Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (67), 2018
ПРОБЛЕМЫ МАРКЕТИНГА. ЛОГИСТИКА
Букринская Э. М.
доцент кафедры логистики и управления цепями поставок
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
кандидат экономических наук,

Мясникова Л. А.
профессор кафедры логистики и управления цепями поставок
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук,


Логистика взаимодействия участников системы обращения с отходами
В статье отмечается необходимость перехода к экономике замкнутого цикла. Характеризуются модели и логистические концепции, соответствующие ее задачам. Раскрываются условия реализации логистики взаимодействия участников системы обращения с отходами. Исследуются проблемы организации взаимодействия элементов отрасли по обращению с отходами: государства, бизнеса и населения. Выявляются системные нарушения. Предлагается вариант решения проблемы на основе логистического подхода
Ключевые слова: экономика замкнутого цикла, система обращения с отходами, логистика взаимодействия, логистический подход, экотехнопарк, твердые коммунальные отходы, раздельный сбор
УДК 338.012; ББК 65.29   Стр: 152 - 157

Наиболее развитые страны мира провозгласили переход к экономике замкнутого цикла. С начала XXI века произошло удвоение мировой экономики, её объем приблизился к 80 трлн долларов США. В ХХ веке, несмотря на мировые войны, население планеты возросло почти в четыре раза, достигнув в 2018 г. 7,6 млрд человек, а к 2100 году ожидается увеличение до 11 миллиардов. Однако уже в 1996 году человечество превысило физические мощности нашей планеты. «Экологический след» (измеряемый в гектарах в год, обозначающий производительную площадь почвы, воды и воздуха, необходимого для поддержания жизнедеятельности человека) с конца XX века превышает на 30% мощности планеты Земля [2, с. 69]. В данном контексте нынешняя экономическая модель постоянно возрастающего производства и потребления и обострившиеся проблемы неравномерного развития уже представляют серьезные угрозы. К ним относятся дефицит и неравные возможности доступа к природным ресурсам и энергии, а также вызванные этим экологические, социальные и геополитические проблемы.
Ответом послужила концепция «циклической экономики» для обеспечения альтернативной модели, основанной на совершенно иных принципах. Вместо того, чтобы использовать природные ресурсы и утилизировать продукты, когда они повреждены или больше не нужны, циклическая экономика максимизирует использование материалов и сохраняет их ценность во времени. По оценкам Всемирного экономического форума, к 2025 году экономика замкнутого цикла сможет генерировать доход в размере $1 трлн, создаст более 100 тыс. новых рабочих мест и поможет избежать образования 10 млн тонн отходов. Циклическая экономика основана на использовании услуг и интеллектуальных цифровых решений, а также на разработке и производстве более прочных, ремонтируемых, многоразовых и перерабатываемых продуктов.
Возможности реализации экономики замкнутого цикла разнообразны, и мировой опыт, демонстрирующий положительные примеры совершенно в разных секторах, можно условно представить пятью моделями. Первая — организация циклических поставок за счет замены исчерпаемых ресурсов возобновляемыми, перерабатываемыми или биоразлагаемыми. Вторая — восстановление и вторичная переработка. Третья — продление жизненного цикла продукта (например, компоненты из старых образцов продукции используются в новых). Четвертая — платформы по обмену, когда потребители объединяются в использовании одного продукта. И пятая — продукт представляется как услуга и оплачивается использование продукта, а не владение им (например, каршеринг) [1].
Логистические концепции бережливого производства (lean production) и бережливого потребления (lean consumption) в полной мере соответствуют задачам построения циклической экономики и реализуют прорывной подход к управлению процессами, обеспечивающий долговременную конкурентоспособность без привлечения дополнительных ресурсов (за счет снижения потерь) и существенных капиталовложений. Стремительное распространение практик бережливого потребления демонстрирует готовность потребителя отказываться от владения товаром и только пользоваться его ресурсом с целью снижения затрат. Очевидно, что извлечение максимального результата за счет коллективного пользования ресурсами возможно только на основе взаимодействия всех участников и формирования между ними партнерских отношений за счет: признания взаимозависимости; совместного формирования и использования информации; координации и планирования совместной деятельности; общей выгоды и общих рисков; определения общих стратегических и тактических целей; совместимости основных корпоративных принципов и технологий [10, c. 506].
Все вышеизложенное актуально для решения проблемы обращения с отходами, которая становится для человечества одной из важнейших. Решение проблем такой сложности и комплексности невозможно без согласования интересов всех участников.
Логистика взаимодействия участников системы обращения с отходами должна реализовываться на основе механизма координации совместной деятельности участников как элементов единой системы, обеспечивающей информационный обмен, синхронизацию выполнения совместимых производственно-технологических и транспортно-складских процессов во времени и пространстве, направленных на выполнение стратегических и тактических целей при условии минимизации рисков и рационализации совокупных затрат.
Состояние отрасли по обращению с отходами в любой стране мира является одним из индикаторов инвестиционной привлекательности экономики. По результатам глобального исследования стран мира по уровню экологической эффективности, проведенного Центром экологической политики и права при Йельском университете в 2016 году, Россия заняла 32 место из 180 стран мира. Мировым лидером стала Финляндия, а в первую десятку также вошли: Исландия, Швеция, Дания, Словения, Испания, Португалия, Эстония, Мальта и Франция. Рейтинг определялся по 22 показателям в 10 категориях и учитывал состояние окружающей природной среды, жизнеспособность её экологических систем, усилия по сохранению биологического разнообразия, меры противодействия изменению климата, состояние здоровья населения, практику экономической деятельности и степень её нагрузки на окружающую среду, а также эффективность государственной политики в области экологии [12]. Во Франции, согласно принятому закону, к 2020 году одноразовая посуда должна состоять не менее чем на 50% из натуральных материалов. Компания Coca-Cola с помощью консорциума DEMETO к 2030 году доведет использование вторичных ресурсов минимум до 50% в составе упаковки [16]. Решительные экологические проекты реализуют страны, находящиеся далеко от лидеров. Так, в марте 2016 г. в индийском штате Карнатака полностью запретили пластик [15, с. 26–27].
В России отношение к отходам, несмотря на значительные изменения в законодательстве, сохранилось со времен распада СССР. Все экологические инициативы носят фрагментарный характер и до настоящего времени не оказывают значительного влияния на общее состояние отрасли.
Как и многие социально значимые сферы экономики, отрасль по обращению с отходами затрагивает интересы трех сторон: государства, бизнеса и населения. Каждый из этих системообразующих элементов играет свою роль и имеет свой вес в выстраивании взаимоотношений в вопросах эффективного управления рассматриваемой отраслью. Остановимся подробнее на анализе современного состояния отрасли с точки зрения соответствия ее требованиям системности.
Первым элементом логистической системы обращения с отходами является государство, роль которого заключается в разработке правил игры и осуществлении надзора за их выполнением.
Исторический экскурс свидетельствует, что государство всегда занималось организацией обращения с отходами. В России использование вторичного сырья в производстве было впервые организовано в 1564 году на первой казенной бумажной фабрике («бумажной мельнице»), когда для производства бумаги стали использовать вторичное холщовое сырье. 26 апреля 1714 г. Петр I издал Указ о сборе холщового сырья в Петербургской губернии. При этом были установлены закупочные цены и введен учет ежемесячных сведений о собранном тряпье. В 1720 г. Петр I подписал первый Указ о стимулирующих товарах при сборе макулатуры.
После Октябрьской революции сбор вторичного сырья («утильсырья») осуществлялся заготовительными организациями преимущественно государственной, а также кооперативной и смешанной форм собственности. Только в течение 1917–1920 гг. В.И. Ленин подписал более 100 декретов, постановлений и решений по вопросам рационального использования сырья и материалов, включая вторичное сырье. С 1923 года Государственный орган управления (по вторсырью) подчинялся непосредственно ВСНХ и Наркомснабу СССР, затем — Госплану СССР. В 1965 г. «Союзглаввторсырье» было передано в систему Госснаба СССР, а в 1980 г. преобразовано в Главное управление «Союзглаввторресурсы» при Госснабе СССР, которое функционировало до 1988 г. Результаты этой деятельности были очевидны. На 1 октября 1979 года в районах заготовительной деятельности Госснаба СССР работало 1092 пункта-магазина по приему вторичного сырья от населения, в том числе в Ленинграде функционировало 113 пунктов-магазинов треста «Ленвторсырье». Например, уровень сбора макулатуры в тот период в стране составлял около 59% (1978 г.), а в Москве — не менее 80% [6, c. 6].
К 1990 г. научно-исследовательскими институтами Советского Союза было создано и внедрено немало отечественных технологий переработки макулатуры, отходов текстиля, полимерных и древесных материалов, изношенных шин, стеклобоя, отработанных нефтепродуктов, ртутьсодержащих ламп и гальванических элементов, металлургических и теплоэлектроэнергетических шлаков и многих других отходов.
Среди особенностей государственного управления в рассматриваемой области можно выделить следующие:
● за политику в сфере сбора и переработки отходов, вовлечения вторичного сырья в хозяйственный оборот отвечала на общесоюзном (федеральном) уровне система Госснаба СССР с мощнейшими ресурсами, развитой системой специализированных организаций и тесными связями с обслуживаемыми ею предприятиями;
● на высоком уровне решалась задача сбора и обработки информации об объемах образования и использования отходов (добычи и обогащения полезных ископаемых, отходов производства и потребления) по различным категориям отходов (вторичных ресурсов) на основе формализованной статистической отчетности (в том числе ведомственной), что обеспечивало высокое качество информатизации государственного управления отраслью;
● разработка государственных общесоюзных и отраслевых программ по вторичным материальным ресурсам осуществлялась на основе программно-целевого планирования и нормирования уровня сбора и переработки важнейших видов ВМР;
● для реализации программ была создана мощная инфраструктура для сбора и промышленной переработки вторичного сырья по всей территории СССР;
● государственная система ценообразования позволяла компенсировать высокий уровень затрат на сбор и переработку отходов за счет включения этих затрат в себестоимость производимой продукции соответствующих отраслей.
Следует констатировать, что в 1991 году был произведен окончательный демонтаж создаваемой десятилетиями системы обращения с отходами. Накопленный в тот период опыт трудно использовать, ввиду не только труднодоступности научно-технической литературы того периода, но и иных социально-экономических условий и принципов управления экономикой.
Постсоветская государственная политика в области обращения с отходами была переориентирована с рассмотрения ресурсного потенциала отходов, только как на источник загрязнения окружающей среды, как это было принято за рубежом в 1970-е годы [5].
Уязвимость экологической политики современной России заключается в том, что задача создания высокотехнологичной и конкурентоспособной индустрии переработки и утилизации отходов не закреплена за конкретным органом власти.
Основным документом, регулирующим отношения в отрасли, стал Федеральный закон № 89-ФЗ от 24.06.1998 г. «Об отходах производства и потребления», который в полной мере отражал государственную политику в сфере обращения с отходами. Однако, с тех пор закон претерпел такое количество редакций, что в итоге потерял единый концептуальный вид.
В соответствии с последними редакциями закона, вступившими в силу в 2015 году, каждый регион должен разработать следующие документы.
1. Территориальную схему обращения с отходами, которая является базовым документом для работы региональных операторов, рассматриваемых как ключевое звено внедряемой системы. По закону, в ней должны содержаться все данные об объемах образования отходов в регионе, о предприятиях-переработчиках отходов и предприятиях-потребителях ВМР, данные о полигонах захоронения отходов, пути движения отходов в пределах региона и т.д. Причем при разработке документа должна быть предусмотрена возможность оперативного изменения информации.
Разработка территориальных схем осуществлялась регионами со значительными нарушениями сроков, но по состоянию на июнь 2018 года они уже есть во всех регионах. По закону, следующим этапом является общественное обсуждение документа. Поскольку профильные министерства не предоставили правила проведения общественного обсуждения территориальных схем, ни в одном регионе эта процедура пока не проведена. Недооценка важности общественного обсуждения территориальной схемы может привести к принятию нежизнеспособного, с точки зрения учета интересов бизнеса и населения, документа.
2. Региональную программу в области обращения с отходами, представляющую собой стратегический план развития отрасли в регионе, включая механизмы межрегионального взаимодействия, что особенно актуально для городов-миллионников и близлежащих областей. О необходимости такого взаимодействия свидетельствует практика многочисленных нарушений в Московской области, на чьи полигоны незаконно свозятся отходы столицы [7]. Региональные программы пока разработаны и утверждены только в 18 субъектах РФ.
Как уже было отмечено, ключевым звеном разрабатываемой системы обращения с отходами является региональный оператор, функционал которого позволяет в полной мере отнести его к уровню 3PL провайдеров. По закону, выбор операторов следовало завершить до 1 мая 2018 года, однако в 10 регионах до сих пор конкурсы не завершены, а в Москве, Пермском крае и Самарской области они даже не начинались.
Не следует забывать, что разработка документов и процедур ведется на бюджетные деньги. Только на создание территориальных схем, по некоторым оценкам, регионами было потрачено 587 миллионов рублей [7].
Недостаточная проработка законодательной базы и отсутствие строгих регламентов в принятии решений на региональном уровне не дает возможности бизнесу — второму системообразующему элементу, в полной мере развивать деятельность на данном рынке.
С точки зрения построения системы всё бизнес-сообщество можно разделить на две группы.
1. Компании, для которых выполнение операций по сбору, сортировке, обработке, переработке, захоронению отходов является профильной деятельностью.
Для осуществления деятельности такие компании должны иметь лицензии и еще целый ряд разрешительных документов и соответствий. Как показывает практика, рынок услуг по утилизации отходов достаточно насыщен. Экономическая эффективность деятельности в отрасли складывается из 4 основных составляющих: гарантированное обеспечение сырьем, наличие добавленной стоимости продукта, гарантированный сбыт продукции и компенсация затрат при ограниченной рентабельности. У самих переработчиков инструментов повышения эффективности совсем немного — повышение добавленной стоимости приводит к повышению цены на вторичные материальные ресурсы и, как следствие, снижению конкурентоспособности по отношению к первичному сырью. Возможно также повысить заготовительные цены, в таком случае произойдет снижение добавленной стоимости переработчиков, что скажется на их рентабельности [8]. Однако основной проблемой для них остается неполная загрузка производственных мощностей.
2. Компании, в процессе деятельности которых образуются отходы (образователи отходов).
С 2015 года эта группа компаний должна применять механизм расширенной ответственности производителя (РОП), который предполагает, что производитель и импортер товаров принимает на себя ответственность за утилизацию выпущенной или ввезенной продукции в конце ее жизненного цикла. При этом ст. 24.2 Федерального закона № 89-ФЗ «Об отходах производства и потребления» (в ред. от 28.12.2016) устанавливает три варианта исполнения РОП:
● самостоятельное выполнение импортерами и производителями товаров нормативов утилизации;
● заключение договоров с предприятиями-переработчиками отходов;
● уплата экологического сбора [14].
Налицо отсутствие системного подхода в стимулировании развития всей системы и повышении инвестиционной привлекательности отрасли, поскольку ставки экологического сбора в разы меньше тех затрат, которые компании понесут при выстраивании собственных систем сбора и переработки отходов от использования продукции.
Требуется уточнить, в чем же заключается дополнение в ответственности производителя. Обычная ответственность производителя заключается в контроле и обеспечении жизненного цикла продукции от разработки до потребления. Расширение произошло за счет процесса управления отходами, что с точки зрения системного подхода должно вызвать изменения на всех стадиях жизненного цикла с целью минимизации объемов отходов на последнем этапе. Однако, в нашей стране задача РОП на сегодняшний день сводится к финансированию отрасли по переработке отходов. По факту, государство вынуждает предприятия участвовать в государственном инвестиционном проекте, не предоставляя каких-либо гарантий по возврату инвестиций.
Ситуация с третьим системообразующим элементом — населением — в нашей стране просто парадоксальная. Проблема заключается в отношении к организации раздельного сбора отходов. Если большая часть мировых государств безальтернативно заставили своих граждан осуществлять сортировку отходов в своих домах, строго наказывая за нарушение правил, то в РФ раздельный сбор отходов законодательно не закреплен, хотя его и называют предпочтительным в основной массе законодательных документов. В России население оказывает моральную и материальную поддержку внедрению процессов сортировки и раздельного сбора самостоятельно. Еще в середине 2016 года «Левада-центр» по заказу Гринпис провел опрос населения о необходимости и готовности жителей разделять отходы. Опрос опроверг все уверения государственных чиновников, особенно в регионах, о нежелании общественности заниматься этими процессами. Согласно опросу, 57% готовы раздельно собирать отходы, если им будут предоставлены контейнеры в шаговой доступности, а 6% уже собирают и сдают отходы в переработку, несмотря иногда на значительную территориальную удаленность таких пунктов [3]. В России достаточно общественных организаций, занимающихся пропагандой, обучением и организацией процессов сортировки отходов и передачей их на переработку. Однако подобные программы не носят общегосударственного или хотя бы общерегионального характера. В этом проявляется одно из основных системных нарушений формируемой отрасли.
Разделение мусора — не самоцель. Главное, что это станет толчком к росту уровня переработки отходов и вовлеченности населения в решение актуальных городских экологических проблем. Применительно к целому ряду видов отходов: макулатуре, стеклу, текстилю, полимерам, опасным отходам — необходим именно раздельный сбор. В процессе совместного сбора мусора, например, макулатура загрязняется и теряет ценность. Также сбор на открытых площадках не позволяет сохранять качество собираемого сырья. Стеклянная тара теряет свою целостность, а переработка стеклобоя весьма ограничивает спектр направлений использования ВМР. Сортировка полимеров позволяет отделить те виды, переработка которых на сегодняшний день экономически выгодна. Опасные отходы способны загрязнить весь объем отходов, который становится непригодным для вторичного использования. Кроме того, необходимо понимать, что основная проблема повышения извлекаемости перерабатываемых отходов состоит в их смешивании с органическими фракциями, которые, в свою очередь, при отдельном сборе также имеют значительную ресурсную ценность.
Если рассмотреть ситуацию с формированием системы обращения с отходами в целом, то можно обнаружить в итоге следующие несоответствия.
1. Приоритетным способом обращения с отходами, озвученным в Национальном проекте «Чистая страна» названо сжигание. Это нарушает общепризнанную в мире еще с 2006 года иерархию предпочтительных способов обращения с отходами. Данный факт в значительной мере послужил ориентиром для многих регионов при выборе инвестиционных проектов в сфере переработки отходов, например, в Москве, Казани и Санкт-Петербурге. Только сопротивление населения не дает возможности бессистемно внедрять данный способ обработки отходов.
2. Раздельный сбор не является обязательным при формировании системы обращения с отходами. Хотя еще в 2015 году экологическое подразделение при Совете ЕС признало данный способ возврата ресурсов в экономику наиболее эффективным.
3. Инновационный подход в управлении системой путем создания нового звена — регионального оператора — на сегодняшний момент не может быть применим в полной мере. Поскольку зависимость получаемого тарифа от образуемых объемов отходов совершенно не стимулирует их внедрять раздельный сбор на местах, так как это значительно снижает этот самый объем.
4. Финансирование отрасли на сегодняшний день недостаточно. Связано данное обстоятельство с отсутствием системного подхода к предпочтительному способу обращения с отходами. Нормативы утилизации и ставки экологического сбора являются неадекватными для стимулирования создания системы переработки, а дают возможность выигрывать захоронению на полигонах. Все это происходит на фоне введения Правительством запретов на захоронение отдельных видов отходов в период до 2020 года, а к 2024 году полному запрету на захоронение отходов, которые можно вернуть в экономический цикл.
Для устранения выявленных противоречий целесообразно применить логистический подход к рассматриваемой отрасли и построить логистические каналы, которые могли бы наиболее эффективным способом выстроить взаимоотношения системообразующих элементов.
Одним из вариантов практического использования подобного подхода могли бы стать экотехнопарки на территории России. Согласно «Стратегии развития промышленности по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов до 2030 года» в РФ должна быть создана сеть из 70 подобных структур, которые позволят применить «эффективный системный подход к процессам обработки, утилизации и обезвреживания отходов», станут «одним из механизмов восстановления научно-технического потенциала, развития научно-производственной деятельности» в сфере обращения с отходами, а также помогут снизить объемы захоронения мусора и увеличить уровень использования вторичного сырья [13]. Данная форма отражает основные логистические тенденции в экономике. Кластерная, системная и сетевая формы организации логистики на сегодняшний день наиболее часто применяются на практике. Однако, надо отметить, что ученые сходятся во мнении, что их нельзя рассматривать изолированно, отдельно друг от друга. Только их интегрированное восприятие и применение позволят достичь адекватного общеэкономическим вызовам состояния логистики [11, с. 129].
Создание сети из кластерных образований, участвующих в качестве логистического звена в системе обращения с отходами, может значительно повысить эффективность деятельности. Но их создание не решает основной задачи — низкой загрузки производственных мощностей.
Одним из путей разрешения противоречий могло бы стать повышение объемов поступающих на переработку отходов, приводящее, в свою очередь, к увеличению объемов ВМР. Единственным инструментом в данном случае выступает ранняя сортировка потока отходов. Эффективность логистического канала зависит в основном от интенсивности движения потока. Если интенсивность потока сохраняется на одном уровне по всем этапам движения, то канал (или цепь) эффективен и жизнеспособен. Как только появляются «узкие места», эффективность канала падает, причем, чем ниже по цепи находится сужение, тем сильнее падает эффективность. В случае с движением материального потока отходов сужение происходит на этапе вхождения в систему, даже если быть точнее, до нее — на местах их образования [4, с.64].
При определении логистических каналов, в первую очередь, надо разделять отходы промышленности, их количество составляет, по разным оценкам, около 96–98% (если речь идет о твердых отходах). С точки зрения логистики, этот поток более прост в управлении: отходы промышленности, как правило, объемные, концентрированные на одной территории и не смешанные (однородные по морфологическому составу). Основная задача сводится к обеспечению доставки отходов на территорию парка. В данном случае при определении месторасположения структуры можно использовать метод поиска центра тяжести, учитывающий объемы и расстояния. На рисунке 1 представлен вариант движения твердых промышленных отходов с участием экотехнопарков.
Спорным остается вопрос об организации полигонов захоронения отходов на территории экотехнопарков. Это сложное инженерное сооружение значительно сократит варианты выбора территории для размещения парков, поскольку требования к их расположению гораздо жестче.
Если говорить об организации движения потоков твердых коммунальных отходов на логистических принципах, то оно представлено на рисунке 2.
При организации движения потока твердых коммунальных отходов необходимо достаточно точно понимать кто из субъектов будет осуществлять первый этап сортировки.
Самый разумный подход, позволяющий, на наш взгляд, максимально обеспечить возврат на переработку бульшей части отходов — это осуществление сортировки силами населения. В целом, сейчас наблюдается определённая полемика среди специалистов в области обращения с отходами об экономической необходимости вовлечения населения в процесс сортировки, поскольку он потребует значительных капиталовложений в инфраструктуру. Сейчас все действия государственных органов сводятся к перекладыванию этого решения на плечи производителей и импортеров в рамках расширенной ответственности. Но, как уже было сказано выше, бизнесу гораздо выгоднее уплачивать экологический сбор. А главное надо отметить, что создание столь сложной и многоэлементной системы невозможно силами только бизнеса. Развивать индустрию переработки и утилизации отходов даже на принципах государственно-частного партнерства может только государство.
Подобный путь страны ЕС прошли гораздо раньше. В настоящее время на уровне ЕС создана юридическая база, насчитывающая 12 директив в области обращения с отходами (с нормами прямого действия); справочники по наилучшим доступным технологиям; план действий по созданию ресурсоэффективной экономики Европы. Ведение учета в области обращения с отходами и технологиями их переработки осуществляет Евростат.
За рубежом сегодня механизмы государственного участия включают:
● развитое законодательство (отходоперерабатывающая индустрия является наиболее сильно зарегулированным сектором промышленности);
● наличие в структуре государственного аппарата всех стран органов, ответственных за управление отходами;
● наличие национальных программ и планов действий с целевыми показателями;
● стимулирующие меры (например, в Директиве ЕС 2014/24/EU о государственных закупках) [5].
Европейский подход к формированию системы обращения с отходами прошёл значительный путь как временной, так и функциональный. И в отличие от отечественного подхода, начинался с работы с потребителями и сбора статистической информации. При разработке дальнейших планов развития отрасли необходимо учитывать лучшие практики развитых стран и собственный богатый отечественный опыт.
Рис.1. Формирование потока твердых промышленных отходов в границах экотехнопарков
Рис. 2. Формирование потока твердых коммунальных отходов в границах экотехнопарков


Литература
1. Бабенко М. Большая свалка. Можно ли научить россиян перерабатывать мусор [Электронный ресурс] // Режим доступа: http://www.forbes.ru/biznes/pmef-2018362275-bolshaya-svalka-mozhno-li-nauchit-rossiyan-pererabatyvat-musor. (дата обращения: 25.07.2018).
2. Бенуа А. Вперед, к прекращению роста! Эколого-философский трактат / Ален де Бенуа. — М.: Институт Общегуманитарных Исследований, 2013. — 112 с.
3. Березина Е. Котлеты отдельно, мухи отдельно [Электронный ресурс] // Режим доступа: https://rg.ru/2016/06/06/rossiiane-gotovy-sortirovat-musor-bylo-by-kuda.html. (дата обращения 26.07.2018).
4. Букринская Э.М. Реверсивная логистика: Учебное пособие / Э.М. Букринская. — СПб.: Изд-во СПбГУЭФ, 2010. — 78 с.
5. Зайцев С. Мусорная тема. Как переработка отходов налажена в РФ и за рубежом [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://www.aif.ru/society/ecology/musornaya_tema_kak_pererabotka_othodov_nalazhena_v_rf_i_za_rubezhom. (дата обращения: 25.07.2018).
6. Захаров А.М., Мелютин Б.А., Харламов Л.В., Фридланд В.С., Голубин А.К. Прогрессивные методы сбора вторичного сырья от населения. — М.: ЦНИИТЭИМС, 1980. 26 с.
7. Калинина Ю. Мусорная реформа в России: «Фирмы за ничтожную часть лепили халтуру» [Электронный ресурс] / Режим доступа: https://www.mk.ru/social/2018/06/18/musornaya-reforma-v-rossii-firmy-za-nichtozhnuyu-chast-lepili-khalturu.html. (дата обращения: 25.07.2018).
8. Масленников А.Ю. Проблемы расширенной ответственности производителей в России [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://www.waste.ru/modules/section/item.php?itemid=376. (дата обращения: 27.07.2018).
9. Мягченко О. Конкурсные отходы: в Смольном выбрали оператора по утилизации мусора, удивив рынок [Электронный ресурс] / Режим доступа: https://www.dp.ru/a/2018/02/01/Konkursnie_othodi_v_Smol. (дата обращения: 25.07.2018).
10. Мясникова Л.А. Логистика бережливого потребления // Современный менеджмент: проблемы и перспективы: сборник статей. В двух частях. Часть 2 / ред. кол.: А.Е. Карлик (отв. ред.) [и др.]. — СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2016. — С. 505–510.
11. Мясникова Л.А. Развитие форм организации логистики: от конкуренции к сотрудничеству // Форсайт логистики: Будущее логистики глазами молодых ученых: сборник материалов международной форсайт-сессии. Санкт-Петербург, 28 февраля 2018 г. / под ред. Т.Г. Шульженко. — СПб.: Изд-во СПбГЭУ, 2018. — С.125–132.
12. Рейтинг стран мира по уровню экологической эффективности в 2016 году [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://gtmarket.ru/news/2016/01/29/7292 (дата обращения 25.05.2016).
13. Стратегия развития промышленности по обработке, утилизации и обезвреживанию отходов производства и потребления на период до 2030 года [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://static.government.ru/media/files/y8PMkQGZLfbY7jhn6QMruaKoferAowzJ.pdf (дата обращения: 27.07.2018).
14. Федеральный закон «Об отходах производства и потребления» от 24.06.1998 N 89-ФЗ (последняя редакция) [Электронный ресурс] / Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_19109/ (дата обращения: 25.07.2018).
15. Черных М., Плошенко Д. Осторожно! Сингапурский вирус! // World in pack. — 2017. — № 2. — С. 26–31.
16. Coca-Cola сможет переработать 100% старого пластика в новый, безопасный в качестве упаковки для продуктов питания. Как? [Электронный ресурс] / Режим доступа: https://www.coca-colarussia.ru/stories/coca-cola-and-demeto-chemical-recycling-technology?utm_source=vk.com&utm_medium=social&utm_campaign=segodnya-v-mire-pererabatyvaetsya-vsego-20&utm_content=21271893. (дата обращения 26.07.2018).

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия