Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (67), 2018
ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ. МАКРОЭКОНОМИКА
Петижев А. Д.
аспирант Финансового университета при Правительстве Российской Федерации (г. Москва)

Глобальные научные революции: пути развития и угрозы потери устойчивости промышленности
Статья посвящена рассмотрению исторических этапов индустриальных революций, их влиянию на технологическое развитие, а также анализу изменений в промышленной сфере. Выделены тренды развития и риски, а также представлен вывод о влиянии на промышленность
Ключевые слова: индустрия 4.0, научные революции, новые технологии, интернет вещей (IoT), диджитализация, устойчивость
УДК 338.1; ББК 65.050; 65.730   Стр: 99 - 102

На современном этапе развития мировой экономики наиболее эффективно развиваются новые технологии, появление которых обусловлено диджитализацией и IT-технологиями, число которых неограниченно, при этом основу четвёртой индустриальной революции, по мнению Клауса Шваба [8, с. 28–30], составляют три основные группы:
● физика — автономные транспортные средства, 3D-печать, совершенные роботы, новые материалы;
● IT-технологии — интернет вещей (IoT), «экономика по запросу». Возник фундаментальный вопрос: «Что лучше — владеть платформой или активами, которые её используют?»;
● биология — генная инженерия, 3D-печать органов и пр.
При этом четвёртая индустриальная революция окажет существенное влияние на глобальную экономику с изменением всех макропоказателей: ВВП, инвестиции, производительность, потребление, занятость, торговля, инфляция и другие. Клаус Шваб предлагает сосредоточиться на двух направлениях: производительность и занятость в виду того, что тренды в экономике показывают замедление темпов роста: до кризиса 2008 года темпы роста глобальной экономики составляли 5% в год, что давало основания предполагать их сохранение в посткризисный период. Однако до настоящего времени, рост мировой экономики составляет 3,7% в год, с его увеличением до 3,9% в 2018–2019 гг., по прогнозам МВФ [3].
Это обусловлено в основном тем, что несмотря на экспоненциальный рост технологий и инвестиций в инновации, производительность труда растёт медленно, что практически не поддаётся объяснению. При этом инновационные товары и услуги более функциональны и лучшего качества с их реализацией на рынках, фундаментальные характеристики которых в значительной степени отличаются от традиционных. Также необходимо учитывать, что используемые методы статистики могут некорректно учитывать потребительские излишки в общих продажах, что в значительной степени искажает показатель продуктивности.
Указанные явления современного этапа развития новых технологий в рамках четвёртой индустриальной революции в значительной степени отличается от предыдущих, которые вызывали резкие и кардинальные изменения в жизни людей. Первые серьёзные перемены произошли 10 тыс. лет назад посредством одомашнивания диких животных и перехода к сельскому хозяйству, что обеспечило повышение эффективности добычи пропитания, перемещения и перевозки грузов, обмена информацией, что, в конечном итоге, привело к росту численности населения, появлению крупных городов. За аграрной революцией последовала серия индустриальных революций (ИР) (см. рис. 1).
Рис. 1. Этапы научных революций
Источник: составлено автором
Основой первой ИР (конец XVIII — конец XIX веков) являются изобретение парового двигателя, строительство железных дорог, механизация производства.
Вторая ИР (конец XIX — начало XX веков) характеризуется изобретением электричества и конвейера, что сделало производство массовым.
Третья ИР, которую называют компьютерной или цифровой, так как её катализатором стало создание полупроводников, электронных вычислительных машин (1960-е), персональных компьютеров (1970–1980-е) и Всемирной паутины (1990-е).
В настоящее время прорывные технологии в значительной степени изменяют повседневную жизнь человечества, его убеждения и ценности, приводя к изменению существующих устоев. При этом, избежать грядущих перемен практически невозможно, но вполне реально направить их течение в нужном направлении с целью минимизации возможных негативных последствий. По мнению Клауса Шваба [8, c. 14], основателя и Президента Всемирного Экономического Форума в Женеве, мир входит в четвёртую индустриальную революцию, термин которой был предложен в 2011 году на выставке в Ганновере. Атрибутами «Индустрии 4.0»или «второго века машин» [2, c. 53] являются: повсеместный интернет, компактные и мощные компьютеры, искусственный интеллект и машинное обучение. Отличительными особенностями данной революции от предыдущих являются:
Во-первых, темпы развития, ввиду сокращения времени перехода от одной революции к другой, что наглядно показано на рисунке 1. Ввиду того, что каждая последующая инновация создает всё более эффективные технологии, что обеспечивает экспоненциальное развитие революции, не имеющее место за всю историю человеческого общества.
Во-вторых, размерность изменений. На стыке взаимопроникновения реального и виртуального миров рождаются прорывные технологии, объединяющие между собой совершенно разные решения. Системы становятся всё более сложными и интегрированными, с их изменением и по вертикали, и по горизонтали. При этом затрагиваются все уровни: человек, общество, государство, мир.
В-третьих, меняются целые системы, так как новые технологии влияют на внутренние и внешние составляющие всех систем, что требует пересмотра базовых понятий: власть, деньги, собственность, идентичность.
При этом следует иметь в виду, что четвёртая индустриальная революция несёт ряд угроз: усиление неравенства и поляризации общества в силу глобальных перемен на рынке труда, которые окажут непосредственное влияние на благосостоянии развитых групп населения. Наибольшую угрозу представляет то, что оружие с масштабным эффектом воздействия может быть доступно отдельным индивидам.
В этой связи необходима, в рамках развития четвёртой индустриальной революции, разработка мер реагирования на её негативные проявления, что требует ответа на множество вопросов: что действительно означает «Индустрия 4.0»? Что влечёт за собой диджитализация для производства? Насколько основательной будет её влияние на существующие ценности? Какие возможности развития бизнеса для конкретной компании существуют в ближайшей перспективе? Такое количест­во вопросов показывает значительную неопределенность, связанную как с тем, что действительно из себя представляет «Индустрия 4.0», так и тем, как компании должны реагировать на изменяющуюся внешнюю промышленную среду. В настоящее время известно, что диджитализация повлечёт за собой множество рисков и проблем, основные из них заключаются в следующем [6, c. 15]:
● угроза «цифровому суверенитету» страны и пересмотр роли государства в трансграничном мире «Цифровой» экономики;
● снижение уровня безопасности данных;
● уменьшение числа рабочих мест низкой и средней квалификации;
● повышение уровня сложности бизнес-моделей и схем взаимодействия;
● резкое усиление конкуренции во всех сферах экономики;
● изменение в моделях поведения производителей и потребителей;
● необходимость пересмотра административного и налогового кодексов.
По мнению компании McKinsey&Company [9, c. 7], «Индустрию 4.0» определяется как диджитализация производственного сектора, сопряжённая с датчиками и сенсорами, которые будут встроены практически во всё производственное оборудование, с повсеместным внедрением киберфизических систем и анализом всех соответствующих данных.
Поскольку «Индустрия 4.0» влияет на критически важные процессы, ожидается, что трансформация будет долгосрочной, но темпы изменений будут медленными. Из-за длительных инвестиционных циклов, компании склонны быть консервативными в принятии решений, когда дело доходит до значительных прорывных технологий. Однако в то время как большая часть стоимости, созданная в ходе предшествующих промышленных революций, произошла от модернизации производственных активов в отдельных случаях от 80% до 90% при переходе на пар и автоматизацию — ожидаемые ресурсоёмкие капвложения (CAPEX) в обновления в «Индустрии 4.0» составят лишь половину — от 40% до 50%. Прорывные технологии, которые во многих случаях не связаны с крупными модернизациями оборудования, позволят повысить производительность в новых бизнес-моделях, а также кардинально изменят конкурентный ландшафт.
Почему «Индустрия 4.0» создает такой интерес? Компании назначают специализированные команды и создают межотраслевые сети для развития своего бизнеса. Одна из причин, по которой промышленные игроки вкладывают значительные ресурсы в «Индустрию 4.0», состоит в том, что традиционные рычаги повышения производительности были исчерпаны. Аутсорсинг и оффшоринг позволили повысить рентабельность в 1990-х годах путём перевода низкоквалифицированного труда в страны с низкими издержками производства. В 2000-х годах преимущества оффшоринга стали сокращаться по мере роста заработной платы в странах с низкими издержками и увеличения стоимости фрахта.
В России достаточна высокая стоимость труда резидентов приводит к притоку мигрантов. В большей степени занятость иностранных мигрантов наблюдается в строительной (34%) и обрабатывающей (10%) отраслях, а также в сфере услуг (13%) [4, c. 12]. По данным рисунка 2, можно констатировать снижение численности мигрантов в стране с 2015 года. Изменение за анализируемый период в целом можно назвать положительным, особенно на фоне негативного опыта некоторых европейских стран.
Рис.2. Численность иностранных граждан, пребывающих в РФ на конец каждого месяца в 2013–2017 гг., млн чел. [4, c. 10]
Источник: данные ФМС РФ, ГУВМ МВД РФ
Время выхода товара на рынок и отзывчивость клиентов являются сегодня ключевыми факторами конкурентоспособности, поэтому компании инвестируют в технологии автоматизации и роботизации, которые имеют необходимый потенциал для отказа от рабочей силы стран с низкими издержками в любой точке мира. Компании перепроектируют свои производственные сети. Давление на компании продолжает расти и многие из них находятся в поиске новых возможностей для повышения производительности.
Прорывные технологии «Индустрии 4.0», такие как производство с IT-поддержкой и увеличенной вычислительной способностью, обещают развитие «умных» заводов с высоким уровнем эффективности. Производственные данные являются основным драйвером развития: руководители разных отраслей используют данные и аналитику для достижения постепенного создания стоимости. Подход использования больших данных и продвинутой аналитики может привести к увеличению объёма производства на 20–25% и сокращению простоев до 45% [9, c. 11].
Термин «Индустрия 4.0» предполагает серьезный прорыв в производственной цепочке создания стоимости. При этом, существует два барьера, которые могут ограничить потенциал четвёртой индустриальной революции.
Во-первых, низкий уровень лидерства. Поскольку изменения глобальные как по горизонтали, так и по вертикали, придется переосмыслить социальные, общественные и политические системы. Для этого уровень лидерства и понимания происходящих процессов должен отвечать требованиям четвёртой индустриальной революции. Чтобы управлять такого масштаба инновациями, нужна институциональная основа, которая сегодня отсутствует на национальном и глобальном уровнях.
Во-вторых, отсутствие паблисити. Важно, чтобы все участники процесса — правительство, общественные институты, частный сектор, рядовые граждане — увидели конечные выгоды. Для этого необходимо активно информировать на постоянной основе о возможностях и вызовах четвёртой индустриальной революции, делать это последовательно и позитивно.
При этом не все компании с продолжительной историей смогут пережить данную волну цифровой трансформации. По данным журнала «Forbes», на сегодняшний день ликвидированы 52% компаний из рейтинга «Fortune 500»за 2000 год [7]. Но те, которые смогут перестроиться под новые реалии, выиграют вдвойне: как показывает практика, потребители лояльны к уважаемым брендам и готовы оставаться с ними, при их переходе на индивидуальный подход.
Предприятиям, на протяжении длительного времени выпускающим одинаковую продукцию, приходится перестраиваться, так как внедрение принципов «Индустрии 4.0» позволяет получить ряд преимуществ, недоступных в традиционных моделях прошлого. Например, теперь компании посредством применения принципа индивидуального подхода могут персонализировать заказы согласно личным предпочтениям клиентов, что резко повышает их лояльность. Старые заводы и фабрики превращаются в «умные» и начинают выпускать буквально штучные продукты по индивидуальному заказу. При этом снижаются удельные затраты на производство единицы продукции, компании получают возможность производить уникальный персонализированный продукт по стоимости массового стандартизированного продукта.
К 2017 году цифровая революция вошла в свою решающую фазу — каждый второй житель Земли был подключён к интернету. По оценкам Глобального института McKinsey (MGI) [1, c. 7], в следующие 20 лет около половины рабочих процессов могут быть автоматизированы, и по масштабам этот процесс будет сопоставим с промышленной революцией XVIII–XIX веков.
Четвёртая индустриальная революция уникальна по темпам, размерности и системности трансформаций, которые происходят во всех направлениях, и скорость их постоянно возрастает. Двигателем перемен стали диджитализация, которая объединила физические объекты и виртуальные сети. В результате, потенциально стало возможным всё, что не противоречит законам природы. Одним из основных прорывов, важнейшим мегатрендом –является изменение физического мира. Беспилотные транспортные средства на суше, в воздухе и воде сделают перемещение людей и грузов более эффективным. 3D-печать позволит создавать любые объекты. Новые материалы решат проблему утилизации. Взаимодействие человека с роботом станет повседневным.
IT-технологии — еще один глобальный тренд. Интернет вещей позволит проводить удаленный мониторинг производственного оборудования, использовать ресурсы более эффективно. Люди смогут обмениваться любыми ценностями с помощью блокчейн, при этом не требуется контролирующая сторона. По расчетам PWC [5, c. 6–7], к 2025 году кумулятивный эффект от внедрения Интернета вещей в шести сферах, представленных в таблице 1, — составит порядка 2,8 трлн рублей.

Таблица 1
Ожидаемый эффект от внедрения технологий IoT в России [5, c. 6–7]
Сфера примененияПериодЭкономический эффект
ЭлектроэнергетикаДо 2025 г.532 млрд руб.
ЗдравоохранениеДо 2025 г.536 млрд руб.
Сельское хозяйствоДо 2025 г.469 млрд руб.
ЛогистикаДо 2025 г.542 млрд руб.
Городская среда2018–2025375 млрд руб.
«Умные» домаДо 2025 г.387 млрд руб.

Любая технология способна как улучшить жизнь, так и ухудшить. Благодаря эффекту платформы, ценности могут оказаться в руках небольшого числа людей. Автоматизация вынудит работников менять профессии. Четвёртая индустриальная революция может усилить неравенство, что вызовет напряженность в обществе. Особое беспокойство вызывают угрозы в области безопасности. Смертельные технологии станут более доступны. Уже сегодня вооруженные конфликты происходят не только на определенной территории, но и в киберпространстве, которое не имеет физических границ, в результате столкновение интересов становится глобальным.
Угроза кибератак возрастает во всём мире, полностью построенном на беспроводных коммуникациях. Интернет вещей (IoT) подразумевает, что физические цели, такие как подключённая к общей интернет-сети техника, будут представлять интерес для хакеров. К примеру, системы удаленного доступа управления системами, будут сильно подвержены атакам, например, саботаж инфраструктуры или промышленных объектов. Компании должны защищаться от всех видов атак, будь то внутриорганизационная утечки данных или корпоративная разведка, политически мотивированные хакеры и организованная группы хакеров. Кибербезопасность создает значительные риски и потребность в защите, требует повышения эффективности управления киберрисками.
«Индустрия 4.0» повлияет на промышленность в значительной степени, но эти изменения будут в большей степени не физического характера как, например, тотальное обновление оборудования в ходе предыдущей индустриальной революции, а цифрового. При этом нацелены они будут на увеличение эффективности существующих активов и персонализации продукции. Стоит выделить несколько основных эффектов, которые произойдут в бизнесе: увеличение потребительских ожиданий от продуктов, улучшение качества производимых товаров, повсеместные инновации. Руководство промышленных компаний должно научиться понимать изменения во внешней среде и динамически под них подстраиваться, искать новые возможности для бизнеса и постоянно развиваться. Мы находимся в начале четвёртой индустриальной революции и способны влиять на её развитие. Вызовы технологического прогресса — это возможности. Мир быстро меняется, тесно взаимосвязан, сложен и фрагментирован. Но уже сегодня возможно создать будущее таким образом, чтобы в выигрыше оказались все.


Литература
1. Аптекман А., Калабин В., Клинцов В., Кузнецова Е., Кулагин В., Ясеновец И. Цифровая Россия — Новая реальность // Отчёт «McKinsey&Company», 2017. — 133 с.
2. Бринолфссон Э., МакАфи Э. Второй век машин / [Электронный ресурс] // Официальный сайт «Интернет бизнес в Украине» URL: https://hub.kyivstar.ua/wp-content/uploads/2015/04/KSBD_23__5.pdf (дата обращения: 17.05.2018 г.)
3. Бюллетень основных прогнозов ПРМЭ (Перспективы развития мировой экономики) от 22 января 2018 г. / [Электронный ресурс] // Официальный сайт «Международный Валютный Фонд» URL: http://www.imf.org/ru/Publications/WEO/Issues/2018/01/11/world-economic-outlook-update-january-2018(дата обращения: 14.05.2018 г.)
4. Деминцева Е.Б., Мкртчян Н.В., Флоринская Ю.Ф. Миграционная политика: диагностика, вызовы, предложения // Отчёт Центра Стратегических Разработок, 2018. — 55 с.
5. Интернет вещей (IoT) в России. Технология будущего, доступная уже сейчас // Отчёт PricewaterhouseCoopers, 2017. — 64 с.
6. Кешелава В.А. Введение в «Цифровую» экономику / под общ. ред. А.В. Кешелава. — ВНИИГеосистем, 2017. — 28 с.
7. Рагимова С. Цифровая Индустрия 4.0 / [Электронный ресурс] //Официальный сайт «Forbes» URL: http://www.forbes.ru/brandvoice/sap/345779-chetyre-nol-v-nashu-polzu(дата обращения: 19.05.2018 г.)
8. Schwab K. The Fourth Industrial Revolution // First Edition, New York: Crown Business, 2017. — 192 p.
9. Wee D., Kelly R., Cattell J., Breunig M. Industry 4.0 — How to navigate digitization of the manufacturing sector // McKinsey & Company report, 2015. — 62 p.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия