Logo Международный форум «Евразийская экономическая перспектива»
На главную страницу
Новости
Информация о журнале
О главном редакторе
Подписка и реклама
Контакты
ЕВРАЗИЙСКИЙ МЕЖДУНАРОДНЫЙ НАУЧНО-АНАЛИТИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ English
Тематика журнала
Текущий номер
Анонс
Список номеров
Найти
Редакционный совет
Редакционная коллегия
Представи- тельства журнала
Правила направления, рецензирования и опубликования
Научные дискуссии
Семинары, конференции
 
 
Проблемы современной экономики, N 4 (68), 2018
ЕВРАЗИЙСКАЯ ЭКОНОМИЧЕСКАЯ ПЕРСПЕКТИВА: ПРОБЛЕМЫ И РЕШЕНИЯ
Черевык К. А.
доцент кафедры международных отношений и интеграционных процессов
Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова,
кандидат исторических наук


Антиевразийское движение в странах ЕАЭС: опыт Киргизии

Киргизия последняя из пяти стран вошла в Евразийский экономический союз (ЕАЭС) 12 августа 2015 г. [53]. При этом участие страны в процессах евразийской интеграции в 2014 г. поддерживало 50% граждан, а выступало против 30% [18].
Активная фаза переговоров о вступлении приходится на 2013–2014 гг. Именно тогда в стране формируются и пытаются активно действовать антиевразийские объединения и группы. Наиболее известными из них стали неформальное движение «Киргизия против Таможенного союза» (КПТС) и коалиция «Национальное оппозиционное движение» (НОД).
Движение КПТС началось с создания в соцсети «Фейсбук» одноименной группы весной 2013 г. В ней насчитывалось несколько тысяч участников [34]. В само движение входили люди, позиционирующие себя как либералы, демократы, т.н. «национал-патриоты». Это были представители неправительственных, правозащитных и международных организаций, ряд экспертов и несколько политиков [52]. Зимой 2013–2014 гг. члены КПТС начинают выходить за рамки соцсетей. В течение 2014 г. они организовали несколько уличных акций, направленных против ЕАЭС и участия Киргизии в процессах евразийской интеграции [46]. Однако эти акции собрали лишь несколько десятков участников каждая [34].
Кроме того, КПТС сделало в 2014–2015 гг. несколько официальных обращений к властям с протестами против вхождения страны в ЕАЭС. В них киргизские власти обвинялись в безответственности, «комплексе младшего брата», полной политико-экономической несостоятельности при расчете рисков и угроз для страны при вступлении в ЕАЭС, форсировании интеграционного процесса, преследовании противников евразийской интеграции, а также содержались призывы прислушаться к мнению последних и свернуть переговоры, иначе последует социальный бунт [19; 16].
В целом, взгляды представителей Движения сводились к отказу от вступления Киргизии в ЕАЭС и любого союза с Россией в целом, поиску альтернатив этому союзу, внедрению западных (либеральных) ценностей в стране, усилению влияния США (стран Запада в целом) в Киргизии.
КПТС не смогло выйти за пределы соцсетей, так и оставшись «фейсбучной» группой, без широкой общественной и политической поддержки [34]. Имеются данные, позволяющие говорить если не о координации, то, как минимум, о поддержке деятельности КПТС со стороны посольства США в Бишкеке [32].
Причины неудачи Движения следует искать в его методах агитации и идеологии. Изначально его активистами был взят курс на национализм, зачастую переходящий в открытую ксенофобию, русофобию, а также активные призывы к свержению власти в стране, как единственному способу остановить вступление в ЕАЭС [34].
Вторая антиевразийская организация в Киргизии НОД — это оппозиционная прозападная политическая коалиция [41], созданная 12 февраля 2014 г. [43] С идеологической точки зрения, состав участников был примерно таким же, как в КПТС. Но в НОД состоял целый ряд бывших высокопоставленных государственных чиновников. Движение обвиняло власти в том же, что и КТПС и требовало вынести вопрос о вступлении в ЕАЭС на всенародный референдум [13]. В марте 2016 г. руководство НОД было обвинено в подготовке государственного переворота и арестовано [51].
Таким образом, антиевразийские силы в Киргизии. как таковые, имеют место и продолжают свою деятельность. Пик их деятельности пришелся на 2014 г., когда они неудачно пытались помешать вступлению страны в ЕАЭС. Антиевразийское движение не получило широкой общественной и политической поддержки. В качестве инструментов своей деятельности оппозиция использовала соцсети, уличные акции и петиции властям. С идеологической точки зрения, движение исповедовало в целом крайне националистические взгляды, в том числе открытую русофобию. Критика вступления Киргизии в ЕАЭС напрямую связывалась с усилением влияния России.

Вернуться к содержанию номера

Copyright © Проблемы современной экономики 2002 - 2019
ISSN 1818-3395 - печатная версия, ISSN 1818-3409 - электронная (онлайновая) версия