Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 3 (67), 2018
ЭКОНОМИКА И РЕЛИГИЯ
Дудкин В. Л.
аспирант кафедры международного менеджмента
Белорусского государственного университета (г. Минск)


Теории заинтересованных сторон и корпоративного гражданства в контексте католического социального учения
В статье завершается рассмотрение концепций, лежащих в основе современных нормативных теорий корпоративной социальной ответственности. Делается попытка дать оценку содержащимся в них своеобразным представлениям о человеке, бизнесе и обществе с точки зрения соответствующих положений католического социального учения
Ключевые слова: корпоративная социальная ответственность, заинтересованные стороны, стейкхолдеры, социальная ответственность бизнеса, корпоративное гражданство, католическое социальное учение
ББК 86.37   Стр: 266 - 268

При рассмотрении нормативных теорий корпоративной социальной ответственности (КСО) главная трудность состоит в том, чтобы оценить и согласовать большое разнообразие подходов. Если основной задачей, стоявшей перед научным сообществом во второй половине XX в., являлась концептуализация обозначенной проблематики, то в настоящее время более актуальной становится систематизация достигнутого многообразия [1, с. 74].
Как указывалось нами ранее [2, с. 248], несмотря на разнообразие и сложность подходов, связанных с КСО, есть ряд предложений, которые легли в основу наиболее популярных нормативных теорий корпоративной социальной ответственности. Среди них выделяются следующие:
а) теория корпоративной социальной эффективности;
б) теория доверительного капитализма;
в) теория заинтересованных сторон (стейкхолдеров);
г) теория корпоративного гражданства.
Эти и подобные теории обычно включают в себя своеобразные, присущие им, представления о человеке и социально-философские концепции фирмы и общества, хотя зачастую и в неявной форме. Католическое социальное учение также основано на определенной концепции человека, фирмы и общества, которую можно сравнивать с аналогичными образами из основных теорий КСО. Цель данной статьи — дать очерк двух последних из вышеуказанных теорий КСО, подчеркнув их идейные основы, и попытаться оценить их с точки зрения католического социального учения.

Теория заинтересованных сторон (стейкхолдеров)
Теория стейкхолдеров связана с идеей о том, что у корпорации есть обязательства перед различными группами в обществе помимо ее акционеров и сверх обязательств, предусмотренных законодательством или коллективным договором [3, с. 110]. Таким образом, теория заинтересованных сторон учитывает собственников, потребителей, группы защиты прав потребителей, конкурентов, средства массовой информации, работников, «группы по интересам», защитников окружающей среды, поставщиков, правительственные агентства, организации местных сообществ [4, с. 110].
Впервые теория заинтересованных сторон была представлена как управленческая концепция, представляющая собой новый способ мышления о стратегическом управлении: то есть о том, как корпорация может и должна задавать основные направления своей деятельности и претворять их в жизнь. Управленцы, особенно высшего звена, должны заботиться о «здоровье» корпорации, что предполагает балансирование многочисленных притязаний конфликтующих заинтересованных сторон.
Термин «стейкхолдер» (заинтересованная сторона), тесно связанный с понятием «стокхолдер» (акционер), был введен для того, чтобы отойти от представления об акционерах как о единственной группе, перед которой менеджмент должен нести ответственность.
«Заинтересованная сторона» может пониматься в двух смыслах: в узком смысле этот термин включает в себя группы, которые имеют жизненно важное значение для выживания и успеха корпорации; в широком смысле он включает в себя любые группы или отдельных людей, которые могут влиять на корпорацию или на которые оказывает влияние сама корпорация. Таким образом, заинтересованные стороны определяются их интересами в делах корпорации и предполагается, что интересы всех стейкхолдеров имеют имманентную ценность.
В теории заинтересованных сторон цель фирмы состоит в том, чтобы создавать богатство или ценность «в интересах всех заинтересованных сторон при участии последних в принятии решений» или «выступать в качестве агента всех заинтересованных сторон» [5, с.103]. Соответственно, корпорация должна управляться в интересах заинтересованных сторон: клиентов, поставщиков, владельцев, сотрудников и местных сообществ и в целях обеспечения безопасности с точки зрения выживания самой фирмы. Механизм принятия решений выстраивается на усмотрение высшего руководства и внутреннего управления, и часто утверждается, что такое управление должно включать представителей заинтересованных сторон.
Легитимность теории стейкхолдеров основана на двух этических принципах: принципе «корпоративных прав» и принципе «корпоративных эффектов». Оба принципа учитывают тезис Канта об уважении к личности. Первый предусматривает, что корпорация и ее менеджеры не могут нарушать законные права других лиц. В основе второго принципа — ответственность за последствия: корпорация и ее менеджеры несут ответственность за последствия своих действий для всех остальных.
Кроме того, есть еще два принципа, задающие ориентир для принятия управленческих решений, которые называются «принципы управления стейкхолдерами P1 и P2» [5]. Их суть в следующем.
P1: «Корпорация должна управляться в интересах заинтересованных сторон: клиентов, поставщиков, владельцев, сотрудников и местных общин. Должно быть обеспечено соблюдение прав этих групп, и, кроме того, эти группы должны в определенном смысле участвовать в принятии решений, которые существенно влияют на их благосостояние».
P2: «Менеджмент имеет доверительные отношения с заинтересованными сторонами и корпорацией как абстрактной сущностью. Он должен действовать в интересах заинтересованных сторон в качестве их агента, и он должен действовать в интересах корпорации, чтобы обеспечить выживание фирмы, стоя на страже долгосрочных интересов каждой из групп».
Теория заинтересованных сторон справедливо учитывает права стейкхолдеров и их законные интересы, и не только то, что требуется по закону. Следовательно, управленческие обязанности рассматриваются как более широкие, нежели обязательства менеджмента перед акционерами, хотя сомнительно, что менеджмент имеет обязательства перед каждым заинтересованным лицом. Скорее, руководители предприятий имеют обязанность по поощрению интересов всех заинтересованных сторон. Но обязанности по отношению к некоторым заинтересованным сторонам являются более важными, чем обязанности перед другими заинтересованными сторонами. Таким образом, иногда меньшие интересы более важных заинтересованных сторон имеют приоритет над большими интересами менее важных заинтересованных сторон, «позитивные» обязанности по отношению к заинтересованным сторонам ограничены «негативной» обязанностью не нарушать при этом закон, и так далее.
Эта теория более справедливо учитывает права собственности, чем теории, которые отстаивают абсолютное право собственности, что, кроме того, также согласуется с католическим социальным учением, указывающим, что бизнес «стремится производить блага и услуги, повинуясь логике эффективности и учитывая интересы различных субъектов, вовлеченных в процесс, и таким образом созидает богатство всего общества: не только собственников, но и других субъектов, заинтересованных в его деятельности». На практике, однако, теория заинтересованных сторон учитывает в основном лишь экономические интересы. Католическое социальное учение выходит за эти рамки, подчеркивая, что «предпринимательство осуществляет и социальную функцию, давая вовлеченным в него людям возможность встречаться, сотрудничать, развивать свои способности» [6].
Наряду с этими положительными аспектами, теория заинтересованных сторон включает в себя некоторые аспекты, которые не соответствуют католической традиции. Одним из них является рассмотрение вопроса о человеческой личности, лежащего в основе этой теории. Предполагается, что человек является самостоятельным существом, обладающим самоценностью, с интересами и законными правами. Это несколько более широкая трактовка, чем в теории доверительного капитализма, где модель человеческого существа неявно сводится к гомо экономикусу, существу с некими интересами и предпочтениями и желанием максимизировать их. Тем не менее, взгляд на человека по-прежнему остается узким. Коммуникабельность, способность к сотрудничеству и необходимость человеческого процветания, в отличие от католического социального учения, здесь не рассматриваются.
Еще одним важным моментом является концепция фирмы. В теории заинтересованных сторон фирма рассматривается как «абстрактная сущность», где сходятся интересы этих самых сторон. Юридическое лицо составлено различными лицами или группами с заинтересованностью в делах корпорации. Другими словами, корпорация рассматривается как «созвездие» кооперативных и конкурентных интересов, обладающих внутренней ценностью. Эта точка зрения на фирму является, по крайней мере, неполной, если сравнить ее, скажем, с понятием трудового сообщества в католической социальной традиции [7].
Как представляется в настоящее время, философские и этические основания теории заинтересованных сторон также весьма проблематичны. Они имеют свои корни в философии Канта и согласуются с либертарианскими политическими теориями — и то, и другое включает особую эпистемологию, вряд ли совместимую с христианской этикой.
Кроме того, существует проблема разрешения противоречивых интересов заинтересованных сторон. Ряд авторов, принимая в целом концепцию стейкхолдеров, использовали различные этические теории для разработки различных подходов к теории заинтересованных сторон, в частности, для разрешения конфликтов между требованиями заинтересованных сторон. Были предложены, например, следующие теории: феминистская этика, общая теория блага, интегративная теория общественных договоров, учение о справедливых контрактах [8]. Р. Фримен синтезировал эти плюралистические этические подходы, представляя модель заинтересованных сторон в качестве метафоры, объемлющей различные этические теории. Это предложение весьма далеко от искреннего поиска нравственной истины, которому учит папа Иоанн-Павел II в энциклике Veritatis splendor [9].
Подводя итог, скажем, что теория заинтересованных сторон содержит интересные аспекты, но для потенциального согласования с католическим социальным учением нуждается в важных изменениях.

Корпоративное гражданство
Термин «корпоративное гражданство» был введен в 80-х годах применительно к отношениям бизнеса и общества. Тем не менее, идея фирмы как гражданина уже появлялась у нескольких пионеров в области КСО, впервые — в работе Г. Боуэна Social Responsibilities of the Businessman (1953) [10]. «Корпоративное гражданство стало термином, широко используемым практиками», поскольку данная концепция описывает корпоративное поведение более точно, чем «корпоративная социальная деятельность», являющаяся «теоретической конструкцией, предложенной академическими кругами» [11].
Забота о сообществах, в которых работают компании, постепенно приобрела глобальный масштаб в связи с интенсивными протестами против глобализации, главным образом, с конца 90-х годов. Столкнувшись с этой проблемой, 34 руководителя крупнейших мировых транснациональных корпораций подписали документ на Всемирном экономическом форуме в Нью-Йорке в 2002 году. Название этого документа было довольно красноречиво: «Глобальное корпоративное граждан­ство — вызов лидерству президентов и советов директоров». С точки зрения Всемирного экономического форума корпоративное гражданство выражается во вкладе компании в общество через свою основную деятельность, социальные инвестиции и благотворительные программы, а также участие в государственной политике.
Несмотря на то, что концепция корпоративного гражданства понимается как синоним корпоративной филантропии и в настоящее время часто используется как эквивалент корпоративной социальной ответственности, в последние несколько лет некоторые ученые предприняли разработку нормативных теорий корпоративного гражданства или аналогичных понятий, несколько отличающихся от других концепций корпоративной социальной ответственности. Хотя завершенной теории «корпоративного гражданства» пока не существует, проделана ценная научная работа. Многие из используемых подходов подчеркивают, что фирмы являются частью общества и должны участвовать в общественной жизни, соблюдая всеобщие права человека и содействуя различными способами социальному благополучию, как в локальном, так и в международном масштабе. Это неглубокое видение человека и общества, но оно гораздо шире, чем в рамках прочих подходов.
В основе понятия «корпоративное гражданство» лежит термин «гражданство», взятый из политологии. Понятие гражданина вызывает ассоциации с индивидуальными обязанности и правами в рамках политического сообщества. Тем не менее, оно также содержит более общую идею: быть частью сообщества. Корпорации рассматриваются как неотъемлемая часть общества, и по этой причине они должны вносить свой вклад в общее благо такого общества, в первую очередь сообщества, в котором они работают. В этой традиции ключевым понятием является «участие», а не индивидуальные права, как это имеет место в современном либеральном государстве.
Корпорации обеспечивают создание добавленной стоимости, позволяя людям и обществу извлекать из ресурсов бóльшую пользу. Интересы фирмы и ее действия охватывают множество областей и не могут быть полностью определены контрактами. Каждая фирма рассматривается в качестве участника сети взаимоотношений с заинтересованными сторонами. Поскольку корпорации могут рассматриваться в качестве граждан, хотя и вторичных по сравнению с физиче­скими лицами, они имеют производные или редуцированные права и обязанности.
Католическое социальное учение также подчеркивает роль компаний, вероятно, подразумевая самые крупные из них, в нынешнем глобальном контексте: «Сегодня предпринимательство развивается в рамках все более масштабных экономических сценариев, причем национальные государства демонстрируют ограниченность своей способности управлять быстрыми процессами изменений, охватывающих международные экономико-финансовые отношения. Это вынуждает предприятия брать на себя новую и бóльшую, чем в прошлом, ответственность. Как никогда прежде, их роль оказывается определяющей для подлинно солидарного и целостного развития человечества» [12].
С экономической точки зрения подчеркивается рентабельность отдельных видов гражданской активности. Гражданские программы представляют собой стратегические инвестиции, сравнимые с НИОКР и рекламой. При определенных условиях такие программы могут помочь глобализирующимся компаниям нейтрализовать отсутствие участия в принимающей стране путем упрочения связей с местным сообществом и укрепления своей репутации среди потенциальных местных сотрудников, клиентов и регулирующих органов.
Данная теория нуждается в дальнейшем развитии, чтобы стать более устойчивой и преодолеть некоторые текущие проблемы и ответить на критику. У нее, без сомнения, есть потенциал, и существует реальная возможность того, что ее интерпретация КСО окажется ближе к католическому социальному учению, чем подход предыдущих теорий.
Подводя итог сказанному, можно констатировать, по крайней мере, три момента.
Во-первых, все рассмотренные теории обнаруживают необходимость обратить внимание на социальное воздействие бизнеса, хотя иногда и только лишь из долгосрочных экономических соображений.
Во-вторых, большинство философских предположений анализируемых теорий, касающихся человеческого бытия, природы и цели фирмы в обществе и даже понятия общества, далеко не всегда соответствуют католическому социальному учению.
В-третьих, возможно, необходимы дальнейшие исследования для разработки новых теорий КСО, укорененных в основных понятиях, предусматриваемых католической и, шире, христианской социальной доктриной.


Литература
1. Игумнов О.А. Теоретические аспекты генезиса концепции корпоративной социальной ответственности // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: Экономика. Информатика. — 2012. — №  7–1 (126). — С. 74–83.
2. Дудкин В.Л. Теории корпоративной социальной ответственности и доверительного капитализма в контексте католического социального учения // Проблемы современной экономики. — 2017. — №  3(63). — С. 248–250.
3. Петухов К.А. Феномен корпоративной социальной ответственности в странах Запада // Вестник Пермского университета. Философия. Психология. Социология. — 2010. — №  3. — С. 104–119.
4. Благов Ю. Е. Р. Эдвард Фримен и концепция заинтересованных сторон // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия «Менеджмент». — 2012. — Вып. 1. — С. 109–116.
5. Evan W. M., Freeman R. E. A Stakeholder Theory of the Modern Corporation: Kantian Capitalism // Ethical Theory and Business / Ed. by T. L. Beauchamp, N. E. Bowie. Englewood Cliffs, NJ: Prentice Hall, 1988. P. 97–106.
6. Компендиум социального учения Католической Церкви. §338. — М.: Паолине, 2006.
7. Нотон М. Корпорация как трудовое сообщество: понимание фирмы в католической социальной традиции. Пер. с англ. С. Лукина, В. Дудкина // OIKONOMOS: Journal of Social Market Economy. — 2017. — №  1(7). — С. 6–37.
8. Freeman, R. E. 1994. The Politics of Stakeholder Theory: Some Future Directions. Business Ethics Quarterly, 4(4): 409–429. Электронный документ: https://www.researchgate. net/publication/240323778_The_Politics_of_Stakeholder_Theory_Some_Future_Directions.
9. Энциклика папы Иоанна-Павла II Veritatis splendor («Сияние истины»). § 101. — Москва: НО Издательство Францисканцев, 2003.
10. Bowen, H.R. Social Responsibilities of the Businessman. N. Y.: Harper & Row, 1953.
11. Davenport, K. Corporate Citizenship: A Stakeholder Approach for Defining Corporate Performance and Identifying Measures for Assessing it // Business and Society. 2000. Vol. 39. N 2. P. 210–219. Цит. по: Благов Ю.Е. Генезис концепции корпоративной социальной ответственности // Вестник Санкт-Петербургского университета. Серия 8. Менеджмент. 2006. №  2. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/genezis-kontseptsii-korporativnoy-sotsialnoy-otvetstvennosti-2 (дата обращения: 03.08.2018).
12. Компендиум социального учения Католической Церкви. § 342. — М.: Паолине, 2006.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2018
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия