Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 2 (66), 2018
ИЗ ИСТОРИИ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЙ МЫСЛИ И НАРОДНОГО ХОЗЯЙСТВА
Батоев С. Д.
ассистент кафедры философии и истории медицины Первого Московского государственного медицинского
университета (МГМУ) им. И.М. Сеченова Минздрава России (Сеченовский университет),
кандидат медицинских наук

Киселев А. С.
эксперт ЮНЕСКО, доктор экономических наук (г. Москва)

Особенности зарождения основ здравоохранения в Забайкалье в период XVIII — первой половине XIX вв.
(историко-экономический аспект)
В статье дан ретроспективный анализ формирования здравоохранения в Забайкалье. Показано, что в рамках первоначальных сугубо пограничных и военно-фискальных целей, ранее ставившихся перед государственной администрацией территории Забайкалья дореволюционным правительством, необходимость в развитии местного здравоохранения отсутствовала. Изменение промышленной и военной политики Российской империи в регионе привело к возникновению горных, военно-медицинских учреждений, получила развитие городская медицина. Создавшиеся новые военно-политические, торгово-экономические и социокультурные предпосылки в результате более широкого освоения территории Забайкалья, заставили дореволюционное правительство в конце первой половины XVIII века обратить серьезное внимание на необходимость начала формирования основ здравоохранения в регионе. Организация первых элементов официальной медицины в Забайкалье напрямую связана с экономической целесообразностью, являвшейся главным условием эффективного освоения территории. Без системного медицинского обеспечения населения региона в виде лечебных и профилактических мероприятий выполнение долгосрочных стратегических задач Российской империи становилось невозможным
Ключевые слова: Забайкальский край, история медицины, экономическая целесообразность, Нерчинский горный госпиталь, военный лазарет, оспопрививание, городская больница
УДК 614.2 (091) (571. 54/55)   Стр: 271 - 274

Начало активного освоения и закрепления территории Забайкалья в первой половине XVIII века имело стратегическое значение для Российской империи. В рамках первоначальных сугубо пограничных и военно-фискальных целей, ранее ставившихся перед государственной администрацией территории дореволюционным правительством, необходимость в развитии местного здравоохранения отсутствовала. Целью статьи является анализ условий, и выявление определяющих факторов для организации основ здравоохранения на восточной окраине страны. Изучение данного вопроса в историко-экономическом аспекте сегодня, на наш взгляд, имеет актуальное значение. Проблемы здравоохранения России в настоящее время созвучны основным причинам кардинально препятствовавших более быстрому внедрению и полному охвату квалифицированной медицинской помощью населения Забайкалья в дореволюционный период. В 20-х гг. XX века в Забайкалье удалось реализовать основные принципы земской медицины в виде доступности, бесплатности, профилактического направления, что привело к реальным положительным результатам в деле охраны здоровья населения. Но, реформирование медицины в XXI веке серьезно отразилось на доступности и качестве квалифицированной медицинской помощи, прежде всего, в регионах страны с низким социально-экономическим положением. К таковым на современном этапе относятся Республика Бурятия (Западное Забайкалье) и Забайкальский край (Восточное Забайкалье). Сегодня необходимо реально представлять ключевое значение развития отечественной системы охраны здоровья населения в рамках полноценной государственной социальной политики. Именно глобальное осознание роли государства гарантирует позитивное развитие здравоохранения в нашей стране и обеспечит преемственность решения стратегических задач в области экономической и национальной безопасности Российской Федерации.
Современное Забайкалье, как и в дореволюционный период, сохраняет лидирующее положение по значимости экономической рентабельности и содержания природных ресурсов в общем геополитическом раскладе. С целью рационального освоения, закрепления территории и обеспечения безопасности границ Российская империя в течение двух с лишним веков проводила государственную политику по демографическому и социокультурному интегрированию Забайкалья. Дореволюционным правительством при существенном дефиците финансов, неблагоприятной социально-экономической и политической ситуации в условиях непрекращающихся войн проводилась принципиальная работа по созданию основ здравоохранения в Забайкалье — отсталом крае империи. С XVIII века прослеживается несомненная тенденция к организации потенциально возможного приближения доступности квалифицированной медицины первоначально для приоритетных групп: рабочие, служащие, военные, казаки, городские жители Забайкалья. Эти медико-социальные мероприятия были, прежде всего, направлены на сохранение человеческого потенциала. А так как Забайкалье является пограничной территорией, то вполне ясно, что вопрос заселения и освоения рассматривался с военной, политической и экономической выгоды. Но и в XXI веке остается глобальной проблема доступного здравоохранения в отдаленном регионе. Продолжающийся отток из Забайкалья производительных и интеллектуальных сил, опустение городов, деревень и сел грозит национальной катастрофой на пограничной территории, богатой редкими полезными ископаемыми, исключительной флорой и фауной, огромными гидроресурсами, лесными массивами и заповедниками. Таким образом, преемственность и серьезное осмысление богатого исторического опыта нашей страны при кардинальном реформировании такой стратегической отрасли как здравоохранение, сегодня, безусловно, должны соблюдаться.
Итак, с чего же начиналось формирование здравоохранения в дореволюционном Забайкалье. К концу XVII века положение в Байкальском регионе относительно стабилизировалось. Вместо монгольских князей России противостоит теперь Китай и решение спорных вопросов переносится в сферу дипломатических отношений [7, с. 52–53]. Всего к концу XVII века в Забайкалье было построено около 20 острогов [12, с. 37–38]. Важными административными и торгово-экономическими центрами Западного Забайкалья (ныне Республика Бурятия) являлись Удинский (1665) (Верхнеудинск — Улан-Удэ) и Селенгинский (1665) остроги [2, с. 18]. Нерчинск (ныне Забайкальский край), являлся первой столицей Восточного Забайкалья (ныне Забайкальский край), основан в 1658 году, а в 1689 году, после заключения мирного договора с Китаем превратился в крупный торговый социокультурный центр Российской империи [1, с. 47]. По времени возведения в разряд города Нерчинск старше Читы на 162 года. Уже в начале XVIII века всего русского населения в Забайкалье было примерно от 8400 до 10 600 человек [1, с. 141]. При такой численности населения огромная территория не могла быть экономически самостоятельной и имела значение только в плане торговли с соседними Китаем и Монголией, а также сборе ясака с подданных коренных жителей. Для обеспечения безопасности и защиты границ от внутренних и внешних конкурентов в 1734 году в Забайкалье находились войска в количестве 6324 человек, состоявшие из Якутского полка (Тобольский гарнизонный полк Указом от 6 ноября 1727 года переименован в Якутский), находившегося в Нерчинске и Селенгинске в количестве 639 человек. А также нерегулярные войска дворян и детей боярских и служащих в количестве 882 человек и ясачных питомцев 4803 человека [1, с. 177]. В 1761 году был дополнительно сформирован казачий полк пятисотенного состава из местных тунгусов для пограничной службы [1, с. 223]. Полковые лазареты формировались в местах постоянного расквартирования военных частей [8, с. 151–152]. До XVIII столетия военных медицинских учреждений в Сибири не было.
До последней четверти XVIII века в России не существовало системы государственного гражданского здравоохранения [15, с. 12]. В Забайкалье, как и по всей дореволюционной России, эпидемии, в силу низкой санитарной грамотности населения, религиозных предрассудков не встречали должного сопротивления. Среди коренного населения только из-за низкой плотности расселения и большой хозяйственной изоляции, вследствие кочевого образа жизни эпидемии не получали столь губительного распространения, но тем не менее наносили существенный урон. Натуральная оспа и дифтерия были страшным бичом семейских (старообрядческих) сел. «Во второй половине XVIII века оспа сильно опустошала Забайкалье, появляясь здесь периодически лет через десять и похищая множество бурят и тунгусов» [18, с. 622]. Ни один губернаторский отчет и отчеты городских дум не обходились без доклада о ситуации с оспопрививанием, которым занимались только врачи-энтузиасты, системного подхода пока еще не было сформировано. При этом отмечались различные осложнения (сифилис, рожа, натуральная оспа), а в некоторых случаях и с летальным исходом. Впервые, с 1770 г. оспопрививание начали проводить в Западном Забайкалье. В Восточном Забайкалье в городе Нерчинск стали прививать оспу значительно позже, в 1809–1811 гг. Становление горнозаводской медицины в России еще в начале XVIII века было в первую очередь обусловлено развитием горнорудного и горнозаводского дела в Сибири и на Урале [15, с. 71]. В конце XVII — начале XVIII вв. особо перспективным для страны становится развитие горнорудного дела в Забайкалье [10, с. 460]. Открыты первые месторождения серебра (1704 г.) и золота (1722 г.), соответственно возникла необходимость призрения больных горнозаводских служителей, рабочих и воинских чинов из-за высокой заболеваемости и смертности, что негативно отражалось на производительно­сти труда и боеспособности воинских частей. Таким образом, первые элементы профессиональной медицины в Забайкалье организовались в восточной части, в Нерчинском горном округе в рамках горнозаводской медицины. Площадь Нерчинского горного округа исчислялась почти 240 тыс. кв. км. Впервые в 1740 году было принято решение о направлении на Нерчинские заводы лекаря с необходимыми лекарствами, которым стал Петр Трумлер, прибывший к месту службы в феврале 1741 года. Через 8 месяцев после настойчивых обращений подлекаря канцелярия Главного правления заводов вынесла решение построить лечебницу и выделить жалованье подлекарю в 80 рублей в год [9, с. 325].
В 1744 году в Нерчинский Завод прибыл один из первых выпускников Екатеринбургского госпиталя подлекарь Егор Томилов (1712–1780 гг.). Функционировавший Нерчинский горный госпиталь уже под руководством Е. Томилова был расширен и обновлен [10, с. 208–209]. С 1751 года количество добываемого серебра достигло цифры свыше 70 пудов [1, с. 233]. Это обстоятельство и побудило правительство серьезно расширить горнорудное дело. Для максимальной эффективности было увеличено количество приписанных рабочих, а для несения охранной службы количество военных также резко возросло. В 1762 году Нерчинский горный госпиталь при Нерчинском Заводе стал главным среди лечебных заведений округа. Таким образом, с этого периода растет сеть медицинских учреждений в Нерчинском Горном округе. Канцелярия Нерчинского горного начальства уже требовала от лекаря подавать статистические данные о количестве больных, их диагнозах, сословном положении [10, с. 325]. Условия лечения в госпиталях были слабо организованы, не хватало квалифицированного медицинского персонала, оборудования, медикаментов. В начале XIX века в госпитале Петровского завода (ныне Забайкальский край) не было постельного, нательного белья, пищу для больных не готовили, а выдавали провиант больным на руки. Из-за нехватки врачебных кадров лекари в этих учреждениях чаще всего работали по совместительству [15, с. 72]. Лекарь Захар Рик был назначен в город Нерчинск в 1753 году, после страшной эпидемии оспы и горячки, которая в 1743–1745 гг. унесла почти две трети населения Нерчинского уезда, но ничем особым себя не проявил [17, с. 366]. Учитывая сложные условия работы, лекари за редким исключением долго не задерживались в Забайкалье. В 1762 году в Нерчинском заводе была основана первая горная аптека, которая располагалась в каменном доме, где имелись две печки для приготовления лекарств, работали 1–2 лекаря с учениками, которые снабжали необходимыми препаратами все лечебные заведения горного округа [9, с. 324]. Заведовал аптекой Захарий Цахерт. Для нужд аптеки заготавливались пихтовая сера и кедровые орехи [10, с. 210]. В городе Нерчинске первая аптека открылась лишь в 1767 году с приездом аптекаря Самета, когда лекарь З. Рик уже не работал.
В России XVIII века в силу неспокойной внешнеполитической обстановки приоритетным оставалось кадровое медицинское обеспечение военных формирований. Развитие русской армии, проблемы ее медицинского обеспечения обусловили совершенствование военно-госпитального дела как части военного строительства. Для армии, флота и заводов требовалось большое количество врачей, которых нужно было готовить так, чтобы они могли заменить не только иноземных хирургов, но и докторов, занимавшихся на Западе лечением внутренних болезней. Проблема подготовки таких врачей в этот период была решена в России самобытным путем — созданием госпитальных школ [8, с. 156]. В 1762 году первая в Забайкалье «госпитальная школа» открыта в Восточном Забайкалье при Нерчинско-Заводском госпитале подлекарем Егором Томиловым. Из местной молодежи набрали 10 учеников, которые за 6–8 лет практического обучения в госпитале приобрели все необходимые медицинские знания и после сдачи экзамена получили право самостоятельной работы. Обучение первых групп Е. Томилов вел сам, как единственный в крае человек «умевший читать и писать по-латыни и знавший лекарское искусство». Ученикам нужны были учебные пособия и Е. Томилов добился выписки для них важнейших пособий по анатомии, хирургии, практическим наставлениям. Такие же госпитальные медицинские школы возникли позднее и при других крупных госпиталях Нерчинского горного округа — Дучарском, Кутомарском, Петровском, где имелись врачи. В Западном Забайкалье первым преподавателем медицины стал Петр Лебедев, организовавший в Селенгинске госпитальную школу при военном лазарете. Позднее, в 1780-е годы в Верхнеудинске в батальонном лазарете, прекрасно зная и понимая лечебную нужду края и полную ее необеспеченность медицинским персоналом, лекарь И.Ф. Ресслейн также на добровольных началах набрал учеников, которые «для народной пользы ему вспомоществование могут» во всех селениях, особенно при эпидемиях [13, с. 158]. Назначенных учеников И.Ф. Ресслейн обучал медико-хирургическим навыкам, латинской грамоте, лечению наружных и внутренних болезней и анатомической науке. Соответственно, необходимое обучение медицинской специальности в Забайкалье проводилось строго на научной основе с применением теории и практики. Без знаний по анатомии, терапии, латинского языка будущий помощник лекаря не мог заниматься лечением заболевших жителей. Эта система обучения на местах просуществовала более 100 лет и позволила подготовить в Забайкалье определенное количество необходимых специалистов для повышения доступности квалифицированной медицинской помощи [17, с. 261]. На территории Западного и Восточного Забайкалья системная организация гражданской медицины началась с основания Иркутского приказа общественного призрения в марте 1784 года, т.е. через 9 лет от момента выхода соответствующего Указа в стране [14, с. 35]. В Забайкалье в начале XIX века родовспоможение, в первую очередь, подразумевало лишь помощь повитух. До открытия повивальных и фельдшерских школ повивальных бабок в Сибирь направляли из Европейской России. Они обучались повивальному искусству в Московском и Петербургском воспитательных домах [6, с. 74–79]. Количество повивальных бабок, направленных в Сибирь из Европейской части России, было невелико и не могло удовлетворить имеющейся в них потребности, причем практиковали они преимущественно в городах. Попытка подготовки местных акушерских кадров не получила широкого распространения ввиду неграмотности крестьянских женщин.
В дореволюционной России серьезным препятствием для развития приказных лечебных учреждений в первой половине XIX века по-прежнему являлся дефицит медицинских кадров, особенно в отдаленных губерниях. Поэтому достаточно доступной для населения Забайкалья оставалась народная и тибетская медицина. Академик В.А. Обручев сообщал: «Не было ни аптек, ни больниц, ни лечебных заведений, «население должно было само по себе оберегаться и само себе помогать» [11, с. 168]. В дальнейшем организация квалифицированной медицинской помощи в Западном Забайкалье продолжилась открытием Верхнеудинского больничного дома, таково было первоначальное название гражданской больницы. С 9 января 1803 года штаб лекарь 7-го класса Шиллинг заведует Верхнеудинским больничным домом на 10 кроватей. В перспективе с целью расширения по требованию К. Шиллинга намечалось дополнительное строительство помещений для Верхнеудинской гражданской больницы. Начало XIX века было отмечено активным больничным строительством в губернских городах [14, с. 143]. Но при этом очень медленно строились приказные больницы в уездных и окружных городах. Верхнеудинская городская больница являлась единственным гражданским лечебным учреждением Забайкалья до конца первой четверти XIX века. Необходимо отметить, что условия пребывания в больнице тоже были далеко не лучшими. Постоянно не хватало мягкого и твердого инвентаря, медикаментов. Тем не менее больница функционировала и принимала не только горожан, рабочих, военных чинов, но и сельских жителей разного социального положения. При этом попасть на лечение в больницу было сложно из-за существовавшей дорогой платы и ограниченности 20-ти коечного фонда. По Указу от 29 декабря 1820 года его Императорского величества, иркутского губернского правительства для Верхнеудинского общего присутствия рекомендовано: «Старых и дряхлых людей не принимать в больницы: Верхнеудинскую и Киренскую. Они отягощают казну» [4].
В другом крупном городе Западного Забайкалья — Троицкосавске (Кяхта) состояние квалифицированной медицинской помощи также было далеко не лучшим. Хотя Кяхта играла особую экономическую роль в жизни Забайкалья. Первая гражданская больница в Троицкосавске была открыта в 1820 году и находилась в ведении Иркутского приказа общественного призрения. В Троицкосавске работало 5 врачей, но акушерок в городе не было. Крайне плохо обстояло дело с родовспоможением. Роженицы принимались в городскую больницу, где находились порой и заразные больные. В Восточном Забайкалье в июне 1827 года по инициативе штаб-лекарей М.С. Кремкова и Ф.К. Джунковского открылась Нерчинская городская больница — первое лечебное учреждение общего типа. «Этого события город ждал долгих 138 лет» — сообщал исследователь Е.Д. Петряев [17, с. 366]. При нехватке врачей часто их функции возлагались на лекарских учеников. Нерчинская городская больница функционировала на 20 коек и располагалась в небольшом деревянном здании. В России гражданское здравоохранение подразумевало обеспечение, в основном социально-незащищенных слоев населения. В Забайкалье в первой половине XIX века больных пользовавшихся частной практикой в силу социально-экономического положения региона и крайнего недостатка специалистов было очень мало [3]. Поэтому функционировавшие три городские больницы (Верхнеудинск, Кяхта, Нерчинск) и одна сельская при Туркинских минеральных водах на такой огромной территории Забайкалья были крайне востребованы, но доступность государственной медицины не была обеспечена. С 1805 года оспопрививание получило в Российской империи силу закона [19, с. 60]. Все медицинские чиновники гражданского ведомства, повивальные бабки и даже военные врачи были обязаны лично участвовать в оспопрививании. С целью более полного охвата оспопрививанием населения Забайкалья, на основании Указа Императорского Величества самодержца Всероссийского Иркутское губернское правительство 18 и 21 августа 1811 года приняло постановление о проведении предохранительной прививки коровьей оспы [5]. С этого периода оспопрививание в Забайкалье принимает организованный системный и неукоснительный характер. Оспопрививание проводится на безвозмездной основе, что существенно увеличивало процент вакцинированных. Прививка проводилась всем возрастным и сословным категориям, включая каторжных и ссыльных. Вакцинацию активно проводили оспенные ученики из крестьян и инородцев, которые за это получали денежное вознаграждение и имели государственные льготы. В связи с постепенным увеличением численности населения и ростом общей заболеваемости и смертности в Сибири в 1834–1837 гг. правительство обращает внимание на развитие приказных медицинских учреждений, но предупреждает при этом, что строить их необходимо «с надлежащей бережливостью» [16, с. 94]. Заведения Иркутского приказа общественного призрения в конечном итоге не были способны оказать медицинскую помощь всем нуждающимся.
Таким образом, только с увеличением количества переселившегося населения, расширением горнорудного производства, появлением кустарной промышленности, освоения земледелия и экономическим развитием городов возникают предпосылки для организации профессиональной медицинской службы в Забайкалье. Зарождение основ государственного здравоохранения в Забайкалье началось с ее восточной части в 1741 году. В Нерчинском горном округе первым лечебным учреждением стал Горный госпиталь, открытый в интересах лечения рабочего персонала сереброплавильных и золотоносных рудников и для оказания медицинской помощи военным чинам. Изменение промышленной и военной политики Российской империи в регионе привело к возникновению военно-медицинских учреждений. Первые отдельные военные лазареты были открыты в Западном Забайкалье в городах Селенгинск (1765) и Верхнеудинск (1780-е гг.). В этот же период из-за полного дефицита медицинских работников в регионе, на базе военных лазаретов и горного госпиталя врачами были организованы первые госпитальные школы Забайкалья. Гражданская система лечебных учреждений развивалась со значительным опозданием относительно военной и горнозаводской. В начале XIX века начинает формироваться медицина первых городских самоуправлений Забайкалья. В течение первой четверти XIX века Верхнеудинская приказная городская больница, открытая в 1803 году, была единственным лечебным учреждением на всей территории Забайкалья. Приказные лечебные учреждения в Забайкалье были в сущности маломощные, плохо оборудованные (в среднем на 20 коек) и не могли обеспечить медицинской помощью всех нуждающихся на такой огромной территории. 1811 год является датой осуществления целенаправленных государственных мероприятий по оспопрививанию в Забайкалье, как актуальной медико-профилактической задачи. В период XVIII — первой половины XIX вв. в Забайкалье для реализации приоритетных задач по экономическому развитию региона и обеспечению военной охраны границ первым этапом создаются элементы горнозаводской, военной медицины. Вторым этапом формирования основ здравоохранения мы рассматриваем организацию городской медицины. Но в силу нехватки квалифицированного персонала и лечебных заведений, платности госпитализации, обеспечить доступность медицинской помощи всем слоям населения пока не представлялось возможным. Таким образом, создавшиеся новые военно-политические, торгово-экономические и социокультурные предпосылки в результате более широкого освоения и закрепления территории Забайкалья, заставили дореволюционное правительство в конце первой половины XVIII века обратить серьезное внимание на необходимость начала формирования основ здравоохранения в регионе как части социально-экономической политики государства. На основании проведенного анализа можно предложить общую модель здравоохранения Забайкалья в период XVIII-первой половины XIX вв., где ключевым моментом становится объективная оценка результативности социальной политики на окраине Российской империи.
Отсюда можно сделать следующие основные выводы: 1. Организация первых элементов официальной медицины в Забайкалье напрямую связана с экономической целесообразностью, являвшейся главным условием эффективного освоения территории. 2. Без системного медицинского обеспечения населения региона в виде лечебных и профилактических мероприятий выполнение долгосрочных стратегических задач Российской империи становилось невозможным. 3. Оспопрививание в Забайкалье, как актуальная государственная медико-профилактическая задача, сыграла важную роль для сохранения людского интеллектуального и производительного потенциала, как гражданского, так и военного сословия на рентабельной пограничной территории. 4. Осмысление отечественного исторического опыта при реформировании системы здравоохранения в условиях современного Забайкалья, позволит сохранить экономический и интеллектуальный потенциал региона в целях повышения национальной безопасности государства при сложной внешнеполитической ситуации.


Литература
1. Андриевич В.К. Краткий очерк истории Забайкалья от древнейших времен до 1762 года. — М.: Вече, 2013. — 288 с. — (Моя Сибирь).
2. Батуева И.Б. Административное устройство забайкальских бурят в дореволюционное время // Вестник Бурятского государственного университета, 2012. — № SB. — С. 18–22.
3. Государственный архив Забайкальского края (ГАЗК). — Ф. 111. — Оп. 1. — Ед. Хр. 7. — Л. 1.
4. Государственный архив Республики Бурятия (ГАРБ). — Ф. 11. — Оп. 16. — Д. 56. — Л. 4.
5. Государственный архив Республики Бурятия (ГАРБ). — Ф. 11. — Оп. 16. — Д. 22. — Л. 1.
6. Грудзинская Е.С. К истории повивальных и акушерско-фельдшерских школ Сибири // Акушерство и гинекология. 1955. — №  1. — С. 74–79.
7. История Бурятии. Т.II. XVII — начало XX в. / Гл. ред. Б.В. Базаров. — Улан-Удэ: Издательство БНЦ СО РАН, 2011. — 621 с.
8. История медицины, история Отечества и культурологии. Учебное пособие для студентов лечебного и медико-профилактического факультетов. Московская медицинская академия им. И.М. Сеченова. — М: Издательский дом «Русский врач», 2009. — 232 с.
9. Малая энциклопедия Забайкалья (здравоохранение и медицина) / Гл. ред. Р.Ф. Гениатулин. — Новосибирск: Наука, 2011. — 628 с.
10. Нерчинский завод. Гл. ред. К.К. Ильковский. — Чита: ЗабГУ, 2015. — 520 с.
11. Обручев В.А. В старой Сибири: сборник статей, воспоминаний и писем 1888–1955. — Иркутск: Книжное издательство, 1958. — 295 с.
12. Очерки истории Забайкальского края. Т. 1–2. / Под ред. И.И. Кириллова, Н.В. Гордеева. — Чита: Экспресс-издательство, 2009. — 440 с.
13. Плишкин Д.Н. Памяти доктора Ресслейна // Жизнь Бурятии. — 1930. — № 5–6. — С. 158–164.
14. Поддубный М.В., Егорышева И.В., Шерстнева Е.В. и др. под редакцией акад. РАМН О.П. Щепина «Роль приказов общественного призрения в формировании системы медицинской помощи населению России в XVIII–XIX вв.» — М.: ФБГУ «ННИИ общественного здоровья» РАМН, 2012. — 152 с.
15. История здравоохранения дореволюционной России (конец XVI — начало XX в.) / М.В. Поддубный, И.В. Егорышева, Е.В. Шерстнева и др. / Под ред. Р.У. Хабриева — М.: ГЭОТАР-Медиа, 2014. — 244 с.
16. Федотов Н.П., Мендрина Г.И. Очерки по истории медицины и здравоохранения Сибири. — Томск: изд. Том. ун-та, 1975. — 280 с.
17. Цуприк Р.И. Литературное, историческое и медицинское краеведение. Избранные труды исследователей Забайкалья. — Чита, ЗабГУ, 2014. — 450 с.
18. Шашков С.С. Сибирские инородцы в XIX столетии. Исторические очерки. Собрание сочинений. — Т.2. — СПб., 1898. — 667 с.
19. Шер С.А. История оспопрививания в Императорском Московском воспитательном доме // Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. — М., 2011. — № 4. — С. 58–61.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия