерживающая средаТехнологическая готовность (Уровень технологического развития)0,860,720,770,85
Человеческий капиталЗдоровье0,820,760,800,88
РынкиЭффективность рынка товаров и услуг0,790,590,670,70
РынкиФункционирование рынка труда0,760,580,610,55
РынкиРазмер внутреннего рынка0,550,420,360,39
Поддерживающая средаМакроэкономическая стабильность0,470,370,510,39

Показатели ИГК характеризуются довольно высокой степенью корреляционной зависимости как с индексом, который они составляют, так и с иными результирующими индексами. Сравнительно незначительная корреляция наблюдается для фактора «размер внутреннего рынка» и «макроэкономическая стабильность», причём, вполне логично, что вклад данных показателей в вариабельность индекса конкурентоспособности выше, чем в рейтинг счастья, инклюзивность и достижение целей устойчивого развития. Индекс конкурентоспособности является в высокой степени согласованным индексом, на его основании действительно можно ранжировать страны, при этом будут учитываться исключительно те сферы, которые охватывают показатели его составляющие. Данные показатели в большей степени характеризуют настоящее состояние страны и её возможности для успешного экономического развития, нежели благосостояние и уровень удовлетворенности населения. Тем не менее, все показатели успешного экономического развития коррелируют и с индексом счастья, что позволяет нам сделать вывод о том, что экономическое преуспевание в различных сферах оказывает существенное влияние на уровень удовлетворенности.
Аналогичный анализ мы выполнили для показателей, составляющих индекс инклюзивного развития (табл.3). Результаты анализа показали, что для ряда факторов корреляционная зависимость является крайне слабой, что говорит о несогласованности показателей индекса. Обратим внимание, что высокая отрицательная зависимость для показателей «уровень бедности» и «коэффициент демографической нагрузки» является ожидаемой. Уровень бедности, естественным образом будет выше в недостаточно успешных странах в социальном и экономическом плане. В то же время, несмотря на то, что отрицательная зависимость между «коэффициентом демографической нагрузки» и итоговыми индексами является ожидаемой, любое государство должно стремиться к созданию такой социально-экономической системы, в которой лица пожилого возраста и дети не будут выполнять исключительно функцию нагрузки на экономику и социум.
На основании проведённого анализа, можно сделать вывод о том, что основными факторами успеха, объясняющими вариабельность итогового результата, являются факторы, обеспечивающие прежде всего, экономическое процветание. Высокий доход домохозяйств способствует, главным образом, росту потребления, а не увеличению сбережений (что подтверждается слабой зависимостью итогового индекса и показателя, характеризующего сбережения), тем самым, обеспечивая эффективное функционирование рыночной экономики. Ожидаемая здоровая жизнь является основным показателем, характеризующим качество человеческого капитала и обеспечивающим высокую производительность труда при сокращении расходов на систему здравоохранения. Логичным является и тот факт, что наибольшая корреляционная зависимость данного показателя зафиксирована для индекса достижения целей устойчивого развития. Высокую степень взаимосвязи показывают показатели объёма ВВП и производительности труда. Остальные же показатели находятся в крайне слабой взаимосвязи, как с индексом инклюзивного развития, так и иными результирующими индексами.
Индекс инклюзивного развития был создан в целях учета факторов равенства населения (включенности, инклюзивности) и преемственности поколений, как альтернатива индексам, учитывающим главным образом экономические составляющие благополучия. Тем не менее, именно показатели инклюзивности и преемственности слабо коррелируют с итоговыми индексами. Объём государственного долга слабо коррелирует с итоговыми индексами конкурентоспособности и достижения целей устойчивого развития, но его взаимосвязь с индексом инклюзивного развития оказывается ещё более слабой. Крайне низкие и даже отрицательные коэффициенты корреляции наблюдаются для коэффициентов Джини, основных коэффициентов, характеризующих равенство населения, равенство распределения доходов и богатства. Таким образом, ИДИ является несогласованным. Рейтинги, создаваемые на его основании, не позволяют судить о том, за счёт каких показателей, экономического роста или инклюзивности, страна занимает определённую позицию. Действительно лидерами и эталонами для подражания являются только страны, входящие в десятку лидеров, так как их попадание в топ обусловлено высокими значениями всех показателей, составляющих индекс. К аналогичным выводам приходят и исследователи, составляющие отчёты по индексу инклюзивного развития, подчёркивая, что различные страны занимают высокие позиции в рейтинге по совершенно разным причинам, что всегда требует рассмотрения позиции страны по отдельным показателям, составляющим индекс.

Таблица 3
Коэффициенты корреляции показателей, составляющих индекс инклюзивного развития и результирующих индексов
ПодгруппаПолное описаниеИГКРСИДИЦУР
ИнклюзивностьДоход домохозяйств (*90 стран)0,880,890,890,89
Рост и развитиеОжидаемая здоровая жизнь0,850,740,810,91
Рост и развитиеВВП (на душу населения)0,820,740,790,69
Рост и развитиеПроизводительность труда0,840,740,780,75
Преемственность поколений и устойчивостьСкорректированные чистые сбережения (*95 стран)0,250,250,240,19
Преемственность поколений и устойчивостьГосударственный долг0,210,08-0,050,26
Рост и развитиеЗанятость-0,22-0,20-0,07-0,38
ИнклюзивностьКоэффициент Джини (богатство) (*95 стран)-0,17-0,15-0,14-0,15
Преемственность поколений и устойчивостьУглеродоёмкость-0,17-0,24-0,24-0,04
ИнклюзивностьКоэффициент Джини (доход)-0,50-0,37-0,58-0,60
ИнклюзивностьУровень бедности (*95 стран)-0,64-0,62-0,60-0,61
Преемственность поколений и устойчивостьКоэффициент демографической нагрузки-0,56-0,49-0,61-0,69

Индекс достижения целей устойчивого развития представляет собой интегральную оценку достижения целей устойчивого развития, но, несмотря на тот факт, что данный индекс не создавался изначально для ранжирования стран и составления итоговых рейтингов, показатели его составляющие значительно в большей степени согласованы, чем показатели индекса устойчивого развития (таблица 4). Обратим внимание на тот факт, что показатели, характеризующие состояние инфраструктуры, экономического роста в большей степени коррелируют с итоговым индексом конкурентоспособности. Достаточно сильную корреляционную зависимость показывают и показатели достижения целей устойчивого развития с рейтингом счастья и индексом инклюзивного развития, на основании чего, можно предположить, что достижение целей устойчивого развития в большей степени способствует росту счастья населения и объясняет поведение индекса инклюзивного развития.
Отрицательный коэффициент корреляции по фактору «спилловеры» является ожидаемым. Безусловно, необходимо стремиться к тому, чтобы побочные эффекты, отражающие деятельность одной страны в успехе функционирования прочих государств были положительными и возникали синергии, создающие благоприятные условия для устойчивого развития. На настоящем этапе развития спилловеры являют собой, как правило, негативные побочные эффекты. Таким образом, можно сделать вывод, что стремясь к устойчивому развитию своей собственной социально-экономической системы, государство не задумывается в достаточной степени о пользе и вреде, наносимых его действиями прочим странам. Конкретные эффекты спилловеров достаточно полно проанализированы в отчёте независимых экспертов секретариата Сети решений в области устойчивого развития и независимой организации Bertelsmann Stiftung, которые настаивают на учете этих эффектов во всех отчётах по устойчивому развитию и подчёркивают особую значимость проведения данного анализа в условиях перехода к новой концепции устойчивого развития, основной движущей идеей которой является создание устойчивого глобального сообщества [5]. Наряду с тем фактом, что достижение цели «Укрепление средств достижения устойчивого развития и активизация работы механизмов глобального партнерства в интересах устойчивого развития» слабо коррелирует с итоговыми показателями, можно сделать вывод о том, что на настоящий момент создание глобального устойчивого сообщества не происходит, а действия в этом направлении не создают оснований для обеспечения социально-экономического благополучия.

Таблица 4
Коэффициенты корреляции показателей, составляющих индекс достижения целей устойчивого развития и результирующих индексов
Полное описаниеИГКРСИДИЦУР
3. Обеспечение здорового образа жизни и благополучия0,860,770,820,93
4. Образование и навыки0,770,610,690,87
7. Источники энергии0,720,720,670,86
9. Инфраструктура, индустриализация, инновации0,950,780,790,84
6. Водные ресурсы и санитария0,700,640,700,83
10. Снижение уровня неравенства0,730,690,680,82
8. Экономический рост, полная и производительная занятость0,860,740,820,81
2. Ликвидация голода0,770,670,710,81
1. Ликвидация нищеты0,600,570,610,72
16. Миролюбивые и открытые общества0,730,50,610,63
5. Обеспечение гендерного равенства0,590,530,560,56
17. Глобальное партнерство00,05-0,030,18
14. Океаны, моря и морские ресурсы-0,05-0,120,010,12
15. Экосистемы и их рациональное использование-0,05-0,120,010,12
13. Климат-0,26-0,12-0,15-0,09
Спиловеры-0,81-0,66-0,68-0,68
11. Безопасность, жизнестойкость и устойчивость городов и НП-0,82-0,71-0,73-0,72
12. Рациональные модели потребления и производства-0,82-0,71-0,73-0,72

Отрицательная зависимость показателя достижения цели «обеспечение рациональных моделей потребления и производства» с итоговыми показателями, также является закономерной. Данный показатель рассчитывается на основании совокупных твердых отходов, генерируемых на душу населения. Чем выше совокупные отходы, тем менее эффективна экономика и социальная сфера.
Интересным является факт низкой корреляционной взаимосвязи показателя «Обеспечение открытости, безопасности, жизнестойкости и устойчивости городов и населенных пунктов» с итоговым индексом. Основой для расчёта данного показателя является, во-первых, доля городского населения, проживающего в трущобах или неформальных поселениях, во-вторых, концентрация твердых микрочастиц и мельчайших капель жидкостей, загрязняющих атмосферу (PM 2.5) [2]. Таким образом, данный показатель требует более подробного изучения, а возможно пересмотра, так как объединяет в себе показатели социального и экологического факторов.
Слабая взаимосвязь наблюдается для показателей, характеризующих достижение целей в области экологии «Принятие срочных мер по борьбе с изменением климата и его последствиями», «Сохранение и рациональное использование океанов, морей и морских ресурсов в интересах устойчивого развития», «Защита, восстановление экосистем суши и содействие их рациональному использованию, рациональное управление лесами, борьба с опустыниванием, прекращение и обращение вспять процесса деградации земель и прекращение процесса утраты биологического разнообразия». Таким образом, экологическая устойчивость не приводит к росту конкурентоспособности, счастья и инклюзивности, что вполне закономерно.
Несмотря на достаточно высокую согласованность индекса достижения целей устойчивого развития, показатели, характеризующие основные аспекты устойчивого развития, а именно экологию и глобальный подход, слабо коррелируют с итоговыми индексами.

Дискуссия и выводы
На основании проведённого анализа, мы пришли к выводу, что, несмотря на сильную корреляционную зависимость итоговых индексов, данные индексы не рекомендуется использовать для ранжирования стран и оценки уровня их социального развития. Согласованность индексов обусловлена тем фактом, что значительную долю их вариабельности объясняют схожие по своему содержательному значению показатели, оценивающие главным образом успешность экономического развития. Наиболее согласованным является индекс глобальной конкурентоспособности, все показатели его составляющие характеризуются сильной корреляционной взаимосвязью с итоговыми индексами. Для индекса инклюзивного развития, слабую взаимосвязь показывают особо важные для него показатели инклюзивности и преемственности. Показатели, характеризующие экологическую устойчивость и развитие глобального партнёрства — уникальные показатели достижения целей устойчивого развития — крайне слабо коррелируют с итоговыми индексами. Таким образом, несмотря на то, что ученые и управленцы создают новые индексы, осознавая необходимость перехода к целевой функции, определяющей благосостояние государства и глобального сообщества в настоящем и будущем, разрабатываемые индексы по-прежнему находятся в сильной взаимосвязи с уровнем экономического развития.
Принимая во внимание результаты проведённого исследования, мы полагаем, что невозможно оценить уровень развития страны, используя один единственный показатель, а ранжирование стран по одному показателю создаёт дополнительные проблемы и сложности при выборе наиболее благоприятного пути развития для отдельного государства и общества в целом. С данной точки зрения, целесообразно разработать несколько групп показателей, без интегрирования результатов расчёта в единый индекс, при этом особое внимание уделить результирующим показателям групп. Очевидно, что три основных результирующих показателя индекса инклюзивного развития не являются достаточными для проведения анализа уровня развития страны, особенно при осознании того факта, что сохранение природных ресурсов практически в них не учитывается.
Семнадцать итоговых показателей достижения целей устойчивого развития однозначно являются избыточными, особенно с учётом того факта, что ряд показателей оценивает различные аспекты функционирования государства. С нашей точки зрения, усилия необходимо сконцентрировать на создании результирующих показателей, оценивающих следующие аспекты: экономический рост, социальное благополучие, экологическая составляющая, инклюзивность развития, удовлетворенность жизнью и создание глобального сообщества.
Необходимо отметить и ряд факторов, которые не учтены ни в одном из индексов и показателей их составляющих, но, тем не менее, оказывают значительное влияние как непосредственно на факторы экономического роста, так и на создание условий для гармоничного существования будущих поколений:
– Структура импорта и экспорта страны, с фокусом на доли готовой продукции и средств производства в экспорте. По мнению Эрика Райнерта, именно данный фактор является основным фактором экономического роста и обеспечения благосостояния населения [17].
– Качество создаваемых в стране потребностей. Как правило, при оценке качества жизни и уровня удовлетворенности принимается во внимание удовлетворение существующих потребностей, при полном нивелировании значения создаваемых потребностей и их полезности для благополучного развития нации [13].
– Полезность создаваемых инноваций для будущих поколений. Инновации, как правило, оцениваются с точки зрения создаваемого их коммерциализацией дополнительного оборота и прибыли, а также уровня инновационности, не принимая во внимание вред и пользу, которые инновации могут нанести будущим поколениям, а также упущенную выгоду при выборе одних инноваций в ущерб другим [14, 15, 16].


Литература
1. Cobb С., Glickman M., and Cheslog C. The Genuine Progress Indicator: 2000 Update. — Oakland, CA: Redefining Progress. — 2000.
2. Getting Started with the Sustainable Development Goals. A Guide for Stakeholders. — New York: Sustainable development solution network. — December 2015.
3. Helliwell J., Layard., and Sachs J. World Happiness report — 2017. New York: Sustainable Development Solutions Network.
4. Robert W. Kates, Thomas M. Parris and Anthony A. Leiserowitz. What is sustainable development // Environment: Science and Policy for Sustainable Development. -2005. — Vol. 47 — 3. — P. 8–21
5. SDG Index and Dashboards Report 2017. International spillovers in achieving the goals. Global Responsibilities. — New York: Sustainable development solution network.
6. Sistema de Indicadores sobre Desarrollo Sostenible. Principales Indicadores de Costa Rica. — San José, Costa Rica: Ministerio de Planificación Nacional y Política Económica. — 1998
7. The Global Competitiveness Report 2017–2018 // Geneva: The World Economic Forum
8. The Inclusive Growth and Development Report 2017. — Geneva: The World Economic Forum.
9. Wackernagel M. et al. Tracking the Ecological Overshoot of the Human Economy // Proceedings of the National Academy Science. — 2002. — № 14.
10. Балашова С.А., Нахатян Е.О. Систематизация подходов к оценке социально-экономического развития стран по индексу благосостояния // Вестник РУДН. Серия: экономика. — 2017. — № 25–2. — С. 219–232.
11. Веблен Т. Теория праздного класса. Москва: Либроком. — 2018. — 368 с.
12. Горбашко Е.А. Индекс инклюзивного развития в устойчивом повышении качества жизни населения // Стандарты и качество. — 2018. — № 4. — С. 54–57.
13. Квинт В.Л., Окрепилов В.В., Теория и практика взаимосвязи категория «хорошая жизнь» и «качество жизни» // Экономика качества. 2013. — №3(4).
14. Корнаи Я. Инновации и динамизм: взаимосвязь систем и технического прогресса // Вопросы экономики. — 2012. — № 4. — С. 5–31.
15. Лем С. Сумма технологий. — Москва: АСТ. — 2018. — 640 с.
16. Маевский В. Корнаи, Шумпетер и экономическая теория // Вопросы экономики. — 2012. — № 8. — С. 145 — 152
17. Райнерт Э. Как богатые страны стали богатыми, и почему бедные страны остаются бедными. — Москва: Высшая Школа Экономики (Государственный Университет). — 2011. — 384 c.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия