Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (66), 2018
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Кочергина Т. Е.
профессор кафедры международных экономических отношений
Ростовского филиала Российской таможенной академии,
доктор экономических наук


Международные экономические конфликты: сущность, структура и методы разрешения
В статье рассмотрены сущность, структура и методы разрешения международных экономических конфликтов в контексте специфики объекта, предмета и участников конфликтной ситуации. Обращено внимание на проблемы систематизации и типологии международных экономических конфликтов, так как по степени выраженности они могут быть скрытыми или открытыми, что детерминирует сложность, инерционность и затяжной характер их разрешения. Акцентировано внимание на анализе когнитивных конфликтов и конфликтов интересов. Понимание содержания и структуры международного экономического конфликта позволяет декомпозировать конфликт, определить модели и механизмы его разрешения с учетом позиций участников конфликта, определяющих их предложения по методам его урегулирования
Ключевые слова: международные экономические конфликты, типология конфликтов, экономические интересы, международное взаимодействие
УДК 339.9; ББК 65.5   Стр: 99 - 103

Введение. Конфликты являются универсальным явлением, присущим всем сферам общественной жизни. Они присутствуют и в международных отношениях.
По сравнению с политическими конфликтами международные экономические конфликты характеризуются значительно большим количеством участников. Это — и правительства стран, и любые субъекты предпринимательской сферы, и международные экономические (и иные) организации. Особое внимание следует обратить на транснациональные корпорации, которые имеют весьма разветвленные региональные и глобальные интересы. В связи с этим, международные экономические конфликты, прежде всего, могут возникнуть и возникают по причине столкновения интересов конкретных субъектов (групп субъектов) при установлении контроля над сырьевыми районами мира.
В конкурентную борьбу на национальных рынках сбыта готовой продукции и услуг наряду с самими национальными и зарубежными хозяйствующими субъектами вовлекаются, как правило, государственные институты, обеспечивающие реализацию протекционистской торговой политики.
Конкуренция на международном рынке — это взаимодей­ствие, взаимосвязь, взаимозависимость, соревнование и борьба продуцентов (стран — производителей) и поставщиков при реализации продукции, соперничество между отдельными производителями и/или поставщиками товаров и услуг за наиболее выгодные условия производства и сбыта. Поэтому зачастую и сами правительства приходят к выводу о дискриминации национальных производителей и устанавливают новые правила международного экономического (торгового, таможенного, налогового и т.п.) порядка, которые зачастую приводят к возникновению конфликтов.
Без сомнения, глобализация, регионализация и интеграция — процессы, которые в современных условиях диктуют необходимость переосмыслить положение о противопоставлении внутренних и внешних экономических интересов. Одно из направлений этого переосмысления отражено в теории конфликтологии.
Огромный вклад в становление и развитие данной теории внесли П. Сорокин [1] и К. Райт, которым принадлежит сама идея исследования конфликтов и стадий их развития. Так, К. Райт занимался междисциплинарным исследованием войн, по результатам которого в 1942 г. появилось выдающееся произведение «Исследование войн». Наверное поэтому в отечественной теории международные конфликты изучались в основном как историко-политическое явление (Е.М. Примаков, Г.А. Арбатов, В.В. Журкин и др.).
Вопросы теории и практики международной конфликтологии в контексте определения сущности, структуры и причин конфликта представлены в работах таких ученых, как А.Г. Дугин [2], З. Бауман [3], П.А. Цыганков [4], Л.О. Тернова и др.
Результаты исследования экономических интересов России в условиях глобализации и интеграции достаточно широко представлены в публикациях В.С Загашвили [5], А.Г. Здравомыслова [6], У.Ю. Гуськова и др.
Достаточно часто для аргументации своих позиций по теоретическим и методологическим аспектам теории международных отношений и международных конфликтов исследователи обращаются к работам З.Бжезинского [7], Чанг Ха-Джун [8], К. Клаузевица [9], А.П. Никонова [10], А.В. Манойло [11], М.М. Лебедевой и др. Основы исследования типов конфликтов были заложены Т. Шеллингом [12] и Р.Ауманном (разработчиком теории игр). Результаты изучения функций конфликтов изложены в работах Л. Козера [13], М. Дойча (представившего научной общественности теоретико-игровой подход к изучению конфликтов), Дж. Берковича (определившего роль посредничества в разрешении конфликтов) и др.
Понятие конфликта (от лат. confliktus — столкновение) активно используется как в научной литературе, так и в обыденной речи и трактуется достаточно широко.
В научной литературе представлены разнообразные подходы к определению «конфликта». В первом приближении конфликт рассматривается по критерию «природа происхождения» — объективная или субъективная.
Например, конфликт определяется как столкновение между акторами по поводу ресурсов, статусов или власти, когда каждая из сторон стремится нейтрализовать, ослабить или устранить соперника, то есть речь идет о противоположности интересов, одновременная реализация которых участниками международного взаимодействия невозможна именно ввиду их объективности.
Субъективная природа конфликта определяется наличием расхождения интересов в рамках взаимодействия субъектов. Данный конфликт может быть разрешен с позитивным результатом для той или иной стороны.
Результатом обобщения выводов по исследованию объективного и субъективного подходов к определению конфликта является определение того, что конфликт имеет своей предпосылкой столкновение противоположных интересов и возникает тогда, когда одна или обе стороны, стремясь разрешить возникшее противоречие в свою пользу, становятся на путь конфронтации.
Постановка задачи. Сферы проявления конфликтов крайне разнообразны: политика, экономика, социальные отношения, взгляды и убеждения людей. Выделяют политические, социальные, экономические, организационные конфликты, возникающие на страновом и международном уровнях.
Само по себе наличие противостоящих друг другу сторон еще не означает их столкновения, а указывает лишь на наличие противоречия, которое может и не привести к конфликту. Ситуация начинает развиваться как конфликтная, если противостоящие стороны или одна из них, воспринимает(ют) сложившуюся ситуацию как неприемлемую для себя. Вследствие чего обязательным свойством конфликта является активность сторон(ы), направленная на преодоление противоречия. Определение сущности, структуры и методов разрешения международных экономических конфликтов обусловливает необходимость рассмотрения экономического конфликта в контексте противоречий экономических интересов и ценностей, как критериев этих интересов, а также раскрытия структуры экономического конфликта, исходя из предмета, объекта, состава участников конфликта, уровней их взаимодействия, выявления причин, обусловливающих возникновение экономических конфликтов, а также способов и последствий разрешения международных экономических конфликтов.
Результаты. В современном мире нарастание конфликтов и их качественно иной характер можно объяснить следующими причинами:
– переходом к многополярному миру и распадом биполярной структуры, в рамках которой сверхдержавы контролировали конфликтные ситуации, в том числе и на региональном и локальном уровнях, оказывая необходимое давление на своих союзников и сателлитов (когда «уходит» один из мощных центров, моментально разрушается баланс сил);
– противоречивостью глобализационного процесса, который, с одной стороны, унифицирует, стандартизирует, взаимосвязывает и усиливает взаимозависимость государств, стран, национальных экономик, с другой стороны, детерминирует необходимость обеспечения их суверенитетов, защиты национальных интересов и социокультурных ценностей;
– углубляющимся социально-экономическим разрывом между развитыми и развивающимися странами, формированием глобальных полюсов богатства и бедности и др.
Причины, вызывающие конфликты, так же разнообразны, как и сами конфликты. Объективная природа возникновения конфликта позволяет выделить и объективные причины, вызывающие эти конфликты, среди которых основная — ограниченность ресурсов, подлежащих распределению.
Известно, что основным ресурсом, вызывающим международные конфликты, выступает территория. Именно этот ресурс ограничен масштабами Земли, с одной стороны, а, с другой стороны, он поделен между странами и маркирован их административными границами. Странам приходится бороться за новые источники на новых территориях, в том числе уже принадлежащих кому-либо, по мере того, как изведанные запасы сырья истекают. Востребованность обеспечения собственной экономики необходимыми природными ресурсам подталкивает государства к развязыванию военных столкновений, причем экономические причины вуалируются этническими, религиозными, культурными и иными основаниями.
Приведем примеры наиболее известных мировых войн за ресурсы, последствия которых выразились в переформатировании внешнеэкономических связей стран.
Борьба за независимость на Американском континенте привела к противостоянию Великобритании и Франции. Последняя с ее флотом в XVIII веке оказывала активную поддержку Новому Свету, стремясь замкнуть на себе торговые пути и маршруты. Францию интересовало аграрное сырье, торговля которым из Америки раньше контролировалась Лондоном.
Далее, гражданская война в Америке официально декларировалась как борьба за освобождение страны от рабства. Однако именно на труде рабов основывалось производство продуктов сельского хозяйства, в том числе и хлопка. Следствием гражданской войны стал резкий дефицит хлопка в Европе.
Еще пример, одна из самых крупных битв в период конфликта между Советским Союзом и Финляндией в первой половине XX столетия — битва при Петсамо. Именно в Петсамо Финляндия обладала месторождением значительных запасов никеля, в которых была высока потребность СССР для нужд оборонной промышленности.
Стремление фашистской Германии взять под контроль нефтяные месторождения Советского Союза, значительные посевные площади, а также рудники и многие другие активы страны — одна из существенных причин развязывания Второй мировой войны [14].
Ретроспективный обзор международных экономических конфликтов свидетельствует о таком механизме реализации национальных интересов, которые затрагивают цели, планы, устремления, мотивы участников, оказывающиеся несовместимыми или противоречащими друг другу. Например, соседствующие страны ведут спор о территориальных границах; предприниматели на одном товарном рынке конкурируют за его наибольшую долю; производители заинтересованы в наличии стабильных и дешевых ресурсов и т.д. Интересы разных сторон хотя и противоречат друг другу, но, возможно, им удастся найти вариант их совмещения. Однако встречаются и такие случаи, когда интересы оказываются несовместимыми. В число этих интересов включены борьба за определенные ресурсы, преференции, льготы, сферы влияния, распределение и/или перераспределение собственности и т.д. Указанные виды конфликтов распространены на страновом, региональном и глобальном уровнях и вначале формируются как угрозы.
Так, главной угрозой 2015 г. экспертами Всемирного экономического форума (ВЭФ) в Давосе был назван межгосударственный конфликт с аргументацией того, что геополитические, а не экономические риски подрывают мировую стабильность. Было опрошено более 900 бизнесменов, экономистов, ученых и политиков, которые отметили признаки вступления мира в новую эру конкуренции мировых держав на фоне роста националистических тенденций. К числу таковых были отнесены рост популярности националистических лидеров в Индии, активизация деятельности партий евроскептиков в ЕС, т.д. По мнению экспертов ВЭФ, подрыву экономической и политической стабильности в мире способствовали рост международной преступности и коррупции. К снижению способности международного сообщества разрешать конфликты привело скептическое отношение к достоинствам глобализации [15].
Особо среди геополитических угроз участниками форума были выделены: взаимные санкции ЕС и России, которые вынудили некоторые компании перенаправить свои товарные потоки; рост напряженности на Ближнем Востоке; конфликт между Украиной и Россией; финансовый кризис и волатильность цен на энергоресурсы. К ключевым экономическим рискам по степени их вероятности эксперты отнесли структурную безработицу в развитых странах.
В резюме авторы доклада обратили внимание на все более разрушительные последствия сбоев в работе инфраструктуры, так как правительства зачастую неверно расставляют приоритеты и не выделяют достаточно средств на финансирование развития инфраструктуры, которая, как показывает практика, составляет основу конкурентоспособной экономики [15].
Сравним позиции экспертов Всемирного экономического форума в 2015 г., 2016 г. с мнением экспертов в 2017 г. Эксперты ВЭФ считают, что главную угрозу человечеству в 2017 г. несли экологические и геополитические проблемы, что следует из очередного ежегодного доклада форума о глобальных рисках Global Risks Report 2017.
В данном докладе экспертами были определены тридцать глобальных рисков и тринадцать тенденций, которые могут усилить риски и/или изменить соотношение между ними.
Были выделены экономические, экологические, геополитические, социальные и технологические риски, то есть пять категорий. По сравнению с 2016 г. их состав практически не изменился, а единственным исключением стало появление нового риска — «неэффективность регионального и глобального управления», определяемый как неспособность региональных и глобальных структур решать экономические, геополитические и экологические проблемы [16].
В десятку наиболее вероятных рисков 2017 г. были внесены три геополитических и три экологических риска. При этом два экологических риска вошли в топ-3 глобальных рисков (экстремальные погодные явления, масштабные стихийные бедствия, риски антропогенных экологических катастроф). Особо отметим, что в 2016 г. был достигнут значительный прогресс по вопросам, связанным с принятием мер по снижению концентрации углекислого газа в атмосфере. Более ста стран, в том числе ведущие экономики мира — США и Китай, ратифицировали Парижское соглашение по климату 2015 г. Но, как отмечают эксперты ВЭФ, реализация данного соглашения затруднена по причине изменения в политической сфере Европы и Северной Америки.
Во второй по значимости группе — геополитических рисков — к самым опасным были отнесены крупные теракты, межгосударственные конфликты и неэффективное государственное управление. К факторам, способствующим возрастанию геополитических рисков, отнесены: односторонний подход к решению международных вопросов вместо необходимых коллективных усилий мирового сообщества; открытое обвинение странами друг друга во вмешательстве, в том числе с использованием интернет-технологий, во внутренние дела; технологические новшества в таких сферах как военная робототехника и искусственный интеллект; ускоряющаяся гонка вооружений и др. [16].
К наиболее вероятным рискам, находящимся в десятке самых вероятных в 2017 г., экспертами ВЭФ была отнесена незаконная торговля. В данном докладе незаконная торговля понимается как серия противоправных действий, среди которых производство и распространение контрафактной продукции, уклонение от уплаты налогов, незаконное движение финансовых средств и отмывание «грязных» денег, работорговля, а также организованная преступность. Все эти действия подрывают региональное и международное сотрудничество, социальное взаимодействие, а также тормозят рост мировой экономики [16].
Необходимо обратить особое внимание на то, что в докладе ВЭФ о глобальных рисках 2017 г. в качестве тенденций, формирующих рисковые и конфликтные ситуации, были выделены социальные факторы (стареющее население, прирост среднего класса в странах с формирующейся рыночной экономикой, усугубляющаяся поляризация общества, рост числа людей, страдающих хроническими болезнями; усиление национально ориентированных настроений, дальнейшая дифференциация доходов населения, рост децильного коэффициента, активизация географической мобильности населения).
Итак, перечень рисков, представленных экспертами Всемирного экономического форума и используемый в качестве реальных примеров, позволяет утверждать, что сущность реального конфликта как сложного динамичного процесса определяется конкретной предметной сферой по поводу объекта конфликта (объективные и/или субъективные причины возникновения конфликта); конфликтным (открытым или латентным) взаимодействием; разрешением конфликта (полным или частичным, быстрым или затяжным).
Для корректной формулировки определения категории «конфликт» целесообразно проанализировать его структуру. В контексте данного исследования к структурным элементам конфликта отнесены его объект и предмет, а «основанием» конфликтной ситуации являются участники конфликта.
К объекту конфликта, например, относят ресурсы, территории, а к предмету — право (в том или ином виде) использования ресурсов или обладания территорией. Целесообразно обратить внимание на то, что конфликтная ситуация зачастую складывается по причине разного определения «предмета» конфликта его участниками.
Так как в глобальной экономике увеличилось количество субъектов международных экономических отношений и изменилось их качество, то проблема выявления участников того или иного конфликта многократно затруднена. Например, в восьмидесятые годы ХХ века активизировались негосударственные субъекты международных отношений (неправительственные международные организации, транснациональные корпорации и банки, отдельные персоны), которые позиционированы как самостоятельные международные акторы, активно взаимодействуют с государственными структурами, участвуют в принятии и реализации государственных и межгосударственных решений. В этих условиях достаточно сложно однозначно определить прямых и косвенных участников конфликтной ситуации. Кроме того, иногда косвенные (а то и скрытые) участники приобретают статус прямых.
Достаточно трудно квалифицировать международные конфликты по сфере возникновения (политические, экономические, религиозные, социальные или иные), так как по степени выраженности они могут быть скрытыми или открытыми. Если конфликт носит открытый характер, то он характеризуется как четко, ясно выраженное столкновение сторон, например, в виде споров. В данном случае такое столкновение регулируется определенными нормами, соответствующими статусу сторон и содержанию конфликтной ситуации. Скрытый конфликт характеризуется отсутствием внешних агрессивных действий между конфликтующими сторонами, но при этом можно обнаружить косвенные способы воздействия одного участника конфликта на другого, что обусловлено либо отсутствием ресурсов и/или власти у одной из сторон для открытой борьбы, либо опасениями одного участника конфликта открыто выступать против другого участника. Обратим внимание на то, что в конфликтных ситуациях скрытого типа весьма вероятно наличие третьей стороны, которая использует данную ситуацию для реализации собственных интересов. И здесь нельзя не вспомнить варианты поведения третьей стороны, описываемых как стратагемы: «грабить во время пожара», «извлечь нечто из ничего», «мутить воду, чтобы поймать рыбу» и др.
Далее, при анализе международных конфликтов особое внимание целесообразно обратить на когнитивные конфликты и конфликты интересов, которые выделяются по критерию «нарушенные потребности». Конфликт знаний, точек зрения, взглядов (когнитивный интерес) предусматривает необходимость формулировки цели каждого из участников конфликта для того, чтобы убедить оппонента и доказать правильность своей точки зрения и своей позиции. Можно предположить, что именно такой когнитивный конфликт сложился при обсуждении проекта Таможенного кодекса Евразийского экономического союза, когда участники интеграционного объединения в лице России и Казахстана определяли формат данного документа.
В отличие от когнитивного конфликта конфликт интересов характеризуется как противоборство, детерминированное столкновением интересов участников конфликта, которыми становятся индивиды, группы индивидов, организации, государственные институты. Специфика такого типа международных конфликтов может проявляться в том, что интерес каждого участника конфликта направлен на один и тот же объект, который принадлежит, находится в собственности у третьей стороны, не участвующей в конфликте, но вовлеченной в него.
Так, «камнем преткновения» многих мировых конфликтов является нефть. Один из примеров такого рода споров стали Фолклендские острова. Аргентина утверждает, что эти территории принадлежат ей, а Великобритания уверена в обратном. В 2010 г. британские промышленники приступили к бурению скважины у берегов одного из островов и старый конфликт, который уже приводил к военному вмешательству, продолжился с новой силой [14].
Итак, можно предложить следующую классификацию типов международных конфликтов по таким признакам как:
– по качеству и количеству участников;
– по географическому охвату;
– по времени протекания конфликта;
– по урегулированию (самостоятельный) и/или по правилам урегулирования конфликта (инструментальный);
– вооруженный или невооруженный;
– конфликт, разрешаемый с нулевой суммой, ненулевой суммой и отрицательной суммой.
Необходимо отметить, что с мировой арены практически исчезли классические межгосударственные конфликты, в которых обе стороны признают друг за другом статус государства, и такую же позицию по этому вопросу занимают другие государства. Расширение состава субъектов международных отношений и активизация негосударственных акторов детерминируют рост системообразующих глобальную экономику связей, нарастание конфликтности взаимодействия с учетом появления качественно новых носителей экономических интересов. Например, самостоятельного исследования требуют вопросы, связанные с местом и ролью транснациональных корпораций (ТНК) в мировой экономике; проблемы столкновения интересов принимающей ТНК страны и интересы ТНК как глобального предпринимателя.
В экономической конфликтологии сформулировано одно из принципиальных положений, в соответствии с которым позиция участника конфликта определяет его предложения по урегулированию конфликта. Позиция может быть представлена в виде ультиматума, когда одна из сторон конфликта «озвучивает» свои условия выхода из конфликта, либо в виде поиска компромисса путем выработки определенных условий договора, которые в той или иной степени учитывают интересы обеих сторон.
Если экономический конфликт развивается как экономическая война, то одна из сторон диктует, формирует, вырабатывает и применяет свои «правила игры». В этом контексте различают наступательные и оборонительные экономические войны.
Известно, что на государственном уровне методами ведения наступательной экономической войны во внешнеторговой сфере в зависимости от планируемых результатов могут являться:
– понижение экспортных таможенных пошлин;
– повышение экспортных квот;
– введение экспортных субсидий;
– предоставление льготных кредитов, налоговых послаблений для экспортеров;
– использование различных видов демпинга.
Ограничение деятельности конкурентов возможно посредством использования информационных инструментов, например, дискредитация продукции конкурентов на основе заявлений о ее небезопасности для потребителей и/или экологии.
Возможно продвижение международных договоров и стандартов, которые направлены на осложнение производства и сбыта конкурентной продукции.
К методам оборонительной экономической войны во внешнеторговой сфере, целями которой являются защита внутреннего рынка и ограничение импорта, относят тарифные и нетарифные. Применение тарифных методов (изменение ставки таможенных пошлин) затруднено в том случае, если страна является членом Всемирной торговой организации и/или членом интеграционного объединения типа таможенный союз или экономический союз. Достаточно трудно противостоять в конфликте в случае применения нетарифных методов, так как они инициируются самой страной (государством). Именно с этим связано наличие нескольких вариантов классификации нетарифных мер (ВТО, ЮНКТАД).
Крайней формой проявления конфликта являются политическое давление и даже военное вмешательство.
Отметим, что торговые войны не всегда возникают по экономическим причинам, иногда они возникают как следствие политических конфликтов. Например, принуждение к смене политического режима сопровождается экономическими санкциями. К экономическим санкциям относят мероприятия в экономической сфере, проводимые конкретной страной или группой стран и заключающиеся во введение ограничений на торговые и/или финансовые, а иногда и имущественные взаимоотношения в отношении объекта санкций (отдельно взятая страна или группа стран).
Рассмотрим ситуацию со странами, экономика которых основана на неразвитом или монокультурном сельском хозяйстве. Они являются чистыми импортерами остальных основных продовольственных товаров. За счет покупок за рубежом они в последние 10 лет удовлетворяли в среднем 14% от общего объема потребления, причем, например, у Гвинеи-Бисау, Гаити и Республики Йемен этот показатель превышает 40%. При таком уровне зависимости и объемах продовольственного импорта, на оплату которого уходит до 20% валютных запасов страны, колебания мировых цен дополнительно ослабляют потенциал импорта и соответственно отражаются на наличии продовольствия внутри страны. Между тем, в условиях кризиса 2008 г. цены на рис выросли на 52%, а зерно подорожало на 84%. В среднем с июня 2007 г. цены на основные продовольственные товары повысились в мире на 55%. Участники саммита ООН в Риме (3 июня 2008 г.) пришли к выводу, что цены на продовольствие достигли самого высокого уровня за последние 30 лет. Даже зажиточный Запад ощущал на себе все «прелести» продовольственной инфляции. Для сравнения, африканские семьи тратят на продукты питания до 100% своего и так весьма скудного бюджета. В Европе этот показатель не превышает 20%. Кроме того, гуманитарная помощь, оказываемая развивающимся странам ООН, дорожала из-за роста цен на транспортные расходы [17].
Как показывает практика, эффективное управление конфликтом предусматривает: определение его вида, выявление причин его возникновения, рассмотрение особенностей конкретного конфликта, а также формирование необходимого для разрешения данного конфликта механизма.
Различие позиций участников конфликта детерминировано различием их интересов и ценностей, которые выступают критерием определения интересов. В то же время позиция участника конфликтной ситуации определяет его предложения, которые могут формулироваться как ультимативные требования, либо как компромиссные условия договора.
Большое значение в решении проблем урегулирования конфликта имеет фактор времени (темпоральный фактор). Значительная роль времени в развитии конфликта и специфики поведения конфликтующих сторон, и более значимой становится эта роль в контексте среднесрочных и долгосрочных последствий принимаемых стратегических решений и тактических оценок конфликтных ситуаций. Среди авторов работ, посвященных фактору времени в истории, времени в конфликте и достижении мира, можно выделить П. Капицу, И. Савельеву, А. Полетаева, Л. Рейхлера и др. [18, 19, 20].
Так, Л. Рейхлер отмечает, что конфликтующие стороны по-разному воспринимают время: сильная сторона стремится навязать свое восприятие времени более слабой стороне, что влияет на динамику развития конфликта и конфликтного взаимодействия. Если поставка вооружений, точность и летальность их использования осуществляется достаточно быстро, то тщательная обработка информации, согласование действий по предупреждению и прекращению насилия носит достаточно длительный характер [20, p.23]. В данном контексте можно говорить о реализации темпоральным фактором таких функций как измерение контекста конфликта, критерий дальнейшего развития ситуации, элемент анализа ситуации, важнейшим инструментом планирования и имплементации мер по урегулированию конфликта [20, p.112].
Участие в разрешении конфликтов медиаторов способствует выравниванию времени для конфликтующих сторон, но увеличивает время разрешения конфликта, так как удлиняются сроки выработки условий его мирного разрешения, инерционность мышления и реализации принятых решений и другие факторы. Наверное поэтому в последнее время все больше внимания обращено на изменение роли международных структур — Организации Объединенных Наций, Всемирной торговой организации, Международного валютного фонда и др. международных организаций, ответственных за обеспечение глобальной безопасности и призванных принимать активное участие в разрешении международных конфликтов, но проявляющих инертность и медлительность, что может не только усилить глобальные риски, но и изменить соотношение между ними.
Выводы. Таким образом, сущность международного экономического конфликта проявляется как осознанное противоборство сторон наднационального уровня по поводу присвоения, распоряжения и использования материальных или финансовых ресурсов, организации и управления производством и распределением материальных благ. В качестве сторон конфликта в условиях глобальной экономики выступают государства, правительства, транснациональные корпорации и банки, экономические агенты, международные экономические и иные организации, неправительственные объединения и отдельные личности.
Структурными элементами международного экономиче­ского конфликта являются его объект и предмет. К объекту конфликта, например, относят ресурсы, территории, а к предмету — право (в том или ином виде) использования ресурсов или обладания территорией. Отметим, что конфликтная ситуация зачастую складывается по причине того, что ее участники по-разному определяют предмет конфликта.
В структуре конфликта, кроме объекта и предмета спора, выделяют участников конфликта (прямых и косвенных, а также третьих лиц), временные условия протекания конфликта, уровни взаимодействия и проявления, позиции участников конфликта, последствия и результаты разрешения или урегулирования конфликтной ситуации.
К причинам, обусловливающим возникновение международных экономических конфликтов, отнесены объективные и субъективные факторы. Так как экономический конфликт является одной из форм разрешения экономического противоречия (антагонистического и неантагонистического), то последствия могут носить дисфункциональный (дисконструктивные, отрицательные последствия) или функциональный характер (конструктивные, положительные последствия).
Вместе с тем, так как отсутствует общепринятое определение понятия «конфликт», возникают трудности систематизации конфликтных явлений и их типологизации, осложняет формирование механизма разрешения конфликтной ситуации и адресность предполагаемых мероприятий, что обусловливает необходимость проведения дальнейших научных исследований в данной области.


Литература
1. Сорокин П. Кризис нашего времени: социальный и культурный обзор (The crisis of our age). — М.: ИСПИ РАН, 2009. — 384 с.
2. Дугин А.Г. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. — М.: Арктогея, 1997. — 578 с.
3. Бауман З. Текучая современность. — СПб.: Питер, 2008. — 240 с.
4. Цыганков П.А. Теория международных отношений. — М.: Гардарики, 2002. — 590 с.
5. Загашвили В.С. Экономические интересы России в условиях глобализации. — М.: Магистр, 2010. — 432 с.
6. Здравомыслов А.Г. Социология конфликта. — М.: Аспект пресс, 1996. — 317 с.
7. Бжезинский З. Великая шахматная доска: господство Америки и его геостратегические императивы. — М.: Международные отношения, 1998. — 256 с.
8. Чанг Ха-Джун. Как устроена экономика. — М.: Манн, Иванов и Фербер, 2017. — 304 с.
9. Клаузевиц К. О войне. — М.: Эксмо, СПб: Мидгард, 2007. — 864 с.
10. Никонов А.П. Кризисы в истории цивилизации. Вчера, сегодня и всегда. — М.: ЭНАС; СПб: Питер, 2010. — 416 с.
11. Манойло А.В. Технологии несилового разрешения современных конфликтов. — М.: Горячая линия-Телеком, 2008. — 392 с.
12. Шеллинг Т. Стратегия конфликта. — М.: ИРИСЭН, 2007. — 366 с.
13. Козер Л. Функции социального конфликта. — М., 2000. — 205 с.
14. 9 самых известных войн за ресурсы в истории // Режим доступа: http://www.vestifinance.ru/articles/16188
15. Главной угрозой 2015 года назван межгосударственный конфликт // Режим доступа: https://www.vedomosti.ru/politics/articles/2015/01/15/glavnoj-ugrozoj-2015-goda-nazvan-konflikt-gosudarstv
16. Главные риски и конфликты для человечества в 2017 году // Режим доступа: http://conflictmanagement.ru/glavnyie-riski-i-konfliktyi-dlya-chelovechestva-v-2017-godu
17. Ешь — потей, работай — мерзни // Известия. 2008, 19 февраля.
18. Капица П. Парадоксы роста: законы развития человечества. — М.: Альпина нон-фикшн, 2010. — 194 с.
19. Савельева И.М., Полетаев А.В. История и время: в поисках утраченного. — М.: Языки русской культуры, 1997. — 785 с.
20. Lue Reychler. Time for Peace: The Essential Role of Time in Conflict and Peace Processes. — University of Queensland Press, 2015. — 292 p.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия