Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (67), 2018
ЕВРАЗИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ
Селищева Т. А.
профессор кафедры экономической теории и истории экономической мысли
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук, профессор


«Зеленая» экономика как модель устойчивого развития стран ЕАЭС
В статье анализируется необходимость перехода к «зеленой» экономике, дается определение ее социально-экономической сущности, раскрываются ее основные направления и перспективы развития; показаны особенности и проблемы формирования стратегий перехода к «зеленой» экономике в странах Евразийского экономического союза
Ключевые слова: «зеленая» экономика, возобновляемые источники энергии, эффект декаплинга, «зеленый» рост, стратегии «зеленой» экономики стран ЕАЭС
УДК 330.15; ББК 65.5   Стр: 6 - 12

Государства Евразийского экономического союза имеют серьезные экологические проблемы, решение которых зависит, прежде всего, от эффективного развития экономики, модернизации ее реального сектора. Переход к шестому технологическому укладу, происходящий на современном этапе, наряду с качественным совершенствованием и обновлением технологической базы, повышением эффективности производства и конкурентоспособности экономики призван повысить качество жизни населения и улучшить экологию. В современных условиях ключевым направлением разрешения существующих экологических проблем и устойчивого развития является переход к «зеленой» экономике.

Социально-экономическая сущность «зеленой» экономики
Понятие «зеленая» экономика было введено в научный оборот в 1989 г. в докладе, подготовленном группой ведущих экономистов для правительства Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии [1]. Во время мирового финансово-экономического кризиса 2008–2009 гг. это понятие стало все чаще использоваться в системе ООН. Так, в 2009 г. Программа ООН по окружающей среде опубликовала Доклад по «зеленой» экономике, положивший начало ее развитию. Эта тема обсуждалась в 2012 г. на саммите большой двадцатки (G20).
Среди ученых и практиков нет однозначного толкования «зеленой» экономики. Так, организация ООН по охране окружающей среды (UNEP) трактует «зеленую» экономику как хозяйственную деятельность, «которая повышает благосостояние людей и обеспечивает социальную справедливость и при этом существенно снижает риски для окружающей среды и обеднения природы» [2].
Коалиция «зеленой» экономики, созданная группой неправительственных организаций, определяет «зеленую» экономику как «гибкую экономику, обеспечивающую более высокое качество жизни в условиях экологических ограничений планеты» [3].
Такие понятия, как: «зеленая» экономика, «низкоуглеродное развитие», «зеленый» рост, — порою отождествляются [4]. Так, например, Яшалова Н.Н. трактует «зеленую» экономику, как экономику с низкими выбросами углеродных соединений, которая эффективно использует ресурсы и отвечает интересам всего общества. При этом она подчеркивает, что такая модель экономики «позволяет сохранять, увеличивать и восстанавливать природный капитал, который является важнейшим источником общественных благ» [5].
Порфирьев Б.Н. определяет «зеленую» экономику как хозяйственную деятельность, которая наряду с модернизацией и повышением эффективности производства способствует улучшению качества жизни и среды проживания [6].
Зомонова Э.М.доказывает, что «зеленая» экономика — это своеобразная модель экономического развития, «основанная на устойчивом развитии, интернализации экстерналий, комплексном подходе к процессу принятия решений, улучшении качества жизни в условиях ресурсосбережения и ресурсоэффективности с использованием новых технологий и инноваций» [7].
Некоторые исследователи определяют сущность «зеленой» экономики как практический подход для достижения устойчивого развития [9].
Оригинальное определение «зеленой» экономики дает немецкий экономист Фюкс Р., подчеркивающий, что для неё «характерен продуктивный синтез биологической эволюции и технологий... рост вместе с природой» [8, c.37]. Он доказывает, что экологические инновации, и прежде всего, биотехнологические инновации и переход на возобновляемые источники энергии и эффективные технологии будут лежать в основании следующей длинной волны роста. В результате, считает ученый, произойдет постепенный переход к биоэкономике [8, c. 146].
Похожую точку зрения обосновывает Храмков А., полагающий, что сущность «зеленой» экономики определяется тем, что экономика является частью природы и нужно управлять экономикой природы, а не охраной окружающей среды для целей производства [9].
Под «зеленой» экономикой в статье мы будем понимать экономику, обеспечивающую более рациональное использование природных ресурсов; наращивающую природный капитал; использующую в качестве своей основы альтернативную энергетику и возобновляемые источники энергии и способствующую повышению качества жизни людей.
Развитию «зеленой» экономики способствует инвестирование в «зеленые» технологии.
По классификации Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), под «зелеными» технологиями понимают[10]:
– общее экологическое управление (управление отходами, борьба с загрязнением воды, воздуха; восстановление земель и пр.);
– производство энергии из возобновляемых источников (солнечная энергия, ветровая энергия, биотопливо и пр.);
– смягчение последствий изменения климата;
– снижение вредных выбросов в атмосферу;
– повышение эффективности использования топлива;
– повышение энергоэффективности в зданиях и осветительных приборах.
«Зеленые» технологии находят себе применение во всех отраслях экономики.
До 1970–1980-х гг. при исследовании экономического роста внимание уделялось в основном двум факторам: труду и капиталу, а двухфакторная производственная функция выглядела так:
Y = f(L, K) ,
где L — труд;
K — капитал.
При этом не принималось во внимание влияние экономического развития на окружающую среду и природные ресурсы. В условиях развития «зеленой» экономики в производственную функцию исследователи вводят фактор «природный капитал» ( «Natural capital») [5, с.8], который определяется рядом исследователей как «совокупность природных активов, дающих человечеству ресурсы и экологические услуги» [11, c.33]. Рациональное использование природного капитала лежит в основе благосостояния будущих поколений. По мнению С.Н. Бобылева, А.Ш. Ходжаева, Р.А. Перелет, природный капитал выполняет 4 функции [12, c. 78–103]:
– ресурсную — обеспечивает природными ресурсами производства товаров и услуг;
– экосистемную/экологические услуги — обеспечение природой регулирующих функций, как: ассимиляция загрязнений и отходов, регулирование климата и водного режима, озонового слоя и т.д.;
– «услуги» природы, доставляющие эстетические, этические, моральные, культурные, рекреационные, исторические аспекты;
– обеспечение здоровья человека.
Развитие «зеленой» экономики зависит также от существующих в стране политических и институциональных условий. Именно поэтому в производственную функцию «зеленой» экономики ученые справедливо вводят дополнительно институциональный фактор [13, c. 10–31]. Применительно к странам ЕАЭС очень важно гармонизировать такой институциональный фактор, как национальные системы природоохранного законодательства, работу экологических институтов; разработать единую экологическую политику.
Y = F(L, K, N, I) ,
где Y — ВВП,
L — труд,
K — капитал,
N — природный капитал,
I — институциональный фактор.
При этом устойчивое развитие предполагает такое равенство:
F1(L, K, N, I) < Ft+1(L, K, N, I)
Соотношение между различными факторами (L, K, N, I) может меняться со временем в зависимости от сложившихся условий. Так, уменьшение природного капитала (N) может происходить до тех пор, пока оно компенсируется наращиванием человеческого и физического капитала [14].

Аргументы «за» и «против» развития «зеленой» экономики.
Оппоненты «зеленой» экономики доказывают, что следствием больших инвестиций в «зеленые» технологии и низкоуглеродную энергетику станет рост издержек производства и снижение конкурентоспособности национальной экономики. Переход к «зеленой» экономике, доказывают ее противники, приведет к усилению вмешательства государства в экономику и ее бюрократизацию. Это увеличит число чиновников, а следовательно, ляжет дополнительным налоговым бременем на граждан страны. Критики «зеленой» экономики считают, что ее развитие вызовет рост цен и потерю рабочих мест, если резко повысить экологические требования к производству; качественно усложнятся условия ведения бизнеса. Снижение потребления природных ресурсов, как необходимое условие «зеленой» экономики, по их мнению, приведет к торможению экономического развития и снижению уровня жизни в стране. Вместе с тем, оппоненты «зеленого» развития справедливо считают, что формирование «зеленой» экономики может быть успешным только в планетарном масштабе, но не в рамках отдельной страны [15]. Можно согласиться с ними и в том, что существует дополнительный риск, когда под видом перехода к «зеленой» экономике могут быть оправданы вводимые странами в одностороннем порядке меры торгового протекционизма, например, установления квот или нормативов использования продукции [9].
Развитие «зеленой» экономики очень противоречиво. Так, Международная организация труда (МОТ) во флагманском докладе 2018 г. признает, что в результате развития «зеленой» экономики в отраслях добычи и переработки нефти сократится примерно один миллион рабочих мест. В то же время, как отмечается в том же докладе МОТ, только за счет мер по ограничению глобального потепления на 2 градуса по Цельсию будет создано дополнительно 6 млн рабочих мест, а развитие в мире «зеленой» экономики в будущем позволит создать 24 миллиона новых рабочих мест [16].
Развитие мировой экономики привело к глобальному экологическому кризису. В этих условиях «зеленая» экономика, рассматриваемая как часть природы и ставящая задачей управление экономикой природы, становится главным вектором устойчивого развития.
В развитых странах наблюдается «эффект декаплинга», сущность которого состоит в том, что наращивание инвестиций в «зеленую» экономику позволяет осуществлять экономический рост без экологического ущерба [17]. Данный эффект достигается за счет внедрения «зеленых» технологий.
Согласно расчетам UNEP, при реализации сценария «зеленого» роста, который предусматривает ежегодные инвестиции в охрану окружающей среды в размере 2% мирового ВВП, потенциал роста должен превысить темпы роста по схеме «обычного бизнеса (business as usual) уже через 7 лет, а со временем и быстрее» [18].
Компания BNEF (Bloomberg New Energy Finance) прогнозирует, что в 2017–2040 гг. инвестиции в новые мощности по производству электроэнергии во всем мире превысят 10 трлн долл., из которых 72% будут направлены на возобновляемые источники энергии (ВИЭ) [8].
По данным Министерства по охране окружающей среды Германии, представившего «Атлас зеленых технологий-2018», объем мирового рынка «зеленых» технологий вырастет с 2016 по 2025 гг. с 3,2 трлн до 5,9 трлн евро, и будет расти ежегодными темпами 6,9%, что превышает почти в 2 раза темпы роста мировой экономики (см. табл. 1).
Сущность «зеленой» экономики более полно раскрывается с помощью таких понятий, как «зеленый» рост, «органическое сельское хозяйство», «зеленые» рабочие места, «зеленые» закупки, «зеленое» финансирование, «зеленые» облигации, «зеленые» инновации и другие. «Зелеными» принято называть такие виды деятельности, которые содействуют охране окружающей среды, ее восстановлению и развитию «зеленых» секторов экономики. С расширением «зеленой» экономики будет расти число «зеленых» рабочих мест. Под «зеленым» ростом обычно понимают такой рост ВВП, который происходит в «зеленых» условиях и опирается на «зеленые» секторы экономики как драйверы роста.
Мировой рынок органических продуктов ежегодно растет на 20% и к 2020 г. может достигнуть 200–250 млрд долларов США [20].

Таблица 1
Перспективы развития рынка «зеленых» технологий в мире в 2016–2025 гг. [19]
Сегменты рынка «зеленых» технологий20162025Среднегодовой
темп роста
в 2016–2025 гг.
Млрд евроМлрд евро2025 г. к 2016 г. (раз)
1Экологически чистое производство, накопление и распределение энергии (ВИЭ, накопители, Smart grid и т.д.)66711641,756,4
2Субрынок энергоэффективности83714911,86,6
3Эффективное использование сырья и материалов (в том числе производство биологических заменителей ископаемого сырья)52110482,08,1
4.Экологически устойчивая мобильность (развитие новых транспортных технологий и производство биотоплива).4129882,410,2
5«Циркулярная» экономика (экономика обращения с отходами).1102101,97,4
6Экологически устойчивое водное хозяйство (в том числе разные аспекты управления стоками)66710011,54,6
 Итого:321459021,86,9

«Зелеными» финансами принято называть средства, направляемые на финансирование экологических проектов. В мировой экономике банки интенсивно увеличивают «зеленое» финансирование. Так, в 2017 г. банковские «зеленые» кредиты и государственное финансирование, по оценкам экспертов, составили от 1 до 1,5 трлн долл. [21]. Более четырехсот институциональных инвесторов под управлением которых находится более 25 трлн долл., проводят в жизнь принципы низкоуглеродных инвестиций [22]. Европейский банк реконструкции и развития планирует к 2020 г. увеличить долю «зеленых» активов в своем портфеле до 40% [23]. В предстоящие 15 лет, по оценкам экспертов ООН, чтобы предотвратить наиболее тяжелые последствия климатических изменений на планете, нужно привлечь около 90 трлн долл. как государственных, так и частных инвестиций [24]. Для сравнения: мировой ВВП в текущих ценах в 2017 г. составил 76,7 трлн долл.[25].
В 2009 г. страны ОЭСР приняли Стратегию экологически ориентированного («зеленого») роста, как инструмент преодоления финансово-экономического кризиса на среднесрочную (до 2030 г.) и долгосрочную (до 2050 г.) перспективу. Одной из первых переход к «зеленой» экономике начала Южная Корея, где «зеленый» рост был избран в качестве национальной стратегии. Курс на «зеленую» экономику держит правительство Китая, что подтвердил XIX съезд КПК (1917 г.) [26]. «Зеленое» развитие становится приоритетным для стран ЕС. Поддержание национальной энергетической безопасности в этих странах является одним из драйверов «зеленого» роста. Годовой оборот экоиндустрии стран ЕС составляет 300 млрд евро [27].
Следует заметить, что переход к «зеленой» экономике в государствах-экспортерах и государствах-импортерах углеводородов осуществляется по-разному. Переход к «зеленой» экономике снижает риски от таких глобальных угроз, как изменение климата, истощение полезных ископаемых и дефицит водных ресурсов
Формирование «зеленой» экономики в странах ЕАЭС.
В России и других странах ЕАЭС для достижения «эффекта декаплинга» необходимы изменения в государственной промышленной и инновационной политике, трансформация моделей роста. Особенностью экономик стран ЕАЭС является то, что основную долю в них составляют отрасли с большим воздействием на окружающую среду, а прирост ВВП достигается за счет добычи полезных ископаемых и обрабатывающих производств индустриальных технологических укладов, а не за счет выпуска высокотехнологичной продукции. Необходим переход к шестому технологическому укладу, в котором «зеленые» технологии являются приоритетными, а инвестиции на порядок превышают капиталовложения пятого технологического уклада, что возможно сделать только при условии кооперации финансовых ресурсов государств ЕАЭС. Таким образом, усиление интеграции в рамках Евразийского экономического союза может способствовать переходу к шестому технологическому укладу и формированию «зеленой» экономики.
Концепция «зеленой» экономики не подменяет концепцию устойчивого развития, однако ученые и практики признают, что достижение устойчивости в значительной мере зависит от развития «зеленой» экономики. При этом основой «зеленой» экономики выступает модернизация энергетики, ядром которой является развитие возобновляемых источников энергии, позволяющих решить не только проблемы энергетики, но и вопросы экологии и будущего цивилизации.
В Евразийском регионе для продвижения концепции «зеленой» экономики большое значение сыграли Экономическая и Социальная Комиссии для Азии и Тихого океана (ЭСКАТО), куда входят 53 государства-члена и 9 ассоциированных членов стран региона, в том числе 4 страны ЕАЭС: Армения, Казахстан, Киргизия и Россия. По инициативе ЭСКАТО в 2005 г. была принята стратегия «зеленого» роста.
Государства Евразийского экономического союза также ставят перед собой задачи развития «зеленой» экономики. В 2016 г. в ЕАЭС были сформированы «Евразийские технологические платформы» (ЕТП), среди которых особое значение имеет платформа «Технологии экологического развития», в рамках которой определен перечень основных совместных экологических проектов евразийских государств. ЕТП призваны способствовать формированию экономики будущего, постоянному технологическому обновлению, повышению глобальной конкурентоспособности евразийских стран.
В России необходимость развития «зеленой» экономики подчеркнута в Долгосрочной концепции социально-экономического развития страны до 2020 года, где указано, что основой федеральной политики в области экологического развития страны должна стать стратегия «зеленого» роста, объединяющая социально-экономическое и экологическое развитие в виде «зеленой» экономики. К 2020 г. предусматривается снижение энергоемкости ВВП России на 40% и рост доли возобновляемых источников энергии (ВИЭ) с 1,5% в 2010 г. до 4,5% в 2020 г.
Энергетическая стратегия России до 2030 г. предусматривает рост доли ВИЭ в общем энергобалансе страны с 16–17% в 2020 г. до 19% к 2030 г. (уже достигнуто). Годовой потенциал использования ВИЭ в России составляет 270 млн т у.т., а потенциал энергосбережения — 400 млн т у.т. [28] Общий экономический эффект от инвестиций в энергоэффективные технологии в России, по экспертным оценкам, может составить 120–150 млрд долл., а окупаемость энергосберегающих затрат — 2–4 года, что в десятки раз безопаснее экологически рискованных инвестиций в разработку новых месторождений или новых технологий добычи [29]. Вместе с тем, следует заметить, что в России существует проблема не только «зеленого» финансирования, но и проблема финансирования проектов в целом. В стране планируется создание «зеленого» банка со 100%-м участием государства и кредитным портфелем 600–730 млрд рублей, а с учетом возможностей по привлечению софинансирования от сторонних инвесторов общий объем «зеленых» инвестиций в экономику России может составить 1,5–2 трлн рублей до 2020 года [30].
Энергетическая стратегия РФ до 2035 г. предусматривает долгосрочные цели по противодействию изменению климата, созданию низкоуглеродной энергетики, использованию финансово-экономических инструментов, стимулирующих сокращение выбросов парниковых газов; рост инвестиций в развитие ВИЭ; систему мер по повышению энергоэффективности.
Перспективы развития возобновляемых источников энергии в РФ связаны, прежде всего, с малыми ГЭС и установками, использующими биомассу (см. табл. 2). Ветроэнергетические установки, размещенные в основном в прибрежных зонах. По совокупному ветроэнергетическому потенциалу Россия выступает мировым лидером (после нее идут США и Китай). Для развития солнечной энергетики благоприятные возможности развития в Бурятии и Краснодарском крае. Развитие «зеленого» сектора в экономике России имеет неплохие предпосылки в сельском и лесном хозяйстве, а также — туризме.

Таблица 2
Развитие возобновляемых источников энергии в РФ к 2024 г. [31]
Вид генерацииМощность (МВт)
1Ветроэнергетика3351,2
2Солнечная энергетика1759,4
3Малые ГЭС (до 25 МВт)425,4
 Итого5536

В началу 2015 г. портфель российских инвестиционных проектов в сфере возобновляемых источников энергии был более 100 млрд рублей, а к 2025 г. составит порядка 3,5 трлн рублей [32]. Это становится эффективным инструментом внедрения «зеленых» технологий.
Казахстан в октябре 2010 г. на VI Министерской конференции «Окружающая среда и развитие» стран Азиатско-Тихоокеанского региона в Астане выдвинул инициативу «Зеленый мост», которая может стать мостом между Азиатско-Тихоокеанским и Европейским регионами и нацелена на переход к «зеленой» экономике на большом пространстве [33]. Эта инициатива в 2011 г. была поддержана Генеральной Ассамблеей ООН. В 2012 г. на Конференции ООН по устойчивому развитию «РИО+20» была рассмотрена казахстанская программа партнерства «Зеленый мост» и «Глобальная энергоэкологическая стратегия», которые предусматривали совместные действия и механизмы по формированию благоприятных условий для перехода к «зеленой» экономике и поддержаны всеми участниками Всемирного Саммита.
В Казахстане в 2013 г. разработана Концепция по переходу к «зеленой» экономике, в которой поставлена задача вхождения страны к 2050 г. в число тридцати наиболее развитых стран мира при минимизации нагрузки на окружающую среду и деградации природных ресурсов [34]. Концепция будет реализована в 3 этапа (см. табл. 3).
На первом этапе (2013–2020 гг.) ставится задача оптимизации использования ресурсов, повышения эффективности природоохранной деятельности и формирование «зеленой» инфраструктуры.
На втором этапе (2020–2030 гг.) на основе созданной «зеленой» инфраструктуры поставлена задача стимулировать экономику на бережное использование воды, внедрение ВИЭ, поддержание высоких стандартов энергоэффективности при строительстве сооружений [35].
Переход к «зеленой» экономике на третьем этапе — 2030–2050-е гг. — будет осуществляться на принципах «третьей промышленной революции», требующих использования природных ресурсов при условии их возобновляемости и устойчивости.
Выделены 7 направлений развития казахстанской «зеленой» экономики:
– внедрение ВИЭ;
– энергоэффективность в жилищно–коммунальном хозяйстве;
– органическое земледелие в сельском хозяйстве;
– совершенствование системы управления отходами;
– совершенствование системы управления водными ресурсами;
– развитие «чистого» транспорта;
– сохранение и эффективное управление экосистемами.
По расчетам специалистов, к 2050 г. развитие «зеленой» экономики в стране даст дополнительно прирост ВВП на 3%, позволит создать более 500 тысяч новых рабочих мест, развивать новые отрасли промышленности и сферы услуг; повысить качество жизни населения [36].
В Белоруссии уделяется большое внимание развитию «зеленой» экономики. С 2015 по 2017 гг. в республике осуществлялся проект «Содействие переходу Республики Беларусь к “зеленой” экономике», общим объемом 5 млн евро, который финансировался Европейским Союзом и реализовывался совместно с Программой развития ООН [37]. Результатами реализации проекта стало: получение возможности для дополнительной занятости 270 человек; доработка портала «Зеленая карта», содержащего информацию о важнейших экологических объектах страны [38].

Таблица 3
Основные цели и целевые индикаторы «зеленой» экономики Казахстана (2020–2050 гг.) [36]
СекторОписание цели202020302050
Водные ресурсыУстранение дефицита водных ресурсов на национальном уровнеОбеспечить водой населениеОбеспечить водой сельское хозяйство к 2040 г.Решить проблемы водоснабжения
Ликвидация дефицита водных ресурсов на уровне бассейновМаксимальное покрытие дефицита по бассейнам к 2025 г.Отсутствие дефицита по каждому бассейну
Сельское хозяйствоПроизводительность труда в сельском хозяйствеУвеличение в 3 раза
Урожайность пшеницы (т/га)1,42,0
Затраты воды на орошение (м3/т)450330 
ЭнергоэффективностьСнижение энергоемкости ВВП от уровня 2008 г. (в %)253050
ЭлектроэнергетикаДоля альтернативных источников в выработке электроэнергии (в %)33050
Доля газовых электростанций в выработке электроэнергии (в %)202530
Снижение относительно текущего уровня выбросов углекислого газа в электроэнергетике (в %)Уровень 2012 года-15-40
Загрязнение воздухаВыбросы оксидов серы и азота в окружающую средуЕвропейский уровень выбросов
Утилизация отходовПокрытие вывоза твердых бытовых отходов (в %)100
Санитарное хранение мусора (в %)95
Доля переработанных отходов (в %)4050

В 2016 г. разработан и утвержден Советом Министров «Национальный план действий по развитию “зеленой” экономики в Республике Беларусь до 2020 года», который составлен в соответствии с Программой социально-экономического развития Республики Беларусь на 2016–2020 годы, утвержденной Указом Президента Республики Беларусь от 15 декабря 2016 г. № 466. В «Национальной стратегии устойчивого социально-экономического развития на период до 2030 года» также отмечена приверженность курсу на развитие «зеленой» экономики.
В «Национальном плане» «зеленая» экономика определена как модель организации экономики, направленная на достижение целей социально-экономического развития при существенном сокращении экологических рисков и темпов деградации окружающей среды. Определены принципы «зеленой» экономики [39]:
– соответствие целям устойчивого развития;
– рациональное и эффективное использование ресурсов, устойчивое потребление и производство;
– включение экологических и социальных ценностей в систему экономического учета;
– приоритетность применения «зеленых» инструментов и подходов при достижении целей устойчивого и социально-экономического развития;
– повышение конкурентоспособности и обеспечение роста в ключевых секторах экономики.
Намечены 2 этапа перехода страны к «зеленой» экономике. Первый этап — 2016–2020 гг. — переход к качественному сбалансированному росту экономики путем ее структурно-институциональной трансформации на принципах «зеленой» экономики. Второй этап — 2021–2030 гг. — переход к стабильному устойчивому развитию и достижению высокого качества человеческого потенциала на основе развития «зеленой» экономики и ускоренного совершенствования высокотехнологичных производств.
В качестве приоритетных направлений развития «зеленой» экономики в республике выбраны: развитие электротранспорта, проведение в жизнь концепции «умных» городов; строительство энергоэффективных жилых домов, снижение энергоемкости ВВП, повышение энергоэффективности, повышение потенциала развития возобновляемых источников энергии, производство органической продукции; устойчивое потребление и производство; развитие экологического туризма.
Белоруссия активно участвует в 14 глобальных и 10 европейских международных природоохранных конвенциях, которые являются основой для многостороннего сотрудничества и позволяют ежегодно в рамках международной технической помощи привлекать в страну около 5 миллионов долларов США для решения природоохранных проблем. Реализация проекта «Развитие лесного сектора Республики Беларусь» осуществляется за счет кредита Всемирного банка в размере 40,7 млн долларов США и связанного с ним гранта Глобального экологического фонда в размере 2,7 млн долларов США [40].
Республика Беларусь участвует в проекте «Экологизация экономики в странах Восточного партнерства Европейского Союза», который реализуется совместно ЕЭК ООН, ОЭСР, ЮНЕП и ЮНИДО. Европейский Союз на осуществление данного проекта выделил 5 млн евро, за счет чего реализованы 23 пилотных проекта и инициативы в различных регионах Белоруссии [40]
Результатом реализации «Национального плана» должно стать поэтапное преобразование национальной экономики на принципах «зеленой» экономики и достижения целей устойчивого развития; гармонизация экономических, экологических и социальных интересов.
Киргизия в 2013 г. приняла «Программу перехода к устойчивому развитию Кыргызской Республики на период 2013–2017 годы». В мае 2016 г. на Ассамблее ООН по окружающей среде (UNFA-2) (Найроби, Кения) страна официально присоединилась к инициативе ООН «PAGE» (Partnership for action on green economy) — «Партнёрство за действия в интересах зеленой экономики»). Эта инициатива была образована пятью агентствами ООН: Программой ООН по окружающей среде (ЮНЕП), Международной организацией труда (МОТ), Организацией ООН по промышленному развитию (ЮНИДО), Программой развития ООН (ПРООН) и Институтом ООН по обучению и исследованиям (ЮНИТАР). 11 стран официально являются партнерами и получают прямую поддержку со стороны PAGE: Монголия, Перу, Буркина-Фасо, Китай (провинция Цзянсу), Гана, Маврикий, Сенегал и Южная Африка (ЮАР), Кыргызстан, Бразилия (штат Мату-Гросу), Барбадос.
Министерство экономики Киргизии к концу 2018 г. намерено разработать концепцию перехода к «зеленой» экономике, основу которой должны составлять «зеленые» стандарты. В настоящее время определены приоритеты развития экономики Киргизии в рамках инициативы PAGE [41]. :
– рациональное освоение и эффективное использование природного капитала: водные ресурсы, земельные ресурсы, лес и биоразнообразие;
– энергосбережение и энергоэффективность, возобновляемые источники энергии;
– развитие органического сельского хозяйства;
– развитие экотуризма;
– образование для устойчивого развития;
– внедрение принципов «зеленого» финансирования;
– использование системы мониторинг и оценки озеленения экономики
В Армении пока не принята стратегия «зеленой» экономики, но по итогам 2017 г. доля возобновляемых источников энергии в энергобалансе страны составляла 32,5%. Это значительно больше, чем в других странах ЕАЭС: в Белоруссии ВИЭ занимали 4%, в Казахстане — 1,3%, Кыргызстане — 0,1% и России — 19% энергобаланса страны [42].
Страны Евразийского экономического союза рассматривают вопрос о расширении использования ВИЭ в своих энергобалансах. Евразийская Экономическая Комиссия планирует включить в Договор о ЕАЭС тематику возобновляемой энергетики, чтобы сделать эту работу системной. В настоящее время в Договоре о ЕАЭС нет специального раздела, регулирующего экологические отношения между странами, существует только Соглашение о взаимодействии в сфере экологии и охраны окружающей среды. Принято решение об образовании Межгосударственного экологического совета.
При переходе к «зеленой» экономике следует совершенствовать правовое регулирование с целью минимизации экологических рисков в регионах трансграничного взаимодействия, в частности, при реализации мегапроекта «Экономический пояс Шелкового пути». Россия не ратифицировала Конвенцию Эспо 1991 г. об оценке воздействия на окружающую среду в трансграничном контексте; не подписала и не ратифицировала Орхусскую конвенцию 1998 г. о доступе к информации, участии общественности в процессе принятия решений и доступе к правосудию по вопросам окружающей среды. Это сдерживает экологическую модернизацию российской экономики. В то же время Казахстан и Киргизия ратифицировали Конвенцию Эспо, которая является единственным инструментом, позволяющим требовать проведения стратегической экологической экспертизы трансграничных проектов, в том числе «Экономического пояса Шелкового пути», и оценки их кумулятивного эффекта.
Выводы. Таким образом, «зеленая» экономика является стратегическим направлением развития как мировой экономики в целом, так и стран ЕАЭС. Одним из приоритетных направлений экологических отношений государств ЕАЭС является создание нормативных актов, позволяющих унифицировать и гармонизировать экологическое законодательство, в том числе и по развитию «зеленой» экономики. Большое значение для развития «зеленой» экономики в евразийских странах призваны сыграть Евразийские технологические платформы, в частности технологическая платформа «Технологии экологического развития». Стратегия «зеленой» экономики должна стать моделью устойчивого развития стран ЕАЭС на долгосрочную перспективу.


Литература
1. Pearce, D. Blueprint for a Green economy / D. Pearce, A.Markandya, E.Barbier. — London E: Earthscan Publications Ltd.,1989. — 192 p.
2. Глобальный «зеленый» новый курс: доклад UNEP. — 2009. URL: http://greenlogic.by/content/files/GREENTRANSPORT/UNEP90_RUS.pdf (дата обращения: 28.04.2018)
3. The Green Economy Pocketbook: the case for action. — London: Green economy coalition? 2012. — 58 p.
4. Седьмая Конференция Министров «Окружающая среда для Европы» Астана, Казахстан21–23 сентября 2011 года: докл. о работе. URL: http://www.unece.org/fileadmin/DAM/env/documents/2011/ece/ece.astana.conf.2011.2.add.1.r.pdf (дата обращения: 15.04.2018)
5. Яшалова Н.Н. Зеленая экономика: региональный аспект. — СПб.: Изд-во Политехн. Ун-та, 2014. — С. 28.
6. Порфирьев Б.Н. «Зеленая» экономика: реалии, перспективы и пределы роста. — М.: Московский Центр Карнеги, 2013.
7. Зомонова Э.М. Стратегия перехода к «зеленой» экономике: опыт и методы измерения. — Новосибирск.: ГПНТБ СО РАН, 2015. — с. 29 — 283 с.
8. Фюкс Р. Зеленая революция: Экономический рост без ущерба для экологии / Пер. с нем. — М: Альпина нон-фикшн, 2016. — 330 c.
9. Храмков А. «Зеленая экономика» для Казахстана. Ждем когда созреет. URL: http://www.centrasia.ru/newsA.php?st=1356541500(дата обращения: 11.05.2018)
10. Green Evolution. Зеленые технологии. [Электронный ресурс], URL: http: http://greenevolution.ru/enc/wiki/zelenyetexnologii/ (дата обращения: 02.06.2018)
11. Малков С., Максимов А. Глобальное развитие: моделирование и прогноз // Экономист. — 2018. — № 4. — С. 33.
12. Перелет Р.А. Системное управление переходом к устойчивому развитию // Труды Института системного анализа Российской академии наук. — 2009. — Т. 42. — С. 78–103.
13. Перелет Р.А.Переход к эре устойчивого развития? // Россия в окружающем мире:2003 (аналитический ежегодник). — М.: Изд-во МНПЭУ, 2003. — С. 10–31.
14. Бобылев С.Н., Захаров В.М. «Зеленая» экономика и модернизация. Эколого-экономические основы устойчивого развития, Бюллетень Центра экологической политики России «На пути к устойчивому развитию России». — 2012. — № 60.
15. Видмер М. «Зелёная экономика»: будущая необходимость или дорогая авантюра? URL: https://business-swiss.ch/2016/09/zelyonaya-e-konomika/ (дата обращения: 12.05.2018)
16. Марина Гусенко. Кадры зеленеют // Российская газета. RG.RU.URL: https://rg.ru/2018/05/15/zelenaia-ekonomika-sozdast-24-mln-novyh-rabochih-mest.html (дата обращения: 4.06.2018)
17. Акулов А.О. Эффект декаплинга в индустриальном регионе (на примере Кемеровской области) // Экономические и социальные перемены: факты, тенденции, прогноз. — 2013 — 4(28). [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://cyberleninka.ru/article/n/effekt-dekaplinga-v-industrialnom-regione-na-primere-kemerovskoy-oblasti (дата обращения: 2.04.19.);
18. Лимарева Д.А. Декаплинг как фактор разрешения противоречия между увеличением народонаселения и реализацией концепции «зеленой» экономики // SCI-ARTICLE. — 2013. — № 2. URL: -sci-artcle.ru/stat.php?i=dekapling_kak_faktor_razresheniya_protivorechiya_mezhdu_uvelicheniem_narodonaseleniya_i_realizaciey_koncepcii_zelenoy_ekonomiki (дата обращения: 30.04.2018)
19. Мировой рынок зелёных технологий вырастет к 2025 году до 5,9 трлн евро. URL: http://renen.ru/the-global-market-of-green-technologies-will-grow-to-eur-5–9-trillion-by-2025/ (дата обращения: 23.05.2018)
20. Национальный план действий по развитию «зеленой» экономики в Республике Беларусь до 2020 года.URL: http://www.pravo.by/upload/docs/op/C21601061_1482872400.pdf (дата обращения: 2.06.2018)
21. G20 Green Finance Study Group G20 Green Finance Synthesis Report, 15.07.2016.URL: http://unepinquiry.org/wp-content/uploads/2017/07/2017_GFSG_Synthesis_Report_EN.pdf (дата обращения: 1.06.2018)
22. Princioles for Responsible Investment. URL: http://www.unpri.org (дата обращения: 30.05.2018)
23. Березина Е. В России хотят создать «зеленый» банк // Российская газета. — 2017. — № 7460(294). URL: https://rg.ru/2017/12/26/v-rossii-predlozhili-sozdat-bank-dlia-finansirovaniia-ekologicheskih-proektov.html
24. Дайман С.Ю., Момот Р.В., Аджиенко Г.В. Информационный бюллетень. Март 2017. Чистые технологии и устойчивое развитие. Выпуск 1. «Зеленая» экономика России: новые инвестиционные возможности. URL: http://www.ey.com/Publication/vwLUAssets/EY-ccass-newsletter-march-2017/$FILE/EY-ccass-newsletter-march-2017.pdf (дата обращения: 12.05.2018)
25. Рейтинг стран мира по уровню валового внутреннего продукта. URL: http://gtmarket.ru/ratings/rating-countries-gdp/rating-countries-gdp-info (дата обращения: 12.05.2018)
26. Ушаков И.В. Экологическая повестка XIX съезда КПК // Проблемы Дальнего Востока. — 2018. — № 1. — С. 81.
27. Новый устав для храма природы. URL: https://www.sb.by/articles/novyy-ustav-dlya-khrama-prirody.html (дата обращения: 2.05.2018)
28. Информационный бюллетень. Март 2017. Чистые технологии и устойчивое развитие. Выпуск 1. http://www.ey.com/Publication/vwLUAssets/EY-ccass-newsletter-march-2017/$FILE/EY-ccass-newsletter-march-2017.pdf (дата обращения: 12.05.2018)
29. «Зеленая» экономика и модернизация. Эколого-экономические основы устойчивого развития: Бюллетень «На пути к устойчивому развитию России» / С.Н. Бобылев, В.М. Захаров. — М.: Ин-т устойчивого развития Общественной Bulletins/B_60.pdf (дата обращения: 2.05.2018)
30.»Зеленому» банку зеленый свет // Региональная Россия. — 2017. — № 9. «Зеленая» экономика России: новые инвестиционные возможности. URL: http://www.regruss.ru/9831/ (дата обращения: 1.06.2018)
31. Официальные цели развития ВИЭ в Российской Федерации // http://renen.ru/wp-content/uploads/2017/12/Russia-RES-targets-2.jpg (дата обращения: 12.05.2018)
32.»Зеленый свет» «зеленой» экономике: Россия на пути к устойчивому развитию. URL: http://tass.ru/obschestvo/3977766 (дата обращения: 29.05.2018)
33. «Зеленая экономика» Казахстана.URL:http://karlib.kz/index.php/ru/resursy/tematicheskie-spiski/672-zelenaya (дата обащения:2.05.2018)
34. Стратегия Казахстана: 2050. URL: http://strategy2050.kz/ru/book/post/id/20/ (дата обращения:20.05.2018)
35. Казахстан начал переход к «зеленой экономике». URL: https://www.nur.kz/265882-kazahstan-nachal-perehod-k-zelenoj-ekonomike.html (дата обращения: 20.045.2018)
36.Концепция по переходу Республики Казахстан к «зеленой экономике». — Астана, 2013. — С. 6–7. URL: http://strategy2050.kz/static/files/Concept_Rus.pdf (дата обращения: 1.06.2018)
37. Проект «Содействие переходу Республики Беларусь к «зеленой» экономике». URL: http://www.greenlogic.by/index_ru.html (дата обращения:1.06.2018).
38. Гаврыш В. «Зеленая» экономика в Беларуси есть! // Белорусская лесная газета. — 2017. — 7.12. — № 49(1175). url: http://lesgazeta.by/news/vsled-za-sobytiem/%c2%abzelenaja%c2%bb-jekonomika-v-belarusi-est (дата обращения: 2.06.2016).
39. Национальный план действий по развитию «зеленой» экономики в Республике Беларусь до 2020 года. URL: http://www.pravo.by/upload/docs/op/C21601061_1482872400.pdf (дата обращения: 2.06.2018).
40. Зеленая экономика. URL: http://www.economy.gov.by/ru/test-18-ru/ (дата обращения: 20.05.2018).
41. Аманова А.О государственных мерах по продвижению зеленой экономики в Кыргызской Республике. URL: https://www.unido.org/sites/default/files/files/2017–12/P2_3_Kyrgystan_Amanova.pdf (дата обращения:2.06.2018).
42. ЕЭК систематизирует работу по энергоэффективности и «зеленой» энергетике в ЕАЭС. URL: https://www.alta.ru/ts_news/61126/ (дата обращения: 12.06.2018).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия