Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (66), 2018
ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ И ПРОБЛЕМЫ НАЦИОНАЛЬНОЙ И МЕЖДУНАРОДНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ
Фейгин Г. Ф.
профессор кафедры общей экономической теории и истории экономической мысли
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук, доктор управления (Высшая школа управления, г. Шпейер, Германия)

Фомина Э. А.
старший государственный таможенный инспектор Балтийской таможни,
соискатель кафедры общей экономической теории и истории экономической мысли
Санкт-Петербургского государственного экономического университета


Проблемы модернизации таможенной политики России
В статье показаны проблемы необходимости совершенствования таможенной политики на современном этапе. Представлены основные направления таможенной политики для обеспечения экономического развития страны в рамках реиндустриализации экономики. Доказана необходимость применения двухсекторной модели в целях преодоления сырьевой зависимости
Ключевые слова: либерализация, деиндустриализация, импортозамещение, реиндустриализация, селективный протекционизм
УДК 339.5+338.1; ББК 65.011.3+65.59 (2 Рос)   Стр: 113 - 115

В 1990-е годы Россия приняла глобальные вызовы и сломила всю свою экономическую и политическую систему с плановой хозяйственной деятельности на либеральную. В связи с этим претерпели изменения все сферы деятельности государства, в том числе и таможенная политика государства как составная часть экономической политики. В условиях новой экономической и политической реальности была ликвидирована государственная монополия на внешнюю торговлю, была открыта дорога бизнесу и международной торговле негосударственных участников внешнеэкономической деятельности (далее — ВЭД), сменились её ориентиры. Таким образом, в соответствие мировым стандартам были приведены Таможенный тариф РФ, Товарная номенклатура ВЭД РФ и нормативно-правовая база внешнеэкономической и внешнеторговой деятельности страны. Средние величины ставок таможенных пошлин менялись с течением времени.
В 2001 г. произошло их некоторое сокращение по сравнению с уровнем 1993 г., а в 2008 г. они сократились чуть менее, чем в 1,5 раза в среднем по сравнению с 2001 г. В то же время Россия вплоть до 2012 г. не была членом ВТО. Это давало возможность устанавливать относительно более высокие ставки таможенных пошлин по сравнению с большинством стран, входивших в ВТО. Тем самым уровень либерализации внешнеторговой деятельности до вступления России в ВТО ещё не был сопоставим с мировой практикой, сформировавшейся в конце 1980 — начале 1990 годов в связи с Уругвайским раундом ГАТТ (1986 г.) и преобразованием ГАТТ в ВТО (1995 г.) [4, 48–49; 5].
Новой тенденцией таможенной политики РФ стало стремление к формированию союзного государства России и Беларуси, а также блоков дружественных стран, главным из которых является Евразийский экономический союз (далее — ЕАЭС) [7]. В настоящее время в ЕАЭС входят Россия, Республика Беларусь, Армения, Киргизия, Казахстан. В связи с этим появляется и новая нормативная база в области таможенного дела и внешнеторговых операций. Впервые Таможенный Кодекс Таможенного союза появился 27.11.2009 г. В настоящий момент страны–члены ЕАЭС разработали и уже осуществляют свою деятельность в области таможенного дела в соответствии с Таможенным кодексом ЕАЭС, вступившим в силу с 1 января 2018 года. До появления Таможенного союза ЕАЭС Таможенные тарифы были установлены Единым таможенным тарифом Таможенного союза ЕврАзЭС, по которому средняя адвалорная ставка составила 6,54%, что меньше той, что была в Таможенном тарифе РФ. Некоторые значения тарифов России и Таможенного союза отличаются уже в два-три раза, например, по разделам 10,12,16,17,20. Тем не менее, понижение ставок таможенных пошлин ведет к потерям от поступлений в бюджет, особенно по разделам 16,17, которые отражают половину поступлений в страну.
Решением Совета Евразийской экономической комиссии от 16.07.2012 N 54 (ред. от 08.06.2017) «Об утверждении единой Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза и Единого таможенного тарифа Евразийского экономического союза» были установлены соответственно Единый Таможенный Тариф Евразийского экономического союза (далее — ЕТТ ЕАЭС) и единая Товарная номенклатура внешнеэкономической деятельности Евразий­ского экономического союза (далее — ТНВЭД ЕАЭС).
Сравним ставки таможенных пошлин по основным группам товаров из ТН ВЭД (см. табл.1).
В соответствии с табл.1 в 2017 г. среднее значение таможенных пошлин в ЕАЭС, по сравнению с 2008 г., снизилось в 1,5 раза (с 10,96% до 7,66%). Значительные сокращения таможенных пошлин произошли по следующим разделам: живые животные и товары животного происхождения с 9,36% до 6,92%; продукция химического производства с 9,05% до 5,13%; полимерные материалы, пластмассы и изделия из них с 9,45% до 5,8%; древесина и изделия из древесины с 13,36% до 8,57%; изделия из камня, гипса, цемента, асбеста, слюды и аналогичных материалов с 15,86% до 10,91%; жемчуг природный и культивированный, драгоценные и полудрагоценные камни, драгоценные металлы с 19,65% до 13,53%; недрагоценные металлы и изделия из них с 10,06% до 5,04%; машины, оборудование и механизмы с 6,9% до 3,31%; инструменты и аппараты оптические с 10,92% до 4,83%; оружие и боеприпасы с 20,00% до 10,00%.
Можно заключить, что в рамках ЕАЭС фактически продолжается взятый в начале 1990-х годов курс на либерализацию внешнеторговой деятельности. Создавая таможенный союз, страны постсоветского пространства стремятся не остаться в стороне от общей тенденции либерализации международной торговли, которая, несмотря на определённые противоречия, отчетливо прослеживается в мировом хозяйстве на протяжении 3–4 –х последних десятилетий. Однако эффективен ли либеральный курс в таможенной политике? Нельзя забывать, что таможенная политика — часть экономической политики государства. В 1990–2000-е годы произошла деиндустриализация российской экономики.
В российской экономике за период рыночных реформ наблюдается снижение удельного веса промышленности, как в национальных ресурсах, так и в составе валового внутреннего продукта. Сокращение промышленного производства в первое десятилетие экономических реформ сопровождалось и усиливалось еще более глубоким кризисом инвестиционной деятельности. Сокращение бюджетных государственных инвестиций не было компенсировано активностью частных инвесторов, в результате чего физический объем инвестиций в основной капитал устойчиво снижался и составил в 2008 г всего 17% уровня 1990 г. Результатом инвестиционной пассивности промышленных предприятий стало не только сужение промышленного потенциала, но и значительное физическое и моральное устаревание материально-технической базы [8, 81].
Оценивая ситуацию в целом, мы указываем на некоторые аспекты, свидетельствующие о недостатках таможенной политики России с 1992 г. по 2000-е гг. Во-первых, начиная с 1992 г. проникновение на российский рынок иностранных товаров сопровождалось существенным спадом российской промышленности. Обеспечить защиту российской промышленности мог протекционизм, однако попыток разработки специальных мер не было в этот период. Во-вторых, рост экспорта с 2000 года обусловлен, прежде всего, благоприятной ситуацией на рынке энергоносителей. С этого момента для России характерна ярко выраженная сырьевая модель развития. Этому также можно было воспрепятствовать путем применения соответствующих протекционистских мер. Однако, таможенная политика не была направлена на преодоление сырьевой зависимости. В-третьих, с 1992 г. наблюдается тенденция устойчивого преобладания сырьевых товаров в российском экспорте потребительских товаров (в сочетании с производственным оборудованием) в российском импорте. Подобный односторонний характер российской внешнеторговой структуры обусловливает существенную зависимость российской экономики от цен на сырьевые ресурсы, и от импорта промышленных товаров. Односторонний характер внешнеторговой структуры наблюдался ещё в 1980-е годы, но в 1990–2000 годы он усилился. Так, если в первой половине 1990-х годов доля экспорта минеральных продуктов в общей структуре экспорта составляла не более 40%, то в 2000-е годы она приближалась к 60%. Мероприятия таможенной политики не явились препятствием для этого.
Можно предположить, что в этот период в рамках таможенной политики был недостаточно оценён потенциал селективного протекционизма. Очевидно, что возможность смягчения негативных последствий насыщения российского рынка иностранными товарами для российских промышленных предприятий и, по крайней мере, частичного сохранения инновационного потенциала российской промышленности, была связана с защитными протекционистскими мерами. Однако в России в процессе трансформации таможенной политики при ликвидации государственной монополии на внешнюю торговлю эта возможность была фактически упущена.
Последние события в рамках ВТО (санкции со стороны стран Запада и США) заставили Россию изменить свою экономическую, в том числе и таможенную политику. Россия объявила о политике импортозамещения наряду с политикой реиндустриализации. Импортозамещение сельскохозяйственных отраслей означает применение прямых ограничений, а не таможенно-тарифного регулирования. Вместе с тем, меры отраслевого протекционизма — это и возможные споры о правомерности применения в рамках ВТО, и осуждение со стороны национальных производителей — импортеров сырья за рубежом, это потери страны от роста цен вследствие девальвации валюты и т.д. Ну и, в конце концов, отраслевой протекционизм — это преобладание плановости в экономике России. Учитывая пока недостаточные производственные мощности, недостаточную квалификацию кадров, недостаточно качественный подход к производству в России, использовать отраслевой протекционизм неэффективно. Это доказывает и то, что страна длительное время находилась на этапе деиндустриализации. Как раз для периода деиндустриализации характерно падение уровня промышленного производства, устаревание инженерных кадров, технологического оборудования, сокращение объемов промышленного производства в структуре экспорта страны, сокращение основ развития индустрии и доведение промышленности до примитивного уровня [1, 58–59]. После вступления в ВТО Россия заявила о себе как о полноценном развитом государстве и ведущем мировом игроке. В связи с этим страна пытается выйти на передовой уровень, но сделать это, обладая примитивным несерийным производством, невозможно. В связи с этим страна идет в направлении реиндустриализации.
Для проведения реиндустриализации необходима новая экономическая политика, представляющая собой набор мероприятий более широкий, чем стандартные варианты промышленной политики [2, 144]. Поэтому реиндустриализацию можно произвести путем усиления планового начала в хозяйственной системе страны, но не нарушая требования ВТО.
Применение селективного протекционизма позволит России сохранить свой статус правомерной активности в рамках ВТО и обеспечить защиту национальной экономики в условиях глобализации. Логика простая: «Регулировать планово там, где либеральная таможенная политика мешает проводить реиндустриализацию экономики. Не регулировать там, где либеральная таможенная политика выгодна государству и не мешает инновационному развитию». Именно такое соотношение рыночных и плановых начал в экономической, в том числе таможенной, политике России позволит активизировать процесс реиндустриализации, позволит России достичь успехов в экономическом развитии. Выявить наиболее слабые точки в каждой отрасли, привлечь опытных и квалифицированных специалистов этих отраслей к разработке селективных мер. На теоретическом уровне также возможно выявить проблемы отрасли, при этом мнение отраслевых экспертов очень важно. Так, с 2012 г. департамент защиты внутреннего рынка ЕЭК инициировал 31 расследование: 21 в области демпинга, 10 в области специальных мер и 1 в части компенсационных мер [3].
Импортозамещение и превращение сельского хозяйства в одну из передовых отраслей российской экономики, обеспечение продовольственной безопасности — это одна из мер, направленных на ускоренное развитие реального сектора в рамках гармонизации промышленности и реиндустриализации [12, 126–127]. Имеется в виду использование развитого агропромышленного комплекса как базового сектора экономики для производства продуктов пионерного сектора [9, 182–183]. Под последним мы понимаем все, при наличии чего Россия придет к инновационному пути развития, к реиндустриализации экономики, к выходу в мировые лидеры по основным экономическим показателям. К таким можно отнести, по версии В.К. Фальцмана, и производство ОПК, и производство высокотехнологичной техники и технологии для ТЭК [10, 52]. Таким образом, в диверсификации российской экономики, в целях обеспечения предсказуемого развития реиндустриализации необходимо осуществлять селективное государственное регулирование внешней торговли и производственной деятельности. Конкретно мы предлагаем, развить сельское хозяйство. Средства, полученные от экспорта сельскохозяйственной продукции частично инвестировать на амортизацию сельскохозяйственной деятельности, а частично — в развитие таких предприятий ОПК инновационного стратегического значения, как: атомную энергетику, освоение космоса и его использование для связи, цветную металлургию, транспортное и пассажирское авиастроение, производство платформ для добычи нефти и газа на шельфе морей и т.д.
Можно было бы распорядиться средствами от реализации базового сектора (за минусом амортизационных отчислений) на инвестирование высокотехнологичной техники и технологий для ТЭК, так как она одна из «житниц» России. Однако нужно учесть, во-первых то, что в связи с новыми веяниями все страны переходят на более экологичные виды топлива (электричество) для транспортных средств, и во-вторых, запасы нефтегазового сектора небезграничны. Даже при наличии высокотехнологичного оборудования, позволяющего добывать топливо из континентальных шельфов и из иных труднодобываемых мест, запасы все равно когда-то иссякнут. В-третьих, даже при возможном возобновлении запасов нефти нужно учесть и мнение ученых о том, что новая технология добычи «сланцевой» нефти очень вредна для человечества: заражение химическими реактивами грунтовых вод, заражение почвы отработанной водой, загрязнение воздуха выбросами углеводородов и другими химическими веществами, проседание грунта в местах гидроразрыва, увеличение онкологических заболеваний и болезней легких, деструктивные процессы в почве и грунте [11, 16–17]. Учитывая последний аспект, мы считаем пионерным сектором не то, что будет приносить человечеству вред, а то, что приведет к экономическому благополучию Россию без нанесения ущерба экологии.
Таким образом, модель таможенной политики на современном этапе преодоления сырьевой зависимости страны должна оставаться в общих чертах либеральной, однако необходимо применять меры селективного протекционизма, а также усиление селективного государственного регулирования в рамках реиндустриализации, а именно в обеспечении диверсификации российской экономики на основе двухсекторной модели.

Таблица 1
Изменение средних адвалорных ставок таможенных пошлин в РФ в связи с принятием ЕТТ ЕАЭС [6]
Раздел тарифаНазвание разделаСредняя величина ставки таможенных пошлин 2017 г., %Изменения по сравнению с тарифом 2008 г.
IЖивые животные и продукция животного происхождения6,92-2,44
IIПродукты растительного происхождения7,40-1,20
IIIЖиры и масла животного и растительного происхождения; продукты их расщепления; пищевые жиры; воск животного и растительного происхождения9,15-0,65
IVГотовые пищевые продукты, алкогольные и безалкогольные напитки и уксус; табак и его заменители10,66-0,31
VМинеральные продукты4,43-0,43
VIПродукция химической промышленности и связанных с ней отраслей5,13-3,92
VIIПолимерные материалы, пластмассы и изделия из них: каучук, резина и изделия из них5,80-3,65
VIIIНеобработанные шкуры и кожа, кожа, натуральный мех и изделия из них5,57-1,91
IXДревесина и изделия из древесины, древесный уголь: пробка и изделия из них8,57-4,79
XМасса из древесины и других целлюлозных волокнистых материалов7,11-4,25
XIТекстильные материалы и текстильные изделия9,33-0,27
XIIОбувь, головные уборы, зонты, солнцезащитные зонты и трости13,64-2,61
XIIIИзделия из камня, гипса, цемента, асбеста, слюды и аналогичных материалов: керамические изделия; стекло и изделия из него10,91-4,95
XIVЖемчуг природный и культивированный, драгоценные и полудрагоценные камни, драгоценные металлы13,53-6,12
XVНедрагоценные металлы и изделия из них5,04-5,02
XVIМашины, оборудование и механизмы: электротехническое оборудование; их части; звукозаписывающая и звуковоспроизводящая аппаратура3,31-3,59
XVIIСредства наземного транспорта, летательные аппараты, плавучие средства и относящиеся к транспорту устройства и оборудование10,04-0,82
XVIIIИнструменты и аппараты оптические, фотографические, кинематографические, измерительные, контрольные4,83-6,09
XIXОружие и боеприпасы: их части и принадлежности10,00-10
XXРазные промышленные товары9,45-5,97
XXIПроизведения искусства, предметы коллекционирования и антиквариат00
 Итоговые средние значения7,66-3,26


Литература
1. Батманов Д.И., Капкаев Ю.Ш.. Проблемы деиндустриализации и реиндустриализации в российской экономике // Вестник Челябинского государственного ун-та. — 2017. — № 2(398). — Вып. 56. — С.60.
2. Безлепкина Н.В., Кононова Е.Н., Курносова Е.А. Процессы индустриализации, деиндустриализации и реиндустриализации в эволюции российской экономики // Вестник Самарского государственного университета. — 2014. — № 9/2(131). — С. 144.
3. Борцов А.О., Сенотрусова С.В. Антидемпинговое регулирование в системе защиты национальной безопасности государ­ства в условиях участия России в ВТО // Управление экономическими системами: электронный научный журнал. 2016 [Электронный ресурс] — Киберленинка — Режим доступа: https://cyberleninka.ru/article/n/antidempingovoe-regulirovanie-v-sisteme-zaschity-natsionalnoy-bezopasnosti-gosudarstva-v-usloviyah-uchastiya-rossii-v-vto
4. Сенотрусова С.В., Свинухов В.Г., Горчак М.О.. Таможенно-тарифные проблемы введения Таможенного тарифа таможенного союза и присоединения России к ВТО // Российский внешнеэкономический вестник. — 2009. — № 12. — С. 48–49.
5. Указания ГТК РФ от 21.01.1993 № 01–13/422 «Об импортном таможенном тарифе Российской Федерации» и личные подсчеты автора, в скобках приведены подсчеты исходя из поправки Импортного таможенного тарифа 1993 года в соответствии с Указом Президента от 15.03.1993 № 340 «Об импортном таможенном тарифе Российской Федерации»
6. http://www.eurasiancommission.org/ru/act/trade/catr/ett/Pages/default.aspx и личные подсчеты автора
7. «Договор о Евразийском экономическом союзе» (Подписан в г. Астане 29.05.2014) (ред. от 08.05.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 12.02.2017)
8. Хайрулина Я.Р., Душин А.В., Ляпцев Г.А.. Деиндустриализация российской экономики: проблемы и возможности // Известия Уральского государственного горного университета. — 2016. — № 4(44). — С. 80.
9. Евразийская политическая экономия: учебник / Под ред. И.А. Максимцева, Д.Ю, Миропольского, Л.С. Тарасевича. — СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2016. — С.182–183.
10. Фальцман В.К. Диверсификация российской экономики // Вопросы экономики. — 2015. — № 5 (52).
11. Шаховская Л.С., Попкова Е.Г., Кабанов В.А. и др. Сланцевая революция: мифы и реальность // Национальные интересы: приоритеты и безопасность. — 2015. — № 32. — С. 16–17.
12. Чекмарёв В.В. Гармонизации промышленной политики и процесса реиндустриализации // Вестник КГУ им. Н. А. Некрасова. — 2014. — № 6. — С.126–127.
13. Решение Совета Евразийской экономической комиссии от 16.07.2012 № 54 (ред. от 08.06.2017) «Об утверждении единой Товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности Евразийского экономического союза и Единого таможенного тарифа Евразийского экономического союза»

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия