Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (66), 2018
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Воронин М. С.
доцент кафедры мировой экономики и международных экономических отношений
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
кандидат экономических наук


Основные акторы слияний и приобретений в лесном секторе мировой экономики
В статье раскрывается роль основных акторов слияний и приобретений в лесном секторе мировой экономики. Даются определения таким экономическим категориям, как фонды прямых инвестиций и специализированные трасты, показаны их взаимосвязи. На основании анализа статистических данных делается вывод о влиянии фондов прямых инвестиций на слияния и приобретения в мировом лесном секторе. Изложены ключевые вопросы изменения роста, выстраивания приоритетов и логики слияний и приобретений в лесном секторе мировой экономики, смены подходов к определению очередности решаемых задач
Ключевые слова: слияния и приобретения, лесной сектор, акторы, мировая экономика, международные инвестиции, лесобумажные компании, международные корпорации, институциональные учреждения, фонды прямых инвестиций, специализированные трасты
УДК 339.72; ББК 65.263   Стр: 108 - 112

Лесной сектор (ЛС) занимает заметные позиции в развитии мировой экономики. На функционирование предприятий ЛС мира влияют внешние и внутренние факторы. Среди внешних факторов (в том числе макроэкономических), воздействующих на деятельность предприятий ЛС, необходимо назвать такие, как: динамично изменяющиеся условия функционирования мировой экономики; цифровизация мировой экономики и международного лесобумажного бизнеса; принципиальные изменения цен на топливно-энергетические товары; высокий уровень волатильности на многих валютных рынках и в отношении ряда ведущих валют и др. К внутренним факторам можно отнести: большие издержки, связанные с лесозаготовками и транспортировкой древесины; стагнацию спроса на многие виды лесобумажных товаров в развитых странах (прежде всего, в североамериканских и европейских государствах); трансформацию принципов цепочки образования стоимости в международном лесобумажном бизнесе; воздействие китайских фирм на обострение международной конкуренции и другие.
В табл. 1 определены тенденции в сфере создания стоимости в исследуемом секторе мировой экономики во второй половине 2000–2010-х гг., выявленные на основе изучения материалов аналитических и исследовательских фирм и организаций (например, Thomson Reuters, Bloomberg, и др.).

Таблица 1
Характеристика наметившихся тенденций в области образования стоимости в ЛС мировой экономики во второй половине 2000–2010-х гг.
Стадии цепочки создания стоимостиСодержание изменений
1. Лесные ресурсы1.1. Возникновение альтернативных инвесторов в отраслях и производствах ЛС мира
1.2. Ориентация на установление долгосрочных контрактов на поставки лесного сырья для предприятий, специализирующихся на производстве целлюлозы и пиломатериалов
2. Процесс производства целлюлозы2.1. Увеличение числа целлюлозных предприятий, расположенных вблизи лесных массивов (заметное значение имеют лесные ресурсы, выращенные на базе технологий плантационного выращивания древесины)
2.2. Расширение возможностей производства электроэнергии на объектах, входящих в состав производственной инфраструктуры целлюлозных заводов посредством усовершенствования подобной политики
2.3. Увеличение самообеспеченности энергией целлюлозных заводов и объектов, входящих в состав их производственной инфраструктуры
2.4. Небумажное использование древесного волокна (целлюлозный этанол, небумажное применение целлюлозы и т.д.)
3. Бумажные заводы и фабрики3.1. Близкое расположение к конечному использованию и потребителям
3.2. Более широкая ориентация на гибкие графики производства бумаги и на непосредственно ориентированные на клиента товары с учетом быстро изменяющихся требований последних к выпускаемой продукции (сокращение дистанции между производителем и потребителем бумаги и изделий из нее с учетом современных подходов менеджмента)
3.3. Выделение двух четко очерченных типов бумажных фирм. Первый тип. Высокоэффективные специализированные производители бумажной продукции из государств Северной Америки и ЕС (преимущественно старые страны участники данного регионального интеграционного объединения), ориентированные на выпуск продукции с высокими качественными характеристиками. Второй тип. Азиатские и южноамериканские бумажные фирмы, нацеленные на производство низко-затратной продукции, обладающей более скромными параметрами по качеству изделий
3.4. Стремление к снижению волатильности рыночных цен на бумагу и изделия из нее
3.5. Увеличение сокращений объемов производства из-за недостаточно оптимальных рыночных цен на бумагу, целлюлозу, древесное сырье и т.д.
3.6. Заметное уменьшение объемов производства бумажной продукции в силу снижения спроса на нее (быстрые темпы развития интернета и цифровой экономики)
4. Лесопильные заводы4.1. Увеличение числа очень крупных лесопильных предприятий, обладающих современными технологиями и оборудованием, оперативным обновлением основного капитала и возможностью получения экономии от масштаба (эффект масштаба)
4.2. Ориентация на супербольшие лесопильные производства и предприятия (более 400,0 млн досковых футов)
4.3. Заказчик обеспечивает «тягу» производства продукции лесопильных предприятий
4.4. Увеличение объемов и качества сортировки лесоматериалов (преимущественно с точки зрения точности), а также постоянные процессы их оптимизации
5. Инжиниринг и проектирование лесных товаров (включая продукцию деревообработки)5.1. Ориентация на основные направления бизнеса
5.2. Увеличение удельного веса использования ориентированно-стружечных плит и других относительно недорогих лесных товаров (включая плиты)
5.3. Тенденции ценообразования на лесные товары с короткими циклами конъюнктуры и увеличением диапазона между максимально высокими и максимально низкими ценами

В дополнение к табл. 1 необходимо констатировать, что важнейшим генератором указанных процессов в мировом ЛС выступают сделки слияний и приобретений (СиП). Лесобумажные и лесопромышленные фирмы и компании позиционированы в качестве главных участников названных выше трансакций в анализируемом секторе мировой экономики. Особая роль в сделках СиП в ЛС мировой экономики принадлежит крупным корпорациям и, в частности, международным по характеру и масштабам деятельности. В 1980–2010–х гг., большинство лесобумажных корпораций мира имели форму концернов. Наряду с ними определенные позиции занимали конгломераты, роль которых значительно меньше. Проведенный автором анализ позволяет подчеркнуть, что концерны значительно более эффективная форма организации международного лесобумажного бизнеса. В настоящее время количество конгломератов уменьшается, а их роль в международном лесобумажном бизнесе будет снижаться. Правда, в исследуемом секторе конгломераты обладали отдельными чертами по сравнению с другими основными отраслями и секторами. Во-первых, в ЛС мировой экономики конгломераты являются более скромными по размерам и масштабам. Во-вторых, переходная форма процесса реструктуризации бизнеса. В-третьих, жизненный цикл подобных конгломератов, как правило, короче. В конце XX — начале XXI вв. получают развитие сетевые формы организации лесобумажных корпораций — кластеры, бизнес экосистемы, международные совместные предприятия и т.д. Сопоставительный анализ эффективности использования кластеров и бизнес экосистем делает возможным отметить, что последняя форма обладает большими перспективами и получит развитие на втором этапе после их функционирования в более технологичных отраслях и сферах бизнеса.
На развитие лесобумажных корпораций оказывают воздействие ряд трендов. Первый тренд. Многие лесобумажные корпорации в своей организационной структуре отказались от банков, ранее входящих в их состав. Также названные корпорации на базе проводимых ими операций по продаже активов отходят от других сфер бизнеса — стивидорных, машиностроительных и т.д. Второй тренд. Интенсификация процессов реструктуризации лесобумажных корпораций. Третий тренд. Обострение соперничества между лесобумажными корпорациями в условиях усложнения конкуренции. Более того, все большую роль играет межотраслевая конкуренция, прогнозировать масштабы которой значительно сложнее, поскольку в анализируемых компаниях должны работать не только специалисты в области лесобумажного бизнеса, но и эксперты, хорошо знающие специфику, тренды, сильные и слабые стороны сектора информационно-коммуникационных технологий и т.д.
В свете вышеуказанного развития корпораций, функционирующих в ЛС мировой экономики, автором выделены этапы их эволюции. В соответствии с этим существуют два этапа эволюции исследуемых организационных структур. Для первого этапа характерно формирование отраслевых корпораций, обладающих товарной специализацией и ориентированных на выпуск четко очерченных видов лесобумажной продукции, имеющих достаточно широкий ассортиментный ряд (в рамках всей отрасли), чтобы их классифицировать как отраслевые корпорации. На данном этапе возникают, прежде всего, лесопромышленные и целлюлозно-бумажные корпорации. В итоге на первом этапе такие компании соответствуют категории международных корпораций. На втором этапе происходит трансформация многих ведущих отраслевых компаний в межотраслевые лесобумажные корпорации, имеющие не ограниченную отдельной отраслью диверсифицированную структуру производства и нацеленные на секторальный характер деятельности. Иначе говоря, в указанных корпорациях имеется расширенное ядро, обладающее межотраслевой ориентацией в рамках всего ЛС.
В новаторской, с точки зрения масштабов рассматриваемых проблем ЕАЭС, работе под названием «Евразийская политическая экономия», написанной под руководством ведущих ученых и руководителей СПбГЭУ И.А. Максимцева, Д.Ю. Миропольского, Л.С. Тарасевича, Н.Ф. Газизуллина дается системный анализ межгосударственного экономического сотрудничества в рамках этого интеграционного объединения [1]. Известный создатель Петербургской (Ленинградской) научной школы маркетологов проф. СПбГЭУ Г.Л. Багиев раскрывает взаимоотношения маркетинговой архитектуры и эффективности евразийской экономики [2]. Наряду с этими аспектами определенной актуальностью обладают вопросы исследования международного экономического взаимодействия лесопромышленных предприятий государств ЕАЭС. В странах ЕАЭС ЛС располагает заметным потенциалом в России и в Белоруссии. В 1990–2010-х гг. передел собственности и консолидационные процессы получили существенное развитие в отечественном ЛС. Более того, на основе сделок СиП некоторые российские фирмы и организации стали владельцами белорусских лесных и деревообрабатывающих активов [3, с 504–506]. Правда, контроль со стороны российских компаний и организаций имеет специфические элементы, учитывая большое значение белорусского государства в экономике страны и прямое его воздействие на принятие управленческих решений на микро-уровне.
Во многих государствах БРИК достаточно заметные позиции занимает иностранный капитал, функционирующий в национальных ЛС. Это касается России, Бразилии и Китая, на территории, которых в течение существенного периода времени действуют иностранные лесобумажные компании, имеющие в них собственные активы. Яркой иллюстрацией служит международная инвестиционная деятельность лесобумажной корпорации IP, анализ которой сделан на базе национальной статистики и ее первичных материалов (см. табл. 2).

Таблица 2
Сравнительный анализ инвестиционной привлекательности ЛС России и Бразилии: подход IP
КритерииБразилияРоссия
1. Высокий демографический потенциалДаНет
2. Начало периода деятельности IP в указанном государстве (преимущественно посредством инвестиций)1960 г.1998 г.
3. Запасы лесных ресурсов в данных странах, в млн га412,0Около 800,0
4. Преобладающий породный состав леса в указанных государствахЛиственные лесаХвойные и лиственные леса
5. Позиции IP в ЛС указанных стран с точки зрения объемов инвестиций, производства и торговлиЛидирующие позицииЛидирующие позиции
6. Зарубежные рынки сбыта производимой компанией IP продукции на территории указанных странСтраны Латинской Америки, Европы и АзииГосударства Европы и Азии

Наряду с государственными структурами и промышленными предприятиями и корпорациями, участниками СиП в ЛС РФ являются финансовые институты. Нельзя не заметить, что инициаторами определенного количества сделок СиП в ЛС РФ выступают финансово-промышленные группы. С ретроспективной точки зрения, автором выделяются четыре модели финансово-промышленных групп мира. Первая модель. Семейно-региональные. Вторая модель. С привязкой к банковскому ядру [4, с. 61–62]. Третья модель. С ориентацией на промышленное ядро. Четвертая модель. Ядром являются торговые фирмы. В РФ финансово-промышленные группы находятся на стадии формирования оптимальной модели. На первом этапе в России были распространены семейно-региональные финансово-промышленные группы. На втором — доминировала модель банковского ядра. На третьем — преобладала модель промышленного ядра. В РФ большими перспективами обладает построение финансово-промышленных групп на основе промышленного ядра. Все указанные организационные структуры были образованы на основе сделок СиП.
В отдельные годы 2000–2010-х гг. произошло расширение роли институциональных учреждений [5, с. 211–213; 6] в сфере СиП в ЛС мировой экономики. Среди характерных особенностей их функционирования в исследуемом секторе можно назвать следующие:
Первая особенность. При определении времени проведения сделок СиП, существенное внимание институциональные учреждения уделяют исследованию конъюнктуры мирового рынка лесобумажных товаров [7, с. 82–83; 8].
Вторая особенность. Наибольшее распространение институциональные учреждения получили в США и Канаде. В ЛС европейских государств их роль заметно меньше.
Третья особенность. Предприятия и компании ЛС нередко выступают как объекты межотраслевого перелива капитала посредством проведения консолидационных сделок. Определенный объем инвестиций иногда направляется из топливно-энергетического в лесной сектор. Более того, в ряде случаев целевыми фирмами были структуры, оперирующие в области возобновляемой энергетики, а аквизиторами институциональные учреждения, владеющие энергетическими активами (в том числе в сфере нетрадиционной энергетики).
Четвертая особенность. Частные фонды прямых инвестиций, специализированные трасты, организации в области инвестиционного менеджмента и хедж-фонды фигурируют в качестве основных видов, относящихся к группе институциональных учреждений и оперируют в отраслях ЛС мира. С точки зрения количественных критериев, позиции первого типа институциональных учреждений преобладают. Частный фонд прямых инвестиций — это институт, специализирующийся в области коллективных инвестиций, применяющийся для вложений в многочисленные виды ценных бумаг (прежде всего, в акции и долговые обязательства). Ключевыми источниками финансовых ресурсов частных фондов прямых инвестиций являются страховые фирмы и пенсионные организации и фонды. Под специализированным трастом автор понимает институт доверительного управления, ориентированный на совершение экономических операций инвестиционного и финансово-кредитного типа в лесном хозяйстве и лесозаготовительной отрасли промышленности.
Пятая особенность. В отдельные годы XXI в. удельный вес частных фондов прямых инвестиций в сфере СиП в ЛС мира был значительным и существенно превышал 1/3. Наглядной иллюстрацией служит 2007 г. В данном году в исследуемом секторе мировой экономики суммарная стоимость сделок СиП с участием частных фондов прямых инвестиций превысила размер 10,4 млрд долл. Более того, в 2007 г. удельный вес названных выше трансакций с участием указанного типа фондов был примерно 38,0% от общей стоимости СиП в ЛС мировой экономики. В 2008 г. доля частных фондов прямых инвестиций, участвовавших в проведении сделок СиП, равнялась 18,0% от количества трансакций и 24,0% от стоимости в ЛС мира. В целом, в том году суммарный удельный вес частных фондов прямых инвестиций, специализированных трастов и организаций в области инвестиционного менеджмента по названным выше показателям был соответственно 19,0% и 34,0%.
Шестая особенность. Частные фонды прямых инвестиций принимают участие не только в средних и мелких по стоимости сделках СиП, но и в крупных и крупнейших. В ЛС мира к малым сделкам относятся трансакции стоимостью менее 25,0 млн долл., средним от 25,0 до 100,0 млн долл. и крупным — более 100,0 млн долл. Причем, к крупнейшим автор относит сделки 1,0 млрд долл. и более. В отдельные годы 2000–2010-х гг. характерно было их активное участие в последних типах сделок (крупных и крупнейших). Более того, имело место сосредоточение на проведении подобных сделок. Так, в 2008 г. частные фонды прямых инвестиций инициировали в качестве инвестора осуществление первых трех из десяти крупнейших СиП, произошедших в ЛС мировой экономики.
Седьмая особенность. Частные фонды прямых инвестиций обладают значительным потенциалом для проведения инвестиций в предприятия ЛС. Восьмая особенность. В отдельные годы и периоды времени 2000–2010-х гг. происходил принципиальный рост средней стоимости отраслевых сделок СиП с участием названного выше учреждения. Автором выделяются несколько причин. Уменьшение количества сделок СиП при увеличении их общей стоимости — одна из основных причин заметного роста средней стоимости трансакций. Так, по сравнению с 2009 г., в 2010 г. произошло уменьшение количества сделок СиП с участием частных фондов прямых инвестиций со 107 до 56 (-47,7%) при росте общей стоимости с 1,8 до 2,8 млрд долл. (+55,6%). Иными словами, за указанный период времени (с 2009 по 2010 гг.), средняя стоимость консолидационных трансакций выросла с 16,8 до 50,0 млн долл. или прирост составил +197,6%.
Девятая особенность. Участие частных фондов прямых инвестиций в консолидационных и реорганизационных процессах в ЛС североамериканских государств позволило добиться кумулятивных эффектов при проведении в нем СиП. Десятая особенность. Получил развитие процесс реструктуризации портфелей лесохозяйственных и лесозаготовительных активов в результате перехода заметного их числа от лесопромышленных и лесобумажных фирм к институциональным учреждениям. Это произошло на базе сделок по приобретению и продаже активов.
Одиннадцатая особенность. В ЛС мировой экономики институциональные учреждения осуществляют не только инвестиционные приобретения, но и выступают в качестве посредников и продавцов активов. Одним из наглядных свидетельств является состоявшаяся в 2010 г. сделка по продаже английским частным фондом прямых инвестиций континентально-европейской фирмы. Аквизитором одного из крупнейших в Европе продуцентов бумаги тиссю и изделий из нее фигурировали две организационные структуры. Причем указанная аквизиция была самой крупной в 2010 г. мировой секторальной сделкой.
В США за счет активного участия в сделках СиП в отношении лесохозяйственных и лесозаготовительных активов ведущие институциональные учреждения значительно выросли в размерах, и увеличилась роль указанных акторов в ЛС данной североамериканской страны в целом и в названных выше отраслях и производствах в частности. После сосредоточения в структуре собственности институциональных учреждений лесохозяйственных и лесозаготовительных активов расширились позиции названных выше структур в качестве их продавцов.
Двенадцатая особенность. Немалое число институциональных учреждений имеют четко очерченную отраслевую специализацию. Специализированные трасты и организации в области инвестиционного менеджмента выступают в качестве инвесторов, деинвесторов и консультантов (в сфере СиП) при проведении сделок в отношении лесохозяйственных и лесопромышленных (в основном лесозаготовительных) активов. Два указанных вида институциональных учреждений практически не оперируют в области СиП, объектами сделок которых фигурируют деревообрабатывающие и целлюлозно-бумажные активы. В свою очередь, инвестиционно-деинвестиционный портфель частных фондов прямых инвестиций имеет более сбалансированные и диверсифицированные черты при некотором преобладании деревообрабатывающих и целлюлозно-бумажных активов. Наглядным подтверждением служит 2010 г. В сфере деревообработки удельный вес СиП с участием частных фондов прямых инвестиций равнялся 56,0% от стоимости сделок в анализируемой отрасли мира. В том году аналогичный показатель применительно к целлюлозно-бумажной промышленности был 22,0%.
Тринадцатая особенность. Частные фонды прямых инвестиций воздействуют не только на непосредственно проводимые ими сделки СиП, но и на трансакции, в которых они принимают второстепенное или косвенное участие.
Четырнадцатая особенность. Широкое распространение институциональных учреждений (прежде всего, специализированных трастов и организаций в области инвестиционного менеджмента) в ЛС США было вызвано активизацией продаж лесохозяйственных и лесозаготовительных активов со стороны лесобумажных и лесопромышленных компаний и фирм, которые были необходимы для усиления их финансовых позиций и показателей. Иначе говоря, инвестиции в лесохозяйственные и лесозаготовительные активы (при преобладании первых) США и Канады позволили обеспечить относительно большую активность в сфере СиП в существенном числе регионов двух государств. В целом развитие институциональных учреждений в ЛС Северной Америки способствовало принципиальному расширению географической диверсификации сделок СиП в США.
Пятнадцатая особенность. Быстрые темпы роста роли специализированных трастов и организаций в области инвестиционного менеджмента в сделках СиП в лесном хозяйстве и лесозаготовительном производстве США. Значительное участие названных выше трастов и организаций в подобных процессах привели к росту их размеров и роли в ЛС США. Наглядным подтверждением является статистика. Сопоставительный анализ такого показателя, как стоимость лесохозяйственных и лесозаготовительных активов под управлением специализированных трастов и организаций в области инвестиционного менеджмента (в большей степени вторых и в меньшей — первых) за 1990 и 2007 гг. (один из самых больших показателей) делает возможным заявить об огромном росте названного выше критерия. По сравнению с 1990 г., в 2007 г. эта стоимость увеличилась в 25 раз.
Шестнадцатая особенность. В ряде случаев лесобумажные компании осуществляют сделки СиП не напрямую, а через использование частных фондов прямых инвестиций и других аналогичных учреждений. Иначе говоря, на первом этапе лесобумажная компания приобретает долю в частном фонде прямых инвестиций, а на втором — покупает лесохозяйственные и лесобумажные активы, включая собственные, которые ей ранее принадлежали. Правда, в некоторых странах существуют ограничения на проведение последних сделок. Иногда для этих целей используют совместные предприятия, и в три этапа осуществляют сделки СиП. Однако при применении совместных предприятий, необходимо учитывать их место в качестве или орудия конкурентной борьбы или института для смягчения конкуренции [9, с 120].
Семнадцатая особенность. В странах, имеющих быстрые темпы развития национального ЛС, значение частных фондов прямых инвестиций постепенно увеличивается. Ярким примером является КНР. По прогнозным оценкам автора, в перспективе их роль будет расширяться.
В зависимости от политики фирм и организаций, осуществляющих сделки СиП в ЛС мира, автором выделяются три группы инвесторов (аквизиторов или «мергеров»). Первая группа. «Рыбаки». Данная группа специализируется на приобретении фирм и организаций, обладающих низкими коэффициентами PER и P/B. В лесобумажном бизнесе финансовым показателям и коэффициентам уделяется большое внимание [10]. Иначе говоря, «рыбаки» предпочитают покупать недооцененные целевые лесобумажные структуры. В итоге следует констатировать, что в отличие от других групп инвесторов, «рыбаки» приобретают часто фирмы-аутсайдеры и структуры, функционирующие в кризисных отраслях и производствах (например, производителей офисной бумаги) или в кризисные периоды времени. Подобная группа инвесторов берет на себя существенный операционный риск. «Рыбалка» нередко осуществляется на рынке облигаций обанкротившихся фирм и организаций. Пик развития «рыбаков» приходится в период кризисов. В ЛС мировой экономики к подобной группе инвесторов преимущественно относятся финансовые институты. Правда, немалое число более успешных зарубежных лесобумажных компаний достаточно часто выступают в качестве «рыбаков» при проведении сделок СиП в период кризисов.
Вторая группа. «Расширители». При проведении сделок СиП в анализируемом секторе мира «расширители», как правило, ставят следующие из нижеуказанных задач: а) увеличение в результате указанных трансакций своей доли на рынке лесобумажных товаров; б) расширение ассортимента названных выше товаров; в) рост удельного веса объединенной фирмы на рынке лесобумажных товаров и расширение ассортимента продукции. Нельзя не заметить, что к группе «расширителей» относится большинство инвесторов, осуществляющих вышеназванные трансакции в ЛС мировой экономики. По мнению автора, они проводят наиболее продуманные и логичные сделки СиП. В известной степени это в основном объясняется хорошим знанием инвестором рынка и объекта сделок СиП. Как правило, «расширитель» может более квалифицированно определить стоимость целевой фирмы, используя собственную методологию оценки. Разумеется, «покупка конкурента» снижает операционный риск «расширителя», поскольку эта операция может стать немедленным прибыльным толчком в деятельности фирмы-инвестора. Наиболее наглядным, но далеко не исчерпывающим примером является аквизиционная сделка с участием двух крупных американских корпораций, специализирующихся на производстве бумаги санитарно-гигиенического назначения.
Третья группа. «Стратегический покупатель». Основной экономический интерес указанной группы инвесторов — посредством сделок СиП выход в новые отрасли и сектора мировой экономики и международного бизнеса. В роли «стратегических покупателей» нередко выступают японские лесобумажные корпорации. Как показывает проведенный анализ, после объявления о консолидационной сделке, цены на акции фирмы-инвестора, как правило, падают, в то время как биржевые котировки целевой фирмы растут. Вышеуказанное уменьшение рыночной цены акций фирмы-инвестора отражает на практике два фундаментальных фактора оценки: а) озабоченность акционеров «стратегического покупателя» уменьшением рыночной цены акций из-за проблем, связанных с проникновением аквизитора в новую сферу бизнеса; б) взволнованность акционеров и потенциальных инвесторов о возможных препятствиях, которые могут возникнуть при объединении двух фирм, специализирующихся в разных отраслях.
На основе проведенного анализа автор пришел к следующим выводам.
1. Если в 1990–2000-х гг. (прежде всего, до 2006–2007 гг.) существенное значение имели сделки СиП, направленные на формирование и развитие фрагментированных и вертикально-интегрированных лесобумажных и лесопромышленных компаний, то в 2010-х гг. все более отчетливую роль стали играть масштабные горизонтально очерченные консолидации, приводящие к формированию глобально интегрированных структур.
2. Основными акторами сделок СиП в ЛС мировой экономики являются лесобумажные фирмы, корпорации и финансовые институты. Причем значение первых структур является заметно доминирующим.
3. Институциональные учреждения фигурируют в качестве альтернативы лесобумажным компаниям, оперирующим в области СиП. Наиболее ярко это проявляется при проведении указанных сделок в отношении лесных земель и других видов лесохозяйственных активов.
4. Общими чертами частных фондов прямых инвестиций и хедж-фондов является то, что немалое число сделок СиП с их участием в ЛС мира происходят на базе использования заемных средств посредством потенциального роста размеров капитала.
5. Среди отличительных черт политики частных фондов прямых инвестиций и хедж-фондов в качестве инвесторов при совершении консолидационных сделок в названном выше секторе мира можно назвать: во-первых, частные фонды прямых инвестиций ориентированы преимущественно на получение контрольного пакета акций (мажоритарных долей) при приобретении целевых фирм. В свою очередь, хедж-фонды в большей степени нацелены на достижение контрольных или близких к ним по размерам пакетов акций целевых фирм; во-вторых, если горизонт инвестиций частных фондов прямых инвестиций нередко варьирует в пределах 3–5 лет, то для политики хедж-фондов временной диапазон заметно шире и значительно гибче.
6. При совершении сделок СиП в исследуемом секторе мира частные фонды прямых инвестиций и хедж-фонды нередко используются во взаимодействии.
7. Аквизиционная деятельность частных фондов прямых инвестиций в США способствовала улучшению экономического положения некоторых лесохозяйственных, лесозаготовительных и лесопромышленных фирм и организаций.
8. Участие частных фондов прямых инвестиций в ЛС североамериканских государств ускорило объединительные и реорганизационные процессы в нем. Практически вышеназванные фонды выступили как генераторы сделок СиП в ЛС анализируемого региона мира.
9. Частные фонды прямых инвестиций получили более широкое развитие при совершении сделок СиП в деревообрабатывающей и целлюлозно-бумажных отраслях промышленности и производствах мира. В свою очередь, специализированные трасты и организации в области инвестиционного менеджмента стали распространенными учреждениями при проведении названных выше трансакций в отношении лесохозяйственных и лесозаготовительных активов (прежде всего, в США).
10. Заметное число крупных частных фондов прямых инвестиций, специализированных трастов, организаций в области инвестиционного менеджмента и хедж-фондов имеют управленческий персонал и специалистов, обладающих более высоким по сравнению с классическими лесобумажными компаниями, уровнем профессионализма и компетенций в области финансового и инвестиционного менеджмента и их составных частей. Вместе с тем, в сфере производственного менеджмента квалификационный уровень сотрудников лесобумажных компаний, как правило, выше.
11. При осуществлении сделок СиП в ЛС РФ роль частных фондов прямых инвестиций незначительная. При сохранении роли государства в качестве основного собственника лесных земель в РФ, значение частных фондов прямых инвестиций и других подобных учреждений останется очень скромным.
12. Объектами аквизиционных сделок со стороны «рыбаков» являются фирмы, оказавшиеся в сложном финансовом положении. При этом данные целевые фирмы имеют определенный потенциал.
13. Отдельные крупные лесобумажные компании в качестве «рыбаков» проводят достаточно успешные аквизиционные сделки, объектами которых выступают аналогичные по размерам компании или даже их превосходящие по конкретным экономическим показателям.
14. Повышение значения враждебных поглощений в ЛС РФ во второй половине 1990–х гг. — начале 2000–х гг. расширило позиции «рыбаков».
Подводя итог, необходимо подчеркнуть, что осуществленное в работе исследование обеспечило решение целого спектра задач. Во-первых, определены факторы, воздействующие на развитие ЛС мировой экономики; во-вторых, выявлены тенденции в области создания стоимости в ЛС мировой экономики в середине 2000–2010-х гг. и раскрыта роль объединительных трансакций в них; в-третьих, уточнено определение отдельных видов институциональных учреждений и охарактеризовано их место при осуществлении консолидационных сделок в исследуемом секторе мира и в конкретных регионах и странах (прежде всего, в США); в-четвертых, дан сравнительный анализ роли лесобумажных компаний и институциональных учреждений при проведении сделок СиП в ЛС мира и компаративная характеристика различных видов институциональных учреждений в указанных выше трансакциях; в-пятых, названы основные группы инвесторов в ЛС мировой экономики и критически охарактеризована их деятельность при совершении сделок СиП.
Итак, изучение позиций основных акторов при проведении сделок СиП в ЛС мировой экономики и использование этого на практике должно повысить эффективность деятельности российского бизнеса, определяющего траектории развития международного инвестиционного сотрудничества в РФ и за рубежом в условиях дисбалансов и вызовов.


Литература
1. Евразийская политическая экономия / Под ред. И.А. Максимцева, Д.Ю. Миропольского, Л.С. Тарасевича. — СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2016. — 767 с.
2. Маркетинговая архитектура и эффективность Евразийской экономики: коллективная монография / Под науч. ред. Г.Л. Багиева, И.А. Максимцева. — СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2017. — 463 с.
3. Воронин М.С. Международные интеграционные процессы в лесном секторе мира: корпоративный уровень // Государство и рынок: механизмы и институты Евразийской интеграции в условиях усиления глобальной гиперконкуренции: коллективная монография / под ред. д-ра экон. наук, проф. С.А. Дятлова, д-ра экон. наук, проф. Д.Ю. Миропольского, д-ра экон. наук, проф. Т.А. Селищевой. — СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2017. — С. 501–509.
4. Международные экономические отношения: Учебник / Под ред. А.И. Евдокимова. — М.: Проспект, 2006. — 548 с.
5. Международные валютно-кредитные отношения: учебник и практикум для академического бакалавриата / Под ред. А.И. Евдокимова, И.А. Максимцева, С.И. Рекорд. — М.: Издательство Юрайт, 2015. — 456 с.
6. Kostin K.B., Kotelkin S.V. International Finance and Economic Cycles. — SPb.: Saint-Petersburg State University of Economics Publishing House, 2018. — 277 p.
7. Кокушкина И.В., Воронин М.С. Международная торговля и мировые рынки: Учебное пособие. — СПб.: Техническая книга, 2007. — 592 с.
8. Global private equity report 2018. Bain & Company / http://www.bain.de/Images/Bainreport_2018_Private_Equity_Report.pdf (Дата обращения: 14.04.2018).
9. Воронин М.С. Международные аквизиции и корпоративные финансовые стратегии: Учебное пособие / Под науч. ред. А.И. Евдокимова. — СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2004. — 135 с.
10. Key credit factors for the forest and paper products industry. S&P Global Ratings. Standard & Poor’s Financial Services LLC, 2017 / http://www.standardandpoors.com/ratingsdirect (Дата обращения: 06.04.2018).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия