Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (67), 2018
ФИНАНСОВО-КРЕДИТНАЯ СИСТЕМА. БЮДЖЕТНОЕ, ВАЛЮТНОЕ И КРЕДИТНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ЭКОНОМИКИ, ИНВЕСТИЦИОННЫЕ РЕСУРСЫ
Ключников И. К.
научный руководитель Международного банковского института,
профессор кафедры теории кредита и финансового менеджмента
Санкт-Петербургского государственного университета,
доктор экономических наук

Молчанова О. А.
профессор кафедры общей экономической теории и истории экономической мысли
Санкт-Петербургского государственного экономического университета,
доктор экономических наук

Ключников О. И.
старший преподаватель кафедры банковского бизнеса и инновационных финансовых технологий
Международного банковского института (г. Санкт-Петербург),
кандидат экономических наук


Евразийский финансовый рынок: от энтропии к порядку
Авторы предлагают новую концептуальную модель, с помощью которой определяют место евразийского финансового рынка в глобальном финансовом пространстве. В статье определяется вектор движения финансового рынка, а также рассматриваются вопросы обработки и параметризации финансовой информации с помощью измерения уровня её энтропии. Раскрываются теоретические основы и практические последствия формирования евразийских особенно­стей развития финансового рынка с позиции выравнивания уровня энтропии. В статье проводится анализ финансовых рынков с учетом законов физики и информатики, а также вводится новое понятие — «пассионарность финансового рынка», посредством которого объясняется направление становления евразийского финансового рынка и характеризуется его сущность
Ключевые слова: финансы, финансовый рынок, финансовая устойчивость, энтропия, евразийская концепция Льва Гумилева, Евразийское экономическое пространство
УДК 336.011; 330.4.519.21; ББК 65.012.4   Стр: 171 - 177

Постановка проблемы. Финансовый рынок призван занять ключевые позиции в Евразийском экономическом пространстве. Он обладает способностью скреплять кредитно-инвестиционными и валютными узами политические, экономические, культурные, образовательные и научные интересы. Работая на перспективу и экономический рост, региональный финансовый рынок начинает играть важную роль в системе евразийских приоритетов и перестройке мировой финансовой архитектуры.
Во время кризиса глобальной финансовой системы резко усиливается неустойчивость и возрастает неравномерность развития финансов. На одном полюсе углубляются диспропорции и растет энтропия, а на другом формируются островки стабильности и порядка. Механизм снижения энтропии и повышения определенности на финансовом рынке достаточно сложен. В его основе находятся организационно-управленческие процессы, совместные решения, общие либо индивидуальные или коллективные мотивы и интересы. Они, в конечном счете, способствуют переливу капитала, что, в одних случаях, ведет к выравниванию, а в других — к усилению диспропорций на рынках. Для понимания данных процессов необходимо разобраться с механизмами, управляющими энтропией и порядком на финансовых рынках, выяснить возможность параметризации на них порядка и хаоса и определить способы выравнивания спроса и предложения между рынками.
В статье основное внимание уделяется вопросам формирования на глобальном рынке двух полюсов: с одной стороны, нового и в основном пассионарного, ориентированного на рост, порядок и подавление хаоса, а с другой — традиционного и инертного, который не только удерживает достаточно важные позиции в мировой финансовой системе, но и генерирует и распространяет неустойчивость, ведет к разрушению порядка и повышению уровня энтропии. Для характеристики волнообразного развития финансовых рынков, авторы, по аналогии с предложенным в теории этногенеза Л.Н. Гумилева объяснением исторического процесса через определение его внутренней пружины, вводят гипотезу о «пассионарности финансового рынка». Данная гипотеза позволяет раскрыть энергетические процессы евразийского финансового рынка, выделить некоторые его закономерности и определить его роль в упорядочивании и стабилизации глобального финансового рынка.
При рассмотрении процессов финансовой энтропии можно найти общие законы распространения энергии, информации и капитала. В таком случае следует воспользоваться методологией достаточно хорошо изложенной в законах термодинамики и широко применяемой при изучении информации. Известно, что в основе жизни находится энергия. Она может существовать в одной области пространства или другой, может перемещаться из одного места в другое, может храниться для последующего использования и может быть преобразована из одной формы в другую. Главное, что энергия сохраняется. Несмотря на то, что ее перемещают, хранят и конвертируют, в конечном счете, её количество остается неизменным. Этот принцип сохранения энергии называли Первым законом термодинамики. Он оказался настолько важным и фундаментальным, что всякий раз, когда была обнаружена «утечка» энергии, находилась новая форма энергии, в которую преобразовалась «потерянная». Ярким примером открытия новой формы энергии может служить признание в 1905 г. Альбертом Эйнштейном того факта, что масса выступает в качестве одной из её форм, что было выражено в знаменитой формуле E = mc2. Позднее такое понимание взаимного перехода форм энергии позволило разработать различные устройства (атомные бомбы и атомные энергетические установки), которые преобразуют энергию из одной формы (в данном случае массы) в другие формы (волны, тепло, электричество). Применительно к финансовому рынку сохранение капитала является непременным условием, но сочетается с изменением его формы — переходом денежной формы в форму фондовых ценностей, из одной валюты в другую, из первичных во вторичные и производные финансовые инструменты. Важным механизмом таких превращений являются биржи, на которых устанавливаются эталонные цены.
Другим общим законом является Второй закон термодинамики. Его обычно относят к физическим системам и моделям, таким как идеальные газы. Однако Второй закон, несомненно, относится к одному из основных достижений науки, имеющих универсальное значение, — применение его возможно в разных областях знаний. Традиционно Второй закон термодинамики связан с такой физической величиной как «энтропия». Данный термин нередко употребляют во многих областях знаний. Однако за пределами физики до сих пор нет четкого его понимания и применения. Во второй половине прошлого века энтропия получила широкое признание в качестве формы информации. В результате в ходе информационного бума уравнения Второго закона все чаще применяют к вычислениям в информатике.
В статье рассматривается движение, обработка и измерение финансовой информации в форме инвестиций с позиции Второго закона термодинамики, которые достаточно широко используются при рассмотрении информации. Кроме того, в статье сделаны попытки приложения данных процессов к условиям формирования евразийского финансового рынка и выяснения возможностей нового рынка играть ключевую роль в выравнивании перелива капитала и, следовательно, снижения общего уровня рыночной энтропии. Дело в том, что в условиях формирования финансово-информационного сообщества финансы можно рассматривать с позиции общей теории информации. Так, любые стоимостные трансформации — перемещение и хранение денег, а также конвертация стоимости из одной формы в другую (денег в инвестиции, векселя, акции, облигации и другие финансовые активы) — выступают в форме информации. Поэтому к ним вполне применимы законы и формулы, которые в информатику пришли из термодинамики. Тем не менее, в финансовой сфере все еще недостаточно оценивают тот факт, что энтропия выступает формой финансовой информации и с её помощью можно измерять состояние финансового рынка в целом и положение его участников, а также объяснять причины и характеризовать условия формирования финансовых потоков и условия перелива капитала с одного рынка на другой. Вместе с тем, такой подход позволяет не только пересмотреть характер энтропии глобального финансового рынка, но и условия понижения уровня энтропии в ходе формирования евразийского финансового рынка.
Если энтропия действительно отражает состояние финансового рынка, то должна существовать теория, которая охватывает различные сферы её действия, включая не только энергию и информацию, но и финансы, где процессы могут быть преобразованы из одной формы в другую и энтропия ответственна за эти преобразования. Такая теория позволила бы объединить, по крайней мере, в математических вычислениях информацию, вообще, и финансовую, в частности. В ней энтропия представляла бы один из видов, как информации, так и движения капитала и одновременно характеристики его состояния — уровня рыночного беспорядка, либо порядка, а также рыночной неопределенности и определенности. Как и энергия, информация и финансовые активы могут находиться в одном или другом месте, они могут перемещаться через простран­ство, и их можно сохранить для последующего использования. Но в отличие от энергии информация и финансовые активы не остаются в неизменном количестве при переходе из одной формы в другую. Таким образом, Первый закон термодинамики в информационной и финансовой сферах действует не полностью, поскольку финансовые активы, как и обороты финансовых рынков и их участников, а также изменение благосостояния населения и государств имеют тенденцию к бесконечному росту. Однако, в определенные промежутки времени, для отдельных рынков и их участников вектор может менять направление. В таких случаях «энергия» не только убывает, но и просто исчезает (просроченная задолженность, банкротства, дефолты, нуллификация денежных знаков), что означает наличие для финансовой сферы ряда исключений и особых условий дейст­вия Первого закона термодинамики. Что же касается Второго закона, то он гласит, что энтропия никогда не уменьшается с течением времени — обычно она увеличивается, но может в особых случаях оставаться постоянной. Финансовые рынки по своей природе субъективны — частные мотивы и интересы, психологический настрой и эмоции, также как и объективные обстоятельства лежат в основе финансовых игр, что оказывает существенное воздействие на четкость действия Второго закона в финансовой сфере.
Если подходить к энтропии как одной из форм финансовой информации, то неизбежно сталкиваемся с субъективизмом, что заставляет некоторых физиков отрицать возможность финансовых вычислений с помощью формул Второго закона термодинамики [1]. Наличие субъективных обстоятельств и возможность «исчезновения» финансовых активов делают финансовые вычисления отличными от вычислений, в основе которых законы, касающиеся консервативных (постоянных) величин [2]. Интерес к изучению финансового рынка с позиции его состояния в системе координат «хаос-порядок», в частности, с учётом уровня энтропии возрос в связи с ростом рыночной неопределенности.
Все чаще для учета рыночной неопределенности обращаются к основным положениям Хаймона Мински (1919–1996) [5], которые уже после его смерти были определены как момент по-Мински [4]. Кроме того, обращаются к иррациональности Роберта Шиллера (р. 1946), который вслед за бывшим руководителем Федеральной системы США (1987–2006) Алана Гринспена (р. 1926) [3] (Гринспен, 2015), указал на иррациональные процессы финансового рынка [6]. В этом плане расчет уровней энтропии позволяет перейти к параметризации как неопределенности, так и иррациональности рынка.
В настоящее время сложились методы оценки уровня энтропии в разных областях финансового хозяйства. Так, в 1970-х гг. их стали разрабатывать применительно к анализу портфельных инвестиций и определения рисков, в 1990-х — ценообразования. В 2000-х гг. понятие «энтропия», а также показатели и расчеты уровня энтропии стали широко использовать в поведенческих финансах [7], а в 2010-х гг. при вычислениях ликвидности и сравнительном анализе состояний финансового рынка. Достаточно полный обзор литературы, относящейся к вопросам применения энтропии при расчетах инвестиционных портфелей и анализе рисков, был выполнен тремя исследователями из Школы экономики и менеджмента Пекинского университета химических технологий [8].
Вместе с тем отсутствует общая оценка, а также не разработаны общие методики расчета уровня энтропии финансового рынка в целом. В статье сделана попытка подойти к решению ряда методологических вопросов анализа энтропии глобального финансового рынка и оценки направлений упорядочения неопределенности финансового рынка в рамках евразийского пространства.
В финансах идея энтропии представлена в понимании расходования денег в виде энергетического обмена и в принципе завершенности сделки как результат реализации энергии и фиксирования ее в определенном новом виде, то есть в переходе энергии из одного вида в другой. Такое понимание относится к микроэкономическому уровню. Что же касается макроэкономического представления об энтропии — финансовым отношениям, в которых представлены свойства энтропии, то здесь возникают уже другие зависимости, к которым вполне применимы математические приемы и модели, разработанные в термодинамике и в дальнейшем успешно внедренные и развитые в информатике. Простые превращения «тепла» и «информации» уже достаточно хорошо смоделированы. В свою очередь, превращение денег в финансовые активы имеет эмоциональную и психологическую окраску что, в силу этого, с формальной стороны сложнее выразить в строгих математических формулах, но постепенно поддается соответствующему моделированию.
Дальнейшее повышение неопределенности, резкий рост объемов и усложнение структуры финансовых рынков требуют дополнительной аргументации, позволяющей понять их работу и прогнозировать развитие [9]. Успехи во многих областях знания создают благоприятную почву для анализа финансовых рынков с учетом теорий и моделей из других сфер. В то же самое время возрастает необходимость объяснить закономерности финансовых рынков строго, но просто, что требует новых организационных подходов, принципов и концептуальных решений. В данном случае новый подход заключается в разборе движущих сил финансовых потоков, отталкиваясь от которых совершается переход к финансовой энтропии, в частности использование принципов энтропии и перелива «инве­стиционной энергии» для акцентирования мотивов и условий инвестиционных решений, а также определения вектора движения инвестиций. Концептуальной основой статьи является возможность использования формул термодинамики для финансовых вычислений.

«Пассионарность» и «инертность» участников финансового рынка
Переход к рассмотрению движения и обработки, а также измерению финансовой информации с позиции Второго закона термодинамики позволяет по-новому взглянуть на некоторые основы финансовых взаимодействий, оценить перспективы финансовых потоков и определить движущие силы, регулирующие перемещение денег между инвестором и функционирующим капиталистом. Дело в том, что в основе рыночных процессов находится своеобразная финансовая «энергия», а разница в уровнях её энтропии у различных участников задает вектор движения, который устанавливает направление инвестиций. Различия в уровнях энтропии непосредственно связаны с «пассионарностью» и «инертностью» финансовых игроков. Причем пассионарность и инертность участников финансовых взаимодействий и рынков развивается волнообразно.
В XIX — начале XX веков в силу многих обстоятельств повышенной пассионарностью обладали европейские рынки и особенно российские денежно-кредитные, торговые и промышленные центры. Так, Санкт-Петербургская биржа по объему денежных операций, капитализации фондового отдела, масштабам привлечения инвестиций и эмитентам соперничала с ведущими европейскими биржами и обеспечивала приоритетные направления развития отечественного хозяйства — железнодорожное строительство, строительство заводов, освоение месторождений Урала, добычу прикаспийской нефти, строительство дальневосточного флота [10]. В XX веке финансовый центр переместился по ту сторону Атлантики — в США. Однако во второй половине прошлого века резко возросло соперничество и возникли новые очаги денежной пассионарности, в то время как расширилась инертность североамериканских бирж. В результате многие фондовые биржи США были закрыты или поглощены более крупными [9]. В свою очередь, возникли новые центры притяжения и пассионарности капитала. Данные явления были следствием роста уровня энтропии североамериканских финансовых центров и возникновения нового финансового порядка на Востоке [12].
В XXI веке в развитии бирж и финансовых центров возник новый цикл. В его основе были два противоположных процесса: с одной стороны, рост неопределенности и повышение уровня энтропии старых рынков, а с другой стороны, необходимость упорядочения финансовых рынков, повышения уровня предсказуемости и определенности в развивающемся мире и новых центрах притяжения и силы [13]. С формированием Евразийского сообщества пассионарность финансового рынка явно сместилась на Восток. В свою очередь инертность старых финансовых рынков сдерживает наступательное развитие новых и снижения уровня энтропии старых за счет более рационального и хозяйственно оправданного распределения финансовых активов.
Посредством новых терминов (пассионарность и инертность) попытаемся характеризовать взаимодействие участников финансового рынка, разграничив их на «пассионарных» и «инертных», а также с помощью новых понятий отразить причины и условия формирования финансовых потоков между теми и другими. Мерой инертности финансового рынка может служить своеобразный момент рыночной инерции — минимальный рыночный оборот за определенный период времени. Пассионарность выступает в виде силы, обеспечивающей рыночное развитие. Она поддается параметризации посредством показателей «уровень энтропии» и «тепла (инвестиционного потенциала)».
Второй закон термодинамики позволяет разобраться с некоторыми основами, раскрывающими движущие силы, которые регулируют перемещение денег между инвестором и функционирующим капиталистом. В их основе находится финансовая «энергия» и уровень её энтропии, которые, на наш взгляд, связаны с состояниями «пассионарности» и «инертности» как рынка в целом, так и каждого его участника. Двумя последними терминами (пассионарность и инертность) можно характеризовать соотношение и взаимодействие активных и пассивных участников финансового рынка, а также объяснить причины и показать условия формирования финансовых потоков. Мерой инертности финансового рынка может служить своеобразный момент рыночной инерции — минимальный рыночный оборот за определенный период времени. Если пассионарность представить в виде силы или условия рыночного развития, то её мерой выступает функция роста.
Пассивные системы обладают свойством подавления любых внешних воздействий, что означает в основном инертность рыночной функции и сокращение перемещения денег. В то же время активность связана с передачей энергии от одних участников к другим, в основе которой находятся финансовые потоки. Переход от пассивности к активности связан с ростом энергетических затрат и передачей энергии (инвестиций) от одних участников к другим. Верх пассионарного перегрева рынка означает бум и он ведет к кризису.
Пассионарность финансового рынка можно рассматривать с разных позиций. Так, пассионарность раскрывается через его поведение. Такой подход позволяет рассмотреть процесс передачи относительно избыточной финансовой энергии (инвестиционных ресурсов), образовавшейся у инвесторов, функционирующим капиталистам. В данном случае пассионарность обращает внимание на риск, поскольку изменение уровня пассионарности влияет на восприятие участниками рынка риска. Однако причинно-следственные связи не столь четко выражены, они проявляются скорее как тенденции — при росте пассионарности наступает «перегрев» инвесторов, что притупляет чувство риска, а при её снижении — «охлаждение», обостряющие ощущения риска. Другим подходом к пассионарности финансового рынка является рассмотрение её через процесс трансформации инвестиционной энергии в производительную (например, создание новых продуктов и услуг). В результате такой трансформации происходят изменения в благосостоянии участников финансового рынка, для измерения которых можно воспользоваться уравнениями энтропии второго закона термодинамики.
В конечном итоге пассионарность выступает процессом, который ответственен за изменение благосостояния участников рынка, рост биржевых котировок, повышение инвестиционной активности и прогресс. Мерой относительного благосостояния может выступать уровень её энтропии. Энтропию благосостояния можно изобразить в виде натурального логарифма от общего количества способов (х), с помощью которых можно инвестировать в это благосостояние. Другими словами, натуральный логарифм числа х — это показатель степени, в которую нужно возвести определенное число (иррациональную константу) — ∂, чтобы получить х. В таком случае, функция медленно приближается к положительной бесконечности при росте вариантов привлечения денег и к отрицательному значению, когда возможность их привлечения стремится к 0. Фактически в данной функции содержится определенное количество информации, среди которой, например, где находятся деньги, куда они помещены, как и откуда можно привлечь дополнительные деньги. В результате возникает возможность количественно определить финансовую энтропию, по крайней мере, персонального благосостояния следующим образом: S($) = lnW, причем W представляет собой не только представление о благосостоянии, но и определенное количество информации, посредством которой характеризуется положение участника финансового рынка и способы инвестирования. Естественно каждый участник стремится чтобы S росло. Поэтому преобладает тенденция к росту. Фактически в этом стремлении проявляется что-то похожее на Второй закон термодинамики. При этом необходимо осторожно обращаться с механическим переносом физических и химических процессов на финансы, поскольку хаотичность распределения денег не поддается точному расчету, хотя общие тенденции известны и векторная направленность вполне определима.
В основе тенденций, направляющих финансовые потоки, находятся наряду с объективными обстоятельствами психологические, поведенческие процессы. Они достаточно четко прописаны, например, в фантастических новеллах Айзека Азимова (1920–1992) — законы психоистории (1942–1944, в пяти коротких рассказах, которые в дальнейшем вошли в фанта­стическую новеллу «Основы») и будущей истории (термин «будущая история», вероятно, был введен в оборот Джоном Вудом Кэмпбеллом-младшим, 1941). Поведенческие условия в форме тенденций были разработаны Зигмундом Фрейдом (1929 в работе «Цивилизация и её разочарования», в русском переводе получила заголовок «Недовольство культурой») и Эрихом Фроммом (1941 — «Страх свободы») и формализованы ДеМоз Ллойдом (1974–1988, основатель Института психоистории). В конце прошлого века появились поведенческие финансы, в основе которых находилась теория перспектив (центральные звенья которой были разработаны Даниэль Канеманом и Амос Тверски, 1979–1992). Поведенческие финансы, в отличие от общепринятой финансовой теории, которая рассматривает рациональные механизмы максимизации богатства, учитывают эмоции и психологию, влияющие на принятие решений и, соответственно, денежные потоки. Поведение и когнитивное сознание ведут к иррациональным поступкам, которые нередко вызывают кризисы (Нобелевский лауреат Роберт Шиллер раскрыл понятие «иррациональное поведение» в книге «Иррациональное изобилие», 2000).
Итак, на рынке рациональность постоянно сталкивается с иррациональностью, что сказывается на особенностях реализации законов термодинамики в финансовой среде. На рынках, по сути, происходило столкновение теории рыночной эффективности с поведенческой ориентацией рыночных участников, которая во многом предопределяет иррациональность (Шиллер) и неопределенности финансовых рынков (Мински). В последнее время возникают попытки приложить к финансам принцип неопределенности, взятый из квантовой механики (например, принцип неопределенности Гейзенберга), положение вероятности вероятностей (в частности, упрощенный вариант функций доверия и правдоподобия в теории очевидностей Демпстера-Шафера, 1968–2002) и совместить их с алгоритмической теорией информации (основана Рэем Соломоновым в 1960 г., Андреем Колмогоровым в 1965 г. и Грегори Джон Хайтином в 1966 г.). Во многих случаях поиск был связан с определением вероятности взаимодействия связанных процессов (например, инвестирование и использование инвестиционного капитала), что определялось на основе применения Байесовского подхода к вычислениям, включая положения нечёткой (субъективной) логики, метрики доверия и байесовских сетей. В условиях роста рыночной неопределенности данные подходы получают значительное развитие. Они позволяют перейти к сценарному описанию рынка, что предполагает многовариантность подходов и результатов и требует особого инструментария для выбора лучшего.
В результате появилась возможность представить сам процесс доказательства, в частности, в ходе перераспределения «энергии» на финансовых рынках. Такая возможность сразу же была подмечена сторонниками машинного обучения и стала использоваться в ходе разработки интеллектуальных самообучающихся моделей, необходимых для финансового прогнозирования и формирования универсальной самонастраивающейся на прием новых данных финансовой модели.

Перераспределение энтропии как инструмент выравнивания финансовой активности
Существуют различные варианты роста благосостояния [14]. Так, предположим, что общее благосостояние (нетто благосостояние = активы (брутто благосостояние) — долги) — $, а сумма, которую предполагают инвестировать зависит от возможности привлечения инвесторов — n($).Она является производной от благосостояния, которая лежит в основе инвестиционных активов, зависящих от соотношения заемного капитала и собственных средств — левериджа, то есть функции собственных активов и функции заемных ресурсов. Проблема левериджа решается на всех уровнях — у коммерческих банков она регулируется центральными банками; у компаний и физических лиц — определяется кредиторами и инвесторами, у государства устанавливается бюджетным законом. В целом можно представить леверидж в качестве функции благосостояния, как населения, так и компаний, банков и государства. Но размеры благосостояния зависят еще от таких важных обстоятельств, как инвестиционные перспективы (возможности) — вариантов привлечения инвестиций – m($), то есть выступает практически производной от благосостояния и предприимчивости. Чем больше собственного капитала у рыночного игрока, тем шире его инвестиционные возможности — способы привлечения внешних капиталов и их размеры. При расширении внешних инвестиций игрок становится своеобразной черной дырой, которая всасывает больше и больше заемных денег: c < 0.
Можно сделать следующие три вывода:
– во-первых, чем больше игроков имеют негативный уровень тепла (вызванный ростом заемного капитала), тем менее устойчива рыночная система, то есть с повышением задолженности растет неустойчивость финансового рынка;
– другим результатом роста негативного значения тепла игроков является хаотическое расширение денежных потоков;
– третий вывод: рост сложности рынка (прежде всего, на основании количественного роста денежных потоков и повышения долговой нагрузки) ведет к росту его энтропии. В целом количественный рост финансовых потоков и финансовой информации ведет к необходимости изучения финансовой энтропии, поскольку состояние рынка определяется повышенной неопределенностью, важным показателем которой является его энтропия.
Каждый рыночный участник обладает особой энтропией благосостояния, персонифицированной и отличной от энтропии других членов общества. Если формируется группа людей в рамках совместного предпринимательства, например, партнерства или акционерного общества, то для каждого участника возникает больше возможностей. Тем самым, энтропия одного участника накладывается на энтропию другого. В результате возрастает общий уровень энтропии. Энтропия каждого члена партнерства мультиплицируется, а общее состояние системы становится более неопределенной, то есть происходит не погашение противоположных тенденций в ходе перелива «энергии», что можно было бы предположить при рассмотрении дополнительных возможностей, которые возникают из совместного предпринимательства, а их общее усиление или ослабление.
В целом на рынках наблюдаются циклические колебания роста и ослабления деловой активности, в ходе которых происходит взлет и спад уровня энтропии. В основе данных процессов находятся изменения рыночной пассионарности. Обладая особой миссией рыночного развития, пассионарность направляет потоки «энергии» и ответственна за преобразование и изменение уровня её энтропии.
Когда объединяются различные источники энергии (объединяются капиталы в совместном предпринимательстве в форме стартапов, партнерств и акционерных обществ) происходит рост энтропии. Если функционирующему капиталисту нужны деньги, то это означает, что его «инвестиционная температура» меньше, чем у инвестора. Но предприниматель может делать с деньгами инвестора больше, чем последний. Температура предпринимателя ниже, чем у инвестора, но она быстро возрастает как только к первому приходят деньги, что можно показать следующим образом: 1/T = ∂S/∂$. Если финансовая «температура» ниже, то происходит перелив энтропии от участника, у которого температура повышена. Так происходит перелив денег — функционирующий капиталист умеет лучшие их применять (температура его ниже) и поэтому к нему устремляются денежные потоки от тех, у кого температура выше.
Таким образом, происходит передача инвестиционной «температуры» от инвестора к функционирующему капиталисту и когда последний платит дивиденды, то он сокращает возможность своего «перегрева». Отсутствие денег — это фактически нулевая температура — ничего нельзя делать, состояние пустоты у вселенной и полной разрежённости в замкнутом объеме. Таким образом, инвестиционный институт обладает повышенной температурой и он может обмениваться с её членами общества, но не безгранично, поскольку может исчерпать свои ресурсы и «замерзнуть». «Инвестиционное тепло» (с) равно со знаком минуса «теплу» в квадрате помноженное на соотношение уровней энтропии и инвестиций возведенных в квадрат:



Поскольку негативное специфическое тепло инвестора находится в основе перемещения денег, что создает целый ряд возможностей для развития, прежде всего, экономического роста, то происходит охлаждение инвестора, перераспределение тепла и общее тепловое урегулирование системы, то есть финансовый рынок нормализуется. Одновременно снижается уровень энтропии инвестора и, в свою очередь, повышается уровень энтропии функционирующего капиталиста. Передача энергии равносильна передаче денег. В результате возрастает функция благосостояния, что связано с ростом уровня энтропии: S($) = lnW, то есть энтропия является функцией благосостояния. По сути, данная функция служит для объяснения работы инвестиционных фондов — переход денег от инвесторов в инвестиционные фонды основан на перераспределении энергии. Он ведет к росту фондов, но не означает закрепления этого процесса, поскольку возможны обратные потоки, которые связаны с потерей фондами денег и соответственно снижением их энергетических возможностей и уровня энтропии. Также как финансовый рост является результатом акселерации вложений инвесторами денег в инвестиционные фонды и процесс потери ими капитала основан на такой же акселерации, но уже связанной с изъятием из них вложений — когда инвесторы чувствуют сокращение прибыльности или переход к убыточности фонда, они изымают вклады.
Таким образом, происходит постоянное движение денег и перелив «тепла» из одного места в другое. Другое важное следствие данной функции — у участников финансового рынка, да и у финансовых рынков в целом, у которых происходит положительная динамика с инвестициями, возрастает уровень энтропии и, как следствие, повышается неопределенность развития. Из уравнения перелива тепла можно сделать два очень важных практических вывода: любые искусственные ограничения, как, например, санкции увеличивают уровень энтропии рынка и, следовательно, обладают разрушительными способностями для всего рынка; во-вторых, свободный перелив капитала (энергии) обеспечивает рыночные свободы и выравнивает уровень энтропии между различными частями глобального финансового рынка, что повышает порядок и стабильность всего рынка
В основе изменений силы и направлений денежных потоков находятся колебания пассионарности участников финансового рынка. В целом пассионарность развивается волнообразно — циклы нарастания сменяются спадами. В связи со становлением евразийского финансового рынка центр пассионарности сместился в этом направлении.
В обосновании смены пассионарности можно предложить целый ряд гипотез, которые условно разделяются на три группы:
– прежде всего, гипотезы, в основе которых находится отбор, например, реализация амбициозных устремлений учредителей и управляющей компании фонда;
– гипотезы, связанные с влиянием внешних факторов, например, налогообложения и государственного регулирования. Так, некоторые страны предлагают льготные условия для инвестиционных фондов и в результате становятся практически офшорными зонами для их развития;
– гипотезы, основанные на циклическом колебании финансового рынка [15].
Каждая из предложенных гипотез не в состоянии в отдельности объяснить все явления пассионарного тренда и убедительно доказать причины его изменения. Только их совокупность дает более полное представление о данных явлениях и тенденциях.
Итак, потоки капитала и их направления определяются разницей «температуры» участников финансового рынка. Конечно, финансовый рынок отличается от среды, в которой действует второй закон термодинамики. Однако с его помощью вполне целесообразно рассмотреть движение денежных потоков и перераспределение ресурсов. Второй закон термодинамики позволяет оттенить и акцентировать важные причинно-след­ственные связи финансовых рынков и по-новому взглянуть на их состояние и временные изменения. Кроме того, он дает основу для перехода к измерениям потоков капитала и количественным оценкам положений участников рынка.

Параметризация энтропии финансового рынка
Существуют различные варианты расчетов и измерений уровня энтропии на финансовых рынках. Поскольку энтропия выступает как мера случайности или неопределенности системы, то можно воспользоваться предложенным в теории информации инструментарием для расчета и учёта неопределенности финансового рынка и его дисперсии [16]. Группа исследователей опубликовала в журнале «Энтропия» статью, в которой предложили параметризировать неопределенность и тем самым определять риски на финансовых рынках [17]. Исследователи из Индии Ом Паркаш и Мукеш сделали краткий обзор новых инструментов, позволяющих проводить параметризацию информационной энтропии [18]. Из-за ограниченности размеров статьи рассмотрим только один вариант расчётов.
Для анализа состояния финансового рынка и его игроков можно сконструировать набор достаточно простых моделей, в основании которых известная теорема Эренфеста (1927) и ее аналог в системе канонических уравнений Гамильтона (1833). С их помощью можно определить средние значения координат и импульсов частиц, а также сил, действующих на них, что записывается следующим образом: p̣ = –∂H/∂q и q̣ = ∂H/∂p, где р — импульсы и q — координаты, определяющие состояние системы (например, конкретные позиции на финансовом рынке), точки (·) над p и q — производные функции по отношению к времени (скорость изменений на финансовых рынках). При простой интерпретации данных формул энергия системы представляется как сумма её кинетической — T и потенциальной — V энергии: H = T + V, где T = p2/2m и V = V(q). Удивительна универсальность данной формулы — она совпадает с уравнением движения Ньютона («работает как в классической, так и квантовой механике; также обращают на неё внимание в информатике). С её помощью можно проанализировать также движение инвестиций во времени и пространстве между инвестиционными проектами. В конечном счете формулу можно записать следующим образом: H = H(q, p, t), где t — время. В последнем случае общее тепло системы корреспондируется со временем, что в финансовой системе координат означает следующее: совокупные инвестиционные ресурсы имеют четко выраженный временной характер; для каждого конкретного периода времени они вполне количественно определены.
Если переложить формулы Эренфеста и Гамильтона для финансового рынка, то можно описать следующее: имеется n инвесторов и m инвестиционных проектов; затем начинается распределение инвестиций между проектами (выбор лучших проектов также можно смоделировать, но в данной статье эта проблема не рассматривается). При этом следует учитывать разброс проектов, в рамках которых оперируют инвесторы, то есть их дисперсию. В этом случае посредством функции Гамильтона можно определить чистоту выборки — ω через вектор k, который в каждой точки финансового рынка обладает волновыми свойствами.
Итак, существует определенное количество способов распределения инвестиций — число инвесторов и инвестиционных проектов — W(n, m); данное количество способов равно n + m при выборе m, то есть можно записать следующее уравнение: W(n, m) = (n + m)/m. Если выбрать байесовский принцип, то функцию можно представить следующим способом: W(n|m), то есть вероятность события mi зависит от вероятности наступления события ni (авторы ставят перед собой задачу перейти в дальнейшем от линейных к исследованию нелинейных финансовых связей). Итак, механизм сведения n к m фактически сводится к выбору определенного инвестиционного проекта — m среди M-проектов, что является результатом, который происходит в ходе поиска среди совокупности инвесторов и проектов. Существуют различные способы привлечения инвестиций в инвестиционные проекты. В конечном счете все сводится к благосостоянию — S, которое зависимо от W, то есть является логарифмом W — lnW. Таким образом, возвращаемся к той же очень простой модели — S = lnW.
Если инвестиционные проекты представить в виде своеобразных устройств, предназначенных для приема различных инвестиций, то все можно описать законами квантовой механики. Так, существует множество мест (в нашем случае эмитенты или инвестиционные проекты) куда попадают частички (инвестиции, например, посредством покупки акций или облигаций) в рамках определенного поля (в нашем случае финансового рынка). В настоящее время важными «узлами» привлечения инвестиций являются энергетические проекты. Историче­ски и географически сложилась система так, что основной интерес перемещается в евразийское сообщество, которое обеспечивает и будет обеспечивать энергетическим сырьем окружающие страны и регионы. Кроме того, инфраструктурное развитие региона, в том числе решение проблем южного, центрального и северного «шелкового пути» также связано с повышенной пассионарностью евразийского финансового рынка. Задача науки заключается в том, чтобы правильно описать основные свойства и поведение различных частиц (например, атомов — инвестиционные фонды, электронов — индивидуальные инвесторы) с определенной структурой (в квантовой механике с электронно-ядерным строением, в финансах — на финансовых рынках, например, на фондовой бирже). Так, если выбрать частицу, то через определенный промежуток времени появляется определенное количество энергии; точно также и в финансах — инвестиции производят соответствующие дивиденды. Такой процесс можно записать следующим образом: 1/T = ∂S/∂n. Данная модель вполне подходит для описания процесса привлечения инвестиционных проектов или стать эмитентами инвестиций. Если провести вычисления по вышеуказанной формуле, то получим представления об энтропии идеальной финансовой среды.
Предложенная формула расчета возможного дохода от инвестиций в заданный промежуток времени, по сути, является упрощенным вариантом уравнения Сакура-Тетрода для определения энтропии в идеальной газовой среде. Несомненно, данная формула предоставляет дополнительные возможности для поиска информационных перспектив финансовых вложений.
* * *
Статья несет в основном постановочный характер. Предпринятые авторами попытки обоснования движущих сил и направлений финансовых потоков и построения на такой основе моделей перелива капитала еще далеки от концептуальных решений. Идея использовать математические рамки для определения порядка и энтропии на финансовых рынках и на такой основе проводить оценку состояния евразийского финансового рынка в соотношении с глобальным финансовым рынком достаточно нова и нуждается в серьезных обоснованиях. В статье предложен новый подход к объяснению причин перелива капитала через финансовую энтропию, борьбы старого и нового на глобальном рынке на основе изменения энтропии. Для этого были введены новые термины — «пассионарность» и «инертность» финансовых рынков, которые характеризуют особую миссию и разные уровни порядка и энтропии рынков. Такой подход позволил вплотную подойти, во-первых, к формированию универсальной теории «инвестиционной энергии» финансовых рынков, во-вторых, подготовить переход к моделированию состояний и расчетам уровней энтропии и порядка финансовых рынков. Предложенный подход к изучению финансового рынка является не только чисто познавательным. Он имеет теоретические решения, а также несет важные практические значения, поскольку позволяет: во-первых, полнее понять возможности и пределы строительства и упорядочивания евразийского финансового пространства; во-вторых, оценить перспективы развития финансового рынка; в третьих, выделить его движущие силы, а, следовательно, наметить пути воздействия на них; в-четвертых, проводит сравнения рынков с позиции расчетов уровней порядка и энтропии.
Авторы пытались показать, что более точное описание превращений элементарных финансовых частиц (отдельных инвестиционных ресурсов) можно проводить в рамках заимствования основных понятий и формул, например, из квантовой теории поля, небесной механики, информатики. В этом плане чрезвычайно интересен дальнейший анализ поведения инвесторов и эмитентов с привлечением основных понятий и формул вышеуказанных разделов знаний, в частности, с учетом следующего:
– дискретного перемещения инвестиций (по аналогии с гипотезой Планка (1900, Максом Планк, 1858–1947), согласно которой поглощение или испускание энергии происходит дискретными порциями);
– циклического движения инвестиций — подъемы и спады инвестиционной активности (идеи де Бройля (1923, Луи де Бройль, (1892–1987) о волновых свойствах частиц, которые связанны с массой — относительное накопление инвестиционного капитала и энергией — эффективные направления использования капитала);
– роста неопределенности на финансовых рынках, движения от хаоса (кризиса) к порядку и росту котировок, рыночного и государственного регулирования (с учетом теории хаоса и фрактальности, положений и формул квантовой информатики и теории возмущений, теории информатики);
– принятия решений в рамках возможных сценариев развития (например, теория алгоритмов, положений вероятности вероятностей, гипотез сложных систем и иерархических структур, а также в рамках Байесовской философии).
Особенно интересен анализ возможного перехода изучения финансового рынка с учетом байесовских принципов. В статье была предложена лишь тенденция движения в данном направлении. Сложность рынка не позволяет выявить все закономерности посредством линейных связей. Хотя, в целом, линейность, как было показано авторами, вполне четко выражена — движение ресурсов от инвесторов к инвестиционным проектам за счет разниц «температур» у различных рыночных игроков. Но для выбора конкретных проектов требуется построение нелинейных конструкций, которые смогли бы учитывать рациональные и иррациональные подходы, делать правильный выбор при возможных различных сценариях развития.
Несмотря на то, что слово энтропия появилось и получило распространение в термодинамике, а потом успешно развивалось в информатике, данная концепция и соответствующие принципы около полувека завоевывают финансовую сферу. Энтропия обладает уникальными преимуществами для измерения риска и характеристики распределений. В нашем случае посредством понятия «энтропия» характеризуется состояние финансового рынка в целом и перераспределение неустойчивой его части в сторону с более низкой «температурой». В результате происходит повышение уровня стабильности и порядка в финансовой сфере в целом. Западный финансовый рынок обладает повышенной энергией (капиталом) и в силу этого во многом нестабилен. Кроме того, он иррационален в ходе финансиализации хозяйства [19], которая связана с ростом долговой нагрузки и непропорциональным развитием финансовой сферы за счет реальной, создающей общественные блага. Однако, на глобальном финансовом рынке путем перераспределения перегревов в новые рынки, повышается общий уровень устойчивости и порядка. Поэтому рост евразийского финансового рынка выполняет своего рода стабилизирующую функцию для глобального рынка в целом. Кроме того, он создает условия для построения новой финансовой архитектуры, более соответствующей современным условиям хозяйствования и меняющемуся миропорядку.
В самых общих чертах, предложенный авторами подход к анализу глобального финансового рынка и особенностей формирования и развития евразийского финансового рынка с учетом энтропии его участников и под углом зрения перелива «энергии» и выравнивания «тепла» позволяет, с одной стороны, углубить понимание финансовых рынков и условий формирования финансовых потоков, а с другой, подготовить почву для общего представления о «работоспособности» физических законов в финансовой сфере и возможностях с их помощью моделировать финансовые процессы и разрабатывать прогнозные сценарии. Естественно в одной статье даже в самых общих чертах применить указанные аналогии невозможно. Скорее выше предложенный перечень является проектом направлений следующих исследовательских работ.


Литература
1. Dionisio A., Menezes R., Mendes D.A. Entropy and Uncertainty Analysis in Financial Markets // Quantitative Finance Papers, 5 September 2007.
2. Sheraz M., Dedu S., Preda V.Entropy Measures for Assessing Volatile Markets // Procedia Economics and Finance, Vol. 22, 2015. P. 655–662.
3. Гринспен А. Карта и территория: Риск, человеческая природа и проблема прогнозирования. — М.: Альпина Паблишер, 2015. — 412 с.
4. Пападимитриу Д., Рей Р. «Стабилизируя нестабильную экономику» Хаймана Мински — двадцать лет спустя // Экономиче­ская политика. Том 11. — 2016. — № 2. — С. 99–117.
5. Minsky H. P. Stabilizing an Unstable Economy. New York: McGraw Hill, 2008 (1986). 354 p.
6. Шиллер Р. Дж. Иррациональный оптимизм. Как безрассудное поведение управляет рынками. — М.: Альпина Паблишер, 2017. — 424 с.
7. Chen J. The Entropy Theory of Mind and Behavioral Finance University of Northern British Columbia — School of Business 29 Pages Posted: 5 Jan 2011 Last revised: 14 Mar 2011
8. Zhou R., Cai R., Tong G. Applications of Entropy in Finance: Review // Entropy, No. 15, 2013. P. 4909–4921.
9. Ключников И.К., Молчанова О.А., Ключников О.И. Вероятность финансовой стабильности и безопасности: концепции и модели // Финансы и Бизнес. — 2017. — №1. — С. 70–81.
10. Ключников И.К., Молчанова О.А. Кредитная культура: сущность, закономерности, формы. — СПБ: Изд-во СПБГЭФ, 2011. — 221 c.
11. Ключников И.К., Молчанова О.А., Ключников О.И. Фондовые биржи. — М: Финансы и статистика, 2009. — 200 с.
12. Ключников И.К., Молчанова О.А. Мировые финансовые центры и геополитическая карта мира // Экономика и управление. — 2012. — № 7 (81). — С. 36–43.
13. Ключников И.К. Мировые финансовые центры. — М: Проспект, 2016. — 276 с.
14. Ключников И.К., Молчанова О.А. Финансы. Сценарии развития. — М: Юрайт, 2017. — 207 с.
15. Ключников И.К., Ключников О.И. Макроэкономика. Кредитные и биржевые циклы. — М.: Юрайт, 2017. — 286 С.
16. Dionisio A., Menezes R., Mendes D.A. Uncertainty analysis in financial mrkets: can entropy be a solution? Working Paper: Universidade de Evora (Portugal), March, 2005.
17. Pele D.T., Lazar E., Dufour A. Information Entropy and Measures of Market Risk // Entropy, 18 May 2017.
18. Parkash O., Mukesh. New generalized parametric measures of entropy and cross entropy // Journal of Mathematics and Sciences, Vol. 1, No. 1, January 2012.
19. Ключников И.К. Сценарии развития денежно-финансового хозяйства // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия Экономика. — 2013. — Вып. 4. — С. 110–129.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия