Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (66), 2018
АГРОЭКОНОМИКА
Полушкина Т. М.
профессор кафедры государственного и муниципального управления
Национального исследовательского Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева (г. Саранск),
доктор экономических наук


Органическое сельское хозяйство: путь к здоровому питанию
В статье показаны возможности развития органического сельского хозяйства в Российской Федерации, как источника качественных экологических продуктов. Дана характеристика развития органического сельского хозяйства в мире и странах ЕС. Доказана необходимость развития органического сельского хозяйства в РФ
Ключевые слова: органическое сельское хозяйство, здоровое питание, устойчивое развитие, продовольственная безопасность, агропромышленный комплекс
УДК 631.147:613.2; ББК П03   Стр: 261 - 265

Перспективы развития органического сельского хозяйства, производства здорового экологического питания во многом определяются политикой государств, их отношением к будущему стран и народов. По всему миру примерно 60% экосистем деградируют или же используются безответственно. Индустриальная модель сельского хозяйства, а также другие виды человеческой деятельности негативно влияют на такие аспекты экосистемы, как биологическое разнообразие, здоровье почвы, водные ресурсы, а также на изменение климата [1]. Очевидные агроэкологические последствия приводят, в свою очередь, к последующим вредным последствиям для питания и здоровья человека [2].
Медицинские исследования последних лет подтвердили факт зависимости здоровья человека от качества питания на 50–55%. В рейтинге по показателям здоровья и благополучия нации, составленном медицинским изданием The Lancet на основе разработанных в 2015 году ООН целей в области устойчивого развития (SDG), Россия заняла 119-е место со средним показателем 54 из 100 максимально возможных, отставая от лидеров (Исландии, Сингапура и Швеции) на 31 балл [3]. В России ежегодный экономический ущерб от заболеваний, связанных с нарушениями питания (30–50% всех заболеваний) равен почти 13 трлн рублей. Количество этих заболеваний может быть снижено благодаря обеспечению населения здоровым питанием.
Приоритеты традиционной аграрной и продовольственной политики, разработанной на глобальном и национальном уровне, сформулированы с использованием макроподхода к увеличению наличия продуктов питания, с упором на поставку сырьевых товаров (в частности, зерновых культур) на агрегированном уровне за счет повышения производства продуктов питания, эффективности цепочек добавленной стоимости, а также за счет международной торговли. При этом мало внимания уделяется вопросам здорового питания, социальной справедливости и воздействия на окружающую среду. Устойчивое улучшение питания, безусловно, требует комплексного подхода, сочетающего сельскохозяйственные меры и меры в области общественного здравоохранения.
Недаром Комиссия «Codex Alimentarius» была создана еще в 1963 г. при ООН совместно руководящими органами Продовольственной и сельскохозяйственной организации Объединенных Наций (ФАО) и Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ). Целью создания Комиссии было: защита здоровья потребителя и обеспечение гарантий добросовестного подхода к торговле продовольствием путем разработки, гармонизации и опубликования продовольственных стандартов.
Более чем за сорок лет своего существования «Codex Alimentarius» (Продовольственный кодекс) превратился в авторитетный сборник признанных в международном масштабе продовольственных стандартов и связанных с ними печатных материалов, охватывающих продукты питания в международной торговле.
В ряде стран были созданы контактные центры Кодекса (КЦК) для участия в разработке стандартов кодекса, внося свой вклад не только в распространение полученной из Секретариата Кодекса информации среди заинтересованных кругов в стране, но и за отправку в Секретариат их замечаний. Создание КЦК — требование, обязательное для всех стран-участниц кодекса (в настоящее время их 186 и одно объединение — Евросоюз), однако работают они далеко не с одинаковой эффективностью [4].
Помимо схемы КЦК, в ряде стран был создан Национальный комитет Кодекса, призванный содействовать разработке стандартов кодекса. Данные комитеты часто играют роль национального форума, в рамках которого соответствующие органы власти, представители отраслей пищевой промышленности, потребители и заинтересованные лица других секторов экономики обсуждают последствия введения предлагаемых стандартов и, таким образом, вносят свой вклад в дискуссии, связанные с задачами кодекса, проясняя позицию своей страны [5].
Продукты питания, полученные органическим способом, входят в сферу компетенции Комитета по маркировке пищевых продуктов (создан при Кодексе). Им были разработаны «Методические указания по производству, переработке, маркировке и сбыту органических продуктов питания» с целью исключения вводящих в заблуждение заявлений на этикетках. Они были приняты в 1999 г., а положения, касающиеся животноводства и его продукции, были введены в 2001 г. В 2003, 2004 и 2007 гг. данные указания пересматривались, а в 2008, 2009 и 2010 гг. в них вносились поправки.
Следует отметить, что на глобальном уровне в последние годы происходят позитивные изменения по вопросам обеспечения полноценного питания. Так, в 2010 г. было создано Всемирное движение за улучшение качества питания (SUN — Scaling Up Nutrition). 34 страны присоединились к Движению, а за ними, вероятно, последуют и другие. Движение SUN началось с принятия концепции движения (SUN Framework) и дорожной карты (Road Map) и признает важность сельского хозяйства в устойчивом развитии.
Однако, существующие стимулирующие меры смещены в сторону конкуренции за финансирование между недообеспеченными министерствами, а не в сторону совместной работы. Даже там, где политика и планы явно указывают на необходимость межсекторальных действий, реализация, как правило, возвращается к работе секторальных систем и процедур. В перспективе необходимо более целенаправленно способствовать обеспечению единого межсекторального понимания, которое перейдет в комплексную реализацию мер, имеющих более значительный эффект.
Задача обеспечения населения полноценным и качественным питанием имеет весьма многоаспектный характер, решить которую под силу только совместными усилиями ученых, практиков разных отраслей знаний и сфер деятельности. Данное исследование посвящено органическому сельскому хозяйству, как источнику качественных экологических продуктов.
Современное органическое движение, зародившись в 1960-х годах прошлого века как альтернатива «нового современного сельского хозяйства» активно продвигает идеи о необходимости и важности производства свежей, сезонной, доступной по цене и минимально подвергнутой обработке органической еды для каждого домохозяйства, согласно принципам здоровья, справедливости, экологии и заботы. Этот посыл все сильнее ретранслируется мировым сообществом в связи с неустойчивостью современных моделей производства и потребления продуктов питания. Неполноценное питание приводит к тому, что население большинства стран страдает сегодня либо от задержки роста, анемии или, напротив, ожирения и избыточного веса.
Как следствие, негативные экологические последствия, связанные с изменяющимися моделями продовольственной системы, включают, среди прочих, деградацию почв, нерациональное использование водных ресурсов, а чрезмерное применение пестицидов и удобрений вызывает серьезную озабоченность не только в связи с их очевидным агроэкологическим воздействием, но также ввиду повышения риска в сфере продовольственной безопасности и бедности с последующими вредными последствиями для питания и здоровья [6].
Один из современных мировых трендов — органическое сельское хозяйство развивается во всем мире. За последние 17 лет его площади увеличились более, чем в 4 раза, сертифицировано более 2,4 млн органических производителей, более трех четвертей из которых находятся в развивающихся странах Азии, Африки и Латинской Америки. В настоящее время под органическим производством задействовано 1,1 % мировой площади сельскохозяйственных земель. В целом в мире под органическое сельское хозяйство отведены достаточно большие площади, в частности, в Северной Америке — 3,0 млн га, Латинской Америке — 6,6 млн га, Европе — 11,5 млн га, Азии — 3,4 млн га, Африке 1,2 млн га, Австралии и Океании — 17,3 млн га [7].
Тенденции развития органического производства актуальны в настоящее время в 179 странах мира и эта цифра увеличивается ежегодно в связи с тем, что органическая продукция становится востребованной у многих слоев населения по различным объективным причинам [8].
Ключевую роль в развитии органической еды и земледелия сыграла Европа. Поддержка органического сектора начала появляться в начале 1980-х в ряде европейских стран, а к 1990-м годам распространилась по всей Европе. Недавние цифры показывают это явное развитие. С 2005 г. территория органических земель почти удвоилась — с 6,8 млн га в 2005 до 11,3 млн га в 2015 г. В тот же период, количество производителей выросло со 187,780 до 334,870. Это сопровождалось бурным ростом рынка органических продуктов. Сегодня общая стоимость органического розничного рынка ЕС составляет 24 млрд €. Для сравнения: в 2005 году — 11,1 млрд €, рост в 2,2 раза [4]. Вместе с рынком развиваются и меры поддержки: от общих платежей до поддержки исследований и инноваций, политики продвижения и общественных закупок.
К 2030 г. в Европе, согласно приоритетам Единой аграрной политики, 50% земель сельскохозяйственного назначения должно управляться в соответствии с органическими принципами здоровья, экологии, справедливости.
Как известно, в 2013 г. основные цели ЕАП были пересмотрены в соответствии с глобальными вызовами XXI в. и стали еще более тесно связаны с необходимостью долгосрочного и гарантированного обеспечения продовольственной безопасности, решением проблем в области здоровья населения планеты, а, следовательно, с экологизацией сельского хозяйства. Этот принцип зафиксирован в Парижской декларации по единой аграрной и продовольственной политике ЕС (2009 г.), где утверждается, что в условиях климатических изменений, глобальной политической и продовольственной нестабильности, колебаний цен на мировых рынках и обострения проблем со здоровьем населения планеты только амбициозная и всеохватывающая континентальная политика может сохранить продовольственную независимость Европы [9].
В бюджете новой аграрной политики ЕС на 2014–2020 гг., которая в общем составит 386,9 млрд евро, предусматриваются следующие статьи:
– по разделу 1 (прямые выплаты и маркетинговые расходы) 281,8 млрд евро, это более 75%.
– по разделу 2 (развитие сельских территорий) — 89,9 млрд евро или 24% (таблица 2).
Основным документом, который регулирует государственную поддержку сельского хозяйства стран ЕС является Постановление Евросоюза № 1698/2005, и только потом действуют национальные законы, программы и другие нормативно-правовые документы.
Общая сумма, выделенная на реализацию ЕАП на 2014–2020 гг., составляет 37,8% от полного бюджета ЕС в этот период.
В отношении прямых субсидий с 2014 г. намечено изменение модели поддержки фермеров, привязывающее ее размер к площади используемых ими сельскохозяйственных земель с учетом производства как сельхозпродукции, так и «общественных благ» (экологических, ландшафтных и других общественно полезных эффектов). Верхний предел прямых субсидий составляет 300 тыс. евро на одно хозяйство или сельхозпредприятие.
Наконец, большое внимание в новой аграрной политике уделяется экологизации и обязательной борьбе всех государств-членов с климатическими изменениями. Бюджетом на 2014–2020 гг. предусматривается выделение более 100 млрд евро на помощь фермерским хозяйствам по реализации данного направления. Предлагается исключить генетически модифицированные культуры, монокультуры и интенсивное размножение, сокращать или исключить совсем применение химических удобрений, сохранять природные ландшафты.
Экологизация в размере 30% прямых выплат связана с тремя экологически чистыми направлениями ведения сельского хозяйства: диверсификацией культур, поддержанием пастбищ и консервацией 5%, а затем и 7% земель с целью получении экологических выгод. По крайней мере 30% бюджета программы развития сельских регионов должно быть выделено на агроэкологические меры, поддержку органического земледелия или проекты, связанные с экологически чистыми инвестициями и инновациями в данной сфере. Агроэкологические меры будут активизированы в дополнение к практике озеленения.
Все основные положения реформы, кроме новой структуры прямых платежей («зеленые» платежи, дополнительная поддержка молодых фермеров и т. д.), вступающие в силу с 2015 г. применяются с 1 января 2014 г.
При реализации новой ЕАП в ЕС будут стремиться к уменьшению размеров сельскохозяйственных и агропродовольственных предприятий, но и параллельно поощрять тех, кто действительно использует агроэкологические методы, предлагая содействие в виде экологических услуг (зеленое сельское хозяйство). Важное место в новой ЕАП отведено сохранению природной окружающей среды, естественных ландшафтов при ведении хозяйственной деятельности. Предполагается материально поощрять фермеров, которые будут строго придерживаться этих правил и способствовать «экологизации» сельского хозяйства.
Еще один интересный факт — в рамках ЕС предусмотрено выделение средств (из различных фондов) на поддержку развития этих процессов в соседних странах — на поддержку исследований, инноваций, ресурсосбережение и пр. На эти цели из бюджета ЕС было выделено в 2014–2017 гг. около 89 млн евро. Индикативная разбивка по областям вмешательства выглядит следующим образом:
● Социальная интеграция 30%;
● Окружающая среда 25%;
● Местное/Региональное экономическое развитие 25%;
● Дополнительная поддержка гражданскому обществу 10%;
● Дополнительная поддержка для развития потенциала 10%.
Все страны-члены ЕС имеют определенные схемы перевода сельского хозяйства на органические рельсы. В большинстве стран имеются высокие платежи за преобразование в течение двух лет, в некоторых — в течение трех или пяти лет — для многолетних зерновых культур таких, как сады, виноградники и оливковые деревья (Бельгия-Фландрия, Венгрия, Румыния, Хорватия, Кипр и некоторые регионы в Италии и Испании). Франция и некоторые регионы в Италии и Испании предлагают самую высокую оплату за преобразование для всех видов зерновых культур в течение пяти лет.
Самые высокие конверсионные платежи за гектар выплачиваются в Бельгии, Кипре, Германии, в некоторых итальянских регионах, Словении, Люксембурге и в некоторых испанских регионах. Самые низкие платежи за преобразование отмечены в Чешской Республике, Латвии, Польше и Словакии.
В 2015 г. всеми государствами-членами ЕС была реализована поддержка органического сельского хозяйства различных видов землепользования (пастбища, пашни и зоны посадки многолетних культур), а также различных видов сельскохозяйственных культур. Стоит отметить, что субсидии для отдельных культур существенно различаются между государствами-членами. Финансирование площадей органических сельхозугодий дифференцируется по землепользованию и типу культуры. Кроме того, многие страны различаются уровнем оплаты на основе других критериев. К ним относятся: интенсивность использования земли (Дания, например, реализовала дополнительную плату за снижение применения азота с верхним пределом в 60 кг азота на гектар); плотность домашнего скота (в Эстонии и Швеции не предоставляют платежи для полей, если нет домашнего скота, в то время как в Италии (Сардиния, Сицилия) предоставляются более низкие субсидии за поля, если они используются для домашнего скота); тип культуры (к примеру, картофель получает более высокие платежи, чем другие пахотные зерновые культуры в Эстонии, в Португалии получают высокие конверсионные платежи за производство риса и пр.); размер органических площадей (у Бельгии, Ирландии, Португалии и Северной Ирландии имеет место регрессивная платежная модель, где платежный уровень зависит от размера органических площадей) [10].
Безусловно, в ЕС понимают, что одних только выплат на развитие органических производств недостаточно. В соответствии с этим предпринимается ряд дополнительных мер, которые способствуют развитию органического сельского хозяйства. Это: общественная поддержка органического сельского хозяйства, формирование в обществе позитивного отношения к Органике, стимулирование потребительского спроса на здоровые продукты питания, создание атмосферы доверия и надежности к органическим продуктам питания, стимулирование исследований в этой области, получение образования и пр.
Тем не менее, следует сказать, что степень использования дополнительных мер поддержки органического сельского хозяйства по странам значительно различается. Дополнительные меры, предпринимаемые в ЕС, помимо прямых платежей за преобразование и обслуживание, представлены в табл.1.

Таблица 1
Дополнительные меры государственной поддерж­ки органического сельского хозяйства в ЕС
Передача знаний и информационных мероприятий
Консультативные услуги, управление фермой и услуги по оказанию помощи
Схемы качества сельскохозяйственной продукции и продуктов питания
Инвестиции в физические активы
Ферма и развитие бизнеса
Создание групп производителей и организаций
Агро-экологический-климат
Natura 2000 и Водная Рамочная Директива платежей
Выплаты областям, стоящим перед естественными или другими ограничениями
Защита животных
Сотрудничество (включая создание эксплуатационных групп EIP-AGRI)
Техническое обеспечение
Составлено автором

Следует заметить еще один немаловажный факт — развивается органический сектор активно или нет, зависит не только от органических платежей, но является и результатом различных мер общественного обеспечения, в том числе технического обслуживания и поддержки конверсии, маркетинговой поддержке, а также обучения и образования.
В контексте общемировых тенденций повышения интереса населения к здоровому и полноценному питанию, здоровому образу жизни, российское население, политическое руководство постепенно начинают оценивать многоуровневую значимость органических систем производства продуктов питания и ведения сельского хозяйства. От производства высококачественных продуктов питания и формирования общественных благ до создания новых рабочих мест и развития агропродовольственного сектора и сельскохозяйственной экономики в целом. Стране необходима последовательная органическая сельскохозяйственная политика в сочетании с программными мерами по поддержке развития органического сектора для того, чтобы использовать весь спектр преимуществ, предусмотренных органическим производством.
По данным Национального органического Союза, РФ имеет достаточные природные и человеческие ресурсы для начала активного развития органического сельского хозяйства. Природные — 20% запасов пресной воды, 9% пахотных земель планеты, 58% мировых запасов чернозема, 28 млн га земель сельскохозяйственного назначения не получавших «химию» более 15 лет. Человеческие — более 6 тыс. экопоселений и родовых поместий, более 18 тыс. фермеров, 4,5 млн человек задействованных в сельском хозяйстве, порядка 10% городских жителей готовых переехать в сельскую местность [11].
Россия занимает 37 место в общем рейтинге стран по площади органических сельскохозяйственных угодий (144 254 га или 0,06% в общей площади сельскохозяйственных угодий страны) и находится по этому показателю рядом с Эстонией и Эфиопией. По сравнению с 2012 г. даже наблюдается снижение площади на 1997 га или 1,4 % [12]. Основная причина этого, на наш взгляд — отсутствие «органического» законодательства. Закон об органическом сельском хозяйстве уже несколько лет находится в парламенте страны на обсуждении.
К положительным инициативам законодательного уровня в области развития «органики» в РФ следует отнести принятие в последние годы ряда основополагающих актов, открывающих новые перспективы для этого развития. Это — ведомственный акт Минздрава России, санитарные правила, в которые в 2008 г. был включен раздел «Санитарно-эпидемиологические требования к органическим продуктам». В мае 2016 г. были приняты Национальные стандарты РФ по органической сельхозпродукции, определившие правила ее производства, переработки, транспортировки и хранения. Разработаны они в соответствии с требованиями федеральных законов, технических регламентов Таможенного союза и СанПиН, гармонизированы с регламентами Совета (ЕС) и Комиссии (ЕС) об органическом производстве и маркировке органической продукции в отношении органического производства, маркировки и контроля продукции, а также стандартом Комиссии Кодекс Алиментариус и Базовыми стандартами IFOAM [13].
Национальных стандарта принято всего три. Это: ГОСТ «Продукты пищевые органические. Термины и определения» (введен с 1 марта) — устанавливает термины и определения в области производства, состава и свойств пищевых органических продуктов и продуктов их переработки, произведенных из следующих источников, отвечающих требованиям органического производства органического сельского хозяйства, лесного хозяйства, водных экосистем, пчелохозяйств. ГОСТ «Продукция органического производства. Правила производства, хранения, транспортирования», который распространяется на продукцию органического производства растительного, животного, микробного происхождения, а также аквакультуры в натуральном, обработанном или переработанном виде, употребляемую человеком в пищу, используемую в качестве корма для животных, посадочного и посевного материала и устанавливает требования к ее производству (дата введения — с 1 января 2016 года). ГОСТ «Продукция органического производства. Порядок проведения добровольной сертификации органического производства» (дата введения — 1 января 2017 года), который устанавливает порядок добровольной сертификации органического производства продукции на соответствие требованиям ГОСТ. Кроме того, в 2016 г. разработан межгосударственный стандарт (ГОСТ 33980–2016/CAC/GL 32–1999, NEQ). Данный стандарт регулирует органическое производство в странах СНГ и вступит в силу в январе 2018 г., заменив все 3 российских национальных стандарта. Стандарт обеспечивает согласованный подход к требованиям, определяющим производство органической продукции, ее маркировку и связанную с этим информацию о продукте. Однако на данный момент, кроме России, только Кыргызстан и Таджикистан приняли межгосударственный стандарт по органическому производству [11].
В мае 2016 г. Национальный органический союз РФ (НОС) стал членом Международной федерации движения экологического сельского хозяйства (IFOAM). Это дает организации право не только участвовать в мероприятиях IFOAM, но и вносить свой вклад в формирование органической повестки дня на глобальном уровне. Кроме того, Союз получил возможность обмениваться опытом и мнениями по теме органического производства с производителями всего мира. Национальный органический союз стал вторым российским органическим объединением, представленным в IFOAM, — наряду с некоммерческим партнерством «Агрософия», с которым в апреле 2016 года НОС подписал меморандум о сотрудничестве. Всего в Международную федерацию входит девять организаций из России. Международная федерация органического сельского хозяйства является одной из самых авторитетных международных неправительственных организаций в сфере органики и объединяет свыше 800 активных участников в 117 странах мира.
Развитие органического производства продуктов питания в России, прежде всего, требует создания системы правовых, институциональных и финансовых условий на федеральном уровне [14, 15]. Необходимо создать законодательные основы развития органического сельского хозяйства (с внесением необходимых изменений в действующее законодательство), национальные стандарты и технические регламенты на продукцию. Всесторонне использовать меры аграрной политики в качестве инструмента по поддержке трансфера знаний и инноваций, а также для развития и укрепления потенциала рынка. Обеспечить государственную поддержку через бюджетные выплаты (дотации, компенсации), льготное кредитование и налогообложение для развития этого сектора сельского хозяйства. Государство должно способствовать созданию системы сертифицирующих организаций и контроля технологии производства органической продукции и ее качества с участием международных организаций и аудиторов. Наконец, организовать научные исследования и подготовку кадров по органическому сельскому хозяйству в профильных НИИ, государственных высших и средних учебных заведениях. Следует приступить к проведению компании по продвижению экопродуктов, связанную с органическим логотипом, а также активно внедрять органическое сельское хозяйство в образовательные программы. Население должно получать дополнительную информацию о том, как различные модели сельскохозяйственного роста влияют на питание и здоровье, что будет способствовать повышению грамотности потребителей в отношении питания и последствий пищевых предпочтений. Для реализации этих задач требуется более глубокое понимание взаимосвязи между сельским хозяйством, питанием и здоровьем.


Статья опубликована в рамках реализации гранта Jean Monnet Module “Organic farming in the system of sustainable rural development: the EU experience», 2016-2019 гг. (проект № 575610-EPP-1-2016-1-RU-EPPJMO-MODULE)

Литература
1 Organic 3.0 for Truly Sustainable Farming & Consumption [Электронный ресурс] — Режим доступа: https://ifoam.bio/sites/default/files/organic3.0_en.pdf
2 Продовольственная и сельскохозяйственная организация Объединенных Наций (ФАО) [Электронный ресурс]: Положение дел в области продовольствия и сельского хозяйства 2013: Воздействие на продовольственные системы для улучшения питания. Рим. — Режим доступа: http://www.fao.org/docrep/018/i3301r/i3301r.pdf.
3 Kimmo Leppo, Eeva Ollila, Sebastiбn Peсa, Matthias Wismar, Sarah Cook [Электронный ресурс]: Здоровье во всех стратегиях. Использование возможностей, реализация стратегий. — Режим доступа: http://www.euro.who.int/__data/assets/pdf_file/0018/266310/Health-in-all-policies-Rus.pdf
4 Оrganic in Еurope: prospects and developments [Электронный ресурс]: статья. — Режим доступа: http://www.ifoam-eu.org/sites/default/files/ifoameu_organic_in_europe_2016.pdf.
5 Перспективы и методические указания по продовольственному законодательству с новой моделью закона о продовольствии. Законодательно-правовое исследование ФАО, 2005. 87
6 Willer H. Organic Agriculture Worldwide 2017: Current Statistics / Н. Willer, J. Lernoud // Research Institute of Organic Agriculture (FiBL). — 2017.
7 Григорук В. В. Развитие органического сельского хозяйства в мире и Казахстане / В.В. Григорук, Е.В. Климов // Анкара: Изд-во ФАО, 2016. — С. 3–5.
8 Оrganic in Еurope: prospects and developments [Электронный ресурс]: статья. — Режим доступа: http://www.ifoam-eu.org/sites/default/files/ifoameu_organic_in_europe_2016.pdf.
9 Полушкина Т.М. Перспективы развития органического сельского хозяйства в России [Электронный ресурс] / Т.М. Полушкина, Ю.А. Акимова // Современные проблемы науки и образования. — 2015. — № 2. — Режим доступа: http://www.science-education.ru/122–21274.
10 Agrarian Europe in the XXI century / [Winged E. N. and others]; under the General editorship of E. N. Winged. Federal state institution of science Institute of Europe, Russian Academy of Sciences. — M.: OOO Publishing house «letniy sad», 2015. — 328 p.
11 Митусова Ю. Развитие органического сельского хозяйства в России [Электронный ресурс] / Ю. Митусова, А. Буйволова // Евразийский центр по продовольственной безопасности. — 2017 г. — Режим доступа: http://ecfs.msu.ru/sites/default/files/node/publication/18/01/world_bank_prod_rus_01.pdf
12 Полушкина Т.М. Перспективы развития органического сельского хозяйства в России [Электронный ресурс] / Т.М. Полушкина, Ю.А. Акимова // Современные проблемы науки и образования. — 2015. — № 2. — Режим доступа: www.science-education.ru/122–21274.
13 Национальный органический союз стал членом IFOAM. Российские производители органических продуктов выходят на международный уровень [Электронный ресурс]: Агроинвестор. — Режим доступа: http://www.agroinvestor.ru/technologies/news/23391-natsionalnyy-organicheskiy-soyuz-stal-chlenom-ifoam/
14 Полушкина Т.М. Повышение конкурентоспособности сельских территорий через развитие органических методов хозяйствования [Электронный ресурс] // Управление экономическими системами. — 2016. — № 9. — Режим доступа: http://uecs.ru/index.php?option=com_flexicontent&view=items&id=3575:2015–06–18–07–11–32
15 Зинина Л.И. Развитие аграрной сферы в структуре региональной экономики // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве Республики Мордовия. — 2013. — Т. 27. — № 13. — С. 41–50.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия